Марк Штейнберг: Евреи — царские канцлеры и генералы

 524 total views (from 2022/01/01),  1 views today

… в конце XIX века в Российской империи на государственной службе и среди потомственных дворян официально насчитывалось не менее 3 567 этнических евреев. А на деле их было, конечно же, намного больше — ведь далеко не каждый офицер или чиновник признается, что его родной язык — наречие самых презираемых и отверженных.

Евреи — царские канцлеры и генералы

Марк Штейнберг

Собственно, евреи в России и не рассматривались ни как нация, ни как этническая общность, но только как иудеи — вероисповедание чуждое, враждебное, ненавистное и презираемое. Изначально, со дня образования государства российского, иудеи не только на офицерские должности, но и на любую государственную службу не допускались. А крещёный, выкрест, сразу переставал быть иудеем, он считался православным и, по положению, мог пользоваться всеми правами, что и прочие христиане.

Но поскольку выкресты уже евреями не считались, то, несмотря на настороженное к ним отношение, могли все же существовать относительно свободно и некоторые из них даже занимали видные государственные должности, производились в генеральские и адмиральские чины, имели цивильные звания, соответствующие военным, по изданной Петром Первым в 1722 году «Табели о рангах», которая определяла все вообще ранги государственных служащих. Она подразделяла служилый люд на 14 классов. К высшим были отнесены классы от первого до четвертого: Первый — канцлер (генерал-фельдмаршал, генерал-адмирал), Второй — действительный тайный советник (генерал-аншеф, адмирал), Третий — тайный советник (генерал-лейтенант, вице-адмирал), Четвертый — действительный статский советник (генерал-майор, контр-адмирал).

Речь пойдет о персонах не ниже Четвертого класса, в которые сумели пробиться этнические евреи Российской Империи. В книге «Двести лет вместе» Александр Солженицын царских военачальников-евреев вообще не аттестует никак. Он сообщает лишь о двух: Хрулеве и Кауфмане-Туркестанском. Генерал-лейтенант Михаил Грулёв (а не Хрулев, как у А.С.), вполне реальная личность и действительно был евреем. Что же касается Кауфмана-Туркестанского, то здесь Солженицын перепутал не только немца с евреем, но и генерала с военным врачем.

Генерал-губернатор Туркестана генерал-инженер Константин Петрович фон Кауфман-Туркестанский происходил из обрусевших немцев, выходцев из Пруссии. Так что, и в этом случае Солженицын даже не потрудился удостовериться в справедливости написанного им, хотя для этого вполне достаточно было бы заглянуть в энциклопедию. Он просто списал из книги Андрея Дикого «Евреи в России и СССР», изданной в США в 1967 году, где на стр. 66 значится: «еврей… Кауфман-Туркестанский проявил себя, как отличный не только генерал, но и администратор».

Не стану здесь дискутировать с Солженицыным. Просто расскажу о евреях — царских военачальниках и военных чиновниках. Их было немного — но не два! — они, естественно, выкресты, тем не менее, являются вполне этническим евреями.

Первым в XIX веке следует считать Михаила Позена, отец и мать которого, польские евреи, стали протестантами, отец получил диплом врача в Германии. В 1786 году он приезжает в Россию, становится придворным врачом. Михаил родился в Петербурге в 1798 году и был крещен по православному обряду. С 1828 года — чиновник в Военном министерстве, затем — в Главном штабе. С 1834 года — Управляющий Военно — походной канцелярии Императора Николая Первого. С 1842 года — тайный советник, особа 3–го класса, соответствует чину генерал-лейтетанта. Он — один из авторов «Свода российских военных законов», сенатор.

Одним из видных царских военачальников-евреев был Василий (Пинхас) Гейман, родившийся в 1823 году в Нежине. Взятый в кантонисты в 15-летнем возрасте, принял крещение. Почти всю свою службу Гейман провел на Кавказе. Его жизненный путь подробно будет освещен в отдельном очерке.

Еще об одном таком военачальнике стало мне известно из книги известного художника XIX века Моисея Львовича Маймона «История одной картины». В ней он рассказывает, как в 1893 году писал на академический конкурс картину «Марраны». Среди изображенных на полотне центральное место занимает седобородый старец-раввин необычайно достойной и благородной внешности. Не так много, однако, людей знало о том, с кого писан этот старец. А позировал художнику отставной генерал-лейтенант от артиллерии Арнольди, с которым Маймон встретился в одном из петербургских домов. Был он инвалидом, вместо одной ноги — протез. Маэстро хватило одного взгляда, чтобы понять: вот именно тот, кто нужен для картины. Желания своего он не таил и запросто попросил генерала попозировать.

Вопреки опасениям художника, Его Высокопревосходительство не только согласился, но сделал это с большой охотой, что со стороны русского генерала было, прямо скажем, неожиданно. И на последнем сеансе рассказал художнику — почему. Был он из кантонистов, крещёный еврейский мальчик. Генерал объяснил: «Я потому и согласился сразу же на Ваше предложение, что не знаю народа своего, но вы угадали во мне еврейскую мою душу. Ее я уже восьмой десяток лет ношу в своей груди, а крест — он только болтается».

Семен Кауфман родился 17 июля 1839 года в украинском местечке Шпола в семье бывшего солдата. Десятилетним взяли его в кантонисты, окрестили. В 15 лет Самуил служил юнгой на боевом корабле в Севастополе. Он самостоятельно выучился грамоте, сдал заочно гимназический курс. И через два года за выдающиеся успехи в службе и в образовании был отправлен для поступления в петербургскую Военно — медицинскую академию. По окончании ее, Семен Аркадиевич служил врачем на кораблях Балтийского флота и дослужился до чина Действительного статского советника. Выйдя в отставку, Его превосходительство господин Кауфман, стал видным врачем в Петербурге и, позабыв о крещении, более 15 лет возглавлял еврейскую общину столицы Российской империи. Он был одним из основателей в 1912 году и председателем Общества охранения здоровья евреев. Умер в Петрограде в 1918 году.

Из среды семей кантонистов и других выкрестов вышли некоторые видные военачальники, имена которых далеко не всегда удается отыскать и подтвердить фактами их еврейскую этническую принадлежность. Причин этого положения две: во — первых, официальные органы царской России были совершенно не заинтересованы в распространении такого рода информации. Но точно так же действовали и советские органы власти по отношению к евреям — генералам и героям, скрывая их национальность. Вторая причина в том, что в большинстве своем и сами эти генералы и герои отнюдь не стремились к тому, чтобы об их этническом происхождении было широко известно. Как в царской России — так и в СССР.

Один из таких — генерал-лейтенант царской армии Михаил Грулёв опубликовал уже после революции книгу «Записки генерала-еврея», в которой его путь к высоким чинам, изобилующий нарочитыми препятствиями, изображен весьма ярко и выпукло. О Грулёве — в печати и интернете материалов достаточно, повторять не стоит.

Вождь белогвардейского движения в Гражданской войне генерал Н.И.Деникин в книге «Путь русского офицера» писал:

«Из моего и двух смежных выпусков Академии Генштаба, я знал лично семь офицеров еврейского происхождения, из которых шесть ко времени Мировой войны достигли генеральского чина. Проходили они службу нормально, не подвергались никаким стеснениям служебным или неприятностям общественного характера».

Что касается стеснений служебных и неприятностей общественных, он не прав, конечно. Деникин, однако, называет лишь одного из этих евреев — командира 5-й пехотной дивизии на германском фронте генерал — майора А. Перекрестова, родившегося в семье бывшего кантониста.

Мне удалось отыскать еще двоих генералов из деникинских шести. Один из них — Сергей Владимирович Цейль, тоже родившийся в 1868 году в еврейской семье бывшего кантониста. Впрочем, отец настоял на крещении своего первенца и законных преград в его военной карьере не было. Он окончил Михайловское артиллерийское училище и николаевскую Академию Генштаба. Во время русско-японской войны был начальником штаба пехотной дивизии, потом служил в Генштабе, стал генерал-майором в 1910 году. В начале Первой мировой войны генерал Цейль — командир пехотной дивизии, кавалер 7 орденов. В 1915 году смертельно ранен при артобстреле.

Аналогично происхождение Александра Николаевича Ханукова, родившегося в 1867 году, окончившего те же учебные заведения, что и Цейль. В 1905–1913 годах полковник Хануков был начальником штаба и командиром пехотной дивизии. В 1914 году становится генерал-майором, начальником штаба армейского корпуса. После революции он был расстрелян московским ЧК за отказ служить в Красной Армии.

Генерал-майор Сергей Семенович Абрамович-Барановский родился в 1866 году в семье бывшего кантониста, крещенного в армии. Сергей окончил Кадетский корпус и Павловское военное училище. Затем поступил и окончил по первому разряду Александровскую военно — юридическую академию, защитил диссертацию и был оставлен в академии как профессор. В 1909 году стал генерал — майором. Автор многих трудов по военному законодательству. Принял советскую власть, работал в Академии наук СССР. В 1928 году арестован, осужден к лишению свободы и сгинул в ГУЛАГе. Реабилитирован посмертно.

Сыном бывшего кантониста был и Александр Дмитриевич Сапсай, родившийся в Петербурге в 1860 году. 16-летним он был принят в Морской кадетский корпус, который окончил в 1879 году. В русско-японской войне командовал миноносцем, затем — крейсером и линейным кораблем. В 1910 –1912 годах был начальником штаба Черноморского флота, контр-адмиралом. Затем, до революции, Сапсай командовал отрядом тяжелых боевых кораблей Балтийского флота, произведен в вице-адмиралы. После революции он пошел на службу к Советской власти и был до смерти своей в 1922 году начальником отдела в управлении ВУЗов военно-морского флота.

Иная судьба у другого адмирала, Якова Иосифовича Кефали, который родился в г. Николаеве в 1876 году в семье крымского караима. Окончил Военно-медицинскую академию, отличился при обороне Порт-Артура, где был начальником крепостного госпиталя. В начале Первой мировой войны Кефали возглавлял медицинскую службу Черноморского флота, стал контр-адмиралом. После прихода к власти большевиков, эммигрировал и умер в Швейцарии в 1967 году.

Выдающимся военным врачом был и Николай Илларионович Козлов, который родился в 1814 году в семье купца-еврея, принявшего православие. Доктор медицины, профессор. В 1856 — 1859 годах вице — директор медицинского департамента военного министерства. Затем — начальник Военно-медицинской академии. В 1871 — 1882 годах главный военно-медицинский инспектор, Действительный тайный советник (соответствует чину генерал-аншефа). За выдающиеся заслуги в организации военно-медицинской службы во время русско-турецкой войны 1877–1878 годов награжден орденом св. Александра Невского. Умер в 1889 году. Кстати, его правнуком является известный писатель Владимир Набоков, женатый к тому же на еврейке.

От военных врачей генеральского ранга перейду к виднейшему российскому государственному деятелю XIX века Карлу Васильевичу Нессельроде. С 1816 по 1856 год — 40 лет! — он был управляющим Министерством иностранных дел, служил поочередно трем российским императорам. Но, думается, далеко не всем известно, что сей Государственный канцлер — чин, соответствующий генерал-фельдмаршалу — был галахическим евреем. Ибо мать его, вышедшая замуж за российского дипломата, была немецкой еврейкой, перешедшей в христианство. Ее сын, родившийся в Лиссабоне в 1780 году, когда семья переехала в Россию, поступил в военную службу и почти пять лет был офицером лейб-гвардии Конного полка.

Действительный статский советник Его превосходительство Аркадий Михайлович Гартинг родился осенью 1861 года в семье купца Мордуха Геккельмана и назван был Ароном. А Гартингом он стал через 35 лет, когда принял православие. До этого момента прошел школу агентурной разведки, которой позавидует любой Джеймс Бонд. Еще будучи студентом Санкт-Петербургского университета, Арон был завербован в агенты Департамента полиции. Было ему тогда 22 года.

Он внедряется в закордонные организации народовольцев, выявляет их российские боевые группы и способствует разгрому террористов. Проживая постоянно в Бельгии, Гартинг обеспечивает безопасность всех государственных визитов царя, членов императорской фамилии и министров России. В 1904 году Гартинг выполняет важнейшее поручение: обеспечивает безопасность проследования 2-й тихоокеанской эскадры через Балтийское и Северное моря. Он был награжден орденом св. Владимира и призведен в Статские советники. В 1911 году получил потомственное дворянство, стал действительным статским советником. Был уволен в отставку в 1912 году, жил в Бельгии и Франции. Умер в 1935 году.

Еще более высокий пост занимал Егор Абрамович Перетц — Государственный секретарь Государственного Совета, действительный тайный советник, персона Второго класса. Его племянник Александр Перетц был начальником штаба Корпуса горных инженеров и носил чин действительного статского советника. Вице-директором департамента Министерства юстиции был тайный советник Яков Гальперн — персона Третьего класса, приравненная к генерал-лейтенанту.

Принадлежность к этническому еврейству этих высокопоставленных персон подтверждается рядом вполне достоверных источников, но не официальных. Потому как, официально в царской России люди подразделялись по вероисповеданию: православный, мусульманин, католик, иудей, протестант и т. д.

К примеру Мориц Герман Якоби родился в Потсдаме в семье немецких евреев в 1801 году. Был крупнейшим специалистом по магнетизму и гальванике. В 1837 году принял предложение российского правительства, переехал в Петербург, стал гражданином России. О нём я написал отдельный очерк.

Есть один весьма любопытный документ — вполне официальный и достоверный. Он называется «Общий свод материалов первой Российской переписи населения 28 янв. 1897 года» На странице 376 второго тома этого документа — данные о служилом люде, военном и гражданском, то-есть, чиновниках и офицерах, которые считают родным языком ЕВРЕЙСКИЙ. Таких набралось 3 371 человек. И кроме того, 196 потомственных дворян тоже считали родным языком ЕВРЕЙСКИЙ. Как понимаете, заявить это могли только этнические евреи. Следовательно, в конце XIX века в Российской империи на государственной службе и среди потомственных дворян официально насчитывалось не менее 3 567 этнических евреев. А на деле их было, конечно же, намного больше — ведь далеко не каждый офицер или чиновник признается, что его родной язык — наречие самых презираемых и отверженных.

Как видим, в течение более двух веков в Российской империи, в обществе, заведомо не приемлющем евреев, запрещавшем им поступление на государственную службу, нашлось, тем не менее, немало представителей такого униженного народа, достигших весьма значительных высот в государственной, армейской и флотской карьере.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *