Лев Мадорский: Израильтянин, идущий против течения

 606 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Я представил себе, как еврея под надзором полиции насильно отправляют в Израиль и мне стало не по себе. Неужели такое возможно?

Израильтянин, идущий против течения

(Невыдуманная история)

Лев Мадорский

Психология обычного, среднестатистического человека такова, что он, в основном, старается плыть по течению. Другими словами, старается делать так, как делают другие. Особенно это относится к нам, бывшим жителям Союза. Ведь именно нас долгие годы планомерно и целенаправленно приучали: «Делай как все. Шаг вправо, шаг влево — расстрел».

Я тоже принадлежу к идущим за большинством. В школьные годы, например, если большинство в нашем классе болело за «Спартак», то и я болел за эту команду. А позже, на собраниях, которые в советские времена проводились довольно часто, голосовал так, как голосовало это самое пресловутое большинство.

Но есть другие люди. Идущие напролом. Против течения. Против большинства. Их не так много, и я в своей жизни встречал их довольно редко, но они есть. Одни называют их экстремалами, которым не хватает адреналина. Другие — чокнутыми. Третьи, особенно если дело касается политики, борцами за справедливость. Не исключено, что у экстремалов — чокнутых — борцов за справедливость всего понемногу понамешано. Среди них великолепная семёрка, которая не побоялись в августе 1968 года выйти на Красную площадь, протестуя против вторжения советских войск в Чехословакию. Валерия Новодворская и Виктор Шендерович, которые говорят то, что думают, о режиме Путина. Журналист А. Минкин, опубликовавший в «Московском Комсомольце» после освобождения Ходорковского открытое письмо «Милостивый государь» Владимиру Владимировичу. Список можно, конечно, продолжить…

Иногда «борцов за справедливость» заносит, и они сажают самолёт на Красную площадь или танцуют рок в Храме Христа Спасителя.

Встреча

Яркого представителя беспокойного племени идущих против течения я встретил в конце декабря 2013 года в Мюнхене, куда приехал навестить сестру. Погода стояла необычная для этого времени — плюс 16. Я сидел с книгой недалеко от дома сестры на детской площадке и не столько читал, сколько наслаждался тёплой, солнечной погодой и наблюдал за играющими маленькими детишками. Игры детей — увлекательный спектакль. Дети играют сами себя так естественно и выразительно, как почти никогда не получается у взрослых. Моё внимание привлёк худощавый, среднего роста мужчина лет 50-ти, который учил мальчика 4-5 лет подтягиваться на турнике: «Давай, Сашенька, давай. Изо всех сил. Тянись, тянись, тянись. У тебя получится». Мужчина говорил по-русски. Малыш висел цепко и даже немного смог подтянуться, хотя и не до конца. «Ну, видишь, молодец. У тебя почти получилось! Смотри, как надо». И мужчина, поджав ноги, повис на турнике (невысоком, не более полутора метров) и легко подтянулся несколько раз.

Так подтянуться, а, тем более, в куртке, совсем не просто. Я отложил книгу и подошёл, хлопая в ладоши: «Добрый день! Замечательно! Вы вызвали у меня желание тоже научиться подтягиваться». Так познакомился с этим удивительным человеком. Назову его Игорь Эпштейн, так как, учитывая его сегодняшнее подвешенное состояние, давать настоящее имя, наверно, нецелесообразно. По этой же причине не помещаю фотографии, где мы сняты вместе. Забегая вперёд, скажу, что за четыре дня, что я провёл в Мюнхене, мы встречались с Игорем несколько раз. Подружились. Перешли на ты. Я большой любитель задавать вопросы. Игорь охотно отвечал, рассказывая о своей необычной судьбе. Это своеобразное интервью хочу построить не в традиционной форме (вопросы-ответы), а как небольшие рассказы, выстроенные в хронологическом порядке.

В защиту Вовы Матлиса

— В детстве я был физически слабым. Можно сказать, не вылезал из болезней. Мама (отец не жил с нами) замучилась. — Игорь говорит быстро, высоким тенорком, проглатывая отдельные слова. — Но была у хилого, еврейского мальчика странная черта, которая явно не соответствовала его физическим данным. Об этом мне как-то даже неудобно говорить. Похоже на хвастовство. Но вот, честное слово, так и было. Если я видел, что кого-то бьют, особенно, если несколько человек били одного, то лез в драку. Сразу. Не думая о последствиях. Ты знаешь, Лёва, это трудно объяснить. Словно какая-то сила толкала меня. Причём, дрался, как безумный. Дрался так, как будто речь шла о жизни и смерти. При этом еврейскому мальчику прилично доставалось, но с ним боялись связываться: «Сумасшедший. Ну, его на фиг». — Игорь помолчал, усмехнулся. — От кого это у меня, не представляю.

— Особенно запомнилась одна детская драка. Я защищал мальчика из нашего класса. Запомнилась, потому что после неё попал в больницу и, вообще, чуть не отдал концы. — Игорь непонятно чему рассмеялся и странно скривился. — Ты знаешь, Лёва, я как-то раньше об этом не думал, но, скорее всего, именно эта драка подтолкнула меня к занятиям боксом…

Вова Матлис пришёл к нам в пятом классе. Излишне упитанный, неспортивный, еврейский мальчик, да ещё к тому же учившийся в музыкальной школе, стал объектом насмешек и издевательств. Частенько на переменах мальчишки с криками: «Давим на сало», — толкали его в углу. Мне это не нравилось, но я не вмешивался. Однажды эту «игру» продолжили на улице, после школы. Группа хулиганистых мальчишек из нашего и параллельного класса прижали Матлиса к стене и стали толкать. Во время этой, достаточно безобидной толкотни, Игорь Котенко, здоровый малый, второгодник и шпана, стал выкрикивать новый, дружно подхваченный мальчишками слоган: «Давим на жидовское сало».

В пятом классе я, конечно, знал, что мой папа еврей (мама была украинка), понимал, что к евреям относятся плохо, но сам с антисемитизмом не сталкивался. Однако тут, сам не знаю почему, эти крики задели за живое. В глазах потемнело. Снова какая-то неведомая сила подхватила меня. Я положил на землю портфель, схватил подвернувшуюся под руку палку и бросился на мальчишек с криком «фашисты». Помню только, что ударил Котенко палкой по плечу. Остальное как в тумане. Мальчишки оставили Матлиса, и бросилась на меня. Не знаю, что их тогда так разозлило, крик «фашисты» или удары палкой, но били они меня, уже лежащего на земле, долго, с остервенением. Били ногами и той же, моей палкой. Били до тех пор, пока не вышел кто-то из взрослых и мальчишек не прогнал.

Меня отвезли в больницу. Драка эта каким-то образом стала известной и в местной газете даже появилась статья, с необычным для того времени названием: «Антисемитизм в школе». Какие были последствия для Котенко и его сотоварищей сейчас не припомню, но Матлиса с тех пор оставили в покое.

До отъезда в Израиль

— Боксом начал заниматься, как я уже говорил, после той драки. С 12 лет. Сначала тренер не хотел физически слабого и небольшого роста мальчика брать, а секцию: «Займись-ка лучше настольным теннисом». Но после первых тренировок он изменил мнение. Я не только занимался физическими упражнениями с настоящим фанатизмом, но и (это важно в боксе) хорошо держал удар. Всегда был готов продолжать бой. Даже с противником, который намного сильнее. Кроме того, в боксе, как, конечно, ты знаешь, и в музыке, как и в любом другом деле, важна мотивация. Для меня, учитывая мою склонность бросаться в драку на защиту слабых, занятия боксом были просто необходимы.

Позже я сумел в спорте добиться неплохих успехов. Стал мастером спорта и даже вошёл в сборную Украины. Принимал участие в международных соревнованиях. Кстати, мне не раз предлагали сменить фамилию Эпштейн на фамилию матери Василенко («Всё-таки Вы представляете Украину»), но я отказывался. Позже, после перестройки много занимался восточными единоборствами. Одно плохо: нигде я не учился и никакой специальности кроме спортивной у меня не было.

Когда подошло время уходить из большого спорта, Украина уже стала «самостийной». Я женился, родилась дочка, потом сын. Надо было содержать семью, искать работу. Тут, пойми, Лев, у меня, не имеющего специальности, был не такой уж большой выбор, и я пошёл телохранителем к «новому украинцу». Платил шеф неплохо, но одна беда: все эти «новые украинцы», как, думаю, и «новые русские», в подавляющем большинстве, имели криминальные наклонности. Таким образом, охраняя бандита, я становился, желая того или нет, его соучастником. Мой новый хозяин, например, хотя официально руководил фирмой по вывозу мусора, имел отношение и к наркотикам, и к вывозу девочек за рубеж.

За работу платили, повторяю, неплохо, но это была опасная работа. Почему? Во-первых, жёсткая конкуренция. Во-вторых, милиция продажная. Плюс к этому (вспомни начало 90-х) крыши, наезды, заказные убийства. Два раза я находил под машиной шефа взрывные устройства. Несколько раз пришлось отстреливаться. У меня появились личные враги. Почему не ушёл с этой работы? Понимаешь, всё не так просто. Ситуация стала такой, что выйти из дела было уже практически невозможно. Тем более, что адрес мой был известен. Жизнь превратилась в сплошной стресс. Оставался один выход — уехать. И мы всей семьёй (к тому времени у меня было уже трое детей) вылетели в Израиль. Всё было настолько опасно, что Оля, моя жена, выехала с детьми в аэропорт одна, а я, опасаясь слежки, появился там только в последний момент перед отлётом. Из вещей захватили только самое необходимое. Когда это было? 23-го марта 2006 года.

Жизнь в Израиле

— С первого дня влюбился в Израиль. Это страна, которую нельзя не полюбить. Солнечная, яркая, праздничная. Страна, где жизнь бьёт ключом и всё, буквально, всё (люди, деревья, земля) заряжено энергией. Энергией светлой, активной, жизнеутверждающей. Никакие трудности с обустройством, незнанием языка, жарким климатом меня не испугали. Более того, ты не поверишь, Лев, мои первые месяцы на земле Обетованной — это сплошная эйфория. Не испугали меня и противостояние с арабами, постоянное балансирование израильтян на грани войны и мира. Это всё не имело для меня особого значения. Но прошло время, и кое-что стало вызывать недовольство и непонимание. Мне, например, не понравилось, что в Израиле я, как еврей по отцу, превратился в русского, что мне нельзя было быть похороненным на еврейском кладбище, а дети мои не могут ходить в еврейскую школу. Я и сейчас считаю, что неправильно это и несправедливо. — Игорь замолчал и посмотрел на меня, словно ожидая реакции. Я неопределённо пожал плечами, но ничего не сказал. Молчание продолжалось долго. Наконец, он продолжил:

— И тут я сделал первую ошибку. Не знаю чем это объяснить. Может быть, тем, что моя душа требовала постоянного напряжения. Короче, поселились мы на Западном берегу, в еврейском квартале Хеврона.

Впрочем, жизнь там, несмотря на арабское окружение, текла сравнительно спокойно. Постепенно всё стало устаканиваться. Жена подрабатывала как метапелет (так в Израиле называют социальных работников, ухаживающих за инвалидами, стариками — Л.М.), а я открыл школу восточных единоборств, в которую ходили не только еврейские, но и арабские дети. Через четыре года у нас в семье было уже семь детей.

Наверно, моя спокойная жизнь продолжалась бы до сих пор, если бы не крайне неприятный инцидент со старшей дочкой. Соне исполнилось 18 лет, и она пошла в армию. Я гордился Сонечкой, тем более что у неё у тому времени был чёрный пояс по карате. Девочка она была ладная и за ней стал ухаживать её непосредственный начальник. Однажды, в ночное дежурство этот, кстати, русскоязычный ефрейтор, попытался её обнять. Оля защищалась и ударила его ногой в ухо. Видимо, она не рассчитала силы, так как cломала ему, как позже сказал врач, барабанную перепонку и слуховую косточку. Состоялся суд. Ефрейтор уверял, что пытался обнять её в шутку и никаких сексуальных домогательств не было и в помине. В конечном итоге «шутник» потерял слух на одно ухо, а Оля села на месяц в тюрьму.

Для меня несправедливый приговор дочке стал сильным ударом. Я переживал, метался, писал жалобы и не знал что предпринять. И тут, в состоянии отчаяния, можно сказать, в состоянии аффекта, сделал вторую ошибку. В знак протеста против решения суда, несмотря на сопротивление жены, снял часть дома у араба-христианина Фуада в арабской части Хеврона. В сентябре 2010 года мы переехали жить к арабам.

В этом месте рассказа я не смог скрыть удивление и Игорь пояснил:

— Повторяю, это был мой протест против решения суда. О нашем переезде к арабам писали даже в газетах.

После тюрьмы Олю из армии досрочно демобилизовали. Она приехала к нам и за ней стал ухаживать сын хозяина дома, тоже араб-христианин. Надо сказать, уже в первый же месяц проживания среди арабов, я понял, повторяю, что сделал непростительную ошибку. И не только потому, что на нас, единственных евреев в этом квартале, смотрели косо. Возникли проблемы с обучением детей. Они продолжали учиться в еврейской школе и каждое утро я или жена провожали их до израильского КПП. Иначе попасть в еврейский квартал было невозможно. В еврейской школе, кстати, на них тоже смотрели косо и даже дразнили: «арабские свиньи». Свою школу единоборств я не бросил, но почувствовал, что отношение ко мне евреев тоже стало настороженным. Некоторых детей из школы забрали. И среди арабов, и среди евреев я становился кем-то вроде городского сумасшедшего.

Отъезд в Германию

— Впрочем, наша безумная жизнь продолжалась недолго. 13 января 2011 года мэр Хеврона в окружении арабов посетил еврейский квартал города. Евреи выразили недовольство, так как им заходить в арабские районы не разрешалось. Начались столкновения. Прибыла полиция. Около нашего дома стал собираться народ. Положение моей семьи, единственной еврейской семьи в арабском квартале, становилось смертельно опасным. Жена плакала. Я и Оля готовы были защищаться. Ближе к вечеру зашёл хозяин дома и сказал, что нам необходимо срочно уехать, и он готов вывезти нашу семью на своём микроавтобусе. Мы быстро собрались, взяв только самое необходимое. Арабы, стоявшие у ворот дома, нас задержать не решились, но вслед машине полетели камни.

«Ну, куда теперь?» — спросил Мохаммед, когда город остался позади. Мы ехали в сторону Иерусалима. Я не знал что ответить. Моя душа требовала чего-то нового и неизведонного. Посоветовался с Олей.

«Давайте в аэропорт. Полетим в Германию. В Мюнхен. К двоюродному брату, Олегу. Он давно приглашал в гости.»

Фуад удивлённо взглянул на меня. Дети закричали: «Ура! Мы летим в Германию!». Только Соня, та самая Соня, которая отсидела месяц в израильской тюрьме, возразила: «Я в Германию не полечу. Мне и в Израиле хорошо».

В Германии

— Не буду долго останавливаться на всех наших перипетиях. Соня осталась в Израиле и устроилась в кибуце недалеко от Хайфы. Наше семейство прилетело в Мюнхен и, погостив несколько дней в однокомнатной квартире (спали на полу) брата, обратилось в полицию с просьбой о политическом убежище. Уже полтора года живём в общежитии, — Игорь показал на красивый дом по другую сторону улицы. — Неделю назад состоялся суд, который признал, что никакие мы не политические беженцы, так как живём в Израиле. Свободной, демократической стране. Так что скоро полетим обратно, в еврейское государство. К дочке. Кстати, ты не мог спросить у сына, как проходит депортация?

Послесловие

Сын — юрист и я спросил его.

— Как проходит депортация из Баварии, не знаю, — сказал он, — но в некоторых других Землях Германии вручают всей семье билеты на самолёт до страны проживания.

— А если семья в срок не вылетает?

— Тогда главу семьи сажают в тюрьму и в следующий раз его и семью сопровождают до трапа под надзором полиции.

Я представил себе, как еврея под надзором полиции насильно отправляют в Израиль и мне стало не по себе. Неужели такое возможно?

Print Friendly, PDF & Email

48 комментариев к «Лев Мадорский: Израильтянин, идущий против течения»

  1. Сильвия
    — Wed, 05 Feb 2014 16:40:48(CET)
    …. этот процесс не настолько явный и численно значительный, так что на него уже не обращают особого внимания…
    =====================================
    Уважаемая Сильвия!
    Позвольте совет и только: не стоит затрагивать эту тему.

  2. Дорогой Лев,
    я задумался над вашим правдивым рассказом и пришёл к выводу, что у его героя есть большая проблема. Эта проблема невыясненной идентичности.
    Человек приехал в Израиль, влюбился в него и решил стать как все — и не смог себя найти. Ведь сначала в таком очень жарком климате надо решить проблему: кто я? И, если цитировать Эллу, в каком социуме мне надобно жить. Вот ваш специалист по восточным единоборствам подался не куда-нибудь. а в Хеврон. Но там же ультраортодоксальная община! Нельзя же так просто завести семь детей, перестать стричься и стать как все. Вот он и вспомнил про маму, ортодоксальную христианку, и переехал в арабскую часть города к христианам. Но по шизофреническому сценарию дети продолжали ходить в еврейскую школу. Едиственная определившая себя из семьи — это его дочь сумевшая и в ЦАХАЛ постоять за себя. Слава Б-гу, времена траханий и оргий прошли, сегодня это нормальная армия с высокой мотивацией.
    Чувак может найти себе работу даже если у него нет специальности. В Израиле есть и специальные программы, где безработные получают специальность, но он уже привык понемногу бомжевать и жить на халяву со своей растрёпанной жизнью. В Гостевой тоже есть такой комический персонаж, который, не будучи евреем по Галахе, пытается пророчески учить неразумных евреев как жить А тем временем жизнь у вашего героя проходит. Цейтнот в Мюнхене и пустота в голове. Печально всё это…

    1. Мадорский- Б.Э. Альшулеру
      «я задумался над вашим правдивым рассказом и пришёл к выводу, что у его героя есть большая проблема. Эта проблема невыясненной идентичности.»

      Я считаю, что Ваше определение «невыясненная идентичность» — выстрел в десятку. Игорь приехал в Израиль не по зову души, а по необходимости. Спасаясь бегством от врагов. Здесь он, приученный жизнью к постоянному стрессу, не находит себя. У меня осталось впечатление, что для Эпштейна ( так я назвал героя) постоянное напряжение-нормальное состояние. Это как наркотик. Мне кажется, что и в Хеврон он переезжает, так как думает, что получит здесь свою дозу. Но и в Хевроне , видимо, доза становится недостаточной. Пользуясь случаем с тюремным заключением дочки, Игорь резко поворачивает рубильник на повышение и переезжает к арабам. Пеерезд в Германию это, возможно , очередная попытка найти себя. Майя правильно написала: такого человека не выдержит никакая жена. Они сейчас на грани развода. Я её видел и повторюсь: миловидная, приятная женщина. Какая судьба ждёт Игоря, когда он рано или поздно вернётся в Израиль? Я ему советовал заняться своим примым делом- работать тренером. Он как-то странно ответил, что так просто его из Германии не выбросишь. Он будет бороться. Что это значит-трудно сказать.

      1. >> Лев Мадорский
        — Wed, 05 Feb 2014 22:16:56(CET)

        Мадорский- Б.Э. Альшулеру
        «я задумался над вашим правдивым рассказом и пришёл к выводу, что у его героя есть большая проблема. Эта проблема невыясненной идентичности.»

        Я считаю, что Ваше определение «невыясненная идентичность» — выстрел в десятку. Игорь приехал в Израиль не по зову души, а по необходимости. Спасаясь бегством от врагов. Здесь он, приученный жизнью к постоянному стрессу, не находит себя. У меня осталось впечатление, что для Эпштейна ( так я назвал героя) постоянное напряжение-нормальное состояние. Это как наркотик. Мне кажется, что и в Хеврон он переезжает, так как думает, что получит здесь свою дозу. Но и в Хевроне , видимо, доза становится недостаточной. Пользуясь случаем с тюремным заключением дочки, Игорь резко поворачивает рубильник на повышение и переезжает к арабам. Пеерезд в Германию это, возможно , очередная попытка найти себя. Майя правильно написала: такого человека не выдержит никакая жена. Они сейчас на грани развода. Я её видел и повторюсь: миловидная, приятная женщина. Какая судьба ждёт Игоря, когда он рано или поздно вернётся в Израиль? Я ему советовал заняться своим примым делом- работать тренером. Он как-то странно ответил, что так просто его из Германии не выбросишь. Он будет бороться. Что это значит-трудно сказать.

        На самом деле у него очень неплохие шансы остаться. У нас в Гессене сейчас принимают закон, что иностранцы, интергированные в немецкое общество, но не имеющие легального вида на жительство, имеют право остаться. Аналогичный федеральный закон тоже скоро будет принят. И это — всего лишь законодательное закрепление уже существующей практики. К примеру, если кто-то из его детей ходит в немецкую школу, то это достаточная причина, чтобы Ауслендербехёрде посмотрело на судебное решение о высылке сквозь пальцы, в случае чего за него начнут заступаться деятели церкви, уполномоченные по делам иностранцев и т.д., и т.п., тут же это целая индустрия защиты.

        1. Сорри за оверквотинг, маленький размер окошка в Мастерской очень мешает контролировать свои постинги, не понимаю, почему бы его не расширить раз в 5.

        2. Спасибо, Олег, за информацию. Я передам. Возможно, для Игоря ( у него, как Вы поняли, другое имя) это актуально. так как дети его, посещали немецкую школу.

    2. Альтшулеру .Б.Э. вдогонку
      Что касается Маркса Тартаковского, о котором Вы пишете в конце, то у него своя, несгибаемая система взглядов, которую многие на Портале, и я в том числе, считаю ошибочной. Но, согласитесь, дорогой Борис, что , во-первых, хорошо, что мы разные. Во-вторых, вызывает уважение, что эти свои взгляды он упорно, не мимикрируясь, не скрываясь под никами, пролжает высказывать, несмотря на неприятие их подавляющим большинством посетителй Портала. Может быть имеет смысл отнестись к этому проще. Мне почему-то вспомнился афоризм , смысл которого я не понимаю до конца: «Расхождение взглядов может служить превосходной общей платформой»

  3. Мадорский-Тартаковскому4 Февраль 2014 at 20:52
    Выходит Маркс, что все нерусские, которые родились в России и у которых в России жили несколько поколений предков, всё-таки находятся в чужом доме?
    Мадорский-Майе — Wed, 05 Feb 2014 19:35:55(CET)
    Чтобы Германия согласилась содержать Игоря с семьёй, он должен был доказать, что в Израиле его дискриминировали по расовому или национальному признаку. Доказать это ему не удалось…

    ::::::::::::::::::::МСТ:::::::::::::::::::::::

    Лев Рувимович, как бы Вы определили Россию, если бы там был принят закон о том, что гражданство предоставляется лишь православным или хотя бы православным по папе. Только по маме — уже не годится.
    Но ведь такой закон — во всяком случае, подобная практика (в зеркальном отражении) реализуется в Израиле.
    Так кто же и в каком доме чужой?
    И почему евреи в России должны иметь больше прав, чем в Израиле не только русские, но даже евреи — если только «по папе»?

    1. Vадорский-Тартаковскому
      \»Лев Рувимович, как бы Вы определили Россию, если бы там был принят закон о том, что гражданство предоставляется лишь православным\»
      Маркс Самойлович! Если Вы проводитет параллель с Израилем ( неевреи по отцу), то в еврейском государстве гражданство предоставляется в такой же мере еврею по отцу, как и еврею по матери. Другое дело еврейские общины в Германии, где евреи по отцу не могут стать равноправными членами. Если Вы спрашиваете об этом, то мне не нравится такая практика и я писал об этом в \»Еврейской газете\» в статье \»Рабинович на выход\» Это, кстати, реальная история, когда человек по фамилии Рабинович, ( еврей по отцу ), имеющий весь наш опыт советской национальной дискриминации, не мог вступать в еврейскую общину. Но это несколько другая история, чем та, когда Вы писали, цитируя Жаботинского, что в России мы гости и должны не высовываться. Не забудьте, кстати, что в великолепной семёрке, вышедшей на Красную площадь, которой мы с вами восхищаемся. было четверо евреев.

  4. Уважаемый Лев, мне понравилась Ваша история — она не оставляет равнодушными читателей, и обратите внимание, сколько у нее отзывов. А «героя» Вашего рассказа, мне кажется, лучше всего квалифицирует «совсем запутался мужик (Борис Альтшулер). Его можно лишь пожалеть. Кого только не встретишь среди «русских» эмигрантов. Но мне, пожалуй, больше все понравилась Оля, она же Соня:

    «если бы не крайне неприятный инцидент со старшей дочкой. Соне исполнилось 18 лет, и она пошла в армию. Я гордился Сонечкой, тем более что у неё у тому времени был чёрный пояс по карате. Девочка она была ладная и за ней стал ухаживать её непосредственный начальник. Однажды, в ночное дежурство этот, кстати, русскоязычный ефрейтор, попытался её обнять. Оля защищалась и ударила его ногой в ухо.»

    1. Извините, уважаемый А8В! Все эти именные неточности связаны с тем, что сначала я брал настоящие имена героев, а потом дал почитать жене и она сказала, что история непростая и лучше имена изменить. Я с ней согласился, но получилась путаница: Мохаммед-Фауд, Соня -Оля.

    2. A&B вдогонку.
      Во первых, ихвините за неточное написание Вашего ника. Во-вторых, я тоже согласен с Альтшуллером, что «мужик окончательно запутался» Его запутанная жизнь началась, когда он начал работать телохранителем у бандита. Дальше ( умножим обстоятельства на неуравновешенный характер) всё покатилось в тартары. Мне тоже его жалко.

  5. Дорогой Лев! Я уже давно прониклась к Вам симпатией: Вы обладаете удивительной способностью своими текстами собирать вокруг себя людей. Всё дело в том, что этот текст о Вашем знакомом еврее (?) вызвал во мне чувство тревоги. Может это сработал инстинкт опасности? Я давно уже пришла к выводу, что мы, евреи, очень доверчивы. Вот почему я, возможно, излишне резко Вас предупредила о Вашем персонаже, а на самом деле фактически существующем человеке. Но может быть, это придуманный образ, и я напрасно беспокоюсь?

    1. Мадорский-Полянской
      Но может быть, это придуманный образ, и я напрасно беспокоюсь?

      Нет, дорогая Мина! Образ реальный. Более того, я уже нескоько раз говорил с Игорем ( имя, действителшьно, вымышленное) по телефону. Суд снял запрет на депортацию, но его семью пока никто не трогает. В Германии колесо раскручивается долго.. Сочувствие к Игорю, несмотря на его, подчас, скажеи иягко, неискренность, вызывает у меня тот факт, что жена от него уходит. И это при том, что у них семь детей. Старшая живёт в Израиле. Спасибо за Ваши добрые слова.

  6. 5 Февраль 2014 at 13:34 | Permalink
    Лев Мадорский
    5 Февраль 2014 at 9:28 | Permalink
    “Сейчас мы уже попривыкли, но в 90-х и эмиграция советских евреев в Германию представлялась не меньшим абсурдом.”
    —————————————————————-
    Нет, я уважаю чужую собственность? 🙂 Я имею в виду явление, которое в 90-х потрясло израильтян.
    Сильвия никто никого не потрясал. Вы, вилимо, оказались в Израиле поздновато — в 90-х.
    К тому времени масса израильтян и их детей уже давно обладала двойным гражданством немецкоязычного пространства (+Австрия, Швейцария).
    Евреи из Центральной и восточной Европы хорошо владели немецким, а такие, тогда популярные артисты, как Арик Лави и Шошик Шани изъездили Германию с гастролями вдоль и поперёк, давали интервью по телевидению на прекрасном немецком. Германия — самая большая и самая влиятельная страна в Европе с потрясающей цивилизационной культурой. И вклад „екес“ в создание Израиля необычно высок. Просто раньше об этом помалкивали, а теперь заговорили.

    1. Борис Э.Альтшулер
      5 Февраль 2014 at 15:35 | Permalink

      Сильвия никто никого не потрясал. Вы, вилимо, оказались в Израиле поздновато – в 90-х.

      Когда бы я ни оказалась в Израиле, мне как-то лучше судить, что (не)потрясало израильтян, уж простите.

      К тому времени масса израильтян и их детей уже давно обладала двойным гражданством немецкоязычного пространства (+Австрия, Швейцария).

      Какая «масса»? Цифры?! До пост-советской иммиграции в Германии было 20-30 тыс.евреев, в основном, тех, которые Германию и не покидали, плюс попозже некоторых израильтян, родители которых были из Германии-Австрии.

      популярные артисты, как Арик Лави и Шошик Шани изъездили Германию с гастролями вдоль и поперёк, давали интервью по телевидению на прекрасном немецком.

      Почему нет? Чуть ли ни все ведущие артисты Израиля, начиная с 60-х, ехали на учебу в Европу/США, на заработки, на продвижение карьеры. Какое это имеет отношение к обсуждаемой теме?

  7. Дорогой Лев!

    Прежде всего позвольте разделить с Вами возмущение и выразить сочувствие по поводу того, что Мюнхенская полиция насильно отправляет еврея в Израиль.Может быть это наследие проклятого прошлого. Еще более возмутительно, если Ваш сын-юрист не ошибся и в Вашей свободной стране есть земли, в которой главу еврейского семейства могут посадить в тюрьму, а затем насильно сопроводить к трапу самолета под надзором полиции. Это что же получается не каждый, кто захочет, может жить в Мюнхене или к примеру в Дюссельдорфе? Ну и порядочки в свободной стране в наше время! Не хватает еще, чтобы некатоликам не разрешали вступать в брак по католическому обряду или нелютеранам быть похороненными на лютеранском кладбище!
    Вообще история Игоря Эпштейна, или поскольку это имя не настоящее, назовем его для простоты , «ну скажем…Полуэкт», поистине, как сейчас выражаются, волнительная.
    Поскольку Вы сочли возможным поведать ее urbi et orbi, то я считаю себя вправе дать Полуэкту несколько советов. Во-первых в любой стране не вступать в конфликт с полицией, поскольку она лишь выполняет закон, а dura lex,sed lex.
    Может быть даже есть смысл обратиться к этому самому lex, с помощью юриста, например, Вашего сына, в земельный,а может быть и федеральный суд высшей инстанции, рассказать о злоключениях в стране, куда его занесло по ошибке, и попросить признать его беженцем по политическим, религиозным,или другим мотивам, касающимся прав человека.В случае успеха желаю Полуэкту вырастить своих детей и внуков достойными немецкими гражданами.
    Если же, упаси Б-г, ему придется вернуться в Израиль (на Украину,как я понимаю,не вариант), то стоит вспомнить, что название Израиль является полным эквивалентом понятия еврейский народ или страна еврейского народа (не буду для краткости заводить здесь разговор о древнем и новом (ХХ века) происхождении этого названия. Но по своему смыслу это эквивалентно Deutchland- по русски немецкая страна или страна немецкого народа.
    В обеих этих странах люди самого разного, в том числе и смешанного этнического происхождения, могут быть полноценными гражданами со всеми гражданскими правами. Однако в Израиле это не касается тех случаев, когда граждане хотят учиться в еврейской религиозной школе типа йешивы, вступать в брак по процедуре, выполняемой раввином и называемом хупой, или уходить в мир иной на кладбище по обряду, выполняемому опять таки под руководством раввина и в сопровождении древнееврейских молитв.
    Но всему этому, включая получение образование, захоронение и даже, поверьте, брак, без поездок на Кипр, или куда подальше, есть светские альтернативы, отнюдь не унизительные и не ущербные с точки зрения гражданских прав.
    Есть еще для желающих и третий, не скрою усложненный, вариант – гиюр.
    Не откажите сообщить, кто такой таинственный Мохаммед в истории об отъезде Полуэкта. Ведь хозяина, да продлятся его дни, звали Фуад. Может быть это кто-то из детей?
    При возможности хотел бы выразить свою горячую симпатию Сонечке и пожелать ей и впредь так же внятно и памятно объяснять насильникам, что любовь «есть продукт при непротивлении обеих сторон». Не сомневаюсь, что раньше или позже она найдет свое счастье в Израиле.
    В заключение, дорогой Лев, позвольте поблагодарить Вас за неустанное желание «обустроить Израиль» по образу и подобию, и пожелать Вам успеха в Вашей борьбе за примирение и согласие всех и во всем, еще в течение Вашей «каденции» постоянного автора в «Мастерской».

    1. Дорогой Аксель! Я искренне тронут Вашим тёплыи письмом. Хочу разъяснить несколько моментов. Вы пишете:
      \»Это что же получается не каждый, кто захочет, может жить в Мюнхене или к примеру в Дюссельдорфе?\»
      Может жить каждый, но ведь Игорь хочет получить в Германии все социальные права беженца: беспоатную квартиру, соц. пособие и право на работу.
      \»Не откажите сообщить, кто такой таинственный Мохаммед в истории об отъезде Полуэкта. Ведь хозяина, да продлятся его дни, звали Фуад.\»
      Тут техническая ошибка: Хозяина зовут Фауд. Сначала дал ему самое распространённое имя Мохаммед, но потом позвонил Игорю и решил дать настоящее имя. Из текста первое имя по ошибке не убрал. Он араб-христианин.
      Спасибо за интересную информацию о Израиле.

  8. М-да, странная байка. Но среди евреев и израильтян много таких, идущих против течения на протяжении всей истории народа. Например, те же Нетурей Карта.
    Совсем запутался мужик, — будем надеятся, что ему помогут.
    В отношении гиюра: раввины предпочитают гиюр родителей вместе с детьми.

    1. М-да, странная байка. Но среди евреев и израильтян много таких, идущих против течения на протяжении всей истории народа. Например, те же Нетурей Карта.

      Дорогой Борис! Байка, согласен, странная, но. поверьте, не вымышленная. Даже не столько странная байка-сколько странный, необычный человек. Кстати, его неоычность и в том, что он всё время, постоянно цитирует свего виртуального учителя. некоего Боде -самого лучшего тренера в мире ( слова Игоря) по восточным единоборствам и, одновременно. по философскому отношению к жизни. По мнению Игоря восточные единобоства и стремление к совершентсву в философском смысле прямо между собой связаны. Что касается Нетурей Карта_ то случайно коснулись в разговоре с Игорем этой темы и он возмущался безумцами из этой секты за поцелуи с Ахминеджадом, отрицание Израиля, братание в террористами не меньше нас с вами.

  9. Лев Мадорский
    5 Февраль 2014 at 9:28 | Permalink

    “Сейчас мы уже попривыкли, но в 90-х и эмиграция советских евреев в Германию представлялась не меньшим абсурдом.”
    Это, уважаемая Сильвия, наверно, камень в мой огород, но он заслуженный.
    —————————————————————-
    Нет, я уважаю чужую собственность? 🙂 Я имею в виду явление, которое в 90-х потрясло израильтян.
    Это не значит, что «коренные» израильтяне в последние (!) годы не переезжают в Германию на жительство и заработки, но этот процесс не настолько явный и численно значительный, так что на него уже не обращают особого внимания. Ко всему привыкаешь.

    1. Мадорский-Сильвии
      «Это не значит, что “коренные” израильтяне в последние (!) годы не переезжают в Германию на жительство»
      Мой опыт показывет, что некоторые израильтяне очень негативно относятся к тем, , кто выбирая между эмиграцией в Германию и алией, выбрал первое.

  10. Если послушать не автора этого материала, а его героя, то получается следующее:
    1. Жил-был хороший мальчик, который «… всегда заступался за слабых …».
    2. Он стал профессиональным боксером.
    3. По окончанию профессиональной карьеры пошел в службу личной охраны некоего «бизнесмена» .

    Дальше следует заявление, что сам-то герой — ну, кристалл — но вот волей-неволей приходилось делать всякое там — и появились «… личные враги …».

    И пришлось срочно эвакуироваться …

    Вообще-то, тут самое время задать вопрос — если не герою этой повести, то ее автору — и что же это были за дела, о которых говорят так туманно ? И каким образом у скромного охранника — который сам по себе ну ни-ни-ни, а только по воле пославшего его начальства — появились личные враги ? И что он им сделал такого личного, что они готовы на убийство ? И почему шеф не отмазал своего вроде бы верного оруженосца ?

    И ведь что интересно — подробности нежданной дружбы с неподходящими соседями в Хевроне излагаются столь же таинственно. Что, собственно, герой делал в Хевроне, помимо созидания все новых детей ? Почему он решил вдруг взять да и дернуть в Германию, и не один, на заработки, а со всем семейством ? И, кстати, на какие шиши ?

    От героя повествования несет враньем — перепрыги логики тут просто зияют. Принять их без вопросов может только человек, наивный до святости.

    1. Вообще-то, тут самое время задать вопрос – если не герою этой повести, то ее автору – и что же это были за дела, о которых говорят так туманно ?
      Уважаемый Борис! Вы задали несколько интересных вопросов и попытаюсь на них ответить.
      Игорь не говорил подробностей, но ясно сказал, что работал в теневых структурах и приходилось, защищая хозяина, участвовать в бандитских разборках . Конкретно_ убил ли он кого-нибудь или нет я так и не узнал. да, честно говоря, и не спрашивал. Кстати. хозяин. со слов Игоря, сегодня \»честный \» бизнесмен, но состояние его нажито на криминале. Как, думаю, и состояние большинства украинских и российских миллионеров.
      Могу ответить и на вопрос \»на какие шиши он дёрнул в Германию?\» Об этом Игорь говорил прямо: за годы работы телохраниетелем он заработал крупную сумму.
      Видимо, всё-таки мой герой склонен к диким, непродуманным поступкам ( я.не написал в рассказе, что от него уходит жена. Я её видел-очень приятная женщина) и потом о них жалеет. Во всяком случае, свой переезд в Хеврон ( как в еврейский квартал. так и, тем более. в арабскую часть) он называет непростительной ошибкой. Сы,н как и Вы, считает, что вся риторика Игоря в отношении сексуальных посягательств на Соню и \»неравноправия\» в Израиле придумана для адвоката, который защищал Игоря в суде. Короче, многое Игорь несомненно скрывает или врёт, но при этом производит очень симпатичное впечатление. Вам такие люди не встречались?

      1. «… многое Игорь несомненно скрывает или врёт, но при этом производит очень симпатичное впечатление. Вам такие люди не встречались? …»

        То-есть, человек врет вам в глаза, сует в руку фантик, на котором написано «вах-вах-вах, очень много таньга», и говорит, что это деньги, сообщает о личных врагах, которые как-то сами по себе возникают от Днепра и до Иордана — и при этом он симпатичен ? И даже на психиатров производит хорошее впечатление ?

        1. Мадорский- Тененбаум
          «То-есть, человек врет вам в глаза… и при этом симпатичен?»

          Иногда и даже довольно часто ложь выглядит так правдоподобно и её преподносят в такой красивой упаковке, что нас можно обманывать снова и снова. Кроме того. предположение, что сказанное Игорем обман, остаётся всё-таки только предположением. Тем более, что сестра и её муж не были в Израиле и не знают израильских реалий.

  11. Уважаемый Лев!
    Израильтян, идущих протв течения очень-очень много. Но израильтянин, выбравший для жизни Хеврон ( я там была!) и перешедший на сторону открытого врага, а там враг именно открытый враг СЕГОДНЯ и при этом не убитый ими (!) — это нонсенс. Кстати, в его рассказе много вранья про еврейские школы, про евеев по отцу и пр. Я бы с таким евреем была бы поосторожней.

    1. Мадорский-Полянской.
      » Кстати, в его рассказе много вранья про еврейские школы, про евеев по отцу и пр. Я бы с таким евреем была бы поосторожней.»
      Уважаемая Мина! Теперь, когда прошло некоторое время после описанных событий я больше начинаю понимать ( я уже написал об этом Борису Тененбауму), что в рассказе Игоря об Израиле много тех аргументов, которые он, а, точнее, его адвокат могли бы испозовать в суде. чтобы он пог получить статус беженца в Германии. Допускаю, что и высокохвалебные отзывы об Израиле ( он видел моё отношение к еврейскому государству и, возможно, хотел мне сделать приятное) надуманы и, на самом деле, он думает не совсем так. Замечу только, что на меня, как и на моих родственников Мюнхене ( опытных психиаторов) Эпштейн произвёл очень благоприятное впечатление. Возможно, он хороший актёр.Но ведь я и не писал, что уверен в правдивости слов моего героя.

  12. Тартаковский: «Проханов, какой ни на есть, в своём доме, а шендеровичи – в чужом. И обязаны вести себя соответственно».
    Выходит Маркс, что все нерусские, которые родились в России и у которых в России жили несколько поколений предков, всё-таки находятся в чужом доме? Не говорю уже про нас с Вами, но и Левитан, и Гольденвейзер, и братья Рубинштейны. И тот же Александр Сергеевич, кстати…Нет, что-то в Ваших рассуждениях, уважаемый Маркс, не так…
    :::::::::::::::::::::::::::::

    Всё так. «Не еврейское это дело — бегать по Крещатику с красным флагом» Шолом-Алейхем.
    “Все, в ком только было достаточно задору, все побежали на шумную площадь творить еврейскими руками русскую историю.
    Мы предсказывали им, что ничего доброго отсюда не выйдет ни для русской политики, ни для еврейства”. Владимир Жаботинский.

  13. Лев Мадорский
    — Tue, 04 Feb 2014 16:56:53(CET)

    Мадорский-Тартаковскому
    «Когда-то понятие “закулиса” казалось мне выдумкой всяческих прохановых (аналог тех же шендеровичей)»

    «Уважаемый Маркс, неужели Вы ставите на одну доску Шендеровича и истеричного националиста-антисемита Проханова?»
    Нет, не ставлю. Проханов, какой ни на есть, в своём доме, а шендеровичи — в чужом. И обязаны вести себя соответственно.

    1. Мадорский-Тартаковскому
      Проханов, какой ни на есть, в своём доме, а шендеровичи – в чужом. И обязаны вести себя соответственно.

      Выходит Маркс, что все нерусские, которые родились в России и у которых в России жили несколько поколений предков, всё-таки находятся в чужом доме? Не говорю уже про нас с Вами, но и Левитан, и Гольденвейзер, и братья Рубинштейны. И тот же Александр Сергеевич, кстати…Нет, что-то в Ваших рассуждениях, уважаемый Маркс, не так…

  14. Мадорский : «Мне, например, не понравилось, что в Израиле я, как еврей по отцу, превратился в русского, что мне нельзя было быть похороненным на еврейском кладбище, а дети мои не могут ходить в еврейскую школу.»
    Это что за сказы о «еврейской школе»? В Израиле есть школы на иврите и на арабском. Если «дети» не учились с евреями, они или не учились вообще (что само по себе занятно!), или учились с арабами, но как они, не зная арабского, устроились — большая тайна.
    Вообще, скитания «еврея по отцу» — светский Израиль, переезд в ортодоксально-милитантный Хеврон, а оттуда в арабскую часть Хеврона — отдают такой психической неуравновешенностью, что пора и роман писать.

    1. Мадорский-Сильвии.
      «Если “дети” не учились с евреями, они или не учились вообще»
      Уважаемая Сильвия! Вы, конечно, как израильтянка, лучше меня знаете ситуацию, но со слов Игоря речь шла о еврейской религиозной школе. Или он не прав и туда тоже берут детей-евреев по отцу?

      1. Лев Мадорский
        4 Февраль 2014 at 14:16 | Permalink

        Вы, конечно, как израильтянка, лучше меня знаете ситуацию, но со слов Игоря речь шла о еврейской религиозной школе. Или он не прав и туда тоже берут детей-евреев по отцу?
        —————————————-
        А! Речь о религиозной школе… Я точно не знаю, но все-таки очень сомневаюсь. Мне кажется, в этом деле кто-то должен был пройти гиюр — родители или дети, правда не знаю, есть ли гиюр для детей, скорее всего, родители.
        Кстати, забыла отреагировать на Ваше «еврея под конвоем отправляют в Израиль». К чему эти «ррромантические страсти»?! Депортируют человека в страну, гражданином которой он является, в мире это сплошь и рядом.

        1. «Кстати, забыла отреагировать на Ваше “еврея под конвоем отправляют в Израиль”. К чему эти “ррромантические страсти”?!
          Да, Сильвия, Вы, правы. Это совершенно обычная процедура. И, тем не менее, именно она высвечивает наиболее ярко нелепость всей ситуации, когда еврей из Израиля просит политического убежища в Германии. это ли не театр абсурда в чистом виде?

          1. Лев Мадорский
            4 Февраль 2014 at 21:00 | Permalink

            … нелепость всей ситуации, когда еврей из Израиля просит политического убежища в Германии. это ли не театр абсурда в чистом виде?
            ————————————————————-
            Сейчас мы уже попривыкли, но в 90-х и эмиграция советских евреев в Германию представлялась не меньшим абсурдом.

          2. Мадорский-Сильвии.
            «Сейчас мы уже попривыкли, но в 90-х и эмиграция советских евреев в Германию представлялась не меньшим абсурдом.»
            Это, уважаемая Сильвия, наверно, камень в мой огород, но он заслуженный.

  15. Лев, завидую Вашему умению находить интереснейших собеседников. Замечательно интересный — И ПОУЧИТЕЛЬНЫЙ!!! — рассказ. Не стану комментировать — не желаю нарваться на обычное здесь хамство. Уточню только:
    «…великолепная семёрка, которая не побоялись в августе 1968 года выйти на Красную площадь, протестуя против вторжения советских войск в Чехословакию. Валерия Новодворская и Виктор Шендерович, которые говорят то, что думают, о режиме Путина. Журналист А. Минкин, опубликовавший в «Московском Комсомольце» после освобождения Ходорковского открытое письмо «Милостивый государь» Владимиру Владимировичу. Список можно, конечно, продолжить…»
    Вы здесь смешали кирпич с полярным сиянием. «Семёрка» действительно великолепная — благороднейшая, отважная, единственная. Названные далее шендеровичи — всего лишь продажные пропагандисты. Купленные не обязательно за наличные; есть много прочих благ, которых и за деньги не купишь: известность на Западе, публикации, всяческие конференции такой же сволочи… Когда-то понятие «закулиса» казалось мне выдумкой всяческих прохановых (аналог тех же шендеровичей). Всё больше уверяюсь в том, что таковая в наличии: «эффект Резуна/»Суворова», нынешние Сирия, Египет, Украина; вспомним бомбардировку Сербии, да и последние потуги Керри — в чём-то явно нечистые…

    1. Мадорский-Тартаковскому
      «Когда-то понятие “закулиса” казалось мне выдумкой всяческих прохановых (аналог тех же шендеровичей)»

      Уважаемый Маркс, спасибо тёплый отзыв, но неужели Вы ставите на одну доску Шендеровича и истеричного националиста-антисемита Проханова? Или Вы имеете в виду, что оба купленные, но разными хозяевами? Я, конечно, не могу знать всех тонкостей подковёрной игры, но для меня Шендерович светлая фигура. Вспомните хотя бы его замечательное письмо Быкову по поводу резко антиизраильских высказываний последнего.

    1. Мадорский- Соплеменнику
      Как понимаю, герой Ваш – психопат.

      Уважаемый Соплеменник! Я спрашивал именно об этом у сестры и её мужа ( врачей психиаторов с большим стажем), которые знают Игоря уже довольно долго. Они говорят, что это сложный случай: некоторые психопатические проявления на фоне чрезвычайно сдержанного, даже холодного и всё контролирующего интеллекта. Иначе он не был бы чемпионом по восточным единоборствам. Когда разговариваешь с Игорем, он спокоен, весел, красноречив. Сестра говорит, ( и я с ней согласен), что после разговора с Эпштейном остаётся совсем другое впечатление, чем когда услышишь о его \»приключениях\».

  16. Согласен, уважаемый Григорий! Игоря, хотя он очень приятный в общении человек, иногда заносит. Например, он сказал, что если его будут полициейские выпроваживать из страны насильно, то он будет защищаться. Я так и не понял шутка это или всерьёз…

  17. Дорогой Олег! Буквально, по всем пунктам с Вами согласен. Только одно замечание: дети Эпштейна ходили в еврейскую школу, но не в еврейскую, религиозную, о которой говорит Игорь.. Кстати, теперь, если я не ошибаюсь, солдаты ЦАХАЛ, дети евреев по отцу, могут быть похороненными на еврейском кладбище. Разрешаются теперь и браки с неевреями.. И, конечно, же никакой Игорь не беженец. Это ясно. И в отношении Сони, если ей только померещелось сексуальное домогательство, то месяц тюрьмы за сломанное ухо совсем немного.

    1. >> Дорогой Олег! Буквально, по всем пунктам с Вами согласен. Только одно замечание: дети Эпштейна ходили в еврейскую школу, но не в еврейскую, религиозную, о которой говорит Игорь..

      Дорогой Лев, я когда писал про сыновей своей очень дальней родственницы, у которых еврейская только четвертинка, тоже имел в виду религиозную еврейскую школу, которую они посещают. Правда, подумав, вспомнил, что еврейская четвертинка у них самая правильная, по женской линии, так что, возможно, в этом дело.

      >> Кстати, теперь, если я не ошибаюсь, солдаты ЦАХАЛ, дети евреев по отцу, могут быть похороненными на еврейском кладбище.

      Да, и слава Б-гу, потому что это действительно было свинство, люди, отдавшие жизнь за Израиль, имеют полное право лежать рядом со своими товарищами.

      >> Разрешаются теперь и браки с неевреями..

      Насколько я понимаю, теперь регистрируются браки неевреев между собой, а в остальных случаях все еще требуется гиюр или брак в другой стране.

  18. Мне, например, не понравилось, что в Израиле я, как еврей по отцу, превратился в русского, что мне нельзя было быть похороненным на еврейском кладбище, а дети мои не могут ходить в еврейскую школу

    У меня в Тель-Авиве живет одна очень дальняя родственница. Ее отец — русский, муж — хакасс (к тому же антисемит), сыновья — типичные хакассы, но ходят в еврейскую школу. Да и в дальнейшем рассказе про Вашего героя значится, что в Хевроне его дети посещали еврейскую школу. Причем, даже когда жили в арабском квартале. Разве это не пример терпимости?
    Дочка лишила слуха своего командира, попала на месяц в тюрьму (которая не чета украинской тюрьме). На что же тут обижаться?
    То, что его не приняли в Германии как беженца, тоже вполне логично. Какой же он беженец? За что пострадал, кто его преследовал? Приехал в Израиль с русской женой, дети тоже седьмая вода на киселе, тебя приняли — скажи спасибо. По-моему, так.
    А борцы за справедливость далеко не всегда вызывают сочувствие, чаще всего это просто социопаты. И их цель — не столько справедливость, сколько выделиться и обратить на себя внимание.

  19. М-да, действительно все через край. Но понять его я вполне могу, себя вижу как в зеркале, но кривом. Я всегда после взрыва возвращался в берега сразу, а не грохотал по шпалам с упоением, слетев с рельс. Жаль, против течения можно идти и с головой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *