1953. Несостоявшаяся депортация — pro et contra. Дайджест публикаций на Портале

 594 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Подборка публикаций на Портале на тему несостоявшейся депортации евреев 1953 года — pro et contra.

1953. Несостоявшаяся депортация — pro et contra

Дайджест публикаций на Портале

5 марта 1953 года (или несколькими днями ранее — мнения историков расходятся), в великий праздник Пурим, радостный праздник избавления еврейского народа от угрозы истребления, смерть избавила всех живущих от Амана XX века — И.В. Сталина. С прекращением физического существования одного из величайших убийц в истории человечества в Советской России поутихли кровавые гекатомбы, коммунистический режим стал понемногу смягчаться, утрачивая черты свирепого людоедства. Стихли массовые репрессии, стали возвращаться из ГУЛАГа уцелевшие узники, из ссылки — репрессированные народы (далеко не все). Угроза депортации, нависшая над еврейским народом в последние годы жизни Сталина, развеялась. Это не значит, что жизнь евреев в Советском Союзе стала безоблачной — государственный антисемитизм набирал силу, подпитывая никогда не кончавшийся антисемитизм «народный». Но страшная судьба «репрессированных народов» минула евреев.

И остался вопрос, волнующий как историков, так и «обычных» людей: готовилась депортация евреев или нет? Документов, прямо указывающих на такую подготовку, как известно, не сохранилось. Или их не было? Или были, но были уничтожены? Или до сих пор таятся под спудом, надёжно спрятанные под грифами секретности в российских архивах?..

На нашем Портале тема несостоявшейся депортации — pro et contra — поднималась неоднократно в работах разных авторов. Настоящий дайджест — подборка публикаций на эту тему в журнале «Заметки по еврейской истории», альманахе «Еврейская старина», журнал-газете «Мастерская», а также публикаций на форумах и на сайте в его самую раннюю, дожурнальную пору. Подборка упорядочена согласно хронологии публикаций.

* * *

«Леонид Лейках: Холодная зима 53 года»

В литературе, затрагивающей послевоенный антисемитизм, вся вина возлагается на Сталина. Но действительно ли — как приучала коммунистическая доктрина — только правители от века стравливали дружелюбные народы, отвлекая от борьбы против власть имущих? Действительно ли Сталин насаждал антисемитизм и, в конце концов, решил истребить российских евреев? Литвинов, Каганович, Мехлис (похоронен на Красной площади 15 февраля 1953г. в разгар «подготовки депортации»?) были доверенными лицами Сталина. Именем еврея Кагановича он назвал московское метро — витрину технического и эстетического успеха Советов. «Кремлевские жены» Молотова и Ворошилова, Андреева, Куйбышева, Поскребышева — наиболее близких и зависимых от Сталина людей, были еврейками. Сотням генералов и директоров — евреям он доверял ключевые посты. Евреи были поставлены во главе таких важных для агитпропа учреждений, как, например, крупнейшие оркестры или издательства. Исаак Дунаевский и братья Покрасс были провозглашены эталоном песенной музыки (хотя их давно уличали в «перелицовке еврейских свадебных мелодий для революционных маршей»). Три еврея были трижды (!) Героями соцтруда. Даже в конце кризисного для евреев 1952 г. Сталин ввел в Бюро ЦК Кагановича, отставив Молотова и Микояна. Все это было бы невозможно, если бы Сталин и его присные питали ненависть к евреям. Ведь хорошо известно, что антисемиты добровольно никакой пользы от евреев не приемлют. Генерал КГБ Судоплатов (женатый на еврейке), по должности хорошо разбирался в правительственной кухне. Он писал: «… он (Сталин), в сущности, являлся антисемитом не более, чем антимусульманином». Другое дело — бытовой антисемитизм, традиционные подозрительность и неприязнь к «еврейству». У него были знатные предшественники — Маркс и Энгельс. Помимо этого, «еврейский вопрос» как был при царях, так и оставался «горячим» и требовал постоянного тревожного реагирования, да еще с оглядкой на запад. Но бытовой антисемитизм в государственную политику не мог вмешиваться, должны были быть факторы посильней.

«Федор Лясс: Советским евреям депортация предстояла»

Предлагаемая нами система доказательств наличия у Сталина плана депортации советских евреев со всеми вытекающими последствиями, основана на сопоставительном анализе аналогичных политических явлений в разные периоды его правления и оценки свидетельских показаний. Мы сопоставляем карательную политику Сталина, осуществленную им в тридцатых годах с событиями конца сороковых, начала пятидесятых годов. Мы сочетали традиционный подход историка с методом системного анализа. В основе системного подхода при оценке исторической событий, лежит построение обобщенной модели явлений, позволяющей вскрыть взаимосвязь происходивших событий. Для тех, кто рассматривает общественные явления системный анализ — верный ключ к оценке событий, не подтвержденных ни документами, ни свидетельствами, так как жертвы уничтожены , а организаторы и исполнители молчат. Анализируя один период истории государства (тридцатые годы), одну личность ( Сталина), одну государственную систему (тоталитарную), можно с большой точностью представить по аналогии, как развивались события другого периода (конца сороковых — начала пятидесятых годов).

Итак анализ проводимой Сталиным политики упрочения единоличной власти в тридцатые годы показывает, что его политика опиралась на террор, как способ устрашения. Наряду с арестами, ссылками и расстрелами депортация определенных слоев населения занимала немаловажное место.

Ключевым моментом в осуществлении такой политики было проведение открытых показательных процессов над «вредителями», «врагами народа», «агентами империализма» , » троцкистами» , «бухаринцами». Эти процессы начались еще в конце 20 годов, но их кульминация пришлась на конец тридцатых. Все эти процессы проходили по единой типовой схеме, а депортация входила как окончательная составляющая в общей политике террора.

«Форум: Аркадий Ваксберг: депортация готовилась»

Сталин вообще не замечен ни в одном публичном антисемитском высказывании. Вообще все было прямо наоборот. Если существуют его какие-то публичные высказывания и то, что опубликовано в собрании его сочинений незавершенном, то это только осуждение антисемитизма. Его слова расходились самым решительным образом с его политической практикой, реальной практикой. Это первое. Второе: наличие или отсутствие документов влечет за собой целую цепочку следующих размышлений. Я задаю прямой вопрос: а есть какой-нибудь письменный документ о том, что Сталин подготовил убийство Троцкого? А есть какой-нибудь документ письменный о том, что именно он распорядился казнить своих бывших противников-оппозиционеров? Есть какой-нибудь документ, где он распорядился уничтожить Михоэлса? Никакого документа нет, но ведь это никем не оспаривается из серьезных исследователей, в том числе и самим Костырченко. Это первое. Второе: существует огромное количество, как я уже сказал, свидетельских показаний первого ряда. Есть прямое высказывание члена Политбюро Микояна, опубликованное в его книге «Так было». Уж член Политбюро, наверное, знает, какие решения готовились и принимались. Костырченко отводит это свидетельство утверждением, что, по его мнению, это писал не сам Микоян, а его сын Серго Микоян. Но, вы знаете, такого рода утверждения требуется доказывать. Книга Микояна опубликована, а утверждение о том, кто писал и за кого писал, требует доказательства — это же азбука для историка. И такой перечень свидетельских показаний, кроме показаний прямых Микояна, приводится в моей книге. Там, по крайней мере, четыре члена Политбюро и два секретаря ЦК подтвердили то же самое, о чем идет речь в его и моей книге. Как же можно игнорировать эти показания?..

«Михаил Нордштейн: Мемуары? Не только»

В печати уже появились публикации, в которых утверждается: подготовка по указанию Сталина депортации советских евреев в отдаленные районы Сибири и Дальнего Востока — всего лишь версия, поскольку, мол, документов об этом в архивах не обнаружено. Я. Я. Этингер убедительно доказывает: нет, это не версия. Было! И в доказательство — собранные им свидетельства, от рядовых очевидцев до высокопоставленных.

«Несколько лет назад, — пишет Я. Я. Этингер, — мне позвонили домой, очевидно из автомата; судя по голосу, звонила пожилая женщина. Она попросила меня к телефону. Убедившись, что именно я взял трубку, она несколько приглушенным и испуганным голосом сказала, что знает, что мой отец — известный профессор-кардиолог Я. Г. Этингер. Сообщила, что читала некоторые мои статьи о «деле врачей». Женщина предложила мне ознакомиться с одним письмом…» И далее автор книги рассказывает, что мать этой женщины в течение 30 лет работала машинисткой в одной из центральных газет. Перебирая после смерти матери ее архив, дочь обнаружила машинописный экземпляр письма, озаглавленный «Ко всем евреям Советского Союза».

«Бегло просмотрев текст, — пишет далее Я. Я. Этингер, — я убедился, что в моих руках находится уникальный исторический документ, призыв-обращение к депортации евреев в отдаленные районы страны. Этот документ разыскивался долгие годы…»

«Виктор Снитковский: К вопросу о депортации евреев в СССР»

Единственное, что на сегодня абсолютно ясно — это полное отсутствие документов по данному вопросу. Однако, суд выносит решение и по показаниям свидетелей. В этом плане, свидетельские показания сообщают много обстоятельств, наводящих именно на предположение о предстоящей депортации. Нужно отметить, что в конгрессе США тоже обсуждались предположения о предстоящей депортации евреев из европейской части СССР в Сибирь. Истинных намерений Сталина мы не можем знать — этот подонок был в своих пакостях, зачастую, непредсказуем. Я склонен считать, что в начале 50-х годов, озабоченность евреев антисемитской пропагандой, репрессиями вплоть до убийств (хотя и под прикрытием судебных решений) способствовало распространению самых невероятных слухов. Это накладывает определенный фон на более поздние свидетельства. Более того, я не могу быть уверенным в честности показаний Булганина. Да и прочие свидетели, при всем уважении к ним, могли быть подвержены аберрациям памяти. Я склонен считать, что депортация или грандиозный погром евреев престарелым, выживающим из ума Сталиным, просто назревали.

Свидетельские показания Булганина кажутся очень сильными. Тем не менее, они тоже заслуживают определенного недоверия. Во-первых, он как личность не заслуживает уважения — недалекий человек, любитель выпить, бабник, лжец. Во-вторых, его показания переданы хотя и весьма уважаемым человеком, доктором исторических наук Яковом Этингером, но они переданы устно. Можно предположить, что Булганин, оставшийся не удел, без больших денег и почета, мог попытаться на псевдоразоблачении Сталина, попросту, заработать себе славу. Тем более что одному из величайших негодяев планеты Земля — Сталину совершить любое преступление было в порядке вещей.

«Давид Гольдштейн: Снова о подготовке депортации советских евреев в середине ХХ века»

Самсоном Мадиевским на основе рассмотрения различных публикаций была опубликована следующая версия: «Для подготовки депортации была создана комиссия, подчинявшаяся лично Сталину. Председателем комиссии был назначен Суслов, секретарем — работник госбезопасности Н.Н.Поляков. Для размещения евреев в Биробиджане и других местах форсированно строились барачные комплексы лагерного типа… Одновременно составлялись списки лиц еврейской национальности… Осуществить высылку намечалось во второй половине февраля 1953 г., но из-за задержки с составлением списков ее отложили на вторую половину марта. Суд над «врачами-вредителями» был назначен Сталиным на 5-7 марта, публичная их казнь — на 11-12 марта. После этого на крупнейших промышленных предприятиях страны предполагалось провести многотысячные митинги с требованиями покарать всех пособников «убийц в белых халатах». Антисемитская истерия должна была вылиться в «стихийные» погромы, «народные» расправы с евреями по всей стране». Организацию депортации евреев намечалось провести под видом их спасения от насильственных действий со стороны окружающих. Согласно задуманному Сталиным сценарию доехать до места назначения должно было не более половины депортируемых. По пути следования эшелонов предполагалась организация крушений и нападений «народных мстителей».

Предусмотрено было и теоретическое обоснование планируемой акции. По заданию Сталина главным редактором журнала «Вопросы философии» Д. Чесноковым был подготовлен «научный» труд под названием «Почему необходимо выселить евреев из промышленных районов страны». Книга была одобрена Сталиным и отпечатана издательством МВД тиражом 1 млн. экземпляров. Тираж хранился на складе МГБ для распространения в день «Х». Приведенная выше версия базировалась прежде всего на показаниях секретаря комиссии по депортации Полякова, записанных двумя свидетелями незадолго до его смерти. Эти показания приводятся в книге З. Шейниса.

«Яков Этингер: Еврейский вопрос»

Яков Яковлевич Этингер — человек уникальной биографии. В детстве он прошел фашистское гетто в Минске, в юности — сталинские лагеря. Его приемный отец — врач Я.Г. Этингер — был первым (ноябрь 1950 г.) арестованным по «делу врачей и умер под пытками в тюрьме…

— Яков Яковлевич, в своей книге Вы доказываете, что «дело врачей» было лишь преамбулой к советскому Холокосту — истреблению евреев в СССР. Это страшное обвинение… 

— У меня в этом нет сомнений. Мне приходилось встречаться со многими авторитетными свидетелями, в том числе с бывшим членом Политбюро ЦК КПСС и председателем Совмина СССР николаем Александровичем Булганиным, и он мне рассказывал об этих планах Сталина.

— Что же он рассказывал? 

— Я основываюсь не только на его рассказах, но и на архивных длкументах, на воспоминаниях многих людей. А планы были такие. Судебные процессы над врачами — «убийцами в белых халатах», как их называла советская печать, намечались на середину марта 1953 года. И они, конечно, состоялись бы, не скончайся Сталин 5 марта.

— Процессы должны были завершиться вынесением смертных приговоров? 

— Это само собой. Но каких! Врачей профессоров предполагалось публично повесить на центральных площадях в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске, Свердловске и других крупнейших городах. Нужно было возбудить ненависть народа к евреям вообще. В тех условиях и при неограниченных возможностях партийной пропаганды это было сделать нетрудно.

— А потом? 

— А потом должна была начаться массовая депортация евреев в Сибирь и на Дальний Восток. Булганин мне рассказывал, что в середине февраля 1953 года ему позвонил Сталин и дал указание подогнать для этого к Москве и другим крупным центрам несколько сотен железнодорожных составов. При этом, по его словам, планировалось организовать крушения поездов «стихийные» нападения «патриотически настроенных граждан» на составы — с тем, чтобы расправиться с евреями еще в пути.

«Федор Лясс: Кто остановил секиру палача или дал ли Сталин отбой «Делу врачей-вредителей»?»

Опять, подумает читатель. Сталин, это уже plusquamperfekt, — давно прошедшее. Сейчас у евреев всего мира немало проблем, и нет ни времени, ни желания докапываться до роли в судьбе евреев Советского союза еще одного узурпатора к тому же давным-давно уже ушедшего в мир иной.

Кажется все ясно, все описано, все изучено за прошедшую половину столетия, отделяющую нас от той поры, когда совершались описываемые события.

К сожалению, это ошибочное мнение и примером этому является комментарий Арье к опубликованной в нашем журнале моей вышеназванной статьи.

Так, когда же закончилось «Дело врачей –вредителей» и кто его остановил? По мне, решение этой проблемы почти напрямую отвечает на вопрос о роли Сталина в развертывании карательной политики в послевоенный период своего правления, о личной причастности к «Делу Еврейского Антифашистского Комитета» и «Делу врачей», о личном его вкладе в становлении государственного антисемитизма в СССР.

Напомним основные вехи динамично развивавшихся событий конца 1952 — начала 1953 гг., по счастливой случайности, не завершившиеся тотальными погромами и депортацией евреев в отдаленные и малонаселенные районы СССР…

«Цви Раз: Несостоявшаяся акция Сталина»

Сначала процитирую письмо, подписанное еврейскими знаменитостями. Многие исследователи считали его утраченным или надежно упрятанным в спецхранах архивов бывших КГБ и ЦК КПСС. Вот что об этом еще недавно писал известный московский журналист Аркадий Ваксберг (его книга «Сталин против евреев» вышла в Нью-Йорке в 1995 году):

«Архивные поиски этого письма пока успехом не увенчались. Думаю, потому, что оно не прошло бюрократическую процедуру регистрации в надежной инстанции — с порядковым номером и прочими обязательными аксессуарами… Этот ценнейший исторический документ непременно завалялся где-то среди «правдистских» бумаг и в конце концов будет найден…»

Благодаря доктору исторических наук Я.Я.Этингеру письмо недавно было обнародовано в его замечательной книге «Это невозможно забыть…» Вот его текст:

«Ко всем евреям Советского Союза.

Дорогие братья и сестры, евреи и еврейки! Мы, работники науки и техники, деятели литературы и искусства — евреи по национальности — в этот тяжкий период нашей жизни обращаемся к вам.

Все вы хорошо знаете, что недавно органы государственной безопасности разоблачили группу врачей-вредителей, шпионов и изменников, оказавшихся на службе американской и английской разведки, международного сионизма в лице подрывной организации «Джойнт». Они умертвили видных деятелей партии и государства — А.А.Жданова и А.С.Щербакова, сократили жизнь многих других ответственных деятелей нашей страны, в том числе крупных военных деятелей. Зловещая тень убийц в белых халатах легла на все еврейское население СССР. Каждый советский человек не может не испытать чувства гнева и возмущения. Среди значительной части советского населения чудовищные злодеяния врачей-убийц и шпионов вызвали особое негодование. Ведь именно русские люди спасли евреев от полного уничтожения немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны. В этих условиях только самоотверженный труд там, куда направят нас партия и правительство, великий вождь советского народа И. В. Сталин, позволит смыть это позорное и тяжкое пятно, лежащее сегодня на еврейском населении СССР.

Вот почему мы полностью одобряем справедливые меры партии и правительства, направленные на освоение евреями просторов Восточной Сибири, Дальнего Востока и Крайнего Севера. Лишь честным, самоотверженным трудом евреи смогут доказать свою преданность Родине, великому и любимому товарищу Сталину и восстановить доброе имя евреев в глазах всего советского народа».

«Рафаил Кугель: Готовил ли Сталин депортацию евреев?»

Вот что я помню сам. В последний день февраля 1953 года меня, кандидата технических наук с 20-летним стажем, по указанию сверху внезапно уволили с Московского автозавода им. Сталина после более чем десяти пет работы — «в связи с реорганизацией». Это было неожиданно и для моих начальников (главного инженера и главного конструктора завода). За пару недель до меня столь же скоропостижно был уволен «по собственному желанию» начальник лаборатории сварки, лауреат, еврей, проработавший на заводе 25 лет. Причину увольнений я не знал и считал их предвестниками новых «благодеяний» советской власти.

Увольнение 2 марта оказалось «подарком» к моему дню рождения — 4 марта Картина жизни еврейской семьи выглядела мрачной’ отец погиб в лагере в 1938 году, сын — безработный, будущее не сулило ничего хорошего. Москва полнилась слухами о предстоящем выселении евреев. Рассказывали, что в Биробиджане роют тысячи землянок и строят бараки, в домоуправлениях Москвы «активисты» кое-где спрашивают, когда будут распределять еврейское жилье.

Примета времени: не было слуха, которому нельзя было бы не поверить, не было гнусности, о которой можно было бы уверенно воскликнуть: «Вранье! Это немыслимо!» Вполне вероятной была и ожидаемая мотивировка депортации: «Не оправдали доверия народа» или что-нибудь в этом роде.

«Федор Лясс: Знаменитые советские евреи пишут письмо в газету «Правда»»

В январе 1953 г., еще до опубликования в «Правде» и других центральных газетах «Сообщения ТАСС» об «Аресте группы врачей» для развертывания идеологического нажима через прессу, в том числе и для реализации запланированного «Письма» была создана руководящая группа. Возглавлял группу Г.М. Маленков — председатель Совета Министров СССР, который от имени Сталина следил за «Делом ЕАК», а потом за его продолжением — «Делом врачей-вредителей». Через него и осуществлялся контакт с самим Сталиным. Вторым лицом был глава Агитпропа (Отдел пропаганды и агитации ЦК), секретарь ЦК КПСС Н.М. МихайловПрактическое выполнение осуществлял только что назначенный главный редактор газеты «Правда» и глава образованной в 1952 году «Идеологической комиссии» Д.Т.Шепилов. Научным консультантом был Д.Чесноков, только что введенный в состав Президиума ЦК КПСС и стал главным редактором журнала «Коммунист». Знатная команда, иллюстрирующая важность и ответственность задачи, которую возложил на них Сталин! Но это была группа руководителей, не владеющих или плохо владеющих «пером». Поэтому к ним, конкретно для сотворения «Письма», пришлось привлечь в качестве пишущих — журналиста с юридическим образованием Якова Семеновича Хавинсон-Маринина, — члена редколлегии «Правды»; академика Марка Борисовича Митина, — шеф-редактора газеты «За прочный мир, за народную демократию» и обозревателя газеты «Правда»; историка академика Исаака Израилевича Минца, — возглавлявшего в Московском университете кафедру истории СССР; а также и бойкого борзописца, предводителя советской партийной журналистики — Давида Заславского. О национальной принадлежности последних четырех исполнителей говорят их фамилии, имена и отчества. И это тоже коварная задумка Сталина — привлечь к антисемитской акции в качестве его помощников евреев. Привлечь сейчас, чтобы уничтожить их потом. Тоже знакомый преступный кульбит!

Но владеющие «пером» евреи не выполнили ЕГО задания. Правда не сразу. Потом. Одумались. Об этом и разговор в этой статье… 

«Виктор Комаровский. Заметки на полях. Размышления об одной версии»

В версии Лясса есть один, но весьма важный пробел. Нельзя считать что и Шепилов и Михайлов были так неосторожны, чтобы передать Сталину (или Маленкову для Сталина) материалы, выполненные с «точностью до наоборот». При всей гнусности «шепиловых и михайловых» надо признать, что в «аппаратно-каръерных» вопросах они были большими специалистами. Дойдя до своих постов (в редакции Правды, в ЦК) они слишком хорошо знали, что следует за такими «ошибками» и собственными руками удавили бы любого, ТАК их подставившего. А они, в соответствии с версией Ф.Лясса, как простые курьеры, не читая (или читая, но не понимая), передают «наверх» все, что пишут «историки евреи и евреи журналисты». Можно ли поверить в такое?

Кроме того, приводимая Ф.Ляссом со ссылкой на других авторов, характеристика поведения составителей письма («…Бился в истерике Минц, а Хавинсон бегал по комнате, умоляя подписать письмо… Минц начал запугивать Любовь Михайловну, весьма образно описывая, что с ними будет, если И.Г. не подпишет письмо. Любовь Михайловна рассказывала, что час, проведенный в обществе «этих двух иуд» (как она выразилась), был не только одним из самых страшных в ее жизни, но и самым омерзительным») не дают веских оснований для предположения о внезапном изменении их гражданской позиции, о том, что они …потом …одумались.

Поэтому версия Ф. Лясса, что евреи сознательно трансформировали текст обращения в «Правду», по-моему, ошибочна. Она не учитывает, что авторы находились под постоянным контролем партийных (а может быть и не только партийных) функционеров, которые по своему положению должны были не допустить подобного.

«Виктор Балан: Старые письма»

Важная особенность названной темы — обилие мифов. Некоторые я перечислю, не оценивая их и не оспаривая. Доверчивый читатель, вспомнив их (для него они не мифы) вновь возмутится немыслимыми и жестокими подробностями, трезвомыслящий — очередной раз пожмет плечами.

Итак: донос Лидии Тимашук на кремлевских врачей-евреев, что привело к их аресту; «Сообщение ТАСС», которое спровоцировало шквал антисемитских публикаций и писем трудящихся в поддержку Тимашук с гневным осуждением врачей; решение Сталина депортировать евреев в Сибирь, на Дальний Восток и крайний Север; строительство бараков; организованное крушение поездов; спровоцированные погромы, и, наконец — повешение врачей на Красной Площади.

О двух мифах следует сказать отдельно. Это письмо «представителей еврейской общественности СССР» (хотя это фиктивное понятие, «пустое множество») в газету «Правда» с призывом к властям выселить евреев в восточные районы страны и отказ некоторых их них (представителей) подписать это письмо. Среди отказавшихся разные источники называют писателей Эренбурга и Каверина, генерала Крайзера, певца Рейзена и историка Ерусалимского. Во всем этом есть только одно слово правды — «письмо». Да, оно готовилось, оно было написано. Но никаких призывов к выселению в нем не было. Не было и никаких отказников. Подтверждению сказанному и посвящена настоящая статья.

«Форум: Федор Лясс и доказательства депортации»

Сама по себе депортация целых народов или национальных групп не была в период сталинизма чем-то абсолютно невозможным. Ещё до войны корейцы с Дальнего Востока были переселены в Казахстан. Целый ряд этнических групп был депортирован в ходе войны. Однако в послевоенный период фактов подобного рода не имело места быть. Что, конечно, не означает, что их и в принципе не могло бы быть. В принципе быть могло всё что угодно, вопрос лишь — планировалось ли такое и на самом деле?

По-видимому, в последние годы жизни Сталина слухи о депортации евреев в отдалённые районы страны ходили достаточно широко. Но нельзя и абсолютно исключить, что они возникли только после его смерти. В тех случаях, когда наличие слуха не зафиксировано письменно, трудно датировать время его зарождения с достаточной степенью надёжности. В том, что касается точной датировки, память человеческая слишком ненадёжна и подвержена слишком большому воздействию позднейшего опыта. Нередко человеку искренне кажется, что он слышал то-то и то-то в таком-то году, хотя на самом деле он впервые услышал об этом лет на 10-15 позже.

Наиболее популярная версия сводится к следующему:
— врачи-отравители, в основном евреи, должны были быть приговорены к смертной казни;
— казнь через повешение должна была состояться публично — на Красной площади;
— казнь должна была стать сигналам к массовым погромам;
— для того якобы, чтобы защитить евреев от погромов, их планировалось депортировать в отдалённые и малообжитые районы страны.

Некоторые ещё добавляют, что по плану, следование эшелонов с депортированными должно было сопровождаться систематическими нападениями «разгневанного населения» на эшелоны, так что к местам ссылки доехала бы лишь половина депортируемых.

Насколько правдоподобен такой сценарий?..

«Борис Шапиро: Культуроцид или геноцид?»

«Это действительно так и было», пишет известный литературовед, эссеист и лирик Ефим Эткинд в своем введении к фундаментальному труду Арно Лустигера «Красная книга: Сталин и евреи» и шестью страницами дальше, «что советско-коммунистические преступления против евреев это другой вид Шоа»
Арно Лустигер (75), переживший Бухенвальд и Аушвиц, стал известен своими публикациями «Евреи в испанской гражданской войне», Сопротивление евреев в 1933 -1945 гг.», и, прежде всего, как издатель «Черной книги». Последняя вышла из-под пера Еврейского Антифашистского Комитета (ЕАФК), члены которого были представителями еврейско-советской элиты. И, хотя мысль о написании «Черной книги» подал Альберт Эйнштейн, и она была написана советскими евреями по поручению правительства и документировала национал-социалистические массовые убийства советских евреев во Второй мировой Войне, книгу не разрешили опубликовать в Советском Союзе.

ЕАФК, основанный в 1942 году, должен был поддерживать Красную Армию в борьбе против нацистской Германии и собрал более 45 миллионов долларов для Советского Союза. В 1952 году в рамках антисемитской травли Сталин разгромил ЕАФК, как якобы шпионский центр мирового сионистского заговора против Советского Союза. 15 ведущих членов ЕАФК, все — верные режиму евреи, были осуждены в умом непостижимом открытом процессе, 13 из них были казнены, остальные приговорены к многолетнему тюремному заключению.
История Еврейского Антифашистского Комитета является главной темой нового замечательного исторического произведения Арно Лустигера «Красная книга: Сталин и евреи», изданного в издательстве AUFBAU в 1998 г., которое публикует историю евреев в России с начала поселения до смерти Сталина с завидной выразительностью и непревзойденной тщательностью…

«Илья Гирин: Готовил ли Сталин депортацию евреев? Вопросы сомневающегося»

Антисемитская вакханалия, развернувшаяся в начале 1953 года в связи с т.н. «делом врачей», помимо всего прочего родила сохранившуюся до сих пор гипотезу о якобы готовящейся «отцом народов» депортации евреев. Гипотеза постепенно переросла в миф, опирающийся на якобы «неопровержимые свидетельские показания», причем апологеты его как-то стремятся избежать ответов на простые, казалось бы, вопросы…

Вопрос первый: «Как технически осуществить депортацию?»

В отличие от депортаций немцев Поволжья, крымских татар, калмыков и народов Северного Кавказа, осуществленных в ходе войны «без сучка и без задоринки», депортация евреев представляла колоссальной сложности операцию в силу двух обстоятельств. Первое — масштабы. Депортировать предстояло около двух с половиной миллионов человек, для чего понадобилось бы минимум сорок пять тысяч (!!!) вагонов, т.е. около 10% всего вагонного парка страны, и полторы тысячи (!!) локомотивов (для сравнения: за годы войны советские железные дороги потеряли 1000 и получили около 2000 локомотивов по «ленд-лизу»). Не говоря о том, что изъятие такого количества подвижного состава сорвало бы грузовые и пассажирские перевозки, сама подача его в места сбора депортированных стала бы логистическим кошмаром из-за второго обстоятельства.

Евреи в отличие от названных выше народов были рассеяны по всей огромной стране, а не проживали компактно в той или иной местности, как, например, немцы или чеченцы. Следовательно, перед депортацией надо было выявить, адреса, где живут евреи, для чего надо было пересмотреть все картотеки по прописке едва ли не в каждом райотделе милиции, что в условиях докомпьютерной эры, потребовало бы привлечения значительного числа людей на длительный срок, а МПС должно было бы осуществлять переброску всего необходимого подвижного состава в различные части страны в зависимости от количества проживавших в них евреев. Нет, я не скажу, что такие проблемы сделали бы депортацию невозможной — в конце концов, «нет таких крепостей, которые большевики не могли бы взять», как некогда говорил сам Сталин, но масштабы этой операции делали ее эквивалентной мобилизации и переброски за тысячи верст огромной армии, следовательно, не могли не оставить каких-нибудь следов. Отсюда…

Вопрос второй: «Где следы?»…

«Федор Лясс: Депортация, «депортационизм» и «депортационисты». Ответы «депортациониста» на вопросы сомневающегося (начало)» и «(окончание)»

Депортация еврейского населения вынашивалась Сталиным в самом начале «Дела ЕАК», в процессе его организации, еще в 1948 году, сразу после убийства С.Михоэлса, еще до ареста основного состава правления Еврейского Антифашистского комитета. Как пробный камень с целью прикрытия этой акции и с тем, чтобы свалить всю за нее ответственность на евреев, в середине ноября ИМ было организовано совещание у Секретаря ЦК М.Н.Суслова. За столом заседаний оказались члены президиума ЕАК, которые получили специальные приглашения и все явились за исключением И.Эренбурга. Подробности того, что там происходило, мы узнаем из публикации А.Вайсберга (6).

Перед собравшимися Суслов сделал, как он сказал, «доверительное сообщение». После общих фраз об озабоченности Центрального комитета и Советского правительства судьбой еврейского народа, перенесшего огромные жертвы в войне, им была высказана идея, созревшая на самой вершине власти: создать Еврейское государство, «настоящее», социально справедливое, и не такое, как только что созданное государство «Израиль», сразу ставшее прихвостнем империализма и не заботящегося о судьбе своих граждан.

«Такое государство, — сказал Суслов, — может быть создано евреями, родившимися и живущими в Советском союзе. Настало время действовать, — призвал собравшихся Суслов и пообещал, что в этом окажут необходимую помощь все народы нашей страны. По мнению Центрального комитета партии на базе Еврейской автономной области в Биробиджане должна быть создана Еврейская автономная республика, в границах, обеспечивающих возможность расселения всех евреев, проживающих на территории Советского Союза. В этой вновь созданной республике с самого начала ее создания должны найти себе место евреи всех профессий, всех уровней образования, от рабочего и колхозника до академика. Центральный комитет, сказал Суслов, считает, что Еврейский Антифашистский комитет, в котором представлены лучшие люди еврейского народа, должен считать своей главной задачей в ближайшее время не только разъяснить и довести до самых широких кругов еврейского народа решение о создании Еврейской автономной Советской Социалистической республики, но и превратиться в рабочий аппарат, призванный подготовить осуществление этого исторического решения.

Этот «политический крючок с националистической наживкой» Сталин закинул руками Суслова в группу евреев, законопослушную, исповедующую идею ассимиляции и преданности стране, партии и лично товарищу Сталину. Но к полному разочарованию получил беспрецедентный для того неспокойного времени отпор…

«Вилен Левятов: “Чёрного кобеля не отмоешь добела”»

Я окончил Львовский мединститут в 1953 году. Через несколько лет мне пришлось работать в призывной комиссии в одном из райвоенкоматов Львовской области. Там на столе у военкома мне довелось увидеть инструкцию, которая запрещала призывать на службу в некоторые воинские части, расположенные на территории ГДР, граждан СССР «национальностей иностранных капиталистических государств». Какие же такие граждане имелись в виду в данном случае на практике? Ясно, что не какие-нибудь там англичане, французы «датчане и разные прочие шведы», которых там не было и в помине, а именно евреи. А мой старший по возрасту коллега, которому пришлось работать в военкомате в 1953 году, рассказал мне, что тогда военкомам были направлены материалы, в которых подробно излагался опыт проведения депортации еврейского населения немецкими оккупантами. Интересно, зачем военкомам,— кстати из того же ведомства, которое тогда возглавлял Булганин, -нужно было изучать этот опыт?

По мере того как уходят из жизни последние свидетели, которые, как, например, Хрущев, Булганин и Микоян, принимали непосредственное участие в тех событиях или те, кто хоть каким-то образом соприкасались с ними, некоторые деятели полагают, что облегчаются возможности для их фальсификации. Вилен Люлечник утверждает, что в связи с тем, что евреи и в последние месяцы жизни Сталина занимали видное место в системе советского общества, и любая депортация отбросила бы советскую науку и культуру далеко назад, поэтому у него таких намерений не было…

«Форум: Дискуссия о депортации евреев на “Еврейском калейдоскопе”»

Самым убойным для еврея доводом является следующий: «помните, кто создавал Освенцим, а кто его освобождал!». Да, когда два брата-Каина делили Польшу, неевреи старались оказаться по западную сторону Буга, а евреи — по восточную. Потому что на немецкой стороне евреев ждала близкая смерть, а на русской — был шанс выжить. Но только до поры до времени. Сталин был таким же ненавистником евреев, как и Гитлер, однако до окончания Второй Мировой он сильно зависел от еврейской интеллигенции, без которой его победа в войне была невозможной. Одно только налаживание эвакуированной промышленности на Урале и массовое производство военной техники в немыслимых условиях было бы неосуществимым без инженеров-евреев.

Но после войны «мавр сделал свое дело», и можно было инсценировать «дело врачей», развязать кампанию против «безродных космополитов» и подготовить депортацию-уничтожение всех евреев большевистского царства. Почитайте воспоминания Зорина и обратите внимание на «дезинфекцию» в товарняках, подлинным назначением которой было превратить их в душегубки. Чудо своевременной смерти Амана в Пурим 1953 года, спасшее нас от смерти, нисколько не меняет суть режима и его главаря. Гитлер и Сталин воевали за господство над Европой и миром. Ничего нашего, ничего правого ни у одного из них не было. Зверский массовый террор, голодомор, концлагеря и животный страх уцелевших были незавидным уделом их подданных. Разница в подходе к еврейскому вопросу состояла только во времени «окончательного решения»: сразу — или немного подождать…

«Абрам Торпусман: Еврейское счастье, или Две несостоявшиеся депортации»

Почему в 1944 году избежали депортации караимы?

Этот вопрос имеет решающее значение для выяснения «крымских намерений» диктатора. Между тем складывается впечатление, что крупнейший исследователь сталинского антисемитизма Костырченко о караимах вообще мало что знает. В его последней книге слово «караим» единственный раз используется как обозначение национальности разведчика Иосифа Григулевича и сопровождается подстрочным примечанием: «Этнические тюрки, исповедующие нераввинистический иудаизм и не признающие Талмуда» (с. 61). Примечание содержит серьёзную ошибку. Миф о том, что караимы — этнические тюрки, а не потомки еврейских сектантов, создан в XIX веке, расцвел в XX и помог российским караимам избежать дискриминации в царской России, а затем и гитлеровского геноцида. (Только в Киеве и в Кировограде — в те дни Елисаветграде — караимы оказались в расстрельных рвах вместе с другими евреями.) Но истиной от этого миф не стал. (К слову, коллеги Григулевича по Институту этнографии в Москве рассказывали мне, что после смерти ученого-разведчика выяснилось: по происхождению он еврей-ашкеназ, а не караим).

Для нашей темы имеет значение, что несколько тысяч караимов оказались в оккупированном нацистами Крыму. Надо ли пояснять, что, старательно пытаясь отмежеваться от других евреев, руководители караимской общины тесно сотрудничали с оккупантами и, естественно, после освобождения полуострова в 1944-м жестоко за это поплатились. Но, странным образом, в отличие от всех других неславянских общин Крыма, к караимам власти отнеслись в соответствии с принципами гуманизма — наказаны были только коллаборационисты. Напомним, что в остальных случаях грехи верхушки общины возлагались на всех — были жестоко депортированы все татары, греки, болгары (славяне) и даже армяне, принадлежавшие к «союзной», т. е. привилегированной нации.

Сохранился документ, проливающий некоторый свет на ситуацию…

«Людмила Дымерская-Цигельман: Незабываемый 1953-й»

Свое письмо Сталину Эренбург написал в связи с проектом коллективного обращения советских евреев в «Правду», инициированном, скорее всего, самим Сталиным. Это обращение планировалось как составная часть срежиссированной вождем политико-идеологической кампании, развернутой в связи и вокруг дела «врачей-вредителей», ставшего апогеем политики государственного антисемитизма, легализованного под камуфляжем «борьбы с космополитизмом» в начале 1949 года.

Сообщение об аресте «врачей-вредителей» и передовая «Правды», опубликованные 13 января 1953 года, были утверждены на специальном заседании бюро Президиума ЦК КПСС — высшем тогда правящем органе, возглавлявшемся Сталиным. Как правило, принятые на нем решения подписывал Сталин, но на этот раз он на заседании не присутствовал, и подписи его на документе не было. Не исключено, считает Геннадий Костырченко, что вождь таким образом готовил себе «алиби» с тем, чтобы при неблагоприятном для него развитии событий переложить ответственность на соратников. К этому предположению автора одного из самых глубоких и фундаментально документированных исследований «тайной политики Сталина» мы еще вернемся.

С проектом обращения евреев в «Правду» Эренбурга ознакомили и на его подписи настаивали партийные порученцы — академик историк Исаак Минц и член редколлегии «Правды» Яков Хавинсон (Маринин). О том, когда и как это происходило и какой именно текст был представлен Эренбургу на подпись, существуют разные версии. Бенедикт Сарнов, оценивая записанную со слов Эренбурга версию его друга художника Бориса Биргера как наиболее достоверную, воспроизводит ее в своей книге «Случай Эренбурга». Согласно этой версии, Минц и Маринин явились на квартиру Эренбургов «поздним вечером, точнее, уже ночью» и представили для подписи «письмо в газету «Правда», под которым было уже довольно много подписей… Илья Григорьевич очень резко сказал Минцу, что такое письмо он никогда не подпишет. Тогда Минц стал довольно прозрачно намекать, что это письмо согласовано со Сталиным. И.Г. ответил, что письма он подписывать не будет, но напишет письмо Сталину с объяснением своего отказа». Далее Биргер утверждает, что Эренбург ушел в кабинет, а Минц стал запугивать Любовь Михайловну, живописуя кары, которые их настигнут, если И.Г. письма не подпишет. «Час, проведенный в обществе «этих двух иуд», был одним из самых страшных в ее жизни. Вернувшись с запечатанным письмом, «И.Г. попросил передать его Сталину и сказал, что больше беседовать на эту тему не собирается…»»

«Алекс Рашин: Она заглядывала в депортационные эшелоны в 1953-м. Интервью с живущей в Нью-Йорке художницей Беллой Гольдман»

… У нас была по Казанской железной дороге на 40-м километре дача на станции «Отдых», напротив города Жуковского. И мы должны были туда поехать с мужем и что-то взять. Это было в 1953-м. Было холодно. Уже было объявление в «Правде» о «Деле врачей», и вовсю арестовывали. А перед этим нам сказали, а кто сказал — не помню, что в Малаховке стоят составы, в которых будут депортировать евреев. По Москве ходили эти слухи вовсю. Мы вылезли из электрички в Малаховке, это примерно на 30-м километре Казанской железной дороги, и пошли туда, где нам сказали, стоят на путях эти составы. Там на запасных путях мы обнаружили стоявшие целые составы вагонов. Правда, паровозов я не видела, только состыкованные вагоны…

У многих двери были открыты, и мы заглядывали внутрь. Там такие двигающиеся двери, и мы во многих вагонах их сами своими руками открывали. Они были мне знакомы, потому что в таком вагоне я ехала в эвакуацию. Это были товарные вагоны с нарами для перевозки людей. Там были два вида вагонов. В одном составе было вагонов 10, точно не помню, длинных, как бы полуторных, в которых было три отделения нар, расположенных поперёк вагона в три яруса каждое. Одно отделение нар было прямо посредине вагона, и по одному в торцах…

Расстояния между нарами были небольшие. Нары были из необструганных досок и поддерживались стойками. На нижних нарах было сено, на остальных почему-то нет. Я даже у мужа спросила, почему. Я не помню, как были устроены двери в этих длинных вагонах, потому что входить надо было к торцевым нарам с обеих сторон средних нар. Но основная часть вагонов была коротких, с нарами только в торцах, а середина была пустая. Часть людей могла лежать, а часть стоять. Но этого я точно не знаю. Дырок для испражнений в полу не было. Окон тоже не было. Мы начали считать. Мы насчитали то ли 134 то ли 154 вагона на двух путях. Третий был дальше, и мы туда не пошли. Вагоны были какого-то серо-бурого цвета. Это было днём и никакой охраны не было. Нас никто не окликал…

«Михаил Зорин: Депортация готовилась…» 

Я пишу как современник тех событий, которые теперь изучают историки. К весне 1953 года я уже был бывшим корреспондентом «Литературной газеты» по всей Прибалтике: сняли после публикации в «Правде» 25 февраля 1952 года статьи за подписью «Группа читателей» по поводу романа В. Лациса «К новому берегу». За «Группой читателей» стояли Сталин, Молотов, Маленков, Берия, как было установлено еще 10-15 лет назад.

Однако вернемся к статье о депортации евреев. В декабре 1952 года мне позвонил друг нашей семьи Карл Мартынович Граудин — член ЦК компартии Латвии, начальник политотдела Прибалтийской железной дороги, бывший корреспондент «Правды» по Латвии в первые послевоенные годы.

— Миша, нет ли у тебя настроения погулять в Верманском парке? Рад буду тебя видеть, — сказал Карл.

Карл Граудин встретил меня на дорожке парка и начал:

— Мне необходимо тебе кое-что сказать… Вчера я провожал Бориса Полевого (Карл дружил с Полевым), и вот что он мне поведал… Ты только не волнуйся, Борис сказал, что готовится операция еще страшней, чем с народами Кавказа… Готовится депортация всех евреев на Дальний Восток.

— Это произойдет и в Латвии? — спросил я Карла.

— Везде, в том числе и в Латвии, — ответил он.

Карл любил выпить, и мы зашли в ресторан «Кавказ», где его хорошо знали.

— Что же делать? — спросил я друга.

— Ума не приложу, куда ехать… Будут снимать и в поездах, требовать паспорта, но тебе не нужен паспорт… Во всяком случае, надо быть готовым…

«Роман Казак-Барский: Несостоявшаяся депортация, или Принял ли Иосиф Сталин после Второй мировой эстафету у Адольфа Гитлера в части «окончательного решения еврейского вопроса»?»

Сталин нашел гениальное решение. Ещё в течение почти 40 лет этим решением пользовались его последователи и хулители. В кратчайший срок компания антисемитизма под видом борьбы с низкопоклонством перед Западом, космополитизмом, формализмом и абстракционизмом в искусстве и науке была развёрнута в государственном масштабе. Но! Ни в одном официальном документе еврейский народ в целом не обвинялся! Исключительно некоторые представители его, якобы попавшие на крючок сионистской пропаганды. Естественно, носителями такой пропаганды считалась еврейская гуманитарная интеллигенция! Тактика — проста, как палка. В одночасье под каток репрессий попала еврейская литература и театр на идиш, не говоря уж об иврите. Но не только гуманитарии, каждый еврей в любой момент мог быть зачислен в разряд «некоторых»! Используя обвинение то ли биологов, то ли парикмахеров в космополитизме, к девяти типичным еврейским фамилиям (именам, отчествам) прибавлялся несчастный товарищ Иванов Иван Иванович, «купленый» либо по слабости ума «совращённый» коварными сионистами-космополитами. Этот приём был реализован и в деле «врачей-убийц в белых халатах». Дело стало апогеем нагнетания страха. По аналогии с уже опробованой технологией депортации малых народов, обвинённых в поголовном сотрудничестве с оккупантами, ожидалось проведение подобной акции по отношении к евреям. Именно этого эффекта и стремилась достичь власть! Не исключено, а скорее так оно и было, источником таких слухов были спецслужбы. Но намеривалась и могла ли власть довести дело до депортации? Был ли мальчик?

Изобретательность, железная воля, восточное коварство и непомерное тщеславие Иосифа Сталина, использовавшего инструмент красного террора, созданный партией Ленина, позволили ему создать супердержаву СССР. При этом как старый опытный уголовник Сталин старался не оставлять своих «отпечатков пальцев», подставляя своих соратников, чтобы иметь возможность в качестве мудрого вождя пенять перестаравшимся исполнителям. Так было во время коллективизации (статья «Головокружение от успехов»), «возмущение» вождя по поводу ареста Осипа Мандельштама. По его инициативе лучшие советские писатели хором восславили мудрую сталинскую политику перевоспитания «преступников» на каторге Беломорканала. Для международной общественности да и для внутреннего потребления, чтобы показать — борьба с космополитизмом и низкопоклонством перед Западом не есть антисемитизм, у него всегда была наготове еврейская колода карт выдающихся деятелей культуры, науки и прочих показательных слесарей-токарей и председателей колхоза. Неопубликованное письмо в «Правду», подписанное некоторыми известными «ручными» евреями, — неопровержимое тому доказательство. Этот приём использовался до самого конца державы. Антисионистский комитет — наследник тех подписантов. Эта дьявольская придумка Сталина работала безотказно. Тысячи «скрытых» евреев и полукровок, чистокровных арийцев, которые по рецепту Марка Твена могли при нужде быть назначены евреями, находились «под колпаком».

Однако, попробуем провести примитивный анализ, возможно ли было депортировать советских граждан еврейской национальности в то время?..

«Элла Грайфер: Так что же намерен был сделать Сталин?»

Правильный ответ начинается с правильного вопроса. Вопрос о гипотетической “депортации” евреев в начале 50-х — неправильный, и потому правильного ответа на него быть не может.

Необнаружение документов на сей предмет может означать как то, что они недоступны в закрытых архивах, так и то, что они уничтожены или даже вообще никогда не существовали. Предположим для простоты, что не существовали — ну так и что с того?

Документы пишутся после принятия окончательного решения о методах и сроках. И кто вам сказал, что готовившийся всесоюзный погром обязан был непременно проводиться путем депортации? Что сценарий с виселицей на Красной площади, о котором распространяло слухи НКВД, был единственно возможным и окончательно утвержденным? Чем вам плох, к примеру, немецкий вариант типа Бабьего Яра? Или советский — с уборкой улиц силами арестованных буржуев до полного искоренения этих последних на месте? Или еще что-нибудь такое, что нам с вами и в голову не придет… чекисты — они ведь люди творческие.

Правильная постановка вопроса: Намеривался ли Сталин устроить всесоюзный погром, и если да, то почему. На этот вопрос я без колебаний отвечу утвердительно, и это был отнюдь не антисемитский каприз лучшего друга физкультурников, а насущная (для него!) необходимость.

Дело в том, что Россия Вторую мировую войну выиграла, но Сталин-то ее, бесспорно, проиграл. Россия победила и ограбила Германию, сохранила империю и даже существенно расширила ее, но… неслышно, неотвратимо разрушался тоталитарный порядок внутри страны. Нет-нет, никто и не думал возражать ни против привычного русским авторитарного режима, ни даже против лично товарища Сталина, а просто все вот именно вернулось на круги своя: государство — сила чуждая и враждебная, которую надо обманывать по мере сил, царь-батюшка, который “ничего не знает”, чиновник-взяточник, с которым надо находить общий язык, обделывая свои делишки…

* * *

А также: Смотрите фильм Аркадия Ваксберга на youtube.com или на vimeo.com.

Читайте рецензию Геннадия Костырченко на фильм и другие работы Геннадия Костырченко, опубликованные на нашем портале.

А также — статьи: «Давид Таубкин, Федор Лясс: О статье Геннадия Костырченко “Депортация-мистификация”, опубликованной в журнале “Лехаим”»«Федор Лясс: Открытый ответ на открытое письмо Г. Костырченко»«Яков Этингер: Документы — еще не вся правда. По поводу статьи Г. Костырченко»

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *