Яков Каунатор: Размышления забугорца о патриотизме

 131 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Легко и необременительно прослыть патриотом и любить Родину в образе кустодиевской красавицы. Трудно и обременительно любить увечную, калеченную, пытанную и замордованную, в болячках и язвах.

Размышления забугорца о патриотизме

Яков Каунатор

В давние-стародавние времена, когда голову украшала шевелюра, когда самая первая влюблённость робко постучалась во что-то, что оказалось душой, интуитивно почувствовал: любовь — это понятие интимное. Это что-то потаённое, которое всегда с тобой и всегда в тебе. Ведь не будешь взахлёб орать на всех перекрёстках о своём чувстве. Позже к любви присоединилась вера, и по моему глубокому убеждению, вера — это тоже чувство интимное, с тобой и в тебе.

Оказалось, что любовь — это настолько всеобъемлющее чувство, что любить можно весь мир, а можно — три апельсина, одна опера так и называлась:»Любовь к трём апельсинам.» Можно любить цвет, и можно любить осень, можно любить дождь за окном, а можно любить золотую рыбку. И тут, как говорится, на вкус и цвет товарища нет. Поэтому и убеждён, что чувство любви дело абсолютно интимное. попробуй убедить любителя ползать по пещерам в счастье полётов… Но вот оказывается, что всех, абсолютно всех людей объединяет чувство любви к «отеческим гробам», то есть, к малой своей родине. И точно так же, как рыбы, преодолевая стремительные течения, рвутся на нерест в те края, где явились на свет, так и человек, въявь ли, в мыслях ли, возвращается к местам, откуда он родом.

Не было во времена моей молодости, да и зрелости тоже «управления по воспитанию чувства патриотизма в подрастающем поколении.» В каждом из нас без громких слов этот самый патриотизм существовал, наверное, неосознанно, а врождённо, с молоком матери, да с отцовыми нотациями да ремнями. И ведь никто не бил себя в грудь и не орал до визга, мол, «я самый-самый патриот, что землю свою любит и никого патриотнее меня в свете нету!» Но вот через 20 лет после обретения независимости, президент России между поисками амфор и полётами со стерхами озаботился воспитанием патриотизма… Худо дело…

В каждом из нас жила и жива любовь к малой своей родине — городишкам да городам, посёлкам и деревенькам. А о большем как-то и не задумывалось. Но вот распалась огромная страна, и с её распадом вдруг возникло чувство, что исчезло то, что когда-то, может неосознанно, интуитивно, любил, а теперь что-то потерялось… Вот ведь какое дело, сейчас задумываюсь и прихожу к выводу, что любил не родную коммунистическую партию с её несменяемыми и похожими вождями, которые выскакивали как в матрёшке, не идеологию эту. А любил школу, одноклассников, любил свой двор и посиделки с соседями, завод, институт, любил то время, когда студентами отправлялись летом в строй отряды, а по осени — на картошку, любил вырваться в выходные к морю или озеру, а кому не повезёт — на лыжную прогулку или по грибы… службу армейскую, армию вспоминали вовсе не за то, что она была «никем не победимая», а вспоминали однополчан, вспоминали не «интернациональный долг», а боевое братство и пережитóе…

Кажется, поэт Евтушенко сказал: «Ностальгия — это понятие временнóе, а не пространственное».

Из далёкого-далёкого своего «забугорья» возвращаюсь и возвращаюсь любовью своей к тому, что зовётся Отечеством, Отчизной. Вспомнился Лермонтов — «Люблю Отчизну я, но странною любовью…» Таких «забугорцев», как я, десятки, если не сотни тысяч. Иногда мне кажется, что мы — осколки от гигантского взрыва, разбросанные «по весям и странам» нашей маленькой планеты. И где бы, в каких странах мы не жили бы, объединяет нас вот это самое чувство любви к Родине. Да ведь — что такое — Родина? От слова — Род; Мы все родом оттуда, из той страны…

И никто, никакие «патриоты» не вправе запретить нам любить Родину. Чувство не подлежит «узурпации» кем бы то ни было.

И слово было произнесено, и слово это было — патриот. Пытаюсь разобраться, что же оно такое есть — патриот? то ли это бранное слово, и кто-то с пеной у рта изобличает патриотов в чём-то плохом, то ли это — медаль на грудь, и «обчество» ещё и подумает крепко, а достойна ли твоя грудь этой медали? На мой скромный взгляд патриот — это тот, кто созвучен своей стране и своему народу, кто живёт в одной тональности с ними.

А вот тут уже надо разбираться…

«Вчерашний день, часу в шестом,
Зашел я на Сенную;
Там били женщину кнутом,
Крестьянку молодую.

Ни звука из ее груди,
Лишь бич свистел, играя…
И Музе я сказал: «Гляди!
Сестра твоя родная!»

» Выдь на Волгу: чей стон раздается
Над великою русской рекой?
Этот стон у нас песней зовется —
То бурлаки идут бечевой!..»

Стихотворение «Вчерашний день часу в шестом» написано было Некрасовым в 1848 году. Знаменательный год выдался, в мировую историю он вошёл под названием «весна народов». По всей Европе прокатилась волна революций. Как русское общество отнеслось к тем событиям? Из письма В.А. Жуковского, проживавшего в то время во Франкфурте и ставший прямым свидетелем тех революций (да-да, тот самый Жуковский, возвестивший о восходящей звезде русской поэзии Александре Пушкине):

«Опьянение слишком сильное и всеобщее, — писал он, — возмутители всюду и на всех пунктах, и тайно и явно действующие, не дают образумиться <…>, а власть хранительная и обуздательная парализована. Германия падает;

…С благоговением смотрю теперь на нашу Россию, — продолжал он. — На своем неприступном для внешнего мира Востоке возвышается она теперь над взволнованною Европою, как ковчег, хранящий в себе зародыш нового мира, над волнами потопа, поглотившего прежний. <…> Россия сильна у себя и будет вдвое сильнее, когда все свое могущество устремит на свою внутренность, отгородив Китайскою стеною себя от заразы внешней. <…> Все, что необходимо для нашей самобытности, могучей и отовсюду неприкосновенной, все у нас есть;

… Посмотрев в глаза этой свободе, убеждаешься в том, какое твердое народное благо может быть устроено на фундаменте Самодержавия; этот фундамент у нас есть: наш самодержавный Строитель может еще спокойно и самобытно строить Русское здание великого царства по плану Божией правды. Чтобы это здание, столь богатое будущим, могло быть доведено до кровли, все Русские теперь крепче, нежели когда-нибудь должны слиться в одну силу с Царем своим»

Пройдёт несколько лет, грядёт Крымская война, показавшая гнилость и отсталость Николаевского режима.

Русское общество с воодушевлением восприняла дипломатическую и военную мощь, которую император Николай I направил на защиту традиций и устоев монархических режимов. А поэт Николай Некрасов неожиданно вдруг заговорил о «молодой крестьянке, избиваемой кнутом… А патриот ли он после этого? (Пройдёт 150 лет после «весны народов», грядёт новая «весна народов» — год 1989-1990; за нею прийдут «оранжевая», «революция роз» , И как 150 лет назад всей своей дипломатической, а порою и военной, Россия встанет на защиту устоев прежних режимов).

А стихи Некрасова — конечно же, конечно же патриотические… Мне же они задали вопрос, на который самому очень трудно ответить. Ко дню их написания прошло 850 лет со дня принятия православия, духовной основы России. И — неожиданно: «Там били женщину кнутом, крестьянку молодую…» «Выдь на Волгу — чей стон раздаётся…»

Вот, вот оно, вот и посыпались возражения со стороны патриотов: «А в Европе в это время была жутчайшая антисанитария! Они бань не знали!» И соглашусь, что они бань не знали, однако — «там били женщину кнутом…» — А вот Некрасов Николай Алексеевич в карты крестьян своих крепостных проигрывал!

И соглашусь, как говорится, «против лома нет приёма…» Однако, Некрасов не на Марсе родился, а родился он в стране с многовековой духовной основой и многовековыми устоями. И рос, и воспитывался в них. Только внутренний мир его воспротивился этим устоям, и появились эти стихи, и многие другие, в том числе и эти строки: «Как великою скорбью народной переполнилась наша земля.»

Скажу больше: в одно и то же время с Некрасовым жил-поживал один помещик, из графьёв по происхождению. По молодости и зрелости лет уж напроказничал он в своём яснополянском имении! И песня — «Я сын незаконный Толстого» не на пустом месте родилась… Однако, это не помешало ему в будущем написать роман «Воскресенье» о судьбе Катюши Масловой… И внутренний мир Толстого, его душа воспротивились и этим устоям, и духовной основе. И оказалось, оказалось, что «анафема» по нему давно плакала…

А как в отношении патриотизма? А можно ли их причислить к патриотам? Можно, обязательно!

«Размышления у парадного подъезда» написаны в году 1861. А в 1863 году случилось восстание в Польше. И уже другой император, Александр II введёт в Польшу войска для наведения порядка. И общество с радостью воспримет «наведение порядка» жестокими и кровавыми расправами.

Пройдёт лет 150, и России в очередной раз прийдётся наводить «конституционный порядок» во взбунтовавшейся Чечне. Методы будут теми же, что и 150 лет назад. И общество воспримет это «наведение порядка» с воодушевлением. Генералы получат звёзды Героев России, к примеру, генерал Шаманов, ныне командующий десантными войсками, и во одночасье превратятся в патриотов и пример для подражанья. Анна Политковская, журналистка, писавшая очерки о преступлениях армии в Чечне, будет объявлена «антипатриоткой», чуть ли не врагом народа, и будет убита в своём доме. Герою России генералу Шаманову дорога в Европу «заказана», закрыта, как военному преступнику.

Именем же Анны Политковской назовут улицы и площади в европейских столицах…

Да, да, я понимаю:»Европа нам не указ! В Европе самой жуткая антисанитария! Они по сей день бань не знают!»…

Жили были два генерала. Нет, не те, которых мужик накормил в сказке Салтыкова-Щедрина. Генералы были реальными, даже имена имели. Один, когда родился, бабка-повитуха глянула — «Енералом будет!»И нарекли его Георгием, в честь Георгия-Победоносца (как в воду глядели!) И отчество у него — чисто генеральское — Константинович. И фамилия короткая — Жуков, словно приказ: «Смирно!» А второй — ни рожи, ни кожи, да и с отчеством промашка — Кузьмич. А потому дали ему имя простецкое, чтоб знал паря себе место и звёзд с неба не хватал — Матвей. А фамилия его была — так сразу и не выговоришь — Шапошников.

Звезда Г.К. Жукова взошла в 1939 году, когда его, командира кавалерийского корпуса, выдернули из Белоруссии, и бросили на «отстающий участок», на реку Халхин-Гол, где разгорелся советско-японский конфликт. Бросили для наведения порядка в войсках. Перво-наперво Жуков издал приказ на двадцати пяти страницах. Из воспоминаний офицера штаба 57 мех.корпуса Григоренко П.Г., будущего генерала-диссидента, а тогда, в 1939 году — всего лишь участника и свидетеля халхин-гольских событий:

«Тут-то я и понял. Приказ отдавался не соединениям армии, а различным временным формированиям: „Такому-то взводу такой-то роты такого-то батальона такого-то полка такой-то дивизии с одним противотанковым орудием такого-то взвода такой-то батареи такого-то полка оборонять такой-то рубеж, не допуская прорыва противника в таком-то направлении“. Аналогично были сформулированы и другие пункты приказа».

Григоренко пришел к неутешительному выводу:

«В общем, армии не было. Она распалась на отряды. Командарм командовал не дивизиями, бригадами, отдельными полками, а отрядами. На карте стояли флажки дивизий, бригад, полков, батальонов, а вокруг них море отрядов, подчиненных непосредственно командарму…»

Жукова чуть-чуть подправили, кое-что объяснили. И приказы стали лаконичными и немногословными. Григоренко свидетельствует:

«Немало узлов навязал Георгий Константинович Жуков. Одним из таких узлов были расстрельные приговоры. Штерн добился, что Президиум Верховного Совета СССР дал Военному Совету фронтовой группы право помилования. К этому времени уже имелось семнадцать приговоренных к расстрелу. Даже не юристов содержание уголовных дел приговоренных потрясало. В каждом таком деле лежали либо рапорт начальника, в котором тот писал: „Такой-то получил такое-то приказание, его не выполнил“ и резолюция на рапорте: „Трибунал. Судить. Расстрелять!“, либо записка Жукова: „Трибунал. Такой-то получил от меня лично такой-то приказ. Не выполнил. Судить. Расстрелять!“ И приговор. Более ничего. Ни протоколов допросов, ни проверок, ни экспертиз. Вообще ничего. Лишь одна бумажка и приговор».

К концу октября 1941 года в Красной Армии оставалось лишь 8% от состава Армии на начало войны, то есть, на 22 июня 1941 года. Одними лишь пленными Армия за три месяца боёв потеряла почти 3 миллиона. Кто несёт ответсвенность за эту катастрофу?

— А Франция и Польша вообще через месяц капитулировали!

Знаю. Кто несёт ответственность за катастрофу Красной Армии?

— А Чехословакия и Норвегия и вовсе не сопротивлялись!

Кто несёт ответственность за поражения в начальный период войны? Тишина, молчание… Потому что надо называть имя не просто патриота, а национального героя, которому в Москве памятник поставлен как выдающемуся полковоцу и национальному герою. Вся ответственность за катастрофу лежит на генерале Жукове, как на начальнике Генерального штаба Красной Армии. Косвенно — на Сталине, назначившего кавалериста с трёхкласным образованием и кавалерийскими курсами на высокий пост. На памятнике Жукову забыли золотыми буквами высечь слова самого полководца, с которыми он и провоевал всю войну:»Солдат не жалеть! Бабы новых нарожают!»

А что же наш другой генерал, Шапошников Матвей Кузьмич? Звёзд с неба не хватал, но в генералы выбился. А из звёзд — на груди была всего лишь одна, Героя Советского Союза, в отличие от Жукова, у которого их было ажно четыре. Да и послужной список у Матвея Кузьмича был скромный:

 «В Красной Армии с сентября 1928 года, добровольно поступил в Одесскую военную пехотную школу. После её окончания в апреле 1931 года назначен командиром взвода 135-го стрелкового полка в Украинском военном округе.

В 1932 году учился в Москве на курсах технического усовершенствования командного состава при Военной академии механизации и моторизации РККА, с ноября 1932 года — командир танковой роты в школе младшего комсостава 45-го механизированного корпуса Украинского военного округа, с марта 1935 года — командир учебной танковой роты 135-й механизированной бригады в том же корпусе. С мая 1937 года по ноябрь 1938 года командир разведроты 12-й механизированной бригады Киевского военного округа.

В 1940 году окончил Военную академию РККА имени М. В. Фрунзе. С февраля 1940 года — старший помощник начальника оперативного отдела штаба 9-й армии, в этой должности участвовал в советско-финляндской войне 1939-1940 годов. С апреля 1940 года — помощник начальника 1-го отдела информационно-оперативного отдела и затем старший помощник начальника отделения Оперативного отдела Генерального штаба РККА.

Перед самым началом Великой Отечественной войны, в июне 1941 года, подполковник Шапошников был назначен на должность начальника оперативного отдела 37-й танковой дивизии 15-го механизированного корпуса Киевского Особого военного округа. С первого дня войны в боях на Юго-Западном фронте. Участвовал в приграничном танковом сражении в районе Дубно-Луцк-Броды, в Киевской оборонительной операции, в Уманском оборонительной операции. После гибели в Уманском котле в августе 1941 года дивизия расформирована, Шапошников назначен начальником оперативного отделения штаба 10-й танковой дивизии. С октября 1941 года — начальник штаба 133-й танковой бригады Юго-Западного фронта.

С апреля 1942 года — начальник оперативного отдела штаба 22-го танкового корпуса в 38-й армии Южного фронта и в 5-й танковой армии Сталинградского фронта. Участник Донбасской оборонительной операции 1942 года и оборонительного этапа Сталинградской битвы. С октября 1942 года полковник Шапошников — начальник штаба 5-го механизированного корпуса 5-й танковой армии Юго-Западного фронта, участник контрнаступления советских войск под Сталинградом.

С апреля 1943 года командовал 178-й танковой бригадой 10-го танкового корпуса 40-й армии Воронежского фронта. Участник Курской битвы и Белгородско-Харьковской наступательной операции, в которой его бригада совместно с другими частями освободила города Славгород и Тростянец.

Полковник Шапошников отличился в боях за реку Днепр. 21 сентября 1943 его бригада в составе корпуса с ходу освободила город Переяслав (с 1943 года — Переяслав-Хмельницкий). В ночь на 24 сентября в районе хутора Монастырёк (Кагарлыкский район Киевской области) Шапошников во главе мотострелкового пулемётного батальона бригады форсировал реку и захватил плацдарм. Отражая многочисленные контратаки противника, организовал переправу своей бригады и обеспечил преодоление реки другими частями. Этот успех сыграл большую роль в захвате знаменитого Букринского плацдарма.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками, полковнику Шапошникову Матвею Кузьмичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 3195).

С ноября 1943 года — заместитель командира, а с февраля 1944 года командир 10-го танкового корпуса на 3-м Прибалтийском фронте. 2 июля 1944 года ему было присвоено воинское звание «генерал-майор танковых войск». Участник ряда операций по освобождению Прибалтики. В ходе Рижской наступательной операции корпус под командованием генерала М.К. Шапошникова прорвал полосу обороны противника и освободил город Валмиера.

С ноября 1944 года — заместитель командира 1-го гвардейского механизированного корпуса на 3-м Украинском фронте, участник Будапештской наступательной, Балатонской оборонительной оборонительной и Венской наступательной операций. Боевой путь закончил в Австрийских Альпах, встретившись с союзниками. На параде Победы 24 июня 1945 года на Красной площади генерал-майор Шапошников возглавлял сводный батальон танкистов 3-го Украинского фронта.»

Генерал-лейтенант Шапошников Матвей Кузьмич в 1962 году отказался давить танками жителей города Новочеркасска, иными словами нарушил приказ о «наведении порядка». Согласно военной терминологии, «нарушил присягу и воинский долг». Был уволен из Армии, собирались судить, учли его военные заслуги, ограничились тем, что вычеркнули из армии и из жизни…

Как насчёт патриотизма в этих двух примерах? Так на каких примерах «комитет по воспитанию патриотизма в подрастающем поколении» будет оный патриотизм воспитывать?

Академик Андрей Дмитриевич Сахаров много чего натворил в своей жизни. Так однажды по молодости лет сотворил он со товарищами водородную бомбу. А к бомбе ещё напридумывал всякие разные бонусы. Умный был человек, образованный. Даром, что ли, в 32 года стал действительным членом Академии наук… И бомба, и бонусы всяки-разны назывались ядерным щитом страны от заморского супостата, который испокон веку поглядывал кровожадным глазом в сторону Родины да зубами пощёлкивал. А за бомбу с бонусами «Родина щедро поила его (Сахарова) берёзовым соком, берёзовым соком.» Три звезды Героя социалистического труда, а премий — немерено. И Сталинские, и Ленинские.

Но однажды Академик проснулся и крамольная мысль с чёрного хода забрела в его образованный мозг: «А не хватит ли бомб? Этак же и планету можно вдребадан раздербанить к чёртовой матушке!» И пишет он статью — «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». В статье говорилось об опасности дальнейшей гонки вооружений, его (вооружения) накоплено столько, что планету можно уничтожить несколько раз. Говорилось о том, что существующие две системы от конфронтации должны перейти к поиску точек сотрудничества. Провидцескими оказались слова Академика, что в результате сотрудничества капиталистическая система воспримет лучшие элементы социализма, социалистическая же — лучшие элементы капитализма, что и наблюдается нынче прямо-таки и невооружённым глазом.

Руководящая и направляющая сила советского общества была крайне удивлена таким восприятием объективной реальности в лице перманентного, вплоть до окончательной победы, противостояния двух систем. Учёному мягко было указано, что несмотря на его исключительно высокое образование, товарищ слегка ошибается, недопонимает он основ классовой борьбы.

А тот — упёрся! «Гонка вооружения — говорит — разорительна для страны, приведёт, мол, к краху экономики!» Руководящая и направляющая сила:

— В борьбе за дело мира и щастье всего международного пролетариата мы за ценой не постоим!

Объявили Академика сумашедшим (опыт был, в своё время кровавый царизм мыслителя и тоже очень уж образованного Чаадаева объявлял сумашедшим), спровадили учёного в город Горький, приставив к нему лечащего врача в образе КГБ.

Пройдёт время, академик Сахаров выступит в 1980 году против ввода советских войск в Афганистан. И вспоминается мне несуразная фигура Андрея Дмитриевича на трибуне съезда народных депутатов уже в перестроечные времена, его тихий голос, которым и не пытался перекричать улюлюкающую толпу патриотов, а пытался возвать к их разуму.

Всё, с чем выступал Сахаров в своих статьях, речах, возваниях, сбылось. Есть желание узнать об этом удивительном человеке — читайте.

Освистан, оплёван, ошельмован «патриотами», он тихо уйдёт из жизни, и Родина, для которой он сделал неизмеримо много, и о которой болел душой, «вычеркнет» с лёгкостью его из числа патриотов, подсаживая на это место куда более покладистых…

Сахаров Андрей Дмитриевич мыслил глобально, геополитически, переводя на понятный и современный язык.

И подумалось: а нашлось бы ему место в Академии геополитических проблем, Президентом в которой — генерал-полковник Леонид Ивашов. Человек — известный, о нём и в Википедии немало сказано добрых слов. «Военная косточка», закончил общевойсковое командное училище, и Академию военную закончил. Обычно о военных пишут: «прошёл путь от командира взвода до генерал-полковника». Не нашёл я ни строчки, где же начинал свой патриотический путь Ивашов Леонид Григорьевич… Нашёл только, что после Академии продолжил он службу в кабинетах Министерства обороны, пройдя путь до начальника секретариата при нескольких министрах обороны. Я — небольшой спец в воинской иерархии, но сдаётся мне, что должность, ну, как бы, лакейская.

Однако, грянули события в Югославии, под руку подвернулся Ивашов, и отправили его советником к Милошевичу. Уж чего он там насоветовал, не знаю, но — Милошевич — в Гааге, в Международном трибунале, Ивашов — как специалист — Президент Академии геополитических проблем. Однако, однако, с его подачи Россия всё же успела «фигу» показать НАТЕ зловредной. Вот с этого момента он и стал слыть крупным специалистом в области геополитика, а главное — патриотом. Из геополитических взглядов генерал-полковника Ивашова:

«Нам навязали матрицу развития страны, основанную на посылках Бжезинского: Россия должна быть расчленена и раздроблена. Это американская тайная геополитическая идея. Россия нужна Соединенным Штатам прежде всего как источник сырья, территория для сохранения грязных отходов и как дешевая рабочая сила, обслуживающая интересы транснациональных компаний. Большинство стран Европы не хотят расчленения России, но они не хотят и чтобы она поднялась с колен. Ослабленная Россия устраивает всех. И вот под эти идеи сверстали нам модель так называемого развития. А теперь давайте посмотрим, кто делал эту модель. Ельцин собрал вокруг себя шпану в коротких штанишках: всех этих Гайдаров, Бурбулисов, Шахраев, Авенов, Чубайсов. Он утверждал, что они не зациклены на старом, поэтому быстрее поймут новое. Эти люди не разбирались ни в мировой экономике, ни в экономике социализма, ни в экономике капиталистического развития. Но им дали сотни советников. В этот период через Россию прошло примерно 10 тысяч советников: Международного валютного фонда, европейского банка реконструкции и развития, различных институтов, а также ЦРУ. И вот они на нашей экономической безграмотности, используя низменные чувства тех, кто был в окружении Ельцина, создали урода. Урода в духовно-нравственной сфере. Урода в экономике. И урода в плане безопасности. Эта матрица действует и сегодня. Чтобы ее разрушить, необходимо понимание нынешнего состояния России, понимание того, что мы развиваемся не по своим проектам. Это первое. Второе: важно осознать необходимость создания своего, российского проекта. Для реализации нужна воля. Это третье. У нынешнего политического руководства страны нет ни первого, ни второго, ни третьего. Поэтому они следуют в русле тех ниточек, которыми подергивают из-за океана. «

Давным-давно, лет 150 назад, почти о том же писал и другой патриот, Василий Жуковский. Кажется, Шаламов говорил: «за двадцать лет в России много изменилось. За триста лет в России ничего не изменилось…» И вся геополитика генерала сообразно его образованию сводится к одному знаменателю: «Враг у ворот!»

Вам выбирать, дорогой читатель, поставьте рядом две фигуры: академика и генерал-полковника..

«Углубленное изучение в академии трудов «классиков марксизма-ленинизма» утвердило офицера в мысли, что власть ведет народ не тем путем. Офицер разработал детальную программу переустройства общества. Он выступал за многопартийность, свободу слова и дискуссий, изменение порядка выборов в партии и стране.»

Кого удивишь нынче записанными в Конституцию понятиями о многопартийности, свободе слова и дискуссий (хотя и сегодня есть, есть ещё места которые — «не место для дискуссий!») Программа переустройства общества, которая была предложена офицером и которую он собирался донести народу, успешно была претворена в жизнь в конце 80-х, начале 90-х годов: и многопартийность, и свобода слова, и «демократичность» выборов. Однако, сказанные в 1975 году, программа эта квалифицировалась как измена присяге. Капитан 3-ьего ранга Валерий Саблин поплатился жизнью за эту программу. А в 1994 году статью «Измена Родине» была переквалифицирована как «превышение должностных полномочий», и расстрельная статья была заменена на 10 лет. (К тому времени Саблин был уже 18 лет, как расстрелян)…

Вопрос для раздумий: а был ли Саблин патриотом? Странное дело, лейтенант Шмидт ходит в истории пламенным патриотом и революционером…

Недавно на страницах «Прозу.ру» довелось прочитать стихотворение о трагедии еврейского народа, о Холокосте. Стихотворение трагическое, проникновенное… Но в комментах — «патриотический кряк»: «А русских, а белоруссов, что, не убивали?»
Убивали, к несчастью, убивали и русских, и белоруссов… Список можно продолжить — и поляков, и чехов (вспомните Лидице); и французов — Орадур… А кто мешает рецензенту написать произведение о трагедии русского народа? «Кишка тонка», легче «крякнуть» и прослыть патриотом.

Песню «Враги сожгли родную хату» написал русский поэт Михаил Исаковский в 1945 году. Сразу же она была внесена под негласный запрет как «антипатриотрическая, депрессивная». Спустя 15 лет, в 1960 году «безродный космополит» Марк Бернес на свой страх и риск на одном из концертов воскресил эту песню (кстати, музыку на стихи Исаковского написал другой «космополит» — Матвей Блантер).

Одно из самых трагических произведений о войне — «Я убит подо Ржевом»— (ещё один «нерукотворный памятник» полководцу Жукову), написано затравленным в 60-ые годы русским патриотом Александром Твардовским; «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины, как шли бесконечные злые дожди…» — прочитайте это трагическое, и в то же время, одухотворённое стихотворение Симонова; Есть патриотическая проза Михаила Бубенова о войне — «Белая берёза» (Сталинская премия за роман, давно забытый); и есть «клеветнический» роман Виктора Астафьева «Прокляты и убиты», о трагедии русского народа…

А и у белоруссов — свои вершины: Василь Быков, мало ли написано было им произведений о трагедии белорусского народа? Фильм «Иди и смотри» — по его повестям. И проза Василя Быкова стала сокровищем не только белорусской культуры, но и признанным сокровищем культуры европейской. Гордость белорусской литературы вынужден был покинуть страну из-за травли со стороны «патриота» А. Лукашенко. Одной из стран, давшей писателю кров и приют, была Германия, та самая, которая в войну уничтожила каждого четвёртого замляка писателя.

Легко и необременительно прослыть патриотом и любить Родину в образе кустодиевской красавицы.

Трудно и обременительно любить увечную, калеченную, пытанную и замордованную, в болячках и язвах.

В первом случае любят мозгами, где органчиком звучит один и тот же мотив: «Кипучая, могучая, никем непобедимая! Страна моя, Москва моя, ты самая любимая!»

Во втором случае, который труден и обременителен, любят душой. Почему обременителен? Душа кровенит… Вот так душой любили Родину и Некрасов, и Толстой, и Есенин, и Рубцов, и Сахаров, и Саблин, и десятки и десятки тысяч патриотов.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *