Евгений Романов: Улица, улица, улица родная…

 247 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Да, так и хочется сказать, вызвал бы Михаил Шолохова Василия в Москву, не было бы написано столько клеветы об авторе «Тихого Дона». Да и Василий возможно остался жив.

Улица, улица, улица родная…

Евгений Романов

Шел январь 1925 года в редакционной комнате издательства «Крестьянской газеты». В помещении было по обыкновению шумно, тесно, дымно. Тут были: Серафим Огурцов, Николай Тришин (Одоев), Иван Молчанов, Егор Хвастунов, Василий Кумач. Владимир Гиляровский рассказывал о своих приключениях. В это время в комнате появился «незнакомый паренек в солдатской шинели, видавшей виды серой папахе, слегка сдвинутой набекрень, в простых сапогах. Парень был невысок и очень юн». Николай Тришин вспоминал:

«Полагая, что это один из селькоров, прибывших в Москву, заведующий отделом юнселькоров, Василий Кудашев усаживает паренька к столу:

— Садись, товарищ, рассказывай, с чем прибыл.

Не слышал, о чем они говорили, только видел, что парень в шинели поднялся, козырнул Кудашеву и вышел. На следующий день Вася Кудашев принес мне рассказ, написанный от руки четким почерком:

— Читай. По-моему, здорово!

Читаю заголовок: «Пастух». По мере чтения передо мной зримо встают пейзажи Придонья: знойная степь с висящими в небе ястребами, звоном кузнечиков хутора в вербах и садах… Знакомая картина, которая уже стала тускнеть в памяти за эти три года городской жизни. Ведь точно, в этих местах, на юге Калачевского уезда Воронежской губернии, граничащих с казачьими станицами, я провел 1920 и 1921 годы. Там мы, комсомольцы, работали в комбедах, дрались с бандитами Колесникова, Маруси, Курочкина и прочими. В рассказах поражали цепкий глаз автора, необычайная образность и колоритный язык. Дочитывая рассказ, смотрю на подпись автора: М. Шолохов». [1]

Через день Михаил Шолохов зашел в редакцию узнать о судьбе рассказа и встретился с Николаем Тришиным. Разговорившись, Николай выяснил, что Михаил учился в городе Богучаре. Пошли воспоминания. Каково же было удивление, когда «выяснилось, что уже дважды в жизни наши дороги едва не скрестились. Оказывается, в 1916 году мы одновременно учились в Богучаре Воронежской области — он в гимназии, а я в городском училище, и жили мы на квартирах по одной улице».

Города Богучар. Улица Мещанская (Прокопенко). 1913 год.

Улица, улица, улица родная, Мещанская улица моя. Сейчас эта улица называется Прокопенко. Переименована после гражданской войны в честь Прокопенко Н.Я., первого командира 1-го Богучарского стрелкового полка, погибшего от разрыва гранаты 9 августа 1918 года. В 1916 году это была улица Мещанская. Она соединяла центр города, где были торговые ряды и Спасский и Троицкий соборы, с церковью Рождества Богородицы. На площади располагалось знаменитые на всю Воронежскую губернию «Александровское» городское трёхклассное училище и мужская классическая гимназия. Купцы, учителя, священники и врачи, что ни дом, то биография, событие или трагедия, слава и почет.

Михаил Шолохов во дворе мужской трехклассной гимназии. (Сидит слева). Город Богучар. 1915 год.

Здесь стоял двухэтажный дом с магазинам купца 2-гильдии Селиверстова Дмитрия Тимофеевича. Через дом от купца Селиверстова Д.Т. жил священник Тишанский Дмитрий Иванович, в доме которого на полном пансионе проживал с осени 1915 до весны 1918 года Миша Шолохов… Справа, если идти от центра города, первым стоял трехэтажный дом городского головы и купца 2-гильдии Куранова Пётра Михайловича. Рядом дом с аптекой на первом этаже, в последствии уком комсомола. (Архитектурный памятник разрушен в 1942 году, восстановлен в 1948 году и снесен в 2013 году — Е.Р.) Почти в середине улицы жил врач Федоровский Александр Александрович, который был потомственным почетным гражданином города. На общественных началах он руководил оркестром, в котором играл Михаил Шолохов. Уже после гражданской войны дом был продан, долгое время в нем размещалась гостиница. Богучарцы называли его «Дом колхозника». В этом доме стоял на квартире ученик Александровского городского трехклассного училища Коля Тришин.

Дом священника Д.И. Тишанского, который окончил Воронежскую духовную семинарию и был законоучителем в мужской гимназии, в которой учился Миша Шолохов, бурлил событиями. В семье Тишанских было пятеро детей: три дочери и два сына. Младший сын Алексей был ровесником Шолохова, и они были дружны. Часто ходили вместе на рыбалку, играли в городском парке, который был расположен за рекой. А в воскресные дни посещали знаменитые ярмарки. Как писал Г.Г. Ткачев в «Воронежских губернских ведомостях», богучарская ярмарка это «древние олимпийские игры и новые биржи и даже, если хотите, парламент и театр … даже есть чем испытать свое счастье — это фортунка.

Несмотря на преследования полиции, неизбежно являющаяся со своим зеркальцем. иголками, рюмочками, где-нибудь в стороне, и народ своею грудью составляет возле фортунки живую стену».[2]

С Алексеем Миша жил в одной комнате, вместе готовили уроки, читали одни и те же книги. В домашней библиотеке Тишанских можно было найти произведения Пушкина и Лермонтова, Гоголя и Толстого, Некрасова и Чехова. Как вспоминала одна из дочерей Тишанского Д.И. — Антонина, Шолохов обладал феноменальной памятью, многие произведения мог цитировать наизусть.

Жена Дмитрия Ивановича Тишанского работала в Богучарской женской гимназии надзирательницей, а после революции заведовала детским домом в Богучаре. Она прекрасно играла на фортепиано и вечерами вместе со старшими детьми устраивала музыкальные вечера.

Дом Тишанских по улице Мещанской (Прокопенко) №12 где жил с 1915 по 1918 Миша Шолохов

Личный секретарь писателя Шолохова М.А., Чукарин П.Е. в одном из писем от 5 сентября 1968 года вспоминал: «У М.А. Шолохова остались очень приятные воспоминания о годах учебы в Богучарской гимназии и квартировании в доме Тишанских». Со слов Шолохова П.Е. Чукарин писал:

«… в какой-то мере начинал оттуда, от умного и образованного Дмитрия Ивановича Тишанского, привившего любовь к классикам русской литературы и поддерживающего в творческих начинаниях. Именно там я начал писать подражательные рассказы романтического направления».[3]

Два будущих писателя ходили по одной улице, не подозревая, что буквально, через несколько лет, судьба впервые сведет их в редакции «Журнала крестьянской молодежи».

Они могли встретиться еще раньше в 1920-м и 1921 годах, Николай Тришин работал в Калачевском учкоме комсомола, а Михаил Шолохов в Вешенской, агентом волпродкома. Секретарем уездного укома комсомола Николай Тришин был избран на I уездном съезде РКСМ, состоявшемся 7–9 сентября 1920 г.[4]

Как вспоминал Николай Тришин о встрече с Михаилом Шолоховым в своей газетной статье «У истоков» в мае 1960 года:

«Я на левом, а он на правом берегу Дона, обеспечивали продразверстку и гонялись за бандами в отрядах ЧОНа».[5]

Как вспоминал Михаил Шолохов:

«Я вел крутую линию, да и время было крутое; шибко я комиссарил, был судим ревтрибуналом за превышение власти … Два дня ждал смерти … А потом пришли и выпустили…».

Расстрел отменили, трибунал принял во внимание его несовершеннолетие.

И что интересно, 22 января 1921 года в здании местного ревкома города Богучар выступает электрик Андрей Платонов в последствии еще один известный писатель, который сделал доклад «о частной электрификации Богучара при использовании вод реки Дон».[6] Под его руководством было начато строительство Богучарской городской электростанции, а место для ее строительства было выбрано в конце улицы Прокопенко (Мещанской). Андрей не единожды прошелся по этой улице мимо домов, где жили Шолохов и Тришин, всего несколько лет назад. В 1925 году даже вместе с Виктором Шкловским, показывая ему свое «детище» — новенькую электростанцию.

А. Платонов слева второй, В. Шкловский крайний справа сидит на крыле

«Электрификация есть начало освобождения человека от угнетения материей, от борьбы с природой…», — об этом написал Андрей Платонов 13 февраля 1921 года в газете «Воронежская коммуна». Уже 3 декабря 1922 года выходит первый номер газеты «Комсомолец». «На большом заголовке были нарисованы красноармейская звезда, завод, молотобоец, парень, склонённый над книгой, село с клубом».[7] Среди первых авторов — члены редколлегии: бывший секретарь Калачеевского укомов комсомола Николай Тришин (Одоев) и Евсей Суслин (Слава), секретарь Воронежского губкома РКСМ. В Воронеже в редакции газеты «Воронежская коммуна» Андрей Климентов (Платонов) познакомился с Николаем Тришиным (Одоевым).
Вообще Андрей Платонов часто бывал в Богучаре. Это было время великих перемен и свершений. Достаточно привести одну выдержку из газеты «Комсомолец» за 5 августа 1923 года о праздновании шестилетия РКСМ, чтобы понять дух того времени.

«Готовясь, много спорили и долго составляли длинный план, но… налетела сначала саранча на богучарские поля и комсомолят погнали на борьбу с ней. План сократился. Прошло несколько дней. ЧОН услал активистов в Воронеж — показательную работу. Комса не унывает и, праздник провела. День праздника. Зал укома. Замена. Свет. Праздничные лица оставшихся в живых после нашествия саранчи и ЧОНа комсомолят, с веселыми рожицами детей детдома и толпа вольной публики. Открывается речью торжественное заседание, тов. Лебедев — деревенский парень говорит о празднике, о работе Союза. Несутся в ответ аплодисменты, сыплются приветствия детей, представителей учреждений и организаций.

Принимаются в почетные комсомольцы товарищи Сюсюкалов и Андрушкевич, старые партийные работники, и сейчас не покидающие организацию своим опытом, и товарища Рогачева, бывшего комсомольца, осуществившего лозунг комсомола «Куй нового работника», ставшего лучшим предисполкома — товарища Шапарь, «Гринько» — первого вождя революционной молодежи уезда и товарища Иорданова, «Леське Паше» — звену между партией и союзами, его идейному руководителю. Прерывистые взволнованные речи присутствующих в зале товарищей Иорданова и Шапаря, сводящихся к «Мы были, есть и будем комсомольцами», и сочувствующий грохот и аплодисменты публики».

Не секрет, что из горнила революции и гражданской войны вышла целая плеяда молодых по 20-25 лет писателей. Чего нельзя сказать о писателях белого движения, да и современных, таких талантов нет. Долго ходили слухи, что писали не они, как это было с Михаилом Шолоховым. Создавали впечатление, что он вообще ничего не написал, а потом сразу «Тихий Дон».

Но это не так. Приведу сухую статистику: «С этих пор, — вспоминал Николай Тришин, — Шолохов стал часто бывать в редакции, за короткое время… опубликовали «Пастух», «Алешкино сердце», «Калоши», «Кривая стежка», «Жеребенок».[8] Поразительная трудоспособность Михаила Шолохова. В 1923 году в газете «Юношеская правда» были напечатаны его первые фельетоны. 14 декабря 1924 года первый рассказ «Родинка».

Год 1925: 3 февраля 1925 года рассказ «Пастух»; 14 февраля рассказ «Продкомиссар»; 8 марта рассказ «Шибалково семя»; 31 марта рассказ «Алешка»; в апреле рассказ «Бахчевник»; повесть «Путь-дороженька»; май — июнь рассказ «Нахаленок»; рассказ «Председатель Реввоенсовета Республики»; рассказ «Коловерть»; рассказ «Семейный человек»; 10 ноября рассказ «Кривая стежка».

В эти первые месяцы 1925 года Михаил Шолохов подружился с главным редактором «Журнала крестьянской молодежи» Николаем Тришиным, сотрудником этого журнала поэтом Иваном Молчановым, Андреем Платоновым, Николаем Стальским, Василием Кудашевым. Именно Николай Тришин посоветовал Шолохову собрать рассказы в книжку и вместе с автором пошел в издательство «Новая Москва».

Василий Михайлович Кудашев и Михаил Александрович Шолохов

Но особая дружба завязалась у Михаила Шолохова с Василием Кудашевым.

Николай Тришин вспоминал:

«Из Вёшенской Михаил Александрович написал мне несколько писем по поводу договорной книжки, но ни словом не обмолвился о своей большой вещи, которую писал в это время. Мы только знали, что она будет называться “Тихий Дон” — это он сказал нам еще в Москве. Но ни о теме, ни о времени событий, ни о героях мы не имели понятия. Наконец, в июне 1927 года Михаил Александрович появляется в Москве. По старой дружбе он останавливается у Василия Кудашова, в Художественном проезде, благо у того была холостяцкая квартира.

— Ну, вот нагрохал первую часть, — объявил он нам. — А куда нести, не знаю.

— Конечно, в Госиздат, — советуем.

Рукопись отнесена в Госиздат … ,но только через месяц Михаил Александрович явился оттуда обескураженный. С неизменной улыбкой, похохатывая, докладывает:

— Не проходит! Замахали руками, как черти на ладан: «Восхваление казачества! Идеализация казачьего быта! И все в этом роде. Куда еще тащить?».[9]

В июле 1927 года состоялось первое чтение рукописи будущего «Тихого Дона» в квартире Кудашева В.М. Прозаик Николай Павлович Стальский вспоминал:

«В квартире Кудашева … состоялась одна из читок первой части романа. Он всех захватил и взволновал. Такого никто из нас еще никогда не слыхал. В литературу входил большой писатель со своей темой, со своим голосом, со своим видением мира».[10]

Михаил Шолохов принимает предложение Тришина Н.Н. и становится редактором литературного отдела «Журнала крестьянской молодежи». Как вспоминает Стальский:

«…Шолохов ежедневно приходил в редакцию — большую светлую комнату на Воздвиженке, читал рукописи, сдавал материал в очередной номер, беседовал с авторами, с художниками, участвовал в совещаниях, обсуждал номера, обдумывал очередные и т. д. Словом, трудился вместе со всеми».[11]

Николай Тришин будучи редактором «Журнала крестьянской молодежи», активно помогал Михаилу при написании романа. Литератор Николай Стальский вспоминал:

«Тришин, у которого были друзья, имевшие доступ к эмигрантской литературе, добывал ему книги казаков, изданные за границей, записки генералов и атаманов, дневники галлиполийцев, в которых офицеры признавались в крахе белого движения, с уничтожающей критикой обрушивались на вождей добровольческой армии, разоблачали их бездарность и корыстолюбие…».[12]

И все таки роман «Тихий Дон» вскоре напечатали.

Судьба у многих друзей Михаила Шолохова сложилась трагически. При этом причиной гибели многих послужил спектакль по пьесе Эрдмана «Мандат», состоявшейся вскоре — 20 апреля 1925 года в театре Мейерхольда. При чтении пьесы присутствовали все: главный редактор «Крестьянской газеты» Семён Урицкий, его заместитель Николай Одоев (Тришин), Андрей Платонов, Михаил Шолохов. Михаил Шолохов отметил: «Сильная штука!». Андрей Платонов: «Искренне, по-доброму завидую». На самом спектакле Шолохова не было. Спектакль был своего рода сатира на Сталина, на премьере звучало: «Прочь Сталина! Долой сталинских жуликов! Долой лицемеров и бюрократов! Долой сталинских ставленников!»[13]

«Красное колесо» истории и Великая Отечественная война сломала судьбы и погубила друзей-товарищей с улицы Мещанской и рукописи Михаила Шолохова.

Его друг детства, гвардии капитан Алексей Дмитриевич Тишанский, пал смертью храбрых 21 декабря 1944 года при освобождении Венгрии. За мужество и отвагу был награжден двумя медалями: «За боевые заслуги» и орденами «Красной звезды» и «Отечественной войны I степени.

Уже с фронта Василий Михайлович Кудашев в письме от 9 августа 1941 года писал:

«Жив, здоров. Пишу тебе наскоро, но главное. Если Михаил в Москве — проси его немедленно вызвать меня через Политуправление на несколько дней. Мне необходимо сдать ему оригинал рукописи «Тихого Дона». Если Михаила нет в Москве, пиши ему срочно в Вёшенскую».[14]

Да, так и хочется сказать, вызвал бы Михаил Шолохова Василия в Москву, не было бы написано столько клеветы об авторе «Тихого Дона». Да и Василий возможно остался жив.

Копия подлинника рукописи романа Михаила Шолохова «Тихий Дон»

Уже в середине октября 1941 года на Василия пришла похоронка, в которой значилось, так пишут в большинстве воспоминаниях о нем, что он пропал без вести.

Мне удалось отыскать в документах немецких концлагерей документы на пленного Василия Кудашева. 8 октября 1941 года под г. Вязьма Василий был пленен. Находился в лагере Гамерштайн (Померания). Умер от туберкулеза 20 февраля 1944 года. Недавно вышла книга Феликса Кузнецова «Тихий Дон: Судьба и правда великого романа». В ней описываются интересные факты о том, что в 1945 году на адрес Василия Михайловича Кудашева пришло письмо от Ивана Георгиевича Зайцевского, обратный адрес: Полевая почта 51163—Р. В письме говорилось:

«Василий Михайлович! Если ты выжил, как и я, то не откажи черкнуть несколько строк о себе и своей семье. Моя жена и доченька 7 ½ лет живут по-прежнему в Пятигорске. Если увидишься с нашим общим знакомым Сергеем Владимировичем Михалковым, то передай ему и всей его семье привет от меня… Я свою семью еще не видел с тех пор, как был мобилизован. 26.VI.41 г.».

На конверте иностранного производства — штамп: «Просмотрено военной цензурой», а также две записи от руки: адрес и телефон Михалкова и Наташи Кончаловской, его жены; вторая запись — рукой дочери Кудашева об авторе письма: «Был в плену с отцом. Писал из лагеря для военнопленных в Советском Союзе».

Василий Михайлович Кудашев в концлагере Гамерштайн (Померания)

Тришин Николай Никитич впоследствии был редактором Московского радиовещания и собкором «Известий ВЦИК». Будучи журналистом с десятилетним стажем, уже известным писателем, он в начале сентября 1932 года уезжает из Москвы в Каширский район, где становится организатором комсомольского движения и главным редактором газеты «Электровоз». Впоследствии газета несколько раз меняла название: «Стахановец», «Большевик», «По сталинскому пути», «За коммунизм» и «Заря коммунизма». Сейчас называется «Ступинская панорама». Во время Великой Отечественной войны Николай становится референтом при дирекции военного завода в городе Куйбышев. 11 мая 1945 г. был арестован и приговорен Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда ЧАССР 4 сентября 1945 г., обвинение: ст.58 п.10 ч.2 УК РСФСР, ст.58 п.11 УК РСФСР; «Распространял антисоветские высказывания». Сейчас в это верится с трудом, чтобы человек с такой биографией был шпионом и антисоветчиком. Президиумом Верховного суда РСФСР приговор Верховного суда ЧАССР и определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР в отношении Тришина (Одоева) Н.Н. отменил и дело прекратил за недоказанностью. Реабилитирован 30 декабря 1958 г.

Уже в мае 1960 года в газете «Комсомольская правда» Николай Никитович Тришин написал большую статью «У истоков» к юбилею писателя, где рассказал о том, как начиналась их дружба, о городе Богучар и как шла борьба за издание романа «Тихий Дон».

Только 4 февраля 2008 года, глава Международного шолоховского комитета Виктор Черномырдин, передал Российской государственной библиотеке сто экземпляров уникального факсимильного издания рукописи романа «Тихий Дон». Рукопись, которая считалась утерянной, была выкуплена Российским государством у наследников друга М. Шолохова Василия Михайловича Кудашева.

Р.S. Улица, улица, улица родная Прокопенко, улица моя. Как бы то ни было, но и мое детство прошло на этой улице. Ушло одно поколение, пришло другое. Улица живет. В доме №20, где «квартировал» Николай Тришин в 1970 году на ночлег останавливался советский актёр, Народный артист СССР — Юрий Владимирович Никулин. Чуть позже — советская и российская актриса, народная артистка СССР — Нонна Викторовна Мордюкова. Рядом с гостиницей, в доме №10, где жил первый секретарь райкома КПСС, в 80–х годах XX века останавливались советские писатели, соавторы множества книг и киносценариев — братья Вайнеры, Аркадий Александрович и Георгий Александрович. С ними была еще юная, а впоследствии известная российская телеведущая и писательница Наталья Аркадьевна Дарьялова. В доме №6, в 1965 году родился и вырос известный российский профессор кафедры урологии Российского государственного университета, доктор медицинских наук Кривобородов Григорий Георгиевич.

Но это уже другие судьбы, повести, романы и продолжение истории улицы.

 


[1] Газета Комсомольская правда. 1960. 22 мая. Тришин Н. У истоков. К 55-летию со дня рождения М.А. Шолохова.

[2] Газета «Воронежские губернские ведомости», — Воронеж,1865 год. — №1.

[3] Газета «Коммуна», — Воронеж, 1988 год — №228. 2 октября.

[4] ГАОПИ Ф.154, 97 ед. хр., 1920–1924 гг.

[5] Газета Комсомольская правда. 1960 год, — 22 мая. Тришин Н. У истоков. К 55-летию со дня рождения М.А. Шолохова

[6] Газета «Воронежская коммуна». — Воронеж, 1921 год, — 28 января.

[7] Газета «Коммуна» — Воронеж, 2012 год, — №66 (25894) 12 мая.

[8] Газета Комсомольская правда. 1960. 22 мая. Тришин Н. У истоков. К 55-летию со дня рождения М.А. Шолохова

[9] Бекедин П. Срочно требуется автор «Тихого Дона» // Дон. 1993. № 2—3. С. 187—208.

[10] Бар-Селла З. Тайна века. Имя // Окна (Приложение к газете «Вести», Тель-Авив). 1997. 26 июня. С. 2.,

[11] Бар-Селла З. «Тихий Дон» против Шолохова // Загадки и тайны «Тихого Дона». С. 160.

[12] Венков А. В. «Тихий Дон»: источниковая база и проблема авторства. Ростов-на-Дону, 2000. С. 86.

[13] И. Прут. Неподдающийся. М., «Вагриус», 2000

[14] Величко М. Чекан его души // Строка, оборванная пулей. С. 299, 301.

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Евгений Романов: Улица, улица, улица родная…»

  1. «…Судьба у многих друзей Михаила Шолохова сложилась трагически. При этом причиной гибели многих послужил спектакль по пьесе Эрдмана «Мандат», состоявшейся вскоре — 20 апреля 1925 года в театре Мейерхольда. При чтении пьесы присутствовали все: главный редактор «Крестьянской газеты» Семён Урицкий, его заместитель Николай Одоев (Тришин), Андрей Платонов, Михаил Шолохов. Михаил Шолохов отметил: «Сильная штука!». Андрей Платонов: «Искренне, по-доброму завидую». На самом спектакле Шолохова не было. Спектакль был своего рода сатира на Сталина, на премьере звучало: «Прочь Сталина! Долой сталинских жуликов! Долой лицемеров и бюрократов! Долой сталинских ставленников!»[13]…
    [13] И. Прут. Неподдающийся. М., «Вагриус», 2000»

    1) Непонятно, какое отношение имел «Мандат» Эрдмана к «гибели многих», особенно к перечисленным?
    2) И.Прут «Неподдающийся»
    http://flibusta.net/b/324155/read
    В тексте нет ничего про цитируемые автором статьи из И.Прута возгласы, типа «Прочь Сталина!»

    1. Действительно, как оценить вот этот отрывок
      «Спектакль был своего рода сатира на Сталина, на премьере звучало: «Прочь Сталина! Долой сталинских жуликов! Долой лицемеров и бюрократов! Долой сталинских ставленников!»[13]»
      В источнике 13 нет ничего подобного. В 1925 году вожди Советской России для широких масс были в общем-то на одно лицо. Внутрипартийная борьба не вышла еще на простор. Троцкий еще пока член Политбюро. Тройка Зиновьев-Каменев-Сталин (заметьте, Сталин — последний) пока внешне не распалась. Все еще впереди. Откуда может взяться общественная ооппозиция именно Сталину? И, потом, в самой упомянутой пьесе нет никакой критики Сталина. И даже сейчас эта пьеса так не позиционируется. Интересн, откуда автор этой очень интресной статьи взял эти не совсем поняные строки?

  2. «…Достаточно привести одну выдержку из газеты «Комсомолец» за 5 августа 1923 года о праздновании шестилетия РКСМ…»
    В 1923 г.праздновалось пятилетие РКСМ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *