Михаил Моргулис: Мексиканцы цветов не дарят

Обычно мексиканки низкорослые, толстоногие, с объёмными задницами, а Изабелла была худая, и до чёртиков зеленоглазая, а ещё лодыжки были тонкие, как и запястья. И всё было ладное. А волосы — волосы трижды чёрные, угольные, и падали, падали бесшумными волнами.

Михаил Моргулис: Мексиканцы цветов не дарят Читать далее

Михаил Моргулис: Записки умного сумасшедшего

Оказалось, что пока меня не было, Ленин покрасился чёрной мазью для обуви и стал выкрикивать угрозы врачу Джеку Гуревичу, в том числе «Медицинская проститутка», «Отдай, буржуй, свой гамбургер чёрным крестьянам» и прочую отсебятину.

Михаил Моргулис: Записки умного сумасшедшего Читать далее

Михаил Моргулис: Новые рассказы

Бог вживляет в нас Местечко, когда мы начинаем свой недолгий поход по этой земле. Это Божий чип, охраняющий нас от заражений, болезней, стрессов. Местечко позволяет нам смеяться, когда больно, и даже умереть, с лёгкой торжествующей улыбкой.

Михаил Моргулис: Новые рассказы Читать далее

Михаил Моргулис: Записки Тобика

И началось. Жрёт целый день яблоки и воет от голода. Смотрю на неё и думаю, даже волки от голодухи так не воют. Вообщем, через три дня появляется в кухне, бледная и такая же толстая. И на скороводу пять яиц с колбасой…

Михаил Моргулис: Записки Тобика Читать далее

Михаил Моргулис: Последний походъ

Фраскати, когда молодое, очень опасно. Тогда оно кажется прохладным сладким напитком. И в жаркий день вам постоянно хочется его пить. В нём бывает вкус ореха и мёда. Это молодое вино заманивает вас в свои сети.

Михаил Моргулис: Последний походъ Читать далее

Михаил Моргулис: Над пропастью в душе

И вот он, последний из могикан, скачет по прерии жизни: Одинокий всадник на одиноком Пегасе. Они вместе создают строки, рождённые из кровавой пены коня и крови человеческой, из одиночества Всадника и одиночества Коня.

Михаил Моргулис: Над пропастью в душе Читать далее

Михаил Моргулис: Я убил её печальные глаза

И всё прощалось со мной, и всё встречало меня… И я почувствовал два любимых запаха — запах скошенной травы, и запах сгоревших листьев. И в медовом золоте этих запахов плыло слово «Аминь! Да будет так!»

Михаил Моргулис: Я убил её печальные глаза Читать далее

Михаил Моргулис: Жадный Чарли

Помню, это случилось в четверг, Чарли вызвали в суд. Он вернулся другим. Худеньким стариком, нетвёрдо ступавшим шаркающими ногами. Посмотрел вокруг, сел, и стал похож на подбитую умирающую птицу.

Михаил Моргулис: Жадный Чарли Читать далее

Михаил Моргулис: Цапля, которая улыбалась

Михаил Моргулис Цапля, которая улыбалась (рассказ) Евгению Александровичу Евтушенко, который просил называть его «Женей» Мы вернулись с сыном во Флориду. И сидели сейчас на крошечном балкончике. Я потягивал тоник и в который раз думал о нём, но никогда этих слов не говорил: Ты слишком хороший для этой жизни. Эта фраза …

Михаил Моргулис: Цапля, которая улыбалась Читать далее

Михаил Моргулис: Записки сумасшедшего крокодила

Михаил Моргулис Записки сумасшедшего крокодила Золотому мальчику, преодолевающему боль — Зи, сыну Какие все-таки джинсы надеть, белые или чёрные? Белые наряднее, а чёрные удлиняют ноги. Но, в принципе, даже если я буду казаться на полсантиметра выше, на фиг я кому нужен! Хотя, кто знает, вдруг найдётся какая-нибудь рыженькая, глянет, хлопнет …

Михаил Моргулис: Записки сумасшедшего крокодила Читать далее

Михаил Моргулис: Беззащитность гениальности

Михаил Моргулис Беззащитность гениальности Правда всегда на прицеле. Ложь — в бронежилете. А за ней ещё платная охрана. Талант раним, посредственность сильна и неуязвима. А гений  беззащитен. У Евтушенко суперзвериное чутьё на литературу. Он за сто метров учует в интеллигентном человеке графомана. Я говорю с ним — и думаю, не …

Михаил Моргулис: Беззащитность гениальности Читать далее

Михаил Моргулис: Праздник, который не увидел Хемингуэй

Михаил Моргулис Праздник, который не увидел Хемингуэй Он не мог увидеть праздник в Мадриде, потому что когда в 1936 он был там, шла война. Не мог увидеть, потому что дышал в Испании гарью военных дорог и видел разрушенные бомбами дома и осиротевших детей. Он неистово хотел быть в этих опалённых …

Михаил Моргулис: Праздник, который не увидел Хемингуэй Читать далее

Михаил Моргулис: Тоска по раю. Отрывки из романа

Михаил Моргулис Тоска по раю Отрывки из романа Всем, кто умел прятать страдания души и улыбаться сквозь слёзы. Всем, кто испытал любовь и тоску. Всем, кто тосковал по райскому саду, стремясь вернуться к покинутому Богу. Михаил Моргулис * * * Теперь мы подъезжали к карнавалу с другой стороны. Наступающий вечер …

Михаил Моргулис: Тоска по раю. Отрывки из романа Читать далее

Михаил Моргулис: Вечный человек

Михаил Моргулис Вечный человек Это был он. Прежний, тот же, с бушующей аурой жизни, исходившей из ярких глаз. Болотного цвета суперкрутой твидовый пиджак, яркая цветочная рубашка и такая же кепка— кепуля, молча и всегда говорящая от имени хозяина: «Да, такой я, да такой я всегда, я — это жизнь и …

Михаил Моргулис: Вечный человек Читать далее

Михаил Моргулис: Еще два рассказа

Михаил Моргулис Еще два рассказа ПЕРЕД ПОЛЁТОМ  «Страх перед смертью лишь результат неосуществившейся жизни…» Франц Кафка Вначале я прожил жизнь. Потом пережил смерть. Потом, внезапно, снова стал жить. После четырёх дней клинической смерти я плавно опустился на землю. Это было так неожиданно для окружающих, что ещё некоторое время они говорили …

Михаил Моргулис: Еще два рассказа Читать далее

Михаил Моргулис: Два рассказа

Михаил Моргулис Два рассказа Прощание с Иерусалимом  Дочке Валерии, разделившей жизнь на белое и чёрное. Прощание, снова прощание, теперь с Иерусалимом. Сколько стоит молчание. Бывает, что дороже жизни. Вот молчание Иисуса перед Пилатом. Я точно знал, что уезжаю из Иерусалима навсегда. Знал, что больше сюда не вернусь. Может быть только …

Михаил Моргулис: Два рассказа Читать далее