Валерий Скобло: Вызов

 139 total views (from 2022/01/01),  3 views today

То, к чему с большей или меньшей степенью сознательности стремятся все люди — ощущение полноты, цельности и осмысленности мира — можно обрести как в религии, так и вне ее, но в любом случае оно не дается даром. Каждому из нас брошен свой вызов. Он не обращен ни ко всему человечеству, ни к народу и ни к какой другой общности, к которой мы себя причисляем, только к отдельной человеческой личности. 

Вызов

Валерий Скобло

Двадцать с лишним лет назад, в самом начале 90-х, одна моя сотрудница рассказывала про своего брата, бывшего члена КПСС, занимавшего довольно значительный хозяйственный пост, который стал регулярно посещать церковь, соблюдать религиозные праздники и обряды. На мой вопрос, а что же мешало ему делать то же самое в доперестроечные времена, она с обезоруживающей искренностью воскликнула: «Да ведь об этом могли узнать!..» По-моему, она обиделась на меня, когда я попытался осторожно усомниться в правдоподобности такого поразительного случая обращения.

Другой случай. Года четыре назад вышла в свет роскошно изданная филфаком петербургского Университета энциклопедия в двух томах: «Литературный Санкт-Петербург…» Обратил внимание на статью в непосредственном соседстве с заметкой о себе — об одной довольно известной в свое время поэтессе. В те времена, о которых пойдет речь (начало 80-х), она работала лит.консультантом в отделе поэзии одного из самых солидных литературных журналов Ленинграда. Она и написала рецензию на мой сборник, лежавший тогда в «Совписе». Книжка, как я теперь понимаю, выйти все равно не могла, но этот отзыв ее окончательно формально «похоронил». Ладно, прошло столько лет — я и тогда не испытывал никаких особо сильных чувств к такого рода рецензентам, какие уж сейчас могут быть счеты? Речь — о другом. Среди прочего «хорошего» в этой рецензии был отмечен и такой криминал: «…во многих стихах… употребляются обороты: «Бог весть»… «боже ты мой…»… «слава богу…», «Дай-то бог…», «…ощущенье взгляда оттуда, с высоты…». Кстати, на весь сборник из почти сотни стихотворений этих строк с упоминанием «божественного» и было-то штук пять — она нашла их все! Ладно, и тут все нормально: зарабатывала на жизнь, как и чем могла. Но из статьи о ней с удивлением и полным восторгом узнаю о ее теперешней карьере: «…публикуется в журналах «Православный собеседник» и «Церковный вестник», «С.-Петербургские епархиальные ведомости…», а уж даже названия ее теперешних сборников и поэм… — куда мне с моими тогдашними робкими «боже ты мой»! Как, должно быть, кается и мучается бедная поэтесса, вспоминая свою рецензию обо мне. Нет, все же какие поразительные случаи духовного преображения бывают с людьми!

Я сейчас отбрасываю две крайние и, думаю, не самые распространенные возможности: сознательно неискреннее, чисто конъюнктурное обращение к православию, дающее в политической перспективе быстрые и верные дивиденды, и то, что называют «откровением» — полное мгновенное духовное перерождение человека под влиянием внезапно открывшейся перед ним картины внутренней реальности; не буду обсуждать сейчас, бывает ли это перерождение на самом деле полным и мгновенным.

Большинство из обычных, средних людей обращается к Богу… нет, все-таки точнее будет сказать — к религии, к церкви, по причинам по-человечески очень понятным и, я бы осмелился сказать, «извинительным». Они не могут обойтись без внешних конструкций и атрибутов для обретения смыслообразующих аспектов своего существования. Говоря попросту, чтобы подпереть неясно внутренне ощущаемый ими запрет на убийство или разбой им, кроме страха перед государством в лице, скажем, участкового, нужны на этот счет еще четкие указания от Всевышнего. Более того, не вполне доверяя исходящим, говоря высоким слогом, из глубин собственной души обещаниям согласия с собой и, в какой-то степени, окружающим миром за посильную лепту на алтарь доброты и взаимопомощи, они и здесь пытаются переложить ответственность за получение обещанного вознаграждения на вышестоящие инстанции.

Здесь вот еще какое обстоятельство. Раньше обычный советский гражданин был уверен, что, раз летчики и космонавты летали в небесах и никакого такого бога не обнаружили, то, значит, его и нет, и во всех газетах и книжках об этом написано, Точно так же теперь обычный верующий уверен, что множество людей и два тысячелетия назад и в наши времена с Ним лично общались, во всех газетах и книгах об этом пишут, и это общеизвестный факт, удостоверяющий существование Бога. Не буду обсуждать сейчас степень и глубину этой уверенности, так легко переходящей в свою противоположность. Качество среднего школьного и высшего (но тоже очень среднего) институтского образования в этой части и тогда, и сейчас было таково, что наука и религия раньше никак не согласовывались в мозгу обычного гражданина, так же как теперь наука не только не противоречит религиозным догмам (что отчасти так и есть), но, по его мнению, активно поддерживает эти догмы. Т.е. грошовый невежественный советский атеизм сменило столь же дешевое религиозное суеверие, почти никак не приобщенное ни к двухтысячелетней традиции христианства, ни к тысячелетней традиции русского православия.

На глазах у этого среднего гражданина рухнуло столько всего, казавшегося незыблемым, от «вечно живых учений», «всесильных, потому что верных» до многометровых гранитных памятников их создателям и продолжателям, от целой империи, наводивших страх на весь мир, до новой исторической общности людей, к которой он сам принадлежал, что этот гражданин готов поверить чему угодно: от ежедневно передаваемых по городскому радио призывов лекаря-мага, унаследовавшего «древние знания жрецов Атлантиды», обращаться к нему за исцелением всех телесных и душевных недугов, до перепечатываемых в большинстве городских газет обращений очередной бабы Нюси, готовой вылечить от тех же недугов и без оного обращения — так, по фотографии. Разницы между грубым суеверием и тонкостями религиозной метафизики этот средний гражданин естественно не ощущает, но работают в его сознании они друг на друга, по принципу: если может быть одно, то почему не может быть другого?

Еще раз подчеркну, я беру среднестатистического гражданина, отбрасывая политических циников, в прямом и переносном смысле «использующих» православие, ислам или другие, менее распространенные в России культы, и истинно верующих, каковыми люди бывают независимо от образования, среди которых есть и немалое число, искренне обратившихся к религии за последние десятилетия.

От образования, конечно, религиозные убеждения не зависят, однако часто поражает усердие именно неофитов со средним (очень средним и неполным средним) образованием. Процитирую поразившую мое воображение довольно известную книгу Луизы Л. Хей «Исцели свою жизнь…»: «Я, которая даже не закончила среднюю школу, вдруг превратилась в самую усердную студентку, читая все, что попадалось под руку и имело отношение к метафизике. Церковь религиозной науки стала моим вторым домом…» И сочные этические плоды такого усердия дают о себе знать: «…мать, которой уже 90 лет, упала и сломала себе позвоночник. В один момент моя мать превратилась из сильной независимой женщины в слабого беспомощного ребенка… Проведя два месяца в больнице, моя мать была готова к возвращению домой. Но, конечно, она больше не могла жить одна, и мне пришлось взять ее к себе. Я совсем не знала, что из этого получится, поэтому сказала Богу: «Хорошо, я позабочусь о ней, если Ты окажешь мне помощь, особенно в деньгах»». Истинная вера, как известно, двигает горы — Господь помогает Луизе деньгами. Дальше — больше, Луизе надо отлучиться: «Я не могла оставить ее одну, и мне надо было обязательно ехать. Я опять сказала Богу: «Бог, позаботься, пожалуйста, об этом…»» И Он позаботился.

Поражает какая-то почти детская наивность взрослого человека, который абсолютно не слышит, что он «несет». Не знаю, соответствует ли цена учения этой самой Церкви религиозной науки цене убеждений верной ее прихожанки, но я часто слышу нечто подобное тому, что пишет Луиза Хей, из уст разной степени усердия прихожан самых различных конфессий. Ничего особо удивительного или порочного в таком, мягко говоря, потребительском отношении к религии у большой части внезапно прозревших людей, еще вчера причислявших себя к атеистам, я не вижу. Беда таких верующих в том, что религия совсем сбивает их с толку. Они уж как-то совсем буквально воспринимают тезис «верую, потому что нелепо». В головах современных, зачастую считающих себя интеллигентными людей причудливым образом сочетаются какие-то обрывки православия, буддизма и оккультизма с самыми невероятными россказнями о НЛО и пришельцах. Процитирую:

«…вера в чудеса, видения, колдовство и иные необыкновенные вещи имеет своим источником главным образом воображение, воздействующее с особой силой на души людей простых и невежественных, поскольку они податливее других. Из них настолько вышибли способность здраво судить, воспользовавшись их легковерием, что им кажется, будто они видят то, чего на деле вовсе не видят…»

Вы сильно ошиблись, если подумали, что это написано сейчас каким-нибудь моим единомышленником — это написал чуть более четырех веков назад некто Мишель Монтень.

То, к чему с большей или меньшей степенью сознательности стремятся все люди — ощущение полноты, цельности и осмысленности мира — можно обрести как в религии, так и вне ее, но в любом случае оно не дается даром. Каждому из нас брошен свой вызов. Он не обращен ни ко всему человечеству, ни к народу и ни к какой другой общности, к которой мы себя причисляем, только к отдельной человеческой личности. Холод и одиночество этого мира, грандиозный его пространственный и временной масштаб, зачастую ускользающие от зрения обычного человека и которым он каким-то непостижимо загадочным образом соразмерен, сливаются в этом вызове. Он — один и тот же для каждого, но у каждого этот сходный вызов окрашен в свои индивидуальные тона. Поэтому нет и единого способа ответить и противостоять этому вызову. Одни противопоставляют своему одиночеству, окружающему нас ледяному мраку и безысходности — любовь, сострадание и жар своего сердца, обращенные к окружающим; другие в одиночку проходят путь к самому источнику, откуда исходит этот вызов, чтобы там, в самом логове врага, лицом к лицу схватиться с невидимым противником. Третьи… впрочем, в окружающей нас реальности так мало людей, до зрения и слуха которых внятно доходят образы и звуки этого вызова, осознанно воспринимающих его и пытающихся сознательно ему противостоять. Что не мешает многим и многим инстинктивно нащупывать верные способы выстоять и не сломаться под ежеминутным напором пронзающего до костей ледяного ветра. Но, откуда бы не пришли помощь и поддержка в этом противостоянии, мы всегда должны помнить: главное — в нас самих.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Валерий Скобло: Вызов

  1. «В рецензии был отмечен и такой криминал: “…во многих стихах… употребляются обороты: “Бог весть”… “боже ты мой…”… “слава богу…”, “Дай-то бог…”, “…ощущенье взгляда оттуда, с высоты…”. Кстати, на весь сборник из почти сотни стихотворений этих строк с упоминанием “божественного” и было-то штук пять — она нашла их все! Ладно, и тут все нормально: зарабатывала на жизнь, как и чем могла. Но из статьи о ней с удивлением и полным восторгом узнаю о ее теперешней карьере: «…публикуется в журналах “Православный собеседник” и “Церковный вестник”, “С.-Петербургские епархиальные ведомости…», а уж даже названия ее теперешних сборников и поэм… — куда мне с моими тогдашними робкими “боже ты мой”! Как, должно быть, кается и мучается бедная поэтесса, вспоминая свою рецензию обо мне. Нет, все же какие поразительные случаи духовного преображения бывают с людьми!»
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::

    Именно такое поразительное (на первый взгляд) перевоплощение произошло едва ли не со всеми выбывшими из страны проживания евреями – с высшими образованиями, умудрёнными жизнью и т.д. Сам я объяснения этому найти не могу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *