Александр Локшин: Парадокс Ферми

Но все равно твой этот парадокс легко объяснить. Зачем инопланетянам вообще отправлять нам послание? Сам посуди: когда мы их послание получим, у них там уже миллиард лет пройдет.

Александр Локшин: Парадокс Ферми Читайте далее

Геннадий Разумов: На пороге еврейского погрома

Только дойдя до квартиросъемщика И.А. Цимермана, своего соседа по коммуналке, он остановился и отложил в сторону ручку. Вообще-то зловредных жидов он не любил и ему было их не жалко. Но вот против черно-курчавого мальчишки Изи он, бездетный, ничего не имел. Даже совсем наоборот. Особенно после того случая.

Геннадий Разумов: На пороге еврейского погрома Читайте далее

Александр Локшин: Рисунки из Прекрасного Будущего

Эти рисунки почти не связаны друг с другом и почти совсем не автобиографичны. Единственное, что их действительно объединяет — это способ, с помощью которого они были извлечены из небытия. Способ этот, как я предполагаю, ранее не был известен, и разглашать его я не собираюсь. Злые языки и мои многочисленные недоброжелатели …

Александр Локшин: Рисунки из Прекрасного Будущего Читайте далее

Лиля Хайлис: Кашель того, кого не должно быть в природе

Командир решил не терять времени зря, ухлестывая за кем попало. Тем более, первой же встреченной павой оказалась главная из Слав, как ее там, Святослава, что ли. Игорь под самым наиважнейшим нулевым номером крякнул и ринулся в атаку.

Лиля Хайлис: Кашель того, кого не должно быть в природе Читайте далее

Александр Локшин: Искушение Простодужкина

А проснулся он от яркого света и приятного шума, напоминающего рокот волн. Вскочил, подбежал к окну и видит: и впрямь в семи шагах плещется море или океан, а также виднеется пляж, полный разнообразных красавиц. Комната его тоже неслыханно преобразилась — стены раздвинулись и покрылись гобеленами и зеркалами, а про потолок …

Александр Локшин: Искушение Простодужкина Читайте далее

Яков Ходорковский: Рука Гарцмана

Через несколько минут в примерочную вошел, нет, не вошел, а влетел человек. Это был очень худой кудряво-лысый еврей в передничке, сплошь утыканном булавками. Этот человек, в отличие от величественного Гарцмана, выглядел, как классический еврейский портняжка из рассказов Шолом Алейхема.

Яков Ходорковский: Рука Гарцмана Читайте далее

Яков Ходорковский: Заплыв

Вхожу в кабинет. За столом сидит маленькая, очень пожилая врачиха. «Пожалуйста, молодой человек. Что у Вас?» Протягиваю ей справку и одновременно кладу на стол журнал, который был у меня в руках, последний номер «Нового мира». Бабушка доктор, не глядя на меня, говорит: «Снимайте штаны»

Яков Ходорковский: Заплыв Читайте далее