Яков Каунатор: Что наша жизнь, она лишь миг…

И.. вот как накаркал. Пришла Марина, потому как у Наташи смена закончилась. Собственно, какая разница, Наташа или Марина вам пилюли на блюдечке поднесёт. Лифшиц пилюли выпил.

Яков Каунатор: Что наша жизнь, она лишь миг… Читайте далее

Ребекка Левитант: Стихотворная подборка “Слушай, Израиль!”

Вампиры, бесы обожают мрак, чтоб мы теряли в нем ориентиры. И врут в глаза всему честному миру, моральный нам устроив кавардак.

Ребекка Левитант: Стихотворная подборка “Слушай, Израиль!” Читайте далее

Арье Барац: Мнимое божество («Беаaлотха»)

Учитывая, что согласно традиционному пониманию, христианство было привнесено в мир сынами Эсава, невольно усматривается параллель: параллель между Эсавом, продавшем свое первородство и пришедшем к идее «богочеловека», и между сынами Израиля, поклонившихся золотому тельцу и в результате лишившихся своего первородства.

Арье Барац: Мнимое божество («Беаaлотха») Читайте далее

Михаил Ривкин: Недельный раздел Беаалотеха

На первый взгляд, упрёк в данном случае связан не со страданиями народа, но со страданиями самого Моше. Но посмотрим на эти стихи повнимательнее. Дважды спрашивает Моше: зачем и отчего? Неужели это просто повторение одной и той же мысли разными словами? Или же в этом повторении выражены две разные мысли?

Михаил Ривкин: Недельный раздел Беаалотеха Читайте далее

Михаэль Верник: Романтический диагноз

Как-то вечером я встретил его в коридоре. Воспользовавшись моментом, подошёл к нему и, обратившись на «ты» (в иврите нет иного обращения), сказал: «Глядя на тебя, я впервые не боюсь старости».

Михаэль Верник: Романтический диагноз Читайте далее

Лазарь Беренсон: Еврейский календарь (открытый для дополнений)

Вид сотен тел, лежащих во дворе тюрьмы, и евреев, выносящих тела из подвалов, спровоцировал погром. В ходе погрома местных евреев ловили, избивали, подвергали издевательствам на улицах города, а затем расстреливали. За три дня бесчинств, с 30 июня по 3 июля, погромщики убили 4,000 евреев.

Лазарь Беренсон: Еврейский календарь (открытый для дополнений) Читайте далее

Лев Мадорский: Сын Арбата, везунчик

Теперь Анатолий Наумович может вернуться в Москву, и тут неожиданно у майора Рыбакова в отставке открывается талант писателя. Причём, писателя, который пишет, как он сказал в одном из интервью, не для того, чтобы прославиться, а потому что не может не писать.

Лев Мадорский: Сын Арбата, везунчик Читайте далее

Борис Гулько: Большой еврейский секрет

Что есть мировая основа еврейства? Корысть. Что есть мировой культ еврея? Торгашество. Кто его настоящий бог? Деньги… Деньги — это ревнивый бог Израиля… Банкнота — вот подлинный бог еврея!

Борис Гулько: Большой еврейский секрет Читайте далее

Максим-Моше Черняев: Красная Шапочка едет в Америку. Часть II

На экране высветился номер Красной Шапочки. Волк включил функцию транслятора искусственного интеллекта, чтобы тот ответил за него, т.к. не хотел отвлекаться от такого интимного момента.

Максим-Моше Черняев: Красная Шапочка едет в Америку. Часть II Читайте далее

Александр Локшин: Сочинитель как летучая мышь

Сейчас я изложу этот способ. Он очень прост, и его результаты легко сохранить в тайне. Сочинителю достаточно не проболтаться, что он проводил над собой один хитрый опыт. А именно…

Александр Локшин: Сочинитель как летучая мышь Читайте далее

Яков Махлин: Опора и надёжа дружбы

Строки из юношеской поэмы Валентина Николаевича Сахарова — «И даже госпиталь, не служба, хотя почти что схоронил, лечил всё как-то больше дружбой…» — запомнил сразу, а постигал всю жизнь. На пенсионном досуге попытался осмыслить. Мне повезло на встречи с хорошими людьми. Многие из них не были знакомы между собой. Но …

Яков Махлин: Опора и надёжа дружбы Читайте далее

Борис Неплох: Здравствуй, Невский!

Описывать Петербург — все равно, что пытаться обхватить одной рукой глобус: какая бы ни была ладонь, все равно мало. Говорить о великом наспех, скороговоркой — не интересно. Говорить подробно, но ведь, сколько нужно тогда всполошить чувств и воспоминаний?!

Борис Неплох: Здравствуй, Невский! Читайте далее

Михаэль Верник: Из цикла «Ничего нового»

В случае несогласия с нашими требованиями, ждём от вас незамедлительного отплытия с означенного острова на любом возможном плавсредстве или без оного.

Михаэль Верник: Из цикла «Ничего нового» Читайте далее

Лазарь Фрейдгейм: Еврейский антисемитизм

Читая этот опус, начинает казаться, что если бы не было голосов евреев на русские темы, то в жизни евреев наступила бы лафа, свершилось бы второе пришествие. Страсть евреев, уехавших из РФ к устранению видимых им прорех, порождает проблемы и беды. И Россия не нуждается в советах.

Лазарь Фрейдгейм: Еврейский антисемитизм Читайте далее

Лев Мадорский: Однорукие музыканты

Можно не сомневаться, что так, собственно, и произошло бы, но этот дебют пианиста с двумя руками оказался единственным. Начинается Первая мировая война, и юноша уходит на фронт. Через несколько месяцев младший офицер Витгенштейн был ранен осколком в правую руку и попал в плен к русским. В полевом госпитале ему руку …

Лев Мадорский: Однорукие музыканты Читайте далее

Евгений Айзенберг: История нелегального доктора или как стать “экстрасенсом”

Был там еще эпизод. Один из гостей, сидевший напротив Ильи, выставил вперед свою ладонь и попросил Илью сделать то же самое. — “Чувствуешь тепло?” Илья действительно на расстоянии метра почувствовал тепловую волну. Иди разбери — это внушение или все на самом деле. Академик Глушков объяснил это явление таким образом.

Евгений Айзенберг: История нелегального доктора или как стать “экстрасенсом” Читайте далее