Феликс Рахлин: Из моих писем

Впрочем, среди моих близких друзей один (Изя Маневич) был, как и Вы (уж извините, но воспользуюсь лагерным сленгом) вертухаем, однако подальше даже знаменитого Ивделя: в более чем 1000 км севернее Магадана! Представьте — жив, в городе Днепре (-петровск отброшен в порядке борьбы с коммунистической символикой)… И тоже, как я , …

Читать далее

Юрий Голод: Екатерина II иудеи и евреи

 А слово еврей пришло на Русь из книги, через посредничество греческой Библии, с которой на церковно-славянский язык была переведена Септуагинта. С самого начала своего существования в древнерусской среде слово еврей было словом книжным, более того, словом из самой священной книги — канонической Библии.

Читать далее

Татьяна Корсунская: За жизнь

Как-то в ненастную погоду я забрела в бильярдную. Вспомнила папу и попыталась поучиться этой не такой уж простой игре в полном одиночестве. Мои неумелые удары увидел какой-то дядька. Он смотрел на меня как на полную идиотку. А я в ответ глупо улыбалась. Очевидно от скуки или забавы ради, повадился этот …

Читать далее

Эдуард Малинский: Парадоксы современного израильского рынка труда

 Государство должно всячески поощрять работу курсов переподготовки и координировать их работу, потому что речь идёт не просто о решении одной, хоть и важной, но отдельно взятой проблемы, а о генеральной линии технического перевооружения страны в канун промышленной революции, которая приведёт к созданию постиндустриального общества в 30е годы 21го столетия, о …

Читать далее

Михаил Зисманов: Гений в тисках нужды и депрессии

Эдгар Алан По — создатель популярного детективного жанра, мастер романтической новеллы — стал первым американским писателем, имя которого прогремело на весь мир. Его достижения в литературе до сих пор остаются неразгаданными феноменами. Их тщательно изучают, открывая новые грани и новые смыслы в творчестве по-настоящему выдающегося писателя своего времени. 

Читать далее

Владимир Рывкин: Собачья тайна

У нее была нормальная собачья жизнь — весной она пулей пролетала между ног пришедшего со службы хозяина и, сломя голову, неслась вниз по лестнице во двор. И пока он, опомнившись, так же пулей сбегал вниз, ее дворовой дружок уже основательно сидел на ней … В растерянности хозяин каждый раз не …

Читать далее

Юрий Голод: Екатерина II иудеи и евреи

Число иудеев в Польше в XVI столетии простиралось, , до четверти миллиона и даже больше. Они жили обособленно в крупных общинах под руководством раввинов, которые их судили, миловали и обучали премудростям Талмуда. Нигде в XVI и XVII столетиях не занимались так много Талмудом, как в Польше. В католической Польше христиане …

Читать далее

Сёма Давидович: Бузагло vs Нетанияху

Чисто инстинктивно, мне бы очень не хотелось, чтобы второй подряд премьер-министр оказался в тюрьме. Ведь есть же виды наказаний, не связанных с тюремным заключением. (Это касается и приговора Ольмерту). Но как же тогда быть с равенством всех перед законом? У меня нет ответа на этот вопрос. А у вас, уважаемые …

Читать далее

Эдуард Гетманский: Ex libris. Известные люди о евреях — 11

Последовательное стремление социалистов к справедливости неизбежно приводит их к антисемитизму. Таким образом, социализм, используя формулу Бебеля, он и есть социализм дураков. Другого социализма не существует.

Читать далее

Лев Мадорский: Два рассказа

Евгений Александрович поставил во дворе (такое в немецком автомагазине вижу впервые) деревянный стол, стулья. Можно посидеть, передохнуть от бурной жизни, пообщаться. Жена тёзки поэта — Алёна разносит кофе, чай или чего покрепче. Перегонщики расслабляются от бурной жизни, общаются, травят байки. Каких только историй тут не услышал.

Читать далее

Кинорецепт от Бориса Бермана «Суд над чикагской семеркой» («The Trial of the Chicago 7», 2020).

Но, к сожалению, это, прошу прощения за резкость, не кино, а скорее радиоспектакль. Бесконечные разговоры, перебиваемые флэшбэками, затем то, что зовётся «процедуралом», но, увы, безо всякого драйва.

Читать далее

Александр Локшин: Субъективное бессмертие и Вторичная жизнь

Иван Петрович уселся в кресло напротив темного окна, и вдруг стало ему как-то нехорошо. Звон в ушах начался, и мысли побежали одна за другой какие-то странные и невеселые. “Зачем люди книги пишут? — быстро-быстро думал Иван. — Зачем поэты в рифму сочиняют? А художники зачем маслом картины рисуют?”

Читать далее

Арье Барац: История или родословная? («Итро»)

Иудаизм в той же мере, как и христианство нетерпим к разврату, к внебрачным связям. Тут не о чем спорить. В этом отношении достаточно вспомнить историю о молитве мудрецов лишить мир похоти, наравне со страстью к идолослужению («Ни склонности мы этой не желаем, ни платы за победу над ней не желаем! …

Читать далее

Михаил Ривкин: Афтара Итро

Но тут же, рядом с этой возвышенной песнью славы, мы слышим слова упрёка, который пророк обращает к своему народу, более того — к самому себе, ибо он никак себя из народа не выделяет: «ибо я человек с нечистыми устами, и среди народа, чьи уста нечисты, живу я, — а очи …

Читать далее

Михаил Зисманов: В лучах мировой славы

Мощь его стихов становится соразмерной мощи быстро разивающегося, гигантского государства. «Листья травы» — поэма, которую он писал и переписывал, издавал и дополнял до конца своей жизни, написана таким же простым, народным, мощным и энергичным языком. Она-то и принесла Уимену мировую известность. В лучах мировой славы Михаил Зисманов  Я хочу вам …

Читать далее

Борис Гулько: Тень холокоста и новый антисемитизм

Главной площадкой для свершения Холокоста нацисты сделали Польшу, в которой до войны проживало 3,3 млн евреев. Из них были убиты 2,8млн. Выдающийся раввин Хазон Иш, создатель направления харедим, писал в конце 20-х годов, что Польша ныне — наша Палестина. Правда, в 1933-м году он переехал в реальную Палестину.

Читать далее