Виталий Челышев: Болезнь в анамнезе

И дата написания, которая окунает всех наших современников в свинцовую в красных и чёрных разводах реку той самой войны… Это и есть обобщение, которое видишь не в деталях (в деталях только черти), обобщение — будто взгляд через перевёрнутый бинокль, когда из важного и проходного ты обнаруживаешь эскиз долгой истории, которая …

 Виталий Челышев: Болезнь в анамнезе Читать далее

Людмила Дымерская-Цигельман: О стихотворении Иона Дегена «Мой товарищ»

На войну ушел мальчик Яня, а пришел с нее сильный, умный и умудренный опытом Ион. Много и разносторонне талантливый, добившийся полного признания и в профессии, и в творчестве. Но Яня никуда не девался. И я безмерно дорожу дарственной надписью в его книге: «От Иона, который Яня…»

Людмила Дымерская-Цигельман: О стихотворении Иона Дегена «Мой товарищ» Читать далее

Лика Кнубовец: «Одинокий пишущий человек»

Исполняется пятьдесят лет, как Дина Рубина впервые вышла к читателю со своими живыми и остроумными рассказами. Полвека она признанный мастер прозы, удивляет, держит внимание читателя, который, в свою очередь, находит узнаваемые черты в том или ином её новом герое.

Лика Кнубовец: «Одинокий пишущий человек» Читать далее

Игорь Юдович: Щаранский о жизни, американских евреях и еврейской истории

Главным для Щаранского, как теолога, историка, политика, является вопрос «как мы должны жить как евреи?». Ответ заключается в том, что как исторически вневременные аутсайдеры мы должны руководствоваться принципами лояльности и любви к СВОЕМУ народу. Потому, что мы все только часть одной, общей истории и судьбы.

Игорь Юдович: Щаранский о жизни, американских евреях и еврейской истории Читать далее

Евгений Белодубровский: Я хочу быть, как звезда…

Бальмонт знал слишком много стран и слишком много влияний. Буйный, впечатлительный, отдающийся волнам всех морей и вздохам всех ветров, он не может оставаться верным себе. От лирики к политике, к неославянству — от лирики на отвлеченные высоты, — таков неровный поэтический путь Бальмонта.

Евгений Белодубровский: Я хочу быть, как звезда… Читать далее

Арье Барац: О двух моих книгах

Сексуальная революция, охватившая свободный мир в 1968 году, оказалась перманентной. Являясь интегральной составляющей общего неомарксистского проекта ликвидации западной культуры, сексуальная революция уже более полувека навязывает обществу свою повестку дня.

Арье Барац: О двух моих книгах Читать далее

Алекс Манфиш: Неделимое царство песен

Песенная культура Израиля создалась под перекрёстными влияниями — русским, греческим, испанским… и не только. Она впитала и идишские напевы, и звуки романсов на ладино. И здесь тоже слышатся песни тех, кого мы могли бы назвать бардами: тех, кто сам и слагает слова и музыку, и поёт.

Алекс Манфиш: Неделимое царство песен Читать далее

Игорь Мандель: Проблемы оценки поэзии в случае ее прочтения

Строки, почти единственные из всей поэтрики, которые я твердо помнил, не нашли ни одного почитателя. Вот они: «Вся нaшa жизнь в деснице бoжъей / И в стaтистическoй игре, / Нo дo чегo ж oни пoхoжи — / Не рaзличитъ в туманной мгле». А мне-то казалось — какая эпистeмологическая удача! Вот …

Игорь Мандель: Проблемы оценки поэзии в случае ее прочтения Читать далее

Юрий Кирпичев: Бунин — американский аспект

Мало университетов — тонок слой культурных, образованных людей, мало читателей и писателей. V отличие от Англии и Франции, метрополия Российской империи не могла похвастать интеллектуальной мощью и поэтому базис будущей русской литературы формировали более развитые и образованные колонии, в том числе Украина.

Юрий Кирпичев: Бунин — американский аспект Читать далее

Мирон Амусья: Статья необычной судьбы

Эта статья Сахарова есть определённый антипод статьи Гранина… написанные в одно время, эти две статьи органично дополняют одна другую, и позволяют оценить их как до боли современные по описываемым причинам всеобщего острого беспокойства за будущее человечества, так и по путям устранения причин беспокойства.

Мирон Амусья: Статья необычной судьбы Читать далее

Юрий Моор-Мурадов: Поэзия, от которой захватывает дух, или Чего Бродский не сказал о Высоцком

На рубеже 1950–1960-х родилась новая поэтика. Смелая, без цензурных и идеологических оков; она сразу расширила лексикон, словарь, сделав легитимной массу слов, которые для официальной и официозной поэтики неприемлемы, недопустимы. Новая поэтика разрешила использование слов немыслимых ранее стилей.

Юрий Моор-Мурадов: Поэзия, от которой захватывает дух, или Чего Бродский не сказал о Высоцком Читать далее

Катя Компанеец: «Нет, не мигрень»

Стихи Мандельштама это не политическая сатира и не сведение счетов. Оно надличностно… Рефрен придаёт стихотворению фольклорный характер. Внутри этой рамки смутное младенчество с безыскусной болтовней, а затем картины мира уже всеобщего, эсхатологические картины библейского масштаба.

Катя Компанеец: «Нет, не мигрень» Читать далее

Борис Дынин: Памяти рабби лорда Джонатана Сакса

Сегодня я получил сообщение из Ярославля о выходе в свет сборника «Иудаизм, евреи, мир: диалог продолжается» Этот сборник содержит статьи, выступления, комментарии рабби лорда Дж. Сакса z»l, переведенные мною и впервые опубликованные на этом Портале в его журналах и в Мастерской.

Борис Дынин: Памяти рабби лорда Джонатана Сакса Читать далее

Иосиф Гальперин: Отдел Расследований

Люди на киевском Майдане Незалежности, ребята в Минске, пишущие баллончиками лозунги против Лукашенко, прокурор в Дагестане, везший меня и не прятавший автомата, таможенный генерал, благодаривший за то, что после моих выступлений отсидел меньше, чем планировали коррупционеры с Лубянки… Все они — мои соавторы.

Иосиф Гальперин: Отдел Расследований Читать далее

Ариэла Яннай: «Отсутствие иллюзий, беспощадная зоркость, оптимизм без самообмана»

Интересен рассказ В. Янкелевича об истоках интереса к истории. Казалось бы, откуда этот интерес мог возникнуть? Ну, писал бы о развитии флота… Мы живем в мифах. Пять арабских государств напали на только воссозданный Израиль потому, что они антисемиты… Все куда сложнее, неоднозначно, и это хорошо показано…

Ариэла Яннай: «Отсутствие иллюзий, беспощадная зоркость, оптимизм без самообмана» Читать далее

Элеонора Гевондян: «Нет, не шли покорно как овцы на бойню…»

Замысел показать ужас не стандартными, ожидаемыми приемами, а как бы ненавязчивыми штрихами специфической атмосферы предчувствия беды, диссонансом с прекрасной музыкой, в театральных интерьерах, короткими, но многозначительными репликами — несомненно удался. И это можно считать большой удачей автора.

Элеонора Гевондян: «Нет, не шли покорно как овцы на бойню…» Читать далее

Сергей Баймухаметов: Печальная диалектика бурных и прекрасных времен

КТО виноват и ЧТО делать? Извечные вопросы русской жизни, сформулированные еще Герценом и Чернышевским. Чуть ли не у каждого из нас есть на них свои ответы. Но вот КАК это сделать? Тут даже при нашей массовой самонадеянности, особенно в перестроечные времена, возникала заминка.

Сергей Баймухаметов: Печальная диалектика бурных и прекрасных времен Читать далее

Елена Римон: Четыре хэппи-энда и ни одного катарсиса

Может быть, неприятное ощущение так и не достигнутой эмоциональной разрядки входит в авторский замысел? В таком случае, перед нами исключительно остроумный и оригинальный текст. Просто конфетка для критика и теоретика, но… но на мой вкус, конфетка совсем невкусная. Съедобная, но невкусная.

Елена Римон: Четыре хэппи-энда и ни одного катарсиса Читать далее

Александр Щербаков: Кем был Александр Невский?

Новое, значительно дополненное издание книги Сергея Баймухаметова «Ложь и правда русской истории» состоит из двух частей. Вышла часть первая — с подзаголовком «От варягов до Империи»… готовится вторая книга — с подзаголовком «От Империи до ХХI века». Фактически будет двухтомник… от варягов до наших дней.

Александр Щербаков: Кем был Александр Невский? Читать далее

Дмитрий Гаранин: Поэзия академическая и функциональная

Современная функциональная поэзия — это перформанс, состоящий, как минимум, из трёх компонент: стихотворного текста, голосовой читки и музыкального сопровождения. В противоположность этому, академическая поэзия — это в основном текст, читаемый глазами и слышимый внутренним слухом.

Дмитрий Гаранин: Поэзия академическая и функциональная Читать далее

Виктор Улин: Шма Исраэль

Роман «Мы вернемся» написан прекрасным русским языком, какой не всегда встретишь у российских авторов, проживающих в русскоязычной среде. Прочитав эту книгу, я с радостью констатировал, что в современной русскоязычной прозе появился новый автор, которому хочется пожелать всяческих успехов.

Виктор Улин: Шма Исраэль Читать далее