Лев Мадорский: Невероятная встреча. Бери шинель, пошли домой

 До войны мои родители в деревне жили. На 90% немецкой. На Волге, недалеко от Ульяновска. Большая семья— мать, отец, бабушка и пятеро детей, — рассказывал высокий, худой старик, сидевший прямо, не откидываясь на спинку скамейки, опершись двумя руками на большую палку. — Родители работали в колхозе имени Эрнста Тельмана. Отец-трактористом. …

Лев Мадорский: Невероятная встреча. Бери шинель, пошли домой Читать далее

Александр Локшин: Пять рассказов

Не прошло и двух недель после описанных мною драматических событий (см. «Возвращение Кислощеева»), как ситуация вновь стала накаляться. Организовалось и зарегистрировалось Антикислощеевское Общество, которое уже успело выпустить манифест под названием «Вырвем кислощеевщину с корнем», с кучей подписей…

Александр Локшин: Пять рассказов Читать далее

Валерий Рапопорт: Списание на берег

За несколько дней до прихода в Одессу я, гуляя по коридору, заметила, что каюта капитана корабля открыта, и в ней никого нет. Это было скромное помещение: койка, стул, стол, тумба и над ней зеркало. На тумбе лежала коробка, на которой было написано: «Подарок жене». Из любопытства я открыла её. В …

Валерий Рапопорт: Списание на берег Читать далее

Михаил Идес: Рассказы

Что Вам сказать об этой женщине? Великий Педагог и Учитель милостью Божьей. Многодетная мать — её ученики, все до единого, были её детьми. Икона стиля для коллег и школьников старших классов. Умница и просто красавица даже в свои преклонные годы. Мама! Это — моя Мама. Новая книга. Я принимаю твоё …

Михаил Идес: Рассказы Читать далее

Анатолий Стеклов: Литературный вечер при свечах

— Понимаете, Лермонтов — это непревзойденный талант. Пушкин тоже талант. Но Лермонтов, я считаю, выше. — Согласен с вами. Возьмите Лермонтовскую «Мцыри». Сила-то какая! Не оторваться! — Пушкин, между прочим, «Евгений Онегина» тоже талантливо написал. Так что, не надо на Пушкина наезжать! — Перестаньте ссориться, господа. Давайте поднимем тост за …

Анатолий Стеклов: Литературный вечер при свечах Читать далее

Михаил Ковсан: Жизнь после смерти в контексте безумия

Мелькнули невнятные тени — исчезли, скользнули дымкой — ушли, вернулись, размытые очертания обретая, соблазняя, подмигивая чернотой поглотившей, новой, иной, не абсолютной, подрагивающей на краях, словно лёгкий порыв света её шевелил. Напряги зрение — и увидишь. Но нет, не подвластно, тьма, чернота не вовне, но внутри.

Михаил Ковсан: Жизнь после смерти в контексте безумия Читать далее

Михаил Идес: Рассказы

Что Вам сказать об этой женщине? Великий Педагог и Учитель милостью Божьей. Многодетная мать — её ученики, все до единого, были её детьми. Икона стиля для коллег и школьников старших классов. Умница и просто красавица даже в свои преклонные годы. Мама! Это — моя Мама. Новая книга. Я принимаю твоё …

Михаил Идес: Рассказы Читать далее

Александр Локшин: Два рассказа

Не прошло и двух недель после описанных мною драматических событий (см. «Возвращение Кислощеева»), как ситуация вновь стала накаляться. Организовалось и зарегистрировалось Антикислощеевское Общество, которое уже успело выпустить манифест под названием «Вырвем кислощеевщину с корнем», с кучей подписей…

Александр Локшин: Два рассказа Читать далее

Михаил Идес: Рассказы

Что Вам сказать об этой женщине? Великий Педагог и Учитель милостью Божьей. Многодетная мать — её ученики, все до единого, были её детьми. Икона стиля для коллег и школьников старших классов. Умница и просто красавица даже в свои преклонные годы. Мама! Это — моя Мама. Новая книга. Я принимаю твоё …

Михаил Идес: Рассказы Читать далее

Владимир Кречетов: История возникновения Уголовного Кодекса

Шаман изобразил в виде петроглифа на отвесном камне профиль мамонта в стиле супрематизма. Схватив головешку из костра, стал ею размахивать вокруг своей головы, сопровождая эти действия зычным пением. Затем взял бубен, поводил им над костром и стал ритмично стучать, приступив к камланию, переходя от экстатической экзальтации к полному погружению в …

Владимир Кречетов: История возникновения Уголовного Кодекса Читать далее

Валерий Рапопорт: Две сказки

На следующий день я пыталась сделать укол. Боцман ругался, открывая рот на ширину плеч, и не хотел давать руку для укола. Я его уговорила, что дам один раз покурить трубку. От укола он так визжал, что я боялась, что к нам приедет полиция. А когда он выпил ложку хлористого кальция, …

Валерий Рапопорт: Две сказки Читать далее

Михаил Идес: Рассказы

Что Вам сказать об этой женщине? Великий Педагог и Учитель милостью Божьей. Многодетная мать — её ученики, все до единого, были её детьми. Икона стиля для коллег и школьников старших классов. Умница и просто красавица даже в свои преклонные годы. Мама! Это — моя Мама. Новая книга. Я принимаю твоё …

Михаил Идес: Рассказы Читать далее

Никита Николаенко: Другое измерение

Тюльпан я положил на панель — пусть радует глаз своим ярко-красным цветом! Знакомая дорога всегда короче, а к друзьям — тем более! Добрался, без проблем. Вход на участок перегораживала тележка без колеса, но Лена с Сашей встретили радушно. В гостях у хозяев оказалась и знакомая соседка — Наталья, и уходить …

Никита Николаенко: Другое измерение Читать далее

Самуил КУР: НАМ НЕ ДАНО ПРЕДУГАДАТЬ

— Милый Сема! Можно я буду тебя так звать по-простому, по-нашему, по-американски? — невыразимо мягким голосом перебила меня собеседница. — А ты зови меня просто Таней. Я сразу почувствовала по твоему объявлению о турнире, что ты такой одинокий, такой одинокий, а я тоже совсем одинокая… — Вы ошибаетесь, — произнес …

Самуил КУР: НАМ НЕ ДАНО ПРЕДУГАДАТЬ Читать далее

Александр Локшин: Сонмище ферзей

Вот мы и добрались до сути моего открытия. Тут важно понимать природу тайны стихов. Как я считаю, поэзия образуется именно в подсознании. Сознательная обработка стиха количества поэзии в нем не прибавляет, а только убавляет… Поэтому я перед сном просто-напросто даю этому своему джинну задание. Наутро записываю. Вот суть моего научного …

Александр Локшин: Сонмище ферзей Читать далее

Михаил Идес: Рассказы

Что Вам сказать об этой женщине? Великий Педагог и Учитель милостью Божьей. Многодетная мать — её ученики, все до единого, были её детьми. Икона стиля для коллег и школьников старших классов. Умница и просто красавица даже в свои преклонные годы. Мама! Это — моя Мама. Новая книга. Я принимаю твоё …

Михаил Идес: Рассказы Читать далее

Михаил Идес: Рассказы

Что Вам сказать об этой женщине? Великий Педагог и Учитель милостью Божьей. Многодетная мать — её ученики, все до единого, были её детьми. Икона стиля для коллег и школьников старших классов. Умница и просто красавица даже в свои преклонные годы. Мама! Это — моя Мама. Новая книга. Я принимаю твоё …

Михаил Идес: Рассказы Читать далее

Александр Локшин: ВОЗВРАЩЕНИЕ КИСЛОЩЕЕВА

Так вот, когда выяснилось, что Кислощеев с непонятной, но явно издевательской целью инсценировал собственную смерть и что, следовательно, предсмертная борьба профессора с Черным Ангелом — всего лишь глупая выдумка, интеллигентная публика была уже готова бить стекла…

Александр Локшин: ВОЗВРАЩЕНИЕ КИСЛОЩЕЕВА Читать далее

Валерий Рапопорт: Две сказки

Нудлок выглядел пожилым, небольшого роста худощавым мужчиной. Большинство посетителей зала, сидящих за столами с пивом, сделали ставки на матроса. А шеф зала обещал победителю пиво бесплатно. Только артисты цирка поставили на Нудлока. Матрос сразу ударил Нудлока и почувствовал жуткую боль в правой руке, как будто он ударил её о стенку. …

Валерий Рапопорт: Две сказки Читать далее

Генрих Шмеркин: Елена

Елена Генрих Шмеркин Окончание. Начало А В БОКУ ЗВЕЗДА ГОРИТ… Скоро осень, за окнами август; время близится к обеду. Мы с Кренделем — в наряде на КПП, в распоряжении коменданта, майора Свищёва. Медленно, с грустью, вычёсываем из травы крохотные листочки акации — на закреплённой за училищем территории, по ту сторону …

Генрих Шмеркин: Елена Читать далее