Иосиф Гальперин: Я жил, а государства исчезали

 187 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Моих эпох не сосчитать с разбега. / О, как я жил в военном коммунизме / в послевоенном дне полуподвала, / в счастливом детстве общего барака!

Я жил, а государства исчезали

Иосиф Гальперин

Иосиф ГальперинАйдару Хусаинову

Когда страна пульсирует амёбой
и ложноножкой тычется вокруг,
тогда не впрок ни возраст, ни учёба,
ни разномыслие из ложных рук.

И на простейших не проходит мода,
глаза отвёл — и снова хоровод:
от длинного кнута животновода
бежит короткой памяти урод.

Я клетка в клетке — и вершу, не каюсь,
все виды войн, вранья и воровства,
вражды и ворожбы двуличный хаос.
Безликий Янус в ранге божества.

Внутри амёбы обамёбывают
законы по частям и целиком.
А свято место пусто не бывает —
надолго зарастает сорняком.

* * *

Когда прошло сближение светил
и снова успокоились народы,
зализывая кровь из рваных жил
и забывая циклы небосвода;

когда чужое вплавилось в своё
и победитель слился с побеждённым,
трофейным тленом выстелив жильё,
словарь врага признав равноимённым;

когда — до дрожи: ни за что опять!
Нет ничего прочнее пониманья! —
взошла звезда неверная сиять,
сказавшая, что дело не в обмане, —

тогда над дымом уцелевших очагов
увидели ристалище богов.

… Пока учили неба письмена,
выстраивая ковшики и ленты,
под нами отплывали континенты
и снова расходились племена.

25.03.2017 — 12.06.2017

Хэллоуин — наш

Вы ещё не видели наших гримас,
не смеялись нашим праздничным шуткам.
Погодите! Что значит — ну, не сейчас?
Не бегите! Что значит — жутко?

Вы ещё не слышали наш раскатистый смех,
мы ещё не сказали своего честного слова.
Какие правила — против всех?
Какие обманы — у зверолова?

Вы думали маска, а это — лицо,
верьте страху, не верьте показу.
Не пытайтесь понять подлецов,
не садитесь играть ни разу.

Всё, что есть у вас, мы возьмём за раз,
безъязыкой улице и крик сгодится.
Вы ещё не видели наших гримас,
вы ещё полюбите наши лица.

Вы ещё не знаете, что такое ад,
это — наш рай с общим туалетом.
Думаете, это понос, а это — распад…
Многие лета.

* * *

Кто придумывает -тот и называет.
И пока другой ещё зевает,
он просовывает гибкий свой язык
в сердцевину чуждого наречья,
старые слова слегка калеча.
Ничего — другой уже привык,

но пока он ищет имя снега,
ожидая откровенья с неба,
копоть принимая за кровать,
кто-то изобрёл взамен кухлянки
куртку, лёгкую, как пиво после баньки,
чтобы легче золото копать.

Ты отдай за скорость разуменья
тяжкий труд любого поколенья.
Офисов бессмысленная мзда —
коротка хазарская кольчужка,
и вприпрыжку не шепчи на ушко,
ты своим не будешь никогда.

Тот варяг, кто выправил кольчугу,
драгу, пушку, а вчера — подпругу,
тот сегодня слово смастерил.
Приноси, как жертвоприношенье,
слов своих невыношенных жженье.
И в конце — черта чужих чернил.

* * *

Моих эпох не сосчитать с разбега.
О, как я жил в военном коммунизме
в послевоенном дне полуподвала,
в счастливом детстве общего барака!

Потом эпоха первонакопленья
любви и одиночества с друзьями,
пора географических открытий,
эпоха возрождения бесстрашья.

Как таял лёд и воздвигался холод,
крошились пальцы, уходили люди,
но эхом оставались в голове,
всё менее заметные снаружи…

Я жил, а государства исчезали,
и новые над ранами роились,
но древними явились эти страны
из карты раннего средневековья.

Глаза отвёл — и время отступило
к бессмысленным камланиям шаманов.
Эпоха обновления дикарства
и перемены действующих лиц.

* * *

Рыцарь Рваное Сердце,
сэр Сорванная спина
и другие герои столетней войны
на самоуничтожение,
в процессе общения
получившие травмы,
не совместимые с нормальной жизнью,
высятся пьедесталами без головы.

Одряхлевшие волки,
впавшие в ступор рубаки,
уцелевших прицелов пустые глазницы,
сорвавшиеся с цепи шестерёнки
тянут одну-единственную ноту,
как общую руку на собрании.

Старатели долгостроя,
аскеты распределителя,
вечные пружины бараньих рогов,
создатели врагов,
истребители возможного
выиграли свою войну
и оставили следующему столетию
нервно-паралитический дух победителя.

* * *

Минотавр на кольцевом метро
едет поработать бюрократом,
взгляд набычась — вот его тавро.
Минотавр — убийца многократный,
Ариадны на одно лицо
в узких облицованных туннелях.
Зря не вдели в нос ему кольцо,
зря в бычке тирана проглядели!

Он доедет — и замкнётся цепь,
крепостные стены лабиринта.
Под Лубянкой ненадёжна крепь,
надо вверх наперекор инстинкту.
Там в кольце крутых кремлевских стен
он не будет маяться уродством…

Полубык — не человек совсем.
Людоедство — это просто скотство.

История вкратце

1.
Есть и бездельничать
рабы приходят в негодность
пока еще достаточно их поголовье
надо вести их на врагов
завоевывать новых рабов.

2.
Пусть всё летит в Тартар
но у нас власть народа
и цезарь — лучший из нас
свободные граждане Помпей
верят в силу общественного мнения.

3.
Кровавые карлики
с короткими фамилиями
доступными языку дебилов
с лицами
ясными как приговор.

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Иосиф Гальперин: Я жил, а государства исчезали»

  1. Впечатляет. Спасибо. уважаемый Иосиф. Быть может уместным будет дополнить тему и о евреях, без которых пережитая история, никак обойтись не могла.
    Еще одно, гуляющее в интернете стихотворение про евреев, А. Широпаева. Автор националист и монархист,активист Христианско- патриотического союза.)

    Чем вам навредили в России евреи?
    Скажите, рабы, поясните, лакеи:
    Они вам писали, они вам читали,
    При них вы, хоть нехотя, но процветали.
    Писатели были, артисты, поэты,
    Певцы пели песни, звучали куплеты,…
    Науки шагали, была медицина,
    А с нею, в аптеках, — лекарства, вакцина.
    Театры шумели, гремело кино,
    Пока вы играли в свое домино,
    И русскими матами жизнь свою крыли…
    Они же соседями вашими были!
    На них же вы дружно писали доносы!
    Они отвечали на ваши вопросы:
    Как жить, что вам делать, и кто виноват?
    Они к вам на должности шли — нарасхват!
    Они не мешали, за вас все решали,
    И вас ведь, тащили в заветные дали!
    При них же вы все были антисемиты!
    А ныне, без них, лишь — шпана, да бандиты,
    Воры, алкоголики, но, все — свои!
    Евреи при них, стали вам не нужны.
    Они все уехали! Вам же — неймется,
    И ненависть прежняя все не уймется!
    Чего вам без них-то сегодня мешает?
    Какой же вас бес нынче всех искушает?
    Вы стали рабами своих, вы прогнулись,
    Вы в дикое прошлое дружно вернулись,
    Отныне у вас и вожди, и кумиры, —
    Свои же, такие же хамы, задиры:
    Свои города, опустели, заводы,
    Над вами другие бал правят народы.
    У вас гастарбайтеры, тоже — свои,
    И много пустой и безродной земли:
    Свои же попы вам трясут бородами,
    Над вами дебилы стоят господами.
    Нет песен, балета, зато — все спокойно,
    Друг друга вы грабите вольно, раздольно.
    И горя уж нету у вас от ума,
    И снова в почете — сума и тюрьма.
    Век воли, мечтаете вы, — не видать,
    И можете снова кряхтеть и страдать,
    Твердить о загадочной русской душе,
    И верить ушами своей же лапше.
    У вас вновь — помойки, и мусор, и грязь,
    Кто вылез из грязи, для вас, снова князь.
    Вокруг много вони, помоев и мух,
    Зато, это ваш, тот, родной, русский дух!
    Вся жизнь – без ума, вроде вам — хорошо,
    Добились всего, что вам надо еще?
    Но, нет вам покоя и радости нет,
    И пакостить лезете вы в интернет,
    (Который, евреи придумали, тоже).
    И вы, в монитор корча злобные рожи,
    Все тех же евреев, как прежде, вините:
    Нет, мне не понять ваш душок, извините.

    1. Благодарен за внимание, рад представить читателю подборку стихов двух последних лет. В России бы не опубликовали.

  2. Иосиф Гальперин История вкратце
    1.
    Есть и бездельничать
    рабы приходят в негодность
    пока еще достаточно их поголовье
    надо вести их на врагов
    завоевывать новых рабов.
    2.
    Пусть всё летит в Тартар
    но у нас власть народа
    и цезарь — лучший из нас
    свободные граждане Помпей
    верят в силу общественного мнения.
    3.
    Кровавые карлики
    с короткими фамилиями
    доступными языку дебилов
    с лицами
    ясными как приговор.
    :::::::::::::::::::::::
    “Назвать деспота деспотом всегда было опасно. А в наши дни
    настолько же опасно назвать рабов рабами”. Р. Акутагава
    (эпиграф из А. и Б. Стругацкие, “Жиды города Питера, или Невеселые беседы при свечах”)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *