Виктор Финкель: Второй мост между американской и русской поэзиями. Дикинсон и Ахматова — соприкосновение великих поэзий

 155 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Виктор Финкель

Второй мост между американской и русской поэзиями

Дикинсон и Ахматова
Соприкосновение великих поэзий

Доклады на Национальных конференциях Американской ассоциации преподавателей славянских и восточноевропейских языков
(AATSEEL. Chicago 2007, Philadelphia 2009)

Речь идет о поэзиях Эмили Дикинсон и Анны Ахматовой [1–4]. Эмили Дикинсон (1830–1886) — великий поэт Америки. Анна Ахматова (1889–1966) — великий поэт России. Периоды жизни и деятельности первой и второй разнесены во времени. Казалось бы, что может быть общего между ними? Между тем, поэзии их пересекаются!

1. Великий американский поэт Эмили Дикинсон (1830–1886), убежденная в огромной значимости и предназначении Поэта, написала своё знаменитое стихотворение “This was a Poet — It is That” в 1862 году. Впервые оно было опубликовано в 1929 году и числится в классическом издании “The Complete Poems of Emily Diskinson. Edited by Thomas H. Johnson [5], выдержавшем с тех пор не менее шестнадцати изданий (!), под номером 448. Приведем его полностью:

This was a Poet — It is That
Distils amazing sense
From ordinary Meanings —
And Attar so immense

From the familiar species
That perished by the Door —
We wonder it was not Ourselves
Arrested it — before —

Of Pictures, the Discloser —
The Poet — it is He —
Entitles Us — by Contrast —
To ceaseless Poverty —

Of Portion — so unconscious —
The Robbing — could not harm —
Himself — to Him — a Fortune —
Exterior — to Time —

Впервые оно было переведено на русский язык В. Марковой и опубликовано в двух серьёзных изданиях — в 1976 году в «Стихотворения и поэмы», Художественная литература, Москва, [6] и в 1981 году — в «Стихотворения» [7] того же издательства:

Он был Поэт —
Гигантский смысл
Умел он отжимать
Из будничных понятий —
Редчайший аромат
Из самых ординарных трав,
Замусоривших двор —
Но до чего же слепы
Мы были до сих пор!
Картин Первоискатель —
Зоркости урок —
Поэт — нас по контрасту —
На нищету обрек.
Казне — столь невесомой —
Какой грозит урон?
Он — сам — свое богатство —
За чертой времен.

Следует заметить, что при переводе смысл стихотворения Дикинсон был, безусловно, сохранен.

Это стихотворение имеет неожиданное продолжение в русской поэзии. Дело в том, что в 1940 году в «Тайнах ремесла» (впервые опубликовано в журнале «Звезда». 1940. №3–4. С.75) Анна Ахматова написала известное стихотворение «Мне ни к чему одические рати»:

Мне ни к чему одические рати
И прелесть элегических затей.
По мне, в стихах все быть должно некстати,
Не так, как у людей.
Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда,
Как желтый одуванчик у забора,
Как лопухи и лебеда.
Сердитый окрик, дегтя запах свежий,
Таинственная плесень на стене…
И стих уже звучит, задорен, нежен,
На радость вам и мне.

Трудно не увидеть [1–4] безусловной близости между стихотворениями. Для этого достаточно сопоставить первые шесть строчек оригинала Дикинсон или первые шесть строк из её перевода на русский язык с пятой по десятую строками стихотворения Анны Ахматовой.

2. Известно стихотворение Эмили Дикинсон (№1182), написанное в 1871 году и увидевшее свет в 1896 году:

Remembrance has a Rear and Front —
‘Tis something like a House —
It has a Garret also
For Refuse and the Mouse.

Besides the deepest Cellar
That ever Mason laid —
Look to it by its Fantoms
Ourselves be not pursued —

Впервые на русский язык оно было переведено В. Марковой и опубликовано в 1976 и 1981 годах [6,7].

У Памяти есть фасад —
Есть у нее черный ход —
По лестнице вверх — Чердак —
Где мыши и старый комод.

И есть глубочайший Подвал —
Мили и мили вниз.
Берегись — чтоб его глубины
За тобою не погнались.

Смысл стихотворения при переводе, безусловно, сохранен, хотя небольшие отклонения и существуют. У А.А. Ахматовой есть стихотворение «Подвал памяти» [8] (том.1.стр.190), датируемое 18 января 1940 г. Вот его первая половина и последняя строчка:

Но сущий вздор, что я живу грустя
И что меня воспоминанье точит.
Не часто я у памяти в гостях,
Да и она всегда меня морочит.
Когда спускаюсь с фонарем в подвал,
Мне кажется — опять глухой обвал
За мной по узкой лестнице грохочет.
Чадит фонарь, вернуться не могу,
А знаю, что иду туда к врагу.
И я прошу как милости… Но там
Темно и тихо. Мой окончен праздник!

Но где мой дом и где рассудок мой?

Эпиграфом Ахматова взяла строку из Велемира Хлебникова: «О, погреб памяти». В тексте, однако, она воспользовалась словом «подвал». Это полностью совпадает с логикой Эмили Дикинсон, поскольку «подвал» есть лишь часть конструкции «дома памяти», включающей и чердак и собственно дом , и подвал. Если бы речь шла о следовании линии Хлебникова, возникло бы противоречие и неполнота, так как понятие «погреб» — это нечто отдельное от дома, и совершенно автономное, расположенное, например, во дворе дома. Складывается впечатление, что мотив Дикинсон о многоэтажности дома памяти, глубине подвала памяти, его опасности и способности преследовать и разрушать присутствует и в стихотворении А. Ахматовой [8]. Возможность заимствования из Дикинсон подтверждается и тем обстоятельством, что эта же тема представлена в поэзии Э. Дикинсон, по меньшей мере, еще раз стихотворением №1203, написанным в 1871 и опубликованным в 1896 году:

The Past is such a curious Creature
To look her in the Face
A Transport may receipt us
Or a Disgrace —

Unarmed if any meet her
I charge him fly
Her faded Ammunition
Might yet reply.

Прошлое — нет существа странней.
Глянешь в упор —
И тебя ожидает восторг
Или позор.

Безоружный — встретишь его —
Беги во всю прыть!
Заржавленное ружье
Может заговорить.
(перевод В.Марковой)

3. В 1940 году Анна Ахматова написала стихотворение «Лондонцам» [8], стр.205. В рукописи [8] (стр.405) его название было “To the Londoners” с эпиграфом «И сделалась война на небе. Апокалипсис». Там же указывается, что поэт имеет в виду двадцать четвертую драму Шекспира — еще не написанную, сверх двадцати трех канонических. Вот это стихотворение:

Двадцать четвертую драму Шекспира
Пишет время бесстрастной рукой.
Сами участники чумного пира,
Лучше мы Гамлета, Цезаря, Лира
Будем читать над свинцовой рекой;
Лучше сегодня голубку Джульетту
С пеньем и факелом в гроб провожать,
Лучше заглядывать в окна к Макбету,
Вместе с наемным убийцей дрожать,-
Только не эту, не эту, не эту,
Эту уже мы не в силах читать!

Когда вы читаете эти строки, вы не можете избавиться от ощущения, что перед автором лежало стихотворение Эмили Дикинсон за номером 741, написанное в 1863 и опубликованное в 1929 году:

Drama’s Vitallest Expression is the Common Day
That arise and set about Us —
Other Tragedy

Perish in the Recitation —
This — the best enact
When the Audience is scattered
And the Boxes shut —

“Hamlet” to Himself were Hamlet —
Had not Shakespeare wrote —
Though the “Romeo” left no Record
Of his Juliet,

It were infinite enacted
In the Human Heart —
Only Theatre recorded
Owner cannot shut —

Сопоставление английских корней, и терминологии: драма, Шекспир, Гамлет, Джульетта и других деталей, оставляет впечатление о том, что стихотворение Эмили Дикинсон послужило трамплином для написания «Лондонцам»

4. Приведенные выше три «макроскопических» совпадения поэзий Дикинсон и Ахматовой не единственные. Существует и заметное число «микроскопических», так сказать, «точечных» пересечений. Вот одно из них.

В стихотворении Дикинсон №89 “Some things that fly there be-“ (написано в 1859, опубликовано в1890) есть строчка

Grief — Hills — Eternity —

В. Маркова перевела её так:

Вечность — Гóре — Гора

Небольшое отклонение — “Hill” — это не гора, а холм, — ничего не меняет по существу. У А.Ахматовой в стихотворении «Посвящение» [9] (том.1, стр. 196) есть строчка:

Пред этим горем гнутся горы.

Всё это не может быть случайностью. Известно, что Анна Ахматова владела английским языком. По непроверенным данным, она знала и любила поэзию Эмили Дикинсон. Поэтому прямое или опосредованное влияние Дикинсон вполне вероятно. Приведем некоторые обстоятельства в пользу этого утверждения.

Прежде всего, в последние десятилетие своей жизни Анна Ахматова причисляла себя к элитной группе российских поэтов: «Мы, переводчики…» [9]. И действительно, ею переведены произведения свыше ста пятидесяти авторов с более чем тридцати языков (как правило, с подстрочника). Что касается переводов с английского. Прежде всего, отмечается, [12], что побудительным к изучению Ахматовой английского языка явилось желание определить степень близости Пушкина к Байрону. Более определенно о ситуации здесь пишет сама Ахматова: «С осени 1927 стала самостоятельно учить английский язык… — через ½ года читала Теккерея pendant (c параллельным текстом — фр.). После Кисловодска — Байрон (для Пушкина), потом — Китса, Браунинга…» [10]. В предисловии к книге «Рукою Пушкина. Несобранные и неопубликованные тексты» (M.; Л., Academia,1936) говориться [9]: «Все переводы, кроме одного, английских текстов сделаны А.А. Ахматовой…». Там же во второй вступительной статье… перечислены переводчики. В том числе А.А.Ахматова «С английского (№1,11,13)». В 1937 в первом томе — «Лицейские стихотворения»— академического Полного собрания сочинений Пушкина (в 15 т.; Издательство Академии наук СССР, 1937) подстрочные переводы английских отрывков для издания «Рукою Пушкина» выполнены Ахматовой [9]. В интервью 29 сентября 1936 г. для газеты «Литературный Ленинград» [9] Ахматова говорила о намерении переводить для издательства “Academia” трагедию Шелли «Ченчи». В конце 1933 г. приступила к переводу трагедии Шекспира «Макбет» [9]. Есть и другие детали. Так, например, по мнению Л.К.Чуковской [13], слово «Зазеркалье» вошло в поэзию Ахматовой после чтения ею по-английски повести Льюиса Кэрролла “Alice through the looking glass” в поезде, в ноябре 1941 г. В рабочих тетрадях Ахматовой встречается помета [14]: “R.Browning. “Dis aliter visum (подагра и слава)”, отсылающая к поэме Р. Баунинга: «Dis aliter visum, or le Byron de nos jours”. И наконец, в Дневниках Ахматовой [11] вы можете встретить её письмо:

8 августа 1965

В этот месяц, когда я, кажется, нуждалась в утешении, мне прислал его только — Элиот:

The only wisdom we can hope to acquire
Is the wisdom of: humility is endless.
(East Cocer II)

Приведенные выше материалы позволяют с определенностью утверждать, что А. Ахматова владела английским языком на уровне, по меньшей мере, чтения, и имела серьёзный опыт перевода английской классической литературы. Если добавить сюда упомянутые выше непроверенные данные о том, что она знала и любила поэзию Эмили Дикинсон, складывается впечатление, что близость текстов Дикинсон и Ахматовой не случайность. Вероятно, произошло следующее. А. Ахматова читала Э. Дикинсон на английском. Где это могло быть? Во всяком случае, не во Франции, где Ахматова была второй раз весной 1911 года, потому что стихотворение «This was a Poet — It is That» было впервые опубликовано в 1929 году. Стало быть, читала его Ахматова уже в России. После этого возникло нечто, что физики называют резонансом — внешняя сила (поэзия Дикинсон) возбуждает колебания поэтической системы (поэзия Ахматовой). В итоге, рождается стихотворение, несущее на себе и отпечаток изначальной поэзии, и матрицу поэтического таланта А. Ахматовой. Этот процесс не может быть назван плагиатом, да и не является им.

Все приведенные выше примеры пересечений поэзий Дикинсон и Ахматовой относятся к стихотворениям Ахматовой, датированных 1940-м годом. Что это за год? Известно, что сын Ахматовой Л.Н. Гумилев был арестован 10 марта 1938 году. 17(!) месяцев А.А. Ахматова провела в тюремных очередях. 1940 год — один из самых драматических во всей, всесторонне трагической жизни Поэта. Вот почему 25 августа 1941 года в осажденном Ленинграде, во время воздушной тревоги А.А Ахматова пишет [8] (стр. 306,322): «Из года сорокового,/Как с башни на всё гляжу». Другими словами, 40 год представлялся Ахматовой-матери более страшным, чем осажденный Ленинград и вторая мировая война! Можно думать, именно в этом 1940 году произошло сближение мышления Ахматовой с трагическим, мудрым и глубинно философическим мышлением Эмили Дикинсон. Именно в этом году у А. Ахматовой появляется «Клеопатра»:

И уже целовала Антония мертвые губы,

А завтра детей закуют. О, как мало осталось
Ей дела на свете — еще с мужиком пошутить
И черную змейку, как будто прощальную жалость,
На смуглую грудь равнодушной рукой положить.

И, кстати, у Эмили Дикинсон есть стихотворение №627 (написано в 1862, опубликовано в 1929 году), в котором упомянута “Cleopatra’s Company —/Repeated — in the sky —” и “the Grave”! В этом году в лексике Ахматовой появляется слово «безумие» [8] (стр.200):

Уже безумие крылом
Души накрыло половину,

Это слово в поэзии Дикинсон —”madness”, — встречается не редко, например, в №№435,1284. Именно в этом году Ахматова написала [8] (стр.206):

Один идет прямым путем,
Другой идет по кругу

А я иду — за мной беда,

У Э. Дикинсон (№10, написано в 1858, опубликовано в 1914 году) есть строчка “Go round end round”.

Предположительно, именно в 1940 году, или немного ранее, А.А. Ахматовой оказалось доступным какое-то из изданий Эмили Дикинсон на английском — в те годы на русский Дикинсон не переводилась. И произошло то, что произошло. Ахматовой понравилась поэзия Дикинсон и она нашла многое, на что её поэтическая душа отреагировала остро и заинтересованно. Однако ни в одном из случаев Ахматова не переводила стихотворения Дикинсон дословно. Поэтический аппарат великого русского поэта чувствительно воспринял поэтические импульсы и мысли Э. Дикинсон и переработал их по-своему, привязывая их к своим ощущениям, своему видению мира и к своим жизненным обстоятельствам. И всё это на базе собственной выдающейся поэтической техники.

Складывается впечатление, что этот процесс был локализован во времени, в основном, 1940-ым годом. Во всяком случае, нам удалось найти только один эпизод подобного «пересечения» позднее, в 1945 году. Речь идет о стихотворении А.Ахматовой «Кого когда-то называли люди». В нем есть точечные фрагменты и имена из двух произведений Эмили Дикинсон — №166 (“I met a King this afternoon”) и №527 (“To put this World down, like a Bundle —“).

ЛИТЕРАТУРА

[1] Viktor Finkel. Пересечение трех великих поэзий. Program of the 2007 Annual AATSEEL Meeting. Chicago Hilton Hotel. December 27-30, 2007.Chicago,Il. P.152-153.

[2] Viktor Finkel//Дикинсон и Ахматова. Соприкосновение великих поэзий. Program of the 2009 Annual AATSEEL Meeting. Hyatt Regency Penn’s Landing. December 27-30, 2009.Philadelphia,Pennsylvania

[3]. Виктор Финкель//Эмили Дикинсон и Анна Ахматова. Пересечение двух великих поэзий. СЛОВО\WORD №70 за 2011 г.

[4]. Виктор Финкель// «Удивительная перекличка:Дикинсон и Ахматова». Новое русское слово 2004. Уикэнд,3-4 апреля»

[5] .The Complete Poems of Emily Diskinson. Edited by Thomas H.Johnson.1960

[6]. «Стихотворения и поэмы». Художественная литература. Москва. 1976

[7]. «Стихотворения» Художественная литература. Москва 1981

[8]. Анна Ахматова//Сочинения в двух томах. Том первый. Стр.190. Москва. Издательство «Цитадель». 1999

[9]. Н.В.Королева// «И вот чужое слово проступает…» О переводах Анны Ахматовой». В «Анна Ахматова. Собрание сочинений» 2004, том 7, стр.7-68. Москва. Эллис Лак 2000.

[10]. Н.В.Королева// «И вот чужое слово проступает…» О переводах Анны Ахматовой». В «Анна Ахматова. Собрание сочинений» 2004, том 8, стр.5-30. Москва. Эллис Лак 2000

[11]. «Анна Ахматова. Собрание сочинений» 2002, том 6, стр.327. Москва. Эллис Лак 2000.

[12]. «Анна Ахматова. Собрание сочинений» 1998, том 1, стр.632. Москва. Эллис Лак 1998

[13].«Анна Ахматова. Собрание сочинений» 1999, том 2 книга вторая, стр.452. Москва. Эллис Лак 1999

[14].«Анна Ахматова. Собрание сочинений» 1998, том 3, стр.530. Москва. Эллис Лак 1997

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *