Влад Голь-де-Шмидт: Израиль, евреи и шнорерай (полушутя, полусерьезно)

 175 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Влад Голь-де-Шмидт

Израиль, евреи и шнорерай
(полушутя, полусерьезно)

Многие отрасли, проекты и программы Израиля, включая оборону, науку, искусство, спорт и т.д. и т.п., финансируемые государством, в то же время, существенно зависят и от благотворительности, добровольных бескорыстных пожертвований, т. е. от помощи богатых (и не очень) стран, богатых (и не очень евреев) из диаспоры и своих, местных, etc.

Благотворительность – дело без сомнения нужное и благородное, стоящее в одном ряду с милосердием, ибо благотворительность это и есть реальное проявление милосердия. В какое заведение в Израиле не зайдешь, в больницу, университет, колледж, школу, музей парк и пр. и пр., в их кампусах и отделениях почти везде увидишь на стене надпись, объясняющую, что это заведение построено на средства таких-то и таких-то спонсоров-евреев. В основном, из США, реже из Канады, Австралии, еще реже из Европы. Это и есть реальное проявление благотворительности, когда спонсоры-вкладчики средств, инвесторы, вкладывают деньги напрямую без посредников в какое-нибудь конкретное мероприятие.

К сожалению, наряду с благотворительностью процветает и такой древнейший промысел как попрошайничество (шнор, более уничижительно — шнорерай), упоминание, о котором имеется даже в Талмуде, т.е. выпрашивание у богатых частных лиц, организаций, платежеспособных структур, материальных ценностей.

Нередко, взаимоотношения евреев диаспоры и евреев Израиля строятся именно на основе шнора со стороны последних, правда, в связи с различными перманентными кризисами жертвовать стали меньше, как извне, так и внутри.

Так, например, ЦАХАЛ решил в 2012 г. не проводить в дни Хануки традиционный телевизионный вечер сбора пожертвований для солдат — «Ширутром», поскольку он «потерял релевантность».

Тем не менее, традиция шнорерая не исчезла окончательно, скорее наоборот, хотя побираться по свету, занятие недостойное граждан суверенного государства.

Как-то, Министерство иностранных дел даже запретило своим посольствам заниматься сбором денежных средств, т.е. попрошайничеством, за границей. Одна из израильских русскоязычных газет, в своем сатирическом обзоре, назвала это событие «Конец шнореров», заметив, что (цитата): «если в посольстве нет шнореров – это не израильское посольство».

Попрошайничество — дело достаточно постыдное (это слово используется, как правило, в пренебрежительной коннотации), к нему следует прибегать в случае крайней необходимости. Однако, к сожалению, оно приняло немалые размеры и встало на профессиональные рельсы. Попрошайки из различных государственных, общественных, религиозных, частных и других организаций «шнорыют» по богатым странам, где есть чем поживиться, с совершенно конкретной целью.

Отдельные группы и личности зарабатывают этим способом на создание разного рода «виртуальных» компаний, организаций, в том числе, израильских добровольных обществ – «амутот», зачастую ориентируясь на личные выгоды. Львиная доля собираемых денег уходит на зарплаты сотрудников этих «амутот» или просто разворовывается. Несмотря на то, что они как будто находятся под постоянным контролем государства и должны доказывать отсутствие финансовых нарушений, собранные и поступившие из-за рубежа средства в них нередко разбазаривают. Это одна из многих малосимпатичных сторон проблем «шнорерая» и деятельности различных организаций и обществ, существующих на пожертвования. Другую не менее отвратительную сторону проблемы можно охарактеризовать одним словом: «воруют». Вспоминается фраза из «классики» (Н. М. Карамзин): «А что в России? Воруют-с».

В статье речь идет о шнорерах-евреях, а евреев в Израиле много и евреи разные. Еще, какие разные!!! Белые, смуглые желтоватые и черные, ашкеназы (европейские евреи) и сефарды (восточные евреи из Йемена, Ирака, Ирана, Египта, а также стран Магриба и др.), сабры, ватики и олимы, атеисты и религиозные (если можно так сказать, различных конфессий: ортодоксальные, хасидыреформисты, ультраортодоксы — различных течений, направлений, стран исхода, религиозные сионисты, просто соблюдающие традиции), «русские» и «эфиопы» и т.п., в общем, как здесь шутят, евреи 80-90 национальностей, различных цветов, оттенков, ментальностей, культуры, воспитания и пр., и пр., представителей различных культур, языков и цивилизаций.

Государство, созданное по решению ООН после Второй мировой войны, на волне трагедии Холокоста европейского еврейства (29 ноября 1947 года ООН приняла план раздела Палестины, резолюция ГА ООН № 181, «еврейский народ, переживший трагедию геноцида в период Второй мировой войны, имеет право на создание национального очага»») превратилось, в страну для всех, особенно, при усиленных поисках интересантами-ультраортодоксами потерянных «колен израилевых», для увеличения своего электората. Доискались уже до того, что ультра-террористов, афганских и пакистанских пуштунов, представители которых стояли у истоков радикального исламистского движения «Талибан», «подозревали» (между прочим, эти «подозрительные» исследования финансировало правительство Израиля) в принадлежности к какому-то, одному из десяти, утерянных «колен» (десять из двенадцати колен Израиля, после гибели Израильского царства и падения Первого Храма были угнаны в ассирийский плен).

Анекдот в тему: «В дни Октябрьской революции в России сидят за столом шесть комиссаров. А, что под столом? Встретились двенадцать колен Израилевых». Как-то, сообщалось о том, что профессор генетики Т. Парфитт из Лондонского университета обнаружил подтверждение семитского происхождения членов зимбабвийского племени Лемба, (чуть ли не Мумба-Юмба) насчитывающего около 80,000, живущего в центре Зимбабве и на севере ЮАР, которое будто бы давно считает себя одним из «колен Израилевых» (BBCNews).

В последние дни Правительство возобновляет репатриацию членов общины Бней-Менаше из Бирмы и Индии.

По-видимому, поэтому здесь много политических (если их можно так назвать) партий, кланов, «дворов» со своими лидерами, главами, ребе, адморами (титул хасидских цаддиков): ультраправые, правые, центристы, левые, ультралевые, светские, ультраортодоксальные, религиозные сионисты и пр. Несмотря на различные идеологии, почти все эти сообщества, особенно, две полярно противоположные маргинальные группы, ультраортодоксы и ультралевые, похожи своей любовью к халяве, к пожертвованиям, подаяниям и, поэтому среди них немало шнореров.

Многих добровольных спонсоров, жертвователей весьма беспокоит, а подчас и останавливает, отсутствие прозрачности в расходовании поступающих средств. Самый простой способ убедиться в том, что все поступает по назначению — это оказывать помощь непосредственно и целенаправленно, но это удается далеко не всегда.

Я полагаю, что в связи с масштабным размахом шнорерая, от которого в настоящее время избавиться объективно невозможно, под него должна быть подведена солидная формальная база. Это необходимо для того, чтобы процессом попрошайничества-шнора, можно было хоть как-то управлять и как-то его контролировать, а значит предвидеть, сколько и куда. Кроме того, чтобы не было так стыдно заниматься шнором.

Между прочим, для профессиональных попрошаек, кстати, привлекающих в свои ряды даже школьников, есть курсы повышения квалификации, для них даже пишут учебные пособия.

В такие пособия, должны быть включены основы теории попрошайничества. Наличие теории, как системы основных идей, как-то облагораживает даже такую не очень престижную деятельность. В связи с этим, я хотел бы частично реанимировать свою идею о формализации методики шнора.

Общая теория попрошайничества (шнора) еще не разработана, поэтому мной делается первая попытка заложить элементы ее методологической основы (принципов построения, форм и способов научного познания), т.е. введение в теорию, имея пока ввиду поступления только из частных источников, а конкретнее, поборы с частных лиц, имеющих различные пространственные и «душевные» (см. ниже) координаты. Вслед за высокой математизацией и компьютеризацией, практически всех наук, шнорерай также должен быть поставлен на научные рельсы. При этом, применимость здесь математики должна основываться на разумной формализации и соответствии формальной и содержательной постановок задачи.

Основой добывания денег попрошайками является сбор (побор). Побор – это отнимание денег с помощью специальных психологических приемов. Результатом побора является конкретная сумма, зависящая от материальных возможностей, от места нахождения и желания «добровольно» дающего, а также от квалификации попрошайки. Главный вопрос, как представить исходный фактический материал, т.е. деньги: как конкретные, неслучайные, детерминированные или же расплывчатые, случайные величины и в связи с этим, какой привлечь подход и математический аппарат – функционально-аналитический или вероятностно – статистический, теорию вероятностей. С одной стороны, деньги это вещь материальная и вполне конкретная, т.е. казалось бы, применим первый подход, зато, с другой, в данном конкретном случае, деньги — вещь виртуальная и случайная (случайной, называется величина, принимающая заранее неизвестное значение и зависящая от случайных причин, которые не могут быть учтены), т.к. неизвестно, сколько средств будет собрано и сколько «доползет» до благородной цели, т.е. как будто, более оптимален второй подход. Исходя из сказанного, в связи с двойственным характером исходной информации, на каждом этапе формализации и решения, будем ориентироваться на тип исходных данных.

Первый этап. Известно (когда начинают этим словом, значит других аргументов просто нет), что чем дальше от «бедной» страны – исторической родины, находится диаспора, тем лучше она к этой стране относится и тем больший успех ожидает попрошаек — шнореров. Этот основополагающий посыл может быть облечен в сравнительно строгую функционально-аналитическую форму, поскольку на этом этапе, исходные данные явно детерминированы (неслучайны). Доброе отношение диаспоры к исторической родине, в первом приближении, прямо пропорциональное расстоянию от места их проживания до этой родины, выражается простой линейной функциональной зависимостью, которая при аналитическом способе выражения, может выглядеть следующим образом:

L = f ( r ), например: L = 1 – [(c – r) / c]

где: функция L (Love) – безразмерная величина, характеризующая отношение диаспоры к исторической родине, изменяющаяся от 0 до 1, т.е. 0 < L < 1;

c — некоторая постоянная, соответствующая виртуальному максимальному расстоянию от места их проживания до родины;

r – аргумент, переменная величина, соответствующая расстоянию от конкретного места их проживания до родины, при этом r < c, (r и c, могут быть выражены в км, в часах полета, или в других аналогичных единицах);

область определения функции L = f ( r ) есть множество чисел от 0 до 1, зависящая от r: 0 < r < c.

С увеличением r, L возрастает, стремясь к 1; с уменьшением r, L стремится к нулю, т.е., чем больше расстояние, тем больше «любовь».

Если, например, c = 10 тыс. км, то в графическом виде зависимость L = f ( r ), будет выглядеть следующим образом (см. рис.1):

Рис.1

Второй этап. Если, конкретное для данного региона значение L, отнести к каждому реально проживающему там индивидууму и перемножить их количество N на L, то получим величину J = L N, соответствующую некоторому суммарному показателю возможного денежного «излучения», исходящего из этого региона, которое должно быть пропорционально количеству денег, собираемому там профессиональными шнорерами. Причем, это «излучение» может достигнуть весьма солидных значений.

Не исключено, что в эту «строгую» систему исходных предпосылок, выкладок и доказательств, целесообразно ввести некоторые поправочные коэффициенты, учитывающие и другие привходящие обстоятельства, в частности, так называемые, «душевные» координаты, характеризующие ту или иную личность.

Под «душевными» координатами личности понимается желание или отсутствие оной отдавать свои «кровные»: даст он или не даст деньги, зависит от множества обстоятельств, вплоть до плохой погоды или состояния здоровья.

Ясно, что не все люди захотят «давать», поскольку они, и это вполне объяснимо, по-разному относятся к своей исторической родине. По этому параметру, всех людей диаспоры, можно разделить, по меньшей мере, на три группы.

К первой группе относятся люди, которым историческая родина «до лампочки» и, которые о ней практически ничего не знают, и знать не хотят. Ко второй группе относятся люди, мягко говоря, не любящие свою историческую родину. И, только третья группа, заинтересованная в ее судьбе, не безразличная к ее нуждам и бедам, а также к немалым потребностям и еще большим запросам огромного числа общественных деятелей, чиновников и других любителей «халявы», готова вносить свою лепту, в том числе и материальную. В общем, денег нужно много.

Третий этап, самый важный и ответственный: формализация процесса непосредственного сбора денег.

Вопрос, какой привлечь математический аппарат – функционально-аналитический или вероятностно – статистический, остается и здесь.

Если исходить из постулата, определяющего шнореров как порядочных и даже, где-то честных «специалистов», то можно бы остановиться на первом, детерминированном, т.е. на функционально-аналитическом подходе. Тем не менее, и, несмотря на то, что при использовании вероятностно-статистического метода можно в итоге получить вместо конкретной суммы денег, распределение вероятностей, этот метод более пригоден, т.к. процесс вымогательства все-таки событие случайное, т.е. «добровольцы» могут деньги дать, а могут и не дать.

Кто радостно и с большим желанием расстается со своими деньгами?

Событие, которое может произойти, а может и не произойти и есть событие случайное — А. Вероятность Р (А) его появления:

0 < Р (А) < 1

Событие А называется активным, если им можно управлять, и пассивным, если нельзя. Очевидно, что мы в большей степени имеем дело с событием пассивным, хотя и от квалификации шнорера кое-что зависит.

Для оценки эффективности их работы может быть введен некий показатель, назовем его критерий успешности (КУ — Q). Если о шнорере можно сказать просто, примерно так: «вот этот, еще тот шнорер бл…ь. (сокращенно, шнобль), сумел вырвать средства, у всех трех групп», то это будет шнобль с Q=3; шнобль с Q=2 – добывший средства у двух групп; шнобль с Q=1 – соответственно, только у одной группы, т.е. чем больше шнобль (при Q=3), тем успешнее шнорер.

Ясно, что и попрошайке-шнореру нужен талант, что подтверждает классик:

«… талант, как деньги, они или есть, или их нет», впрочем, обратное тоже верно.

Независимо от значения Q, указанные выше суммы следует разделить, по меньшей мере, на три и еще вычесть суммы, непроизвольно «прилипающие» к рукам и, все равно, это будут «сумасшедшие» деньги, подчас сравнимые с бюджетом небольшого государства третьего мира.

Рассмотрим порядок использования исходной информации для получения результатов формального характера при условии, что известны два конечных множества, одно неслучайное, детерминированное (J = L * N – т.е., по сути, число людей N в странах с диаспорой, с учетом коэффициента L), а второе – случайное (суммы в долларах), связанных между собой некоторой стохастической зависимостью. Поскольку одно из множеств является неслучайным, то рекомендуется использовать регрессионный анализ. Если, в соответствии с теорией регрессионного анализа аргумент J называется регрессором, то попрошайку-шнорера, с полным основанием, можно назвать «агрессором».

Уравнение регрессии второго порядка параболического типа в аналитическом выражении, можно записать так:

$ = a + b*J — c*J 2

Например, при J от 0 до 6 млн. и $ от 0 до 600 млн выглядит следующим образом:

$ = 11.6 + 138*J — 8.0*J2

Поле корреляции этих двух параметров (синие точки), достаточно оптимально аппроксимируется кривой второго порядка (красная линия), что и показано на

Рис. 2.

Для определения возможной суммы $ при известном J = L * N, для каждой конкретной страны можно воспользоваться как графиком, так и уравнением.

После подведения под шнорерай такой формальной базы и таких «строго обоснованных» математических расчетов, диаспора вряд ли посмеет отказать.

В заключение заметим, что даже возможные содержательные и формальные успехи в разработке теории метода попрошайничества, основы которого заложены в моей настоящей работе, вряд ли устранят его объективные недостатки, как некорректно поставленной задачи, связанные с неоднозначностью, неединственностью результата (из-за невозможности точного учета, как притока, так и оттока) и, главное, с сомнительностью его исходной установки.

Несмотря на предложенную здесь формально-теоретическую основу шнорерая, это позорное для народа явление, которое по утверждению знатоков появилось очень давно, еще с момента зарождения человечества, должно подвергаться всяческому остракизму и должно быть выброшено, говоря «высоким штилем», на свалку истории.

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Влад Голь-де-Шмидт: Израиль, евреи и шнорерай (полушутя, полусерьезно)»

  1. Правильно делаете, что смеетесь, на это и ориентированно мое «исследование» в стиле «физики шутят». Правда, по поводу репатриации племени Бней Менаше, нужно скорее плакать, чем смеяться.
    Вообще же, мой «научный» опус рассчитан на читателей не очень знакомых с Fundraising и не на экономистов Портала, а на людей, обладающих элементарным чувством юмора. Впрочем, слово «элементарным», здесь излишне. Как сказал бы классик «…чувство юмора, как деньги, они или есть, или их нет».
    Тем не менее, комментаторам спасибо.

  2. Уважаемый коллега,

    думаю, что возмущаться нечем. Сбор пожертвований, который воспринимается вами в связи со спецификой Израиля как «шнорерай», на самом деле уже давно часть академического экономического образования под завание Fundraising Этому учат в университетах и колледжах, пишут диссертации и толстые книги. Но, несмотря на это, не всем удаётся…
    Думаю, что экономисты Портала смогут прокомментировать вашу статью лучше меня.
    То, что еврейской цивилизации это явление знакомо с древних времён, лишь показывает, что и тут мы впереди планеты всей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *