Иосиф Рабинович: Все наверх. Из новой книги – 05

 381 total views (from 2022/01/01),  5 views today

Она улыбнулась, но в голосе чувствовались слёзы. Долгий поцелуй, и я спустился к такси. Через полчаса я был дома, в Марьи— ной роще на квартире тетушки, у которой живу уже шесть лет после развода. Квартиру оставил жене, а сам жду естественного финала старушки — ей уже девятый десяток пошёл, она старая дева и я у неё единственный внучатый племянник. Тётя Вера понятно спала, а я пошёл на кухню сварил кружку арабики, закурил и начался мой традиционный тяжёлый разговор с самим собой.

Все наверх. Из новой книги

Иосиф Рабинович

Продолжение Начало

  • Ирена это же на два дня всего, потом выбросишь, если за— хочешь, бери этот зелёный с ромбиками и всё дела.
  • А ты думаешь, он мне пойдёт?
  • Пойдёт, ты в нём будешь как Шэрон Стоун.

И на следующие утро мы купались вместе. А три дня завершились шашлычным банкетом. Наш сопровождающий приехал с нами с обеда, чтоб всё организовать.

Это надо видеть — ночь, звёзды с кулак и два десятка бездельников на пластиковых креслах у костра сидят, кто-то поёт под гитару, даже итальянская биологиня спела что-то своё. Но в основном жрут шашлык и выпивают помаленьку — кто-то уже ходил добавлять в буфет. Ко мне прицепилась Иренина сосед— ка, договариваться про интервью в городе уже. И вот беседуя с ней, я упустил Ирену из вида. Пошёл её искать — нет нигде, думаю, может спать пошла, хотел зайти глянуть и тут вижу — идёт моя Ирена из буфета и её качает, добавила леди до хорошего. Плюхнулась рядом со мной и чего-то бормочет. Я тихонько спрашиваю:

  • Ты куда пропала, зачем пиво пила после водки?
  • Ты ж меня забросил, прилип к этой соплячке! И уже почти в голос говорит, я ей тихо на ухо:
  • Не пори чуши, видишь я с тобой, успокойся… и уже обычным голосом:
  • Ирена Витальевна, я вас провожу, — и крепко так под ручку беру, подымаю и веду в номер, благо журналистка с кем-то снова зацепилась. А в коридоре она мне снова начала:
  • Меня спать, а сам к ней вернёшься, хнычет.
  • Иди, иди, я спать тоже лягу сейчас, завтра вставать рано и поддал ей ладонью по заду. А она заулыбалась и послушно пошла. Ну, вышел я на улицу, закурил и понял, что не миновать стать переспать с ней, этот шлепок она приняла однозначно.

Утром встал, глядь, моя леди в купальнике у дверей сидит, ждёт меня купаться. Я спрашиваю:

  • Что, головка бобо?
  • Чуть болело, но я пенталгин уже приняла, ты меня извини, Андрюша, я вчера себя безобразно вела, правильно ты мне по попе дал.
  • Да не переживай, всё путём все пели, никто не заметил.
  • Ты молодец, во время меня увёл, а то я бы натворила. А я сразу разделась и как убитая заснула.

Вернулись мы в город, наш «хранитель» стал нас размещать. Тут была такая схема — люди, уехавшие надолго на большую землю, сдавали свои квартиры мэрии, а та компенсировала этим фондом нехватку гостиниц для командированных. Нам с Иреной досталось две комнаты в хрущёвской трёшке в самом центре, но квартира была с хозяйкой. И ещё нам выдали талоны на еду в местном ресторане. Ирена расстроилась наличием хозяйки, сказав, что давно уже не жила в коммуналке. Но мы взяли у неё ключи и отчалили.

Весь день мы занимались делами, вернее занимался я, а Ирена талантливо исполняла роль моего референта. Видит бог, это здорово срабатывало. Вечером мы поужинали в ресторане. По талонам можно было заказывать всё кроме выпивки, за неё надо было платить отдельно. Ирена сказала, что пить с ресторанной наценкой глупо, тем более тут всякое могут подать, лучше купить в магазине и отметить новоселье дома. Так и сделали — в магазине оказалось чудесное Киндзмараули грузинского разлива. С этой-то бутылкой и кульком кураги мы отправились «домой». Там всё было готово вплоть до свежего белья и убрано. На столе в кухне нашли записку — хозяйка писала, что уезжает на три дня и если не застанет нас, просит вернуть ключи в мэрию.

  • Ну, видишь, и никакой коммуналки, вполне себе отдельная квартира, конечно не Гранд-отель, но вроде всё чистенько.
  • Всё чудесно, хорошо, что так устроилось, правда, удачно… У меня в комнате я открыл бутылку вина, выложил курагу в вазочку, и тут вошла Ирена в халатике с драконами.
  • Ты прямо гейша и со знанием языков…
  • Ну, ты скажешь…

Я разлил вино по двум большим фужерам — иных рюмок не нашлось. Не успел я сказать «Ну с новосельем!», как Ирена перебила меня:

  • Вот мы уже почти неделю на ты, а брудершафт не пили.
  • Ну, давай брудершафт.

Выпили, как положено, переплетя руки, и тут моя леди начала суетливо целовать меня в губы, вся дрожа от возбуждения. Целовалась она неумело, и я взял инициативу в свои руки. А дальше, дальше что случилось, то и случилось, обстоятельства сильнее нас подчас.

После сидели на диване. Отдышавшись, я закурил. Говорить как-то было не о чем. И тут она сказала:

  • Андрюша, дай мне сигаретку.
  • Ты куришь?
  • Очень редко, только чтоб нервы успокоить. Она закурила.
  • А сейчас нервничаешь?
  • А ты как думаешь, только не смейся, у меня такого, как с. тобой никогда не было, никогда, всю жизнь прожила и вот мимо этого. И тут ты… и это было прекрасно, Что ты улыбаешься? Не смейся над пожилой дамой.
  • Какая ты пожилая — ещё свежа, как майская роза.
  • Не издевайся — вот та журналистка, наверное, много свежей, и грудь у неё потуже моей.
  • Иренка брось про эту соплячку, а то…
  • Что то? Поколотишь? Лучше уж… И понеслось по новой.

После снова курили и она опять:

  • Знаешь, что я сегодня поняла? Кайфа от половой жизни не бывает. Кайф — это когда так, как ты меня… Слушай, я наверно, старая развратница?
  • Я тебе запретил про старость говорить!
  • Не буду, радость моя, не буду, а можно тебя спросить?
  • Давай!
  • А тебе со мной хорошо было?
  • Конечно, иначе спали бы мы с тобой сейчас каждый в своей комнате.
  • А я вот гляжу на тебя и удивляюсь, какой ты разный: вот днём с вице-мэром и тут со мной вот совсем недавно…
  • Я не разный, я как подсолнух, который всегда на солнце смотрит. В мэрии я делал всё, чтоб было хорошо моему проекту, а с тобой, чтоб было хорошо нам обоим. И, вроде, тут и там получилось недурно.
  • Очень даже получилось,

Короче заснули мы в её комнате, предварительно Ирена закрыла входную дверь на щеколду — представь, нежданно хозяйка заявится, как неловко будет.

Утром леди, конечно, рванула в душ, и пока она наводила красоту, около часа это заняло, я курил и размышлял — дела здешние с начальством идут хорошо и всё закончится нормальным протоколом о намерениях, большего и не ждали от меня. Что касается налаживания контактов с Иреной Витальевной, то тут явное перевыполнение плана. Но средства, отпущенные мне, жгли карман. Можно конечно вернуть их Никите, но тогда придётся рассказать ему всё, хоть и без подробностей. А это — явное паскудство по отношению к Ирене, подставлять её, даже другу Никите. Оставить деньги себе — тоже плохо, я ж не мальчик по вызову, чтоб этим зарабатывать.

Позавтракав, мы снова двинули по делам, и между визитами зашли в магазин сувениров — там, среди предметов народного творчества увидели дамскую жилетку из оленьей замши, всю покрытую богатой вышивкой и подбитую нежным мехом. Этого мало — края были оторочены дорогой норкой или куницей, я не разобрал. Ирена сходу углядела её — в шмотках она разбиралась.

  • Примерь, сказал я.
  • Что ты, она ж очень дорогая.
  • Примерь, я хочу посмотреть на тебя в ней.

Она одела и сразу мне стало ясно, что это её вещь. И ей тоже, вижу, стало ясно, по глазам видно.

  • Берём, я хочу подарить это тебе.
  • Ты что Андрюша, это же безумно дорого, я не могу принять такой подарок.
  • А я хочу подарить его тебе, в Москве на меня свалился неожиданно приличный гонорар за отзыв, я на него не рассчитывал вовсе, а теперь нашёл для него достойное применение — ты в этой жилетке мне абсолютно нравишься.

И не дожидаясь её ответа, подозвал продавщицу и расплатился. Жилетку упаковали, и Иренка тут же, куда стыдливость делась, чмокнула при всех меня в щёку. Ну, вот и все дела мои сделаны, до отъезда оставалось двое суток. Как они прошли — нетрудно догадаться.

Всему на свете бывает конец. Утром мы прибрались, позавтракали, собрали багаж и хотели уже двинуть в мэрию, как в дверь позвонили, и появилась хозяйка. Мы поблагодарили, сказали, что все чаи, кофе и кондитерию оставляем. И тут хозяйка, простая женщина, ошарашила:

  • Приятно когда с интеллигентами дело имеешь, всё чисто, прибрано, никакого бардака и загула.

Сдали ключи и откланялись. Потом обед, получение документов, аэропорт, задержка рейса, и почти в полночь мы в Домодедово. Такси, сначала на Ленинский проспект… Поднялись на площадку, она открыла дверь ключом, пахнуло перегаром.

  • Не бойся, спит без задних ног. Поцелуй меня на прощание. Я понимаю, что рай кончился. Спасибо тебе, радость моя, за всё, всё. Я понимаю, что второго акта у нас не будет, но я счастлива тем, что было — я этих дней никогда не забуду.

Она улыбнулась, но в голосе чувствовались слёзы. Долгий поцелуй, и я спустился к такси. Через полчаса я был дома, в Марьиной роще на квартире тетушки, у которой живу уже шесть лет после развода. Квартиру оставил жене, а сам жду естественного финала старушки — ей уже девятый десяток пошёл, она старая дева и я у неё единственный внучатый племянник. Тётя Вера понятно спала, а я пошёл на кухню сварил кружку арабики, закурил и начался мой традиционный тяжёлый разговор с самим собой.

  • Ну, что, господин хороший Андрей Борисович, побаловался с женщиной, влюбил в себя, возбудил тогда, когда пора дамам уже успокаиваться? Доволен?
  • Да не в доволен дело, может, подарил ей напоследок то, чего она не имела в жизни.
  • Ага, и оставил в квартире с запахом перегара.
  • А что я должен делать был?
  • А почему бы тебе не жениться на ней? Разница в возрасте небольшая и тётушка думаю, рада будет, остепенился непутёвый племяш.
  • Ты знаешь, какой из меня муж и чем это кончается.
  • Да уж, наслышаны, а может тебе такая и нужна, чтоб восторженно в рот смотрела?
  • А ты думаешь, ей-то это нужно?
  • Сейчас бесспорно, она за тобой и в ссылку поедет
  • Да, ладно, не пори чуши, не строй за меня планов!
  • Не буду, иди спать совратитель референтш!

***

Вот, собственно говоря, и всё. Попытки второго акта были, но… Как всегда «Двадцать лет спустя» оказались бледнее

«Трёх мушкетёров» и продолжение, которое однажды последовало, когда благоверный Ирены попал на трое суток на обследование в ведомственную клинику, совсем не было похоже на командировочный роман. А шефом Ирены удалось воспользоваться только однажды и успешно — она меня представила шикарно, как гибрид Илона Маска и Марка Цукерберга. Он всё подписал, но потом нужда в нём отпала. Тем более с должности его турнули и предложили возглавить огромный центр в Томске. Он пригласил Ирену с собой, там не было никакой эротической компоненты — помощник она была действительно классный. И всё же наше приключение не прошло для неё даром, Ирена стала резче, с мужем развелась, не выписавшись из московской двушки, и переехала в Томск. Поначалу звони— ла мне и приглашала приехать, но сперва я затрахался с проектом, потом умерла тётушка, и пришлось наследство оформлять с большими заморочками. Тут и сердце забарахлило, и дело за— кончилось операцией. А после того лететь в Томск уже не было смысла. Но иногда вечером после кофе и сигареты вспомнится мне леди Ирена. С теплом вспоминается.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Иосиф Рабинович: Все наверх. Из новой книги – 05

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *