Леонид Шейнин: Исторические таможни на Москве-реке

 181 total views (from 2022/01/01),  1 views today

… интересная и широкая задача заключается в создании карты исторических таможенных постов России: как на водных путях, так и на сухопутных дорогах. Такая карта могла бы пролить новый свет на многие известные и мало известные исторические события.

Исторические таможни на Москве-реке

Леонид Шейнин

Возвышение Москвы ряд историков объясняет её удачным расположением на торговом речном пути. Выгоды от торговли были двойными, ибо торговцы обеспечивали также фискальный доход через таможенные сборы. Однако о таможенных сборах удельных времён мало что известно. Недостаточно изученной остаётся сама сеть таможенных пунктов. Автор предлагает восполнить этот пробел, в том числе воспользовавшись методом аналогии с другими городами, выросшими на торговых путях.

1. Река Москва. Почему Москва стала центром могущественного государства на Северо-востоке Руси? Как произошло её возвышение? Историки, задевающие эти вопросы, обычно указывают на два благоприятных географических обстоятельства. Во-первых, относительная удалённость от степных регионов. Леса защищали Москву (хотя и не всегда) от нападения cтепняков с Юга, со стороны широтного отрезка Оки. Во-вторых, по Москве-реке пролегал торговый путь, который способствовал экономическому росту Москвы.

Бассейн Москвы-реки, несомненно, выигрывал от торговых связей с соседними территориями. Но эти выгоды не ограничивались только результатами товарных обменов. Транзитная торговля, как приносящая немалые доходы купцам-оптовикам, обеспечивала ещё и фискальные выгоды тем государственным образованиям, по территориям которых пролегали торговые пути. Таможенные заставы на водных путях известны с древнейших времён. Вряд ли государственные деятели XII века (и последующих веков), с именами которых связано возвышение Москвы, упустили возможность облагать таможенными пошлинами проплывающие ладьи, а равно двигавшиеся по льду санные обозы с товарами. Слова «Мыто», «Мыт» — в смысле пошлины за провоз товаров через заставы — известны по крайней мере с XII века. [1] Такие пошлины существовали не только в древней Руси, но и по всей тогдашней Ойкумене. Бассейн реки Москвы не был исключением.

Торговые пути по Москве-реке затрагивали не только жителей этого бассейна. Через волоки они были связаны с Волгой, Окой, Клязьмой. При всей скудости дошедших до нас источников, мы знаем о некоторых «узловых пунктах» на этих путях: о Можайске и Волоколамске — в западной части Московского государства, и (естественно) о княжеской и великокняжеской столице — Москве в среднем течении реки.

2. Можайск. В 1300 г. основатель Московского княжеского дома Даниил (младший сын Александра Невского) отнял у Рязанского княжества Коломну в устье р. Москвы при её впадении в Оку.[2] В 1303 г. следующий Московский князь Юрий Данилович отнял у Смоленского княжества Можайск. Таким образом, всё судоходное протяжение реки оказалось в руках Москвы. Историки предполагают, что Можайск контролировал волок, который соединял р. Москву с верховьями Протвы; по Протве водный путь шёл к Оке, и далее по этой реке к Волге. О торговом значении Можайска в то время и позже можно судить по тамошнему культу Николы Можайского, который считался покровителем торговли. Со времён Киевской Руси на речке Можайке была устроена «княжеская усадьба». С 1130 г. на её месте известен погост, то есть административный центр. Примерно тогда же на этом месте возникло деревянно-земляное укрепление — детинец. Скорее всего, погост был таможенным пунктом, именно его доходы привлекли внимание Москвы в конце XIII — начале XIV века.

О важности и размерах этих доходов можно судить по тому факту, что с конца Х1У века, при удельном князе Андрее Дмитриевиче (сыне Дмитрия Донского) или несколько позже в Можайске, вслед за Москвой, начали чеканить свою монету.[3] .Как известно, серебряных руд в этом княжестве (как и в других тогдашних Московских владениях) не было. Серебро можно было добыть только из иностранных монет, поступавших в казну через таможенные пошлины. Выпуск отечественных денег должен был облегчать расчёты между торговцами. Но не только между ними. Единая валюта наверняка помогала правильному взиманию таможенных пошлин, ибо избавляла таможню от необходимости взвешивать и пересчитывать уплачиваемые в качестве сбора иностранные монеты в местные денежные единицы.

В начале XV века Смоленск вошёл в Литовское великое княжество, с которым у Москвы были не дружественные отношения. Видимо это обстоятельство повлияло на упадок торговых путей, которые вели через Можайск на Протву и Оку, и в обратном направлении. Каменные и другие укрепления, которые с конца XVI века начали возводиться в Можайске и в других городах на западных границах, имели для Москвы стратегическое значение, выходящее за пределы защиты одних таможенных доходов (если они к тому времени сохранялись).

3. Волоколамск. Название города отвечало его географическому положению. В его окрестностях располагался волок, по которому суда с товарами могли направляться из р. Москвы (через её приток — р. Рузу) в р. Ламу — приток Шоши, впадающей в Волгу. Понятно, что торговый поток шёл и в противоположном направлении; возможно, в процесс волочения была вовлечена также речка Волошня, впадающая в Рузу. Некоторые историки придают Ламскому волоку значение важного соединительного отрезка «на Волго — Балтийском пути». Такой вывод подкрепляется находками на этом пути (например, в Ладоге) серебряных арабских монет VI–IX веков; но начало работы самого волока относят только к VIII веку. Что касается Москвы, то там были найдены арабские монеты более поздних выпусков 862 и 864 годов. [4]

На тесную связь города с торгом указывают названия возведённых в нём когда-то церквей. Среди других они носили имена Николы Мокрого — покровителя торговли на водных путях, Параскевы Пятницы — заступницы торговцев, Николы Гостунского — покровителя торговли льном.

За обладание Волоколамском, точнее — его таможенными доходами спорили Тверь, Литва, Великий Новгород, Москва. Одно время он считался «пригородом» Великого Новгорода; но с начала XIV века половиной таможенных доходов завладела Москва. Но как осуществлялось «сместное» управление Волоком Ламским со стороны Москвы и Новгорода, и как стороны делили эти доходы технически, остаётся не ясным. В годы правления Василия II Тёмного (1425–1462, с перерывами) Москва сумела отстранить Великий Новгород, и стала единоличной обладательницей Волоколамска. (Аналогичную попытку делал ещё Иван Калита.) О важности этого города для Москвы можно судить по тому обстоятельству, что при удельном князе Борисе Васильевиче там был построен Кремль — видимо, на месте более старого укрепления. В XVI веке Волоколамск, подобно Можайску, оказался военным форпостом на западных границах Москвы, и эта роль брала верх над его таможенными функциями.

Как известно, в 1754 г. все внутренние таможни в России были упразднены; ныне о Волоколамске, как о важнейшем таможенном пункте Московского государства, знают только немногие историки.

4. Москва. Москва находится в среднем течении одноименной реки. Но о «таможенных подробностях», касающихся этого отрезка торгового пути, мы знаем не много. Известно, что в районе быв. городка Болшева к северу от Москвы (ныне входит в г. Королёв) проходил волок, который связывал Москву-реку и Клязьму через р. Яузу. В верховье Яузы находилось мЫтище, то есть место, где с торговцев собирали проезжие пошлины; это слово породило название возникшего здесь много позже города МытИщи. По некоторым данным, мЫтище охраняло «небольшое укрепление». Мытище действовало до Х1У века, пока по Яузе сохранялось судоходство. [5] По некоторым отрезкам Яузы судоходство было возможно вплоть до XVIII века. Плавая по Яузе, юный царь Пётр «открыл» для себя Немецкую слободу.

Я полагаю, что таможенный пост на воде существовал не только в верховьях Яузы; он располагался также где-то около устья Яузы — там, где эта речка впадает в Москву-реку. [6] В топонимике Москвы сохранились названия Таможенного пешеходного моста через Яузу и Таможенного проезда, который вёл к быв. Складской таможне.[7]

Торговые связи между бассейнами Москвы и Клязьмы осуществлялись также через реку Сходню (в древности её называли Всходней), впадающую в Москву-реку в районе Тушино, на северо-западе нынешней Москвы. Но Сходня в своём нижнем течении сильно петляет, и это обстоятельство давало Яузе преимущество перед Сходней. [8]

В 1608-1610 гг., которые относят к Смутному времени, в устье Всходни (на левом берегу Москвы-реки) существовал так называемый Тушинский лагерь, где царил Лжедмитрий II, который оспаривал трон у тогдашнего Московского царя — Василия Шуйского. У Тушинского «царика», официально именуемого также Вором, был свой двор, своя Боярская дума, приказы и даже Патриарх. Тушино, которое командовало многими западными, южными и частью северных и восточных уездов, выставляло себя столицей государства почти так же, как Москва. Известно, что вмешательство в конфликт Польши привело к ликвидации Тушинского лагеря и к бегству Вора в Калугу, где он был убит.

Известный историк-москвовед И.Е. Забелин вскользь заметил, что «при других обстоятельствах» Тушино, а не Москва, могло бы стать столицей государства. При этом он имел в виду не только благоприятное положение Тушина относительно водных путей, но и неровный рельеф, позволявший создавать командные укрепления над местностью. Все эти немаловажные достоинства оценил близкий к тушинцам польский полковник и удачливый авантюрист Александр Лисовский. Считается, что именно он выбрал место для лагеря.

В Тушинском лагере размещался не один десяток тысяч человек, там функционировал бойкий рынок, собиравший ближних и дальних . торговцев. Они обеспечивали снабжение тушинцев всем необходимым, в то время как Москва, с перерезанными трассами снабжения, голодала. Была ли создана в Тушине таможня? Таких сведений нет. Известно, однако, что Тушинский Вор чеканил свою монету — хотя (конечно) он мог добывать серебро из тех монет, которые доставляли прежние таможни, оказавшиеся в его власти.

Возвращаясь к столичному городу Москве, следует иметь в виду, что если в древности на Москве-реке был таможенный пост, то надо искать и военное устройство, которое его прикрывало. Ведь с купцами и независимо от них по реке могли плыть или ехать искатели наживы, для которых таможенный пост был достаточно привлекательным объектом. (О вооружённых ватагах лихих людей мы можем иметь представление по новгородским ушкуйникам, которые разбойничали на водных путях по крайней мере до конца XV века.) Но район, прилегающий к устью Яузы — низменное место. По географическим представлениям, здесь начинается Мещёра — страна болот и песков. Возводить здесь крепость неудобно. По-видимому, по этой причине прикрывающее таможенный пост военное укрепление было создано невдалеке — на Боровицком холме — в пределах современного Московского кремля. По велению князя Юрия Долгорукова это место было обведено дубовой стеной. [9] Казнь боярина Кучки, которая падаёт на то же время, могла иметь своей причиной неисправность Кучки как раз в деле возведения стены. Таможенный пост и защищавшее его военное укрепление представляли единый комплекс — и по замыслу, и по исполнению.

Можно предположить, что аналогичная парная связь существовала в низовье р. Нерли в нынешней Владимирской области. Как известно, при слиянии Нерли и Клязьмы у самой воды стоит церковь Покрова, дошедшая до нас с XII века. В те же годы в некотором удалении от неё князь Андрей Боголюбский воздвиг свой замок. Если допустить, что церковь была центром тогдашнего таможенного поста, то логично принять, что княжеская крепость служила в качестве её военной защиты. Искать следы бывшего таможенного поста следовало бы на речном дне. Там могли сохраниться мелкие предметы, потерянные торговцами. [10]

К сожалению, этот метод вряд ли осуществим в пределах Москвы на Москве-реке. В ходе реконструкции Нагатинской поймы, которая проводилась в 1960-х — начале 1970-х годов, туда привозили баржами песок, который земснаряды черпали со дна Москвы-реки. При этом к археологической ценности завозимого грунта внимание Московских властей было минимальным. Больше внимания этому грунту уделяли местные искатели необычных предметов. Мне пришлось видеть, как люди с лопатами ожидали выгрузки песка из приплывающих судов, чтобы начать его перекопку. В слоях песка счастливчики отыскивали старинные монеты и другие редкости.

5. Таможенная география. Для подтверждения или опровержения факта существования на Москве-реке таможни в пределах современной Москвы, московским исследователям следовало бы скооперироваться с коллегами из других городов, в том числе из тех городов, в которых подобные исторические объекты не значатся. Например, «таможенное исследование» представляется перспективным для Берлина. В этом городе река Шпрее в основном течёт с Юго-востока на Северо-запад, где впадает в р. Хафель (Гафель). В районе впадения находится Цитадель, в понятном переводе — крепость. Воздвигнута она довольно поздно, в XVI веке, но историческая «изюминка» состоит в том, что раньше на её месте была более древняя крепость. Именно в этом районе следовало бы искать «исчезнувшую» таможню. Другую, также исчезнувшую, таможню следовало бы искать на Юго-востоке Берлина, в том месте, где Шпрее входит в город. Там и поныне существует район, который носит название Ной Кёльн (хотя к городу Кёльну на Рейне он не имеет отношения). Когда-то его название звучало как Ной Цолльн (начальная буква в слове Кёльн писалась через С), а по-немецки слово Цолль и его производные как раз обозначают таможню и таможенные пошлины. Можно думать, что Новая таможня возникла после ликвидации старой в устье Шпрее. Так это или не так, ответ на вопрос можно получить только после контактов между учёными — исследователями истории и географии обеих столиц.

Ещё более интересная и широкая задача заключается в создании карты исторических таможенных постов России: как на водных путях, так и на сухопутных дорогах. Такая карта могла бы пролить новый свет на многие известные и мало известные исторические события.

___

[1] Словарь русского языка XI-XVII веков. Вып. 9. — Изд. «Наука». М., 1982, с. 337.

[2] Первым Московским князем был Михаил Хоробрит, брат Невского, но он погиб, не оставив потомства.

[3] Зайцев В.В. Монеты Ивана Андреевича Можайского и Михаила Андреевича Верейского. — М., 2012.

[4] Мачульский Е.Н. О локализации старого волока. Новые материалы. — Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2011, № 4, с. 102-108.

[5] Веселовский С. Б. Московское государство: XV—XVII вв. Из научного наследия. — М. 2008.

[6] Возможно ли, чтобы две и более таможенные заставы находились на одном торговом пути? Такие ситуации зафиксированы в документах, например на Северном речном пути, более позднего XVII века. Повторное обложение было вообще скорее правилом, нежели исключением. Так, на местах торга с (оптовых) покупателей и продавцов взимались дополнительные пошлины под названиями «явка» и «тамга» (последнее слово породило слово «таможня»). Экономические и фискальные основы неоднократного взимания торговых пошлин плохо изучены.

[7] Возможно, с местоположением быв. Складской таможни связано размещение в этих местах нынешней Центральной акцизной таможни.

[8] Вагнер Б.Б. Реки и озёра Подмосковья. — М., 2008.

[9] В 1367 г. при Московском князе Дмитрии, будущем Донском, бревенчатое ограждение было заменено стеной из белого камня, а в конце XV — начале XVI века при Великом князе Иване III были воздвигнуты кирпичные стены и башни, которые дошли до наших дней.

[10] См. Загадка храма на Нерли — Таможня, 2011, № 9.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Леонид Шейнин: Исторические таможни на Москве-реке

  1. Прошу извинить за техническую накладку перед параграфом 4.В верхней строке абзаца, прилегающего к этому параграфу — скопление ненужных букв.
    lbsheynin@mail.ru

    (Исправлено. В.Р.)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *