Люсьен Фикс: И.Ф. Стоун — первый американский политический блоггер

 237 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Люсьен Фикс

И.Ф. Стоун — первый американский политический блоггер

Одни называли его советским агентом, другие — коммунистом, третьи — попутчиком. Были и такие, которые называли его сионистом. Его чуть не подвергли расследованию за антиамериканскую деятельность. Кто же такой И.Ф. Стоун (I. F. Stone) и почему он вошел в историю американской журналистики как легендарный независимый журналист?

Творчество Стоуна как журналиста охватывает важнейшие вехи американской истории 20 столетия — Новый Курс Франклина Делано Рузвельта, Вторую мировую войну, маккартизм, «холодную войну», создание государства Израиль, Корейскую войну, борьбу за гражданские права, Вьетнамскую войну, Уотергейт и последующие события. Но больше всего Стоун известен как издатель своего собственного еженедельного информационного бюллетеня I. F. Stone’s Weekly.

В период своего апогея в 1960-х годах тираж этого бюллетеня составлял 70 тысяч экземпляров и считался весьма влиятельным изданием. В списке 100 самых престижных американских журналистских публикаций 20 столетия он стоял на 16 месте.  Вот почему И.Ф. Стоун по праву считается первым американским политическим блоггером, хотя тогда ещё не было Интернета. Его информационный бюллетень левого уклона печатался на машинке, тиражировался и рассылался подписчикам.

И.Ф. Стоун родился в Филадельфии 24 декабря 1907 года в семье еврейских эмигрантов из России. Его настоящее имя Исадор (Иззи) Файнстайн (Isadore Feinstein).  Ещё в школе он начал издавать свою собственную газету, а во время занятий в  Пеннсильванском университете, где он изучал философию, Стоун стал сотрудничать с «Philadelphia Inquirer», одной из ведущих американских газет. Под влиянием трудов Джека Лондона Стоун становится на путь радикальной журналистики. В 1930-х годах он играл активную роль в Народном Фронте, (широкой коалиции различных политических группировок, часто состоящей из левых и центристов, которые противостояли другим группировкам, прежде всего фашистским и крайне правым, поддерживавшим Гитлера).

В 1933 году Стоун перешел на работу в газету «The New York Post». В этот период он выступил в поддержку Нового курса Франклина Рузвельта. По совету редактора газеты, который считал, что читатели будут лучше воспринимать политическую направленность его статей, если не будет намёка на еврейское происхождение автора, в 1937 году Файнстайн взял себе псевдоним И.Ф. Стоун, о чём всю жизнь сожалел. Друзья и коллеги продолжали называть его «Иззи».

Во время Второй мировой войны, работая в еженедельнике «The Nation» левого уклона, Стоун вскрыл неприглядную деятельность ФБР, агенты которой следили за сотрудниками государственных учреждений и задавали такие вопросы как-то: «Якшается ли ваш коллега с неграми? Много ли у него еврейских друзей? Думает ли он, что «цветные» такие же способные, как белые? Считаете ли вы, что ваш начальник принял на работу слишком много евреев?» Много читателей с похвалой отзывалось о статьях Стоуна, но журнал также обвиняли в том, что Стоун не называл источников, которые давали ему информацию. В 1946 году Стоун был уволен из журнала «The Nation», когда стало известно, что он согласился сотрудничать с прогрессивной нью-йоркской вечерней газетой «РМ» в качестве иностранного корреспондента для освещения подпольного движения в Палестине.

После Второй мировой войны Стоун отправился на Ближний Восток, откуда сообщал об усилиях восточноевропейских евреев попасть на территорию Палестины.  В вышедшей в 1948 году книге «Underground to Palestine» (Нелегально в Палестину) Стоун писал, что перемещённые лица предпринимали отчаянные усилия добраться до еврейского отечества в Израиле, хотя было намного легче эмигрировать в Соединенные Штаты Америки.

«Им всегда указывали на их еврейское происхождение, — писал Стоун, — и они теперь хотят жить как евреи. Я часто слышал, как они говорили: «Мы хотим строить еврейское государство… Нам надоело отдавать все наши силы, кровь и пот там, где нас не хотят».

Стоун разделял сионистские устремления и поддерживал усилия по созданию государства Израиль ещё до того, как правительство Соединенных Штатов признало еврейское государство. Равно как и другие умеренные сионисты, такие как известный дипломат, а позднее министр иностранных дел Израиля Абба Эбан, Стоун поддерживал двухнациональное государство, где бы евреи и палестинские арабы жили в мире и согласии.

Стоуна часто обвиняли в симпатиях к Советскому Союзу и даже в шпионаже. В недавно вышедшей книге “Spies: The Rise and Fall of the KGB in America,” написанной совместно американскими историками Джоном Эрлом Хэйнсом (John Earl Haynes), Харви Клером (Harvey Klehr) и русским журналистом Александром Васильевым, в прошлом агентом КГБ, который после развала СССР получил доступ к советской информации, а потом бежал в Англию, утверждается, что Стоун сотрудничал с КГБ в 1936-38 годах. Тем самым авторы книги бросают вызов английскому журналисту Д.Д. Гаттенплану (D.D. Guttenplan). Еще в 1992 году лондонский корреспондент журнала «The Nation» D.D. Guttenplan писал, что все данные явно указывают на то, что Стоун никогда сознательно не сотрудничал с советской разведкой.

Недавно на полках книжных магазинов появилась книга Д.Д. Гаттенплана «American Radical: The Life and Times of I.F. Stone».  Автор пишет, что в конце 1930-х годов Стоун открыто высказывался в поддержку антифашистской политики СССР, что полностью соответствовало его взглядам как члена Народного Фронта. В 1937 году Стоун назвал Советский Союз «величайшим социальным экспериментом нашего времени».

В марте 1992 года английский журналист и писатель на религиозные темы Эндрю Браун (Andrew Brown) цитировал атташе советского посольства генерал-майора КГБ Олега Калугина, который сказал: «У нас был агент — известный американский журналист, имеющий хорошую репутацию, который порвал с нами связи в 1956 году. Я лично убедил его восстановить связи. Но после вторжения в Чехословакию в 1968 году он сказал, что никогда больше не будет брать у нас денег». В июне 1992 года Герберт Ромерстайн (Romerstein), бывший сотрудник Комитета Палаты Представителей по расследованию антиамериканской деятельности, утверждал, что Стоун был платным агентом КГБ в течении двух десятилетий, а покойный неоконсервативный редактор газеты «Нью-Йорк Пост» Эрик Брэйндел (Braindel) утверждал, что неназванный агент был ни кто иной, как И.Ф. Стоун.

Впоследствии Эндрю Браун признал, что когда он употребил термин «агент» в отношении Стоуна, он хотел сказать «важный контакт», а что касается «брал деньги», он имел ввиду, что Стоун никогда не позволял сотруднику советского посольства (Олегу Калугину) расплачиваться за ланч. Браун добавил, что известный нью-йоркский юрист по имени Мартин Гарбус (Garbus) утверждал, что в сентябре 1992 года в московском клубе журналистов Калугин сказал ему: «У меня нет доказательств, что Стоун был агентом. У меня нет доказательств, что Стоун когда-либо получал деньги от КГБ или от советского правительства. Я никогда не давал Стоуну денег и у меня никогда не было связи с ним, как с агентом».

Это также противоречит утверждениям Роммерстайна в интервью двум биографам Стоуна — историку Д.Д. Гаттенплану и бывшему корреспонденту «Washington Post Пост» Майре Макферсон (Myra MacPherson), что Стоун был советским агентом. В статьях, напечатанных в еженедельнике «The Nation» и газете «Нью-Йорк Пост» Гаттенплан писал, что Калугин отрицал, что Стоун был советским агентом. А в интервью Майре Макферсон Калугин сказал: «У нас не было скрытых взаимоотношений. У нас не было тайных договоренностей. Я был пресс атташе… Я никогда не платил ему ни за что. Иногда я расплачивался за ланч».

В мемуарах о годах, проведенных в Вашингтоне под личиной пресс-атташе, Олег Калугин пишет, что он постоянно встречался со многими американскими журналистами, помимо Стоуна. Согласно Калугину, Стоун имел привычку периодически встречаться с ним за ланчем как журналист с журналистом, но прекратил встречи после первого посещения Советского Союза в 1958 году и после выступления Никиты Хрущёва с секретной речью о преступлениях Сталина и тирании его режима. Когда Стоун вернулся домой он писал в своем информационном бюллетене: «Каковы бы ни были последствия, я должен сказать, что я чувствую после посещения Советского Союза и внимательного изучения заявлений ведущих советских официальных лиц. «Это нехорошее общество, и им не руководят честные люди» (курсив оригинала в переводе).

Позднее, как указывает Калугин, он убедил Стоуна продолжать встречи за ланчем. Эти встречи продолжались до событий в Чехословакии в 1968 году.

Кассандра Тэйт, сотрудница «Columbia Journalism Review» пишет, что утверждения о якобы связях Стоуна с КГБ основаны на противоречивых заявлениях Калугина. Она приходит к заключению, что Стоун не был агентом и что нет доказательств его сотрудничества с КГБ.

А вот, к какому заключению приходит бывший корреспондент «The Washington Post» Майра Макферсон, автор биографии Стоуна:

«Мы знаем, что в тридцатых годах он был чуть ли не коммунистом и что он свободно высказывался в беседах с любым леваком в период деятельности Народного Фронта. Он думал о себе как о попутчике и у него заняло много времени, чтобы полностью признать сталинские преступления. Но он часто выступал с критикой СССР и американской компартии, которая срывала на нем зло, когда он прилагал исполинские усилия, чтобы убедить Соединенные Штаты стать на сторону Великобритании и оказать ей помощь после подписания между Сталиным и Гитлером Пакта о ненападении. В то время американцы разных политических убеждений были против этого. Он выступал в поддержку Тито, когда Сталин разорвал с ним связи. Стоун предупреждал Америку не следовать путем России, когда в Америке велась кампания «Охоты на ведьм».

В своей деятельности Стоун главное внимание уделял не Советскому Союзу, а Соединенным Штатам. Как обозреватель событий в своей стране, Стоун проявил себя как первоклассный журналист, в статьях которого совмещалось литературное чутьё с еврейским юмором. В его голосе, будь-то на письме или во время публичных выступлений можно было слышать наболевшие эмоции и еврейский сарказм. Стоун открыто выступал с критикой вашингтонского истеблишмента, хотя сам был его составной частью — «радикальной знаменитостью», как его называет Гаттенплан. Наследие Стоуна нельзя охарактеризовать как последовательную цепь радикальных идей, а скорее как новаторскую практику радикального журналиста-одиночки задолго до создания Интернета.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Люсьен Фикс: И.Ф. Стоун — первый американский политический блоггер

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *