Лев Мадорский: Слава Богу, у нас есть свои воры!

 732 total views (from 2022/01/01),  6 views today

Лев Мадорский

Слава Богу, у нас есть свои воры!

Вторая статья серии, см. также «Слава Богу, у нас есть свои проститутки!»

Долгое время считал, что еврей-вор это такой же самый короткий анекдот, как и еврей-дворник. Но позже встретил сначала еврея- дворника (в период гонения на Сахарова дворником работал его ученик и соратник, мой московский знакомый, автор нашего портала Борис Альтшулер), а потом и еврея-вора. С последним мы делили дом-дачу в Подмосковье. Вор, алкаш и мастер на все руки, назовём его Ефим, умудрялся разбирать стену, проникать в нашу половину и воровать всякую мелочь, в основном, продукты и алкоголь, а потом ставить стену на место так, что заметить было невозможно.

Есть разные версии происхождения фразы, вынесенной в заголовок. По одной, о которой я уже писал на сайте, её произнёс Теодор Герцль, когда у него в Эрец Исраэль вытащили бумажник. По другой, по подобному поводу так среагировал в Тель-Авиве 20-х годов прошлого века, поэт Хаим Нахман Бялик. Существует миф, что по этому случаю евреи Тель-Авива даже устроили праздник. Не исключено, что по той же причине (Ура! У нас свои воры!) Исаак Бабель написал рассказы о Бене-Крик , в которых романтизирует еврейский уголовный мир. О трёх наиболее известных персонажах этого мира я и хотел бы здесь вспомнить. Они совершенно разные, но нечто общее, кроме принадлежности к потомкам Авраама, у них несомненно есть. Что именно, я попытаюсь сформулировать в конце…

Мишка Япончик (1891-1919 гг.)

Это тот самый Мишка Япончик (настоящее имя Моше-Яков Вольфович Винницкий), который стал позднее прототипом Бени Крика. Беня Крик в интерпретации Бабеля, бандит, не лишённый благородства. Он, как и Япончик, не любил «мокрые дела» и убивал только в крайних случаях. Это подтверждал, кстати, Леонид Утёсов, который был с Моисеем Винницким лично знаком.

В те времена хотя и были, как и сегодня, бандиты-отморозки, ни с кем не связанные и никакие порядки не признающие, но, в основном, воры действовали в рамках определённой, конечно, достаточно специфической воровской морали. Другими словами, в уголовной среде существовали некоторые правила поведения. Из этих правил наиболее существенными, были, пожалуй, четыре:

1) Не убивать без крайней необходимости.
2) Добровольный вход и выход из воровского сообщества.
3) Выборность атаманов. Позже эти атаманы стали называться (чисто российское изобретение 20-х годов) ворами в законе.
4) Обязательные взносы в «общак» (своеобразную чёрную кассу) определённого процента со своего «трудового» дохода.

Таким выборным атаманом был и Мишка Япончик, легендарная личность с необыкновенной судьбой.

Родился Моисей в семье рабочего, изготовлявшего фургоны, в селе Голта, Херсонской губернии. Когда Моше исполнилось 4года года семья переехала в Одессу и поселилась на знаменитой Молдаванке. Через два года умирает отец и материальное положение семьи становится крайне тяжёлым. Поэтому самостоятельная жизнь мальчика начинается рано. Уже с девяти лет он не только учится в еврейской школе, но и подрабатывает учеником в матрацкой мастерской. В 1905 году, во время еврейских погромов 14 летний подросток принимает участие в отрядах самообороны. С 1906 года работает электриком на заводе «Анатра». В это же время Моисей вступает в анархистскую организацию «Молодая Воля», которая, что в то время было характерно для революционных движений любого толка, добывает деньги для политической борьбы грабежами и бандитскими налётами.

В 1907 году, в возрасте 16 лет, по заданию «Молодой Воли» Моисей принимает участие в убийстве полицмейстера, полковника Кожухаря, и приговаривается к смертной казни. Впоследствии, учитывая юный возраст террориста, смертная казнь была заменена на 12 лет каторги. Во время пребывания в тюрьме Моисей знакомится с Григорием Котовским, таким же налётчиком-революционером, и встреча эта, как позже рассказывал сам Моисей, оказала на него большое влияние.

После февральской революции 1917 года по амнистии Керенского Моисея Винницкого освобождают и, примерно, с этого времени он превращается в Мишку Япончика. Почему Япончика? По одной версии, потому что у Моисея был узкий разрез глаз. По другой, дело в том, что Моисей любил рассказывать о японских ворах из города Нагасаки, о которых сам он услышал от матросов. По рассказам этих матросов, японские воры действуют в рамках определённых правил (такое поведение сам Мишка считал правильным) и строго наказывают тех, кто эти правила нарушает.

Вернувшись с каторги, Япончик организует многочисленную банду, которая сразу же прославилась необычайно дерзкими налётами и грабежами. Надо сказать, что Одесса того времени — особенный город. Её, буквально, захлёстнул революционный, а, точнее, революционно-уголовный вихрь. В Одессе, как в доме Облонских, всё смешалось: большевики, эсеры, анархисты, бандиты, белогвардейцы, войска Антанты, в основном, французы и греки. Мишка Япончик и его банда находятся в самом центре этого вихря. События развиваются с калейдоскопической быстротой. Среди наиболее известных акций банды нападение на Румынский игорный дом, ограбление магазинов Гольдмана, сахарозаводчика Гепнера, дома княгини Любомирской, захват одесской тюрьмы и организация массового побега заключённых.

Постепенно Япончик вносит в обоснование своих грабежей и налётов всё больше революционной риторики, да и сами акции банды всё больше принимают политическую направленность. Мишка призывает грабить только богачей и офицеров, лично расстреливает бандита, убившего рабочего, вступает в близкий контакт с одесским анархическим движением. В январе 1918 года банда Япончика принимает совместно с большевиками, анархистами и левыми эсерами участие в уличных боях. А весной 1919 года, когда Одессу захватили красные, Мишка Япончик, по непроверенным слухам, даже командовал бронепоездом и воевал с атаманом Григорьевым.

Такой невероятный взрыв активности, такой огромный накал страстей не мог продолжаться долго. Конец наступает довольно скоро.

В мае 1919 года Япончику разрешают сформировать свой отряд, впоследствии 54 советский, революционный полк им. Ленина (необходимо много эпитетов, чтобы не было сомнений в политической ориентации необычного отряда), состоящий из одесских уголовников и анархистов, несколько разбавленных демобилизованными студентами новороссийского университета. Солдаты полка отвергли военную форму, предпочитая фуражке с красной звездой одесское канотье. Единственным обязательным фирменным знаком у них стала тельняшка. Также отвергли они и большевиков-пропагандистов. Впрочем, те сами не решались показаться в полку, считая это опасным для жизни. Присланного же комиссара полка Александра Фельдмана, братва (по другому не скажешь) встретила громовым хохотом.

Мишка Япончик любил водить свой полк по улицам Одессы. Красочное описание того, как это происходило, оставил одесский чекист Николай Мер: «Впереди Японец на вороном жеребце и с конными адъютантами по бокам, за ними два еврейских оркестра с Молдаванки, потом шествовала пехота с винтовками и маузерами, одетая в белые брюки навыпуск и тельняшки. Головные уборы самые разные: цилиндры, канотье, фетровые шляпы и кепки. За двухтысячным отрядом пехоты везли несколько старых орудий со снарядными ящиками».

Вскоре полк получает первое боевое задание — выступить против Петлюры. В честь этого события был устроен банкет в лучшем ресторане Одессы. Банкет продолжался четыре дня, а когда закончился, подавляющая часть полка (1578 из 2112) дезертирует и остаётся в Одессе.

Командующий армией Якир пытается изолировать Мишку Япончика, так как он, по его мнению, оказывает разлагающее влияние на бойцов полка, и посылает его в Киев с сопровождением 116 человек. Но Мишка отказывается выполнять приказ и решает возвратиться в Одессу. Однако, по дороге в Вознесенске он попадает в засаду чекистов и погибает при аресте. По некоторым данным Япончика застрелил комиссар Никофор Урсулов, за что был награждён орденом Красного Знамени. Чтобы отомстить за смерть Мишки, его полковые сотоварищи убивают комиссара Фельдмана. Так заканчиваются удивительные приключения короля одесского преступного мира Мишки Япончика, которому было в то время всего 28 лет.

Сонька Золотая Ручка (1846-1902 гг.)

Другим героем, точнее, героиней одесского (и не только одесского) преступного мира была Сура-Шейндля Лейбовна Соломаниак (Блювштейн) , известная воровка и авантюристка, получившая прозвище Сонька Золотая Ручка. Сура родилась в Польше в небольшом городке Повонзки Варшавской губернии, в небогатой еврейской семье. Впрочем, точных данных о её жизни нет, так как архивные и судебные документы не сохранились, а сама Сура, как и все выдающиеся авантюристы, была большая фантазёрка и внесла много фальсификаций в описание своей жизни. Так, например, когда она крестилась по православному обряду в 1899 году и превратилась из Суры Лейбовны в Софью Ивановну, то указала в церковных документах год рождения 1851-ый, а местом рождения Варшаву.

Сура была человек, несомненно, незаурядный, знала несколько иностранных языков, обладала удивительным даром перевоплощения и можно предположить, что в других жизненных обстоятельствах она могла бы стать не известной воровкой, а известной артисткой. Но, к сожалению, жизнь не знает сослагательного наклонения .

Сонька занималась крупными кражами, но поймать её было не просто, так как она постоянно меняла свой облик, место жительства, фамилии (Розебад, Бриннер, Школьник и др.), а также мужей. Выдающаяся аферистка было четыре раза замужем. Последним её мужем стал известный карточный шулер Михаил (Михель) Яковлевич Блювштейн. От него у Соньки было две дочки.

Постепенно масштабы деятельности Соньки Золотая Ручка всё более расширяются. Ей уже тесно не только в Одессе, где она живёт большую часть времени, иногда выезжая «на гастроли» в Москву и Петербург, но и в России. Сонька организует ряд крупных краж в Варшаве. Париже, некоторых других крупных городах. Полиция неоднократно её задерживает , но благодаря её удивительному дару перевоплощения и магического воздействия на людей, всё обходится без серьёзных последствий.

Однако, ясно, что ниточка вольной жизни Золотой Ручки, постоянно балансирующей на острие ножа, не могла виться бесконечно. Рано или поздно она должна была оборваться. Впервые это происходит в Одессе в 1880 году. Сонька Золотую ручку арестовывают и ссылают на три года на поселение в глухую деревню Лужки Иркутской области. Но укротить могучий дух великой авантюристки невозможно и конец её жизни состоит из бесконечных арестов и побегов. После побега из деревни Сонька продолжает свою воровскую деятельность. После второго ареста в Смоленске в 1885 году её приговаривают к 8 годам ссылки и 50 ударам плетьми, но менее чем через год Сонька снова бежит при помощи влюбленного в неё тюремного надзирателя. Ещё четыре месяца на свободе. На этот раз после очередного ареста Золотую Ручку ссылают на Сахалин в пост Александровский. Отсюда бежать, практически, невозможно, но смириться Сонька не в может. Она пытается бежать с сахалинской каторги три (!) раза. Причём третий раз в кандалах, в которые её заковывают после второго побега.

Соньку Золотую Ручку заковывают в кандалы

Позже случилось почти невероятное. С Сонькой Золотой Ручкой на сахалинской каторге встретился Антон Павлович Чехов. Его описание Соньки мало похоже на эту редкую фотографию и на женщину невероятной красоты, в которую влюблялись тюремщики: « Это маленькая, худенькая, уже седеющая женщина с помятым старушечьим лицом. Она ходит по камере, как мышь в мышеловке и выражение лица у неё мышиное…» Впрочем, известно. что великий русский писатель недолюбливал евреев и описание это, возможно, не вполне объективно.

Софья Блювштейн умерла от простуды в 1902 году и была похоронена на местном кладбище в посту Александровском. Однако, убеждение в сверхъестественной, магической силе великой авантюристки было так велико, что и после её смерти ещё долгое время ходили слухи, что Соньку видели то в Москве, то в Одессе.

Меир Лански (1902-1983 гг.)

Меир Ланский, один из главарей американо-еврейской мафии, многие годы и даже многие десятилетия был не только одним из самых богатых, но и одним из самых влиятельных людей в США.

Меир (настоящая фамилия Шумлинский) родился в России, в городе Гродно, в бедной еврейской семье. Спасаясь от погромов семья Шумлинских, вместе с тысячами других еврейских семей эмигрировала в Америку и поселилась в Нью-Йорке, в квартале Ист Сайд. Квартал этот был в начале века известен засильем молодёжных банд, которые группировались, в основном, по национальном признаку (ирландская, итальянская, еврейская) и боролись между собой за сферы влияния. В подростковом возрасте Меир становится членом такой банды, и знакомится с приехавшими из России Яшей Гузик и Луисом Лепке. И тот, и другой стали его лучшими друзьями на всю жизнь.

И ещё одно важное знакомство того времени. Однажды на Меира, выкрикивая антисемитские оскорбления, напал вожак итальянской группировки Сальваторе Лучино (впоследствии глава итальянской мафии), который был старше Меира на пять и намного выше ростом. Меир не оставил обиды безнаказанной. Он вскоре выследил Лучино, сбил его с ног булыжником и публично избил. Невероятно, но после этого случая, Меир и Лучино подружились.

Другим событием из того же подросткового периода Лански стал карточный проигрыш денег, которые Меиру дали на покупку халы к Шаббату. Увидев, что мама, узнав о проигрыше, заплакала, «Малыш» (такое прозвище получил Лански на улице) дал себе зарок никогда не проигрывать. У такого решения юного Лански было два последствия. Во-первых, он стал учиться искусству карточной игры, а, во-вторых, важным видом его деятельности впоследствии стал игорный бизнес.

Но первый этап финансового восхождения великого комбинатора был связан не с игорным бизнесом, а с нарушением сухого закона, который действовал в Америке с 1919 по 1933 гг. Меир заключил договор с главой канадского винного концерта Брофманом и перевозил алкогольную продукция через приграничное озеро Онтарио. Это озеро журналисты даже прозвали «еврейским». Пограничники усилили охрану границы, но благодаря хитроумной выдумке Лански не только нельзя было привлечь к суду, но он почти не терпел убытков. Всё было организовано очень просто. К ящикам с виски прикреплялись понтон и мешки с солью. При угрозе задержания ящики выбрасывались. Постепенно соль растворялась и через некоторое время драгоценный груз всплывал.

Другим способом обойти сухой закон было использование Ланским (это была опять-таки его выдумка) медицинского спирта, запрета на продажу которого не было. Меир закупал большие партии спирта у хозяев небольших спиртных заводов. Затем его работники смешивали спирт с шотландским виски, окрашивали в нужный цвет и продавали в магазинах и ресторанах, которыми владел американо-еврейский мафиози.

В начале 30-х годов Лански, предпринимательский гений которого тонко чувствовал перемены, начинает понимать, что сухой закон на исходе и надо искать другие пути деятельности. Он и его друг юности Лучано решают заняться игорным бизнесом. Действуют они широко. Сначала наносят визит президенту Кубы Ф. Батисто и за взятку в 6 миллионов долларов, что в то время было очень приличной суммой, тот выписывает им патент на единоличное открытие и управление всеми казино на острове. Затем, войдя во вкус и почувствовав, что игорный бизнес это настоящий Клондайк, Лански и Лучино вкладывают деньги в строительство игорного центра Лас Вегас. Так в пустынном и далёком от цивилизации месте был заложен фундамент величайшей игорной империи не только в США, но и во всём мире.

Лас-Вегас сегодня

Лански, выросший в религиозной семье, строго соблюдавшей еврейские обычаи, до конца жизни сохранил любовь к своему народу. В 1939 году, когда корабль с еврейскими семьями пристал к берегам Кубы и власти были категоричски против принять беженцев от нацистского режима, он изменил ситуацию, дав крупную взятку чиновникам и пообещав заплатить 500 долларов за каждого иммигранта. В начале 47 года Меир Лански на свои средства организовал пересылку оружия в Хайфу для молодой, только зарождающейся еврейской армии, а в мае 1948 года, сразу после образования Израиля, перевёл на счёт государства огромную сумму денег. В этом же году, после открытия игорного центра в Лас Вегас могущественный мафиози поклялся выплачивать десять процентов от дохода Израилю и никогда от своей клятвы не отступал.

Во второй половине 20 века, благодаря охочим на сенсации журналистам, имя Ланского достигает пика криминальной славы. «Малыша» теперь называют в прессе «крестным отцом крестных отцов» и « шефом шефов мафии». На Меира пристальное внимание обращает ФБР: дома его обыскивают, друзей и знакомых вызывают на допросы, телефонные разговоры прослушиваются. Глава Федерального Управления, гомосексуалист Гувер (Лански организовал тайную съёмку и теперь имел компромат на его интимную жизнь) считает Меира своим личным врагом.

В 1970 году, когда тучи сгущаются и Лански вызывают в суд за неуплату налогов, он переезжает в Израиль. Здесь один из самых влиятельных людей в США встречается с Голдой Меир, с которой у него складываются самые дружеские отношения.

Но давление на Израиль с требованием экстрадиции Лански, которую даже связывают с поставкой оружия еврейскому государству, усиливается. Меир это понимает и за два дня до окончания действия туристской визы, сам покидает страну и летит в Сальвадор, единственное государство, согласившееся принять его. В Рио-де-Жанейро, однако, Меира арестовывают агенты ФБР и доставляют в Майями. Состоялся суд, на котором ничего не смогли доказать. Лански был освобождён. Последние годы он прожил скромно в своей вилле на Майями, почти не выезжая, и умер в возрасте 81 года. Его состояние перешло к сыну Павлу и дочке Анне, которые с криминалом никогда не были связаны. Значительную сумму Меир завещал еврейскому государству.

Послесловие

Как я уже отметил в начале, у всех трёх удивительных и значительных фигур криминального мира есть нечто общее, кроме национальной принадлежности. Что же именно? Во-первых, все они, независимо живут ли долго, как Лански, не очень долго, как Сонька, или совсем мало, как Япончик, постоянно (несколько последних лет Меира — исключение) находятся в гуще событий, действуют на грани фола, сгорают в пламени страстей, риска, невероятного напряжения сил. Во-вторых, это не просто преступники — это криминальные гении. Их незаконная деятельность всегда освещена выдумкой, фантазией, талантом. И, в третьих, все они стараются избегать убийств и чётко вписываются в имидж «благородного бандита», подобно Бене Крик из рассказов Бабеля. Поэтому, несмотря на то, что криминал это далеко не самая привлекательная сфера деятельности, я с удовольствием и даже с некоторой гордостью вспомнил о великих преступниках-евреях 20 века — Мишке Япончике, Соньке Золотая Ручка и Меире Ланском.

Print Friendly, PDF & Email

14 комментариев к «Лев Мадорский: Слава Богу, у нас есть свои воры!»

  1. Касаясь акции Лански с кораблем, то в приведенной тобой статье есть слово
    о ч е р е д н о й. Если это был не «Сент — Люис» (правда, история знает только его),
    то Лански сделал большую мицву.
    —————————————————-
    Касаясь отношения к харедим, то если ты перестроился, то это нормально.
    Но статью ты заканчиваешь словами:
    «Может быть, только, благодаря существованию харедим, религиозных евреев, изучающих Тору, эти чудеса и стали возможными? Не знаю. Так или не так. Никто не знает».

    1. Лев Гавартин: «Касаясь акции Лански с кораблем, то в приведенной тобой статье есть слово
      о ч е р е д н о й. Если это был не “Сент – Люис” (правда, история знает только его),
      то Лански сделал большую мицву»

      Согласен, Лев! Спасение евреев от смерти-большая мицва Лански, которая прощает ему многие нарушения закона.

      “Может быть, только, благодаря существованию харедим, религиозных евреев, изучающих Тору, эти чудеса и стали возможными? Не знаю. Так или не так. Никто не знает”.
      Лев, в этой цитате из моей статьи ты сам дал ответ на вопрос об идеализации харедим : я не знаю и не решаюсь давать харедим свои оценки. Слишком ответственное дело.

  2. Я уже писал, что прекланяюсь перед тобой, Лев, за твою работоспособность. Параллельно с твоей основной специальностью — музыкой с публикацией интереснейших удивительных историй о музыке,
    и у Берковича, и в «Еврейской Газете» часто появляются твои публикации.
    С интересом прочитал твой материал о евреях — гениях воровского дела.
    Лишь, так же, как и Соплеменник, сомневаюсь в правильности трактовки роли Лански «в изменении ситуации» с отказом в приеме Кубой немецких беженцев с корабля «Сент — Люис». Увы, корабль отправился в свое трагическое плавание — назад к берегам Европы и большинство его пассажиров погибли в нацистких лагерях.
    Вообще, ряд твоих последних статей носят на мой взгляд наивно — идеалистический характер.
    Твоя идеализация харедим в «Споре у Стены Плача» особенно сегодня представляется наивной, когда вчера, 11.04, министр экономики и торговли Израиля Нафтали Беннет был руководителями харедим проклят — к нему применили древний каббалистический ритуал «Пульса Ди Нура».
    О наивности трех из четырех твоих вопросов на засыпку я тоже писал.
    Как твой доброжелатель советую тщательнее выбирать темы для своей многогранной деятельности.

    1. Дорогой тёзка! Спасибо за тёплые слова, но кое в чём ты не прав. Ты пишешь: «… как и Соплеменник, сомневаюсь в правильности трактовки роли Лански “в изменении ситуации” с отказом в приеме Кубой немецких беженцев с корабля “Сент – Люис”. Увы, корабль отправился в свое трагическое плавание – назад к берегам Европы и большинство его пассажиров погибли в нацистких лагерях.

      Вот выдержка из вызываюшей доверия статьи в журнале.: «В 1939 году к Кубе попытался пристать очередной корабль, на котором перевозились еврейские семьи, бежавшие из Европы из-за нацистских гонений, — они искали спасение на территории американских государств. Власти острова выразили категорическое несогласие с тем, чтобы беженцы были переселены на Кубу — они издали приказ не дать судну войти в порт Гаваны и развернуть его без промедления в обратном направлении. Меир Лански вмешался в дело и переговорил с чиновниками миграционного ведомства, заявив о том, что заплатит по пятьсот долларов за каждого иммигранта. Вопрос был решён в пользу еврейских переселенцев, а чиновники из департамента получили приличное вознаграждение от пожизненного главного держателя всех игорных заведений острова» Аналогичные данные в Википедии.

  3. Уважаемый Лев,
    на Портале два автора под кликухой Борис Альтшулер. Чтобы нас отличать Редактор предложил мне добавить к инициалам ещё моё отчество. Поэтому я тут публикуюсь как Борис Э. Альтшулер, а тому Борису Альтшулеру, который появился здесь до меня, этого не потребовалось.
    В Риге я чувствовал себя фамильярно одиноким. Кругом были несколько Казаковых, десятки Кацев, сотни Абрамовичей, тысячи Рабиновичей, а я, Альтшулер, оставался один. Наконец, в Израиле узнал, что есть ещё люди с такой фамилией.
    ———————————————————————————————————————
    Теперь попутно хотел бы сказать ещё два слова о посмертной карьере Соньки.
    В Москве на Ваганьковском кладбище есть загадочный памятник Соньке. Женская фигура в полный рост из куска белого мрамора прогуливается в тени кованых пальм. Скульптура была специально заказана миланскому мастеру, а затем привезена в Россию,- говорят, это сделали одесские, неаполитанские и лондонские жулики. Вокруг могилы немало тайн. На ней всегда есть живые цветы и россыпи монет. Часто записки от «благодарных воров».
    Несколько лет назад в Сети появилась информация, что этот памятник поставлен святой Соньке. Российские воры справляли на имагинарной могиле покровительницы свои мистические таинства, оставляя записки типа „Соня, спаси, помоги и помилуй!“ Правда, за последние 20 лет из трех пальм осталась одна. Да и скульптура — без головы. Говорят, что во время пьяной драки Соньку уронили, а голову унесли. Прямо как на жизненном пути крестившейся еврейской женщины, ставшей девой Марией русского криминала.

    1. Спасибо, Борис, за очень интересную информацию. Таинственный памятник подтверждает, что многие,. особенно одесситы, считали, а некоторые, видимо, до сих пор считают, что Сонька была наделена магической, сверхъестественной силой. Во всяком случае, современники подтверждают, что она могла гипнотически воздействовать на людей. Влоюбить в себя охранника в тюрьме, будучи уже в немолодом возрасте, или бежать в кандалах с каторги- такое под силу только очень красивой и очень сильной женщине.

  4. Качественно отобрана и изложена информация о трёх легендарных «наших ворах» и резонное послесловие.

  5. Чего уракать то, воров и проституток всегда было много во всех народах Евреи никогда небыли исключением , при этом Березовских Гусинских вы ворами не считаете а надобы другой класификацыи для таких нет.

  6. «… В 1939 году, когда корабль с еврейскими семьями пристал к берегам Кубы и власти были категоричски против принять беженцев от нацистского режима, он изменил ситуацию, дав крупную взятку чиновникам и пообещав заплатить 500 долларов за каждого иммигранта…»
    И всех впустили?

    1. … В 1939 году, когда корабль с еврейскими семьями пристал к берегам Кубы и власти были категоричски против принять беженцев от нацистского режима, он изменил ситуацию, дав крупную взятку чиновникам и пообещав заплатить 500 долларов за каждого иммигранта…”
      И всех впустили?
      Да, уважаемый Соплеменник. По личному приказу президента. Помогло кроме денег, что Лански был то время очень влиятельным человеком на Кубе.

  7. Отличная, интересная публикация. А об еврейской организованной преступности в Америке было даже опубликовано журналистское расследование в книге, названной в русском переводе «Зато он любил свою маму.»
    Ложечка дёгтя: к сожалению довольно много ошибок, особенно в написании и склонении собственных имён протагонистов.

    1. Уважаемый Борис! Всё хочу Вас спросить: Вы не родственник Борису Альтшулеру, автору нашего портала?

  8. Лев, интересная статья…Немало читала об этих людях, но Вы очень удачно сконцентрировали материал. Кто произнес фразу, вынесенную в заголовок, в конце концов, не так существенно. Актуальность ее в нашей стране всегда сохранятся… Особенно грустно было воскликнуть: «Слава Богу, у нас есть свои воры!» после того, как мы сделали «тремп» двум мальчикам — солдатам.( мы всегда подвозим, если можем) и у моего мужа в машине пропал кошелек…

  9. Лев, Вы нашли замечательный формат для очерков на такую оригинальнейшую тему: «слава богу, у евреев тоже все как у людей». Необычайно живо написано и замечательно познавательно читать.
    Когда я жила среди несчастных и грубых детей меня называли «Сарой», иммея в виду оскорбить меня побольнее, а друзья потом звали Сурой Блювштейн или прямо — Сонькой Золотой Ручкой. ТАк что об ней, об этой обаятельнейшей аферистке читала у Вас с особым вниманием. Вообще, отличная идея и прекрасное воплощение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *