Хубертус Вольмер (Hubertus Volmer): Интервью с полковником Райснером (Markus Reisner) «Россия вгрызлась в свою добычу, как терьер»

 885 total views (from 2022/01/01),  4 views today

В военных терминах говорят о «center of gravity» (центре тяжести), из которого воюющая сторона черпает свою центральную силу. В информационной войне обе стороны пытаются устранить этот «center of gravity» Россия, пытаясь подорвать моральный дух населения на Западе, отключив поставки газа. И Запад, когда пытается снизить поддержку Путина санкциями. Пока это не сработало. Россияне несут большие потери, страдает экономика, но мы пока не видим никаких изменений в поведении.

Интервью с полковником Райснером (Markus Reisner)

«Россия вгрызлась в свою добычу, как терьер»

[Дебют] Хубертус Вольмер (Hubertus Volmer)

Перевод: Леонид Комиссаренко

Оригинал статьи здесь

23.08.2022, 13:25

Через полгода после начала российского вторжения линия фронта в Украине кажется застывшей. Это вводит в заблуждение, считает Маркус Райснер, офицер австрийской армии, который с самого начала анализировал войну на Украине. «Русские продвигаются медленно, но уверенно». Поставки вооружений с Запада слишком малы, чтобы оказывать «узнаваемый эффект на поле боя».

(Маркус Райснер (Markus Reisner) Родился в 1978 году в Австрии. Офицер Австрийской армии. Историк, эксперт по военным вопросам, руководитель научно-исследовательского отдела Военной академии в Винер-Нойштате.

С 2004 по 2013 годы проходил службу в Боснии и Герцеговине, Косово, Афганистане, Чаде и Центральноафриканской республике. В 2019 году — командир австрийского военного контингента в Мали, в 2021 году — командир австрийского военного контингента в Косово.)

Потенциально слабым местом для Украины, по мнению Райснера, является население запада. «У каждой противоборствующей стороны есть ахиллесова пята. Для Украины это поддержка Запада — если ее нет, она не переживет эту войну. Для России — это сплоченность собственного народа». После терактов в Крыму и нападения на дочь русского националиста Дугина Райснер ожидает эскалации войны. «До сих пор, например, мы почти не видели развертывания российских стратегических ВВС. Вполне возможно, что Россия сейчас применит их в массированных ответных действиях».

ntv.de: В июле русские полностью оккупировали Луганскую область, но взять Донецкую область им пока не удалось. Как вы думаете, сколько времени понадобится России, чтобы завоевать весь Донбасс?

Маркус Райснер: Русские постараются завладеть как можно большей территорией до наступления зимы. Российское наступление в Донбассе до сих пор не остановлено. Войну можно разделить на несколько этапов. Первая фаза была отмечена успехом украинской стороны, поэтому российская сторона была вынуждена перегруппировать свои силы. Боевые действия на Донбассе перешли во вторую фазу. Здесь русским удалось в кратчайшие сроки добиться регионального решения в котле под Лисичанском. Третий этап, с другой стороны, будет инициирован наступлением Украины, например, в районе Херсона. Однако на данный момент мы ничего этого не наблюдаем. Похоже, Украина хочет показать инициативу хотя бы атаками в Крыму и в России под Белгородом.

В течение последних шести месяцев полковник Маркус Райснер анализировал войну России против Украины на YouTube-канале австрийских вооруженных сил. Райснер — военный историк и глава отдела исследований и разработок Терезианской военной академии в Винер-Нойштадте.

Чем отличается нынешняя ситуация от первых недель войны?

Видимо, когда они рвались к Киеву, русские все еще думали, что война будет иметь быстрый успех. В этой фазе они продвигались быстро, узко и глубоко. Они в корне изменили свою тактику на Донбассе. Там они использовали большое количество артиллерии, и только когда украинские позиции были готовы к штурму, атаковала пехота. Такая тактика привела к тому, что фронт более-менее застыл в нашем восприятии. Редко сообщается о большем прогрессе, например, в начале мая, когда русским удалось прорвать первую линию обороны украинских войск в Попасной. Это привело к Лисичанскому сражению. Это позволило русским полностью овладеть Луганской областью. Сейчас в Донецкой области идут ожесточенные бои. Как и в Попасной в начале мая, сейчас они медленно прорывают первую линию обороны Украины в Песках к западу от Донецка.

Почему русские не продвигаются в Донецке быстрее?

У русских уже нет сил двигаться быстрее. К началу войны они насчитывали от 150 000 до 200 000 солдат. Некоторые из них понесли очень большие потери, особенно в боях за Киев, Чернигов, Сумы и Харьков. Сейчас они стараются свести собственные потери к минимуму. Они разыгрывают карту, дающую им явное преимущество: артиллерию. Это война — подобие Первой мировой. Российская сторона имеет преимущество, потому что в ее распоряжении огромное количество артиллерии и боеприпасов. Каждый артиллерийский снаряд, которым русские стреляют по украинским позициям, означает, что солдаты на украинской стороне убиты, ранены, истощены. Русские продвигаются медленно, но уверенно.

В промежуточном отчете о войне на Украине вы недавно написали на веб-сайте армии, что западные поставки оружия, которые поступили до сих пор, «слишком много, чтобы умереть, и недостаточно, чтобы жить» для украинских вооруженных сил.

На вопрос, является ли военная операция успешной, можно ответить только в том случае, если успех можно измерить. Что касается западных поставок оружия, это означает, что они должны оказывать заметное влияние на поле боя. Узнаваемым эффектом была бы остановка наступления русских или, в идеале, отступление российских войск в глубину, возможно, даже через границу обратно в саму Россию. Пока этого просто не было. Хотя Россия терпела неудачи, она до сих пор продолжает свои атаки. Прежде всего — атаки с использованием крылатых ракет и ракет средней дальности чувствительно бьют по украинцам.

Поэтому, если вы хотите, чтобы Украина остановила Россию, вы должны сказать: Запад не дает достаточно.

Верно. Проблема в том, что линия фронта очень длинная, 1200 километров, расстояние как от Берлина до Лондона. После полугода войны у украинской стороны остается все меньше и меньше сил, а поставки оружия, несмотря на все количества, все еще настолько скудны, что их приходится использовать с умом. Возьмём шестнадцать — скоро будет двадцать — HIMARS из США. Этого количества недостаточно, чтобы развернуть их по всему фронту. На данный момент эти системы в основном на юге, меньше на Донбассе. Там мы видим, среди прочего, пятнадцать Panzerhaubitzen 2000, польский KRAB или M109 из Норвегии. Но этого материала недостаточно для того, чтобы Украина могла обстреливать готовые к штурму российские позиции. Кроме того, имеют место постоянные отказы из-за необходимого ремонта при пвреждениях или даже разрушении.

Как обстоят дела на севере, в Харькове?

В Харькове, после окончания первой фазы войны, у русских была проблема — они находились в районе, где были очень уязвимы для огня украинской артиллерии. Поэтому в апреле/мае они даже отступили. Как и в случае с Киевом, это считалось большим успехом для Украины в то время, и на самом деле, украинская сторона и здесь пыталась наступать. Украинцы в первую очередь были озабочены тем, чтобы снять давление с их сильно сжатого фронта в Донбассе, то есть заставить русских перебросить силы на север. Однако после отступления русские закрепились к северо-востоку от Харькова. С тех пор битва шла туда-сюда. Недавно русские начали небольшое наступление, и пока что украинцам удалось его отразить. В качестве далеко идущего средства атаки русские развернули бригаду «Искандер» в районе Белгорода. Оттуда сейчас ведется непрерывный обстрел целей на востоке Украины.

А на юге?

Юг в настоящее время является центральной проблемой для Украины. Уже в начале войны я сделал сводку, в которой затронул четыре основные проблемы Украины, существовавшие с начала войны. В то время самым важным с украинской точки зрения было удержать Киев. Они сделали это. Второе — не допустить большого окружения на Донбассе — хотя бой в окружении под Лисичанском был проигран, украинцы до сих пор успешно обороняются от большого котла. Третья и четвертая проблемы — это юг и север — ведь Украине до сих пор угрожают из Беларуси. Поэтому она должна иметь постоянные силы на севере и северо-западе Украины, чтобы быть готовым к возможному нападению оттуда.

Почему Юг в настоящее время является центральной проблемой?

В начале войны русские добились больших успехов на юге. Они овладели Северо-Крымским каналом, который доставляет на полуостров воду с материка и имеет большое значение для сельского хозяйства Крыма. Украина осушила канал дамбой после аннексии Крыма — русские взорвали эту дамбу. Во-вторых, русские не только захватили крупнейшую в Украине АЭС в Запорожье, но и заняли города Мелитополь и окружили Мариуполь. Однако решающее значение имело их продвижение через Днепр в Херсонской области. Есть три моста, один железнодорожный мост и два автомобильных. Украинцы не смогли их вовремя уничтожить, поэтому русским удалось перебраться на другой берег реки. Это дает им плацдарм для последующего наступления через Николаев на Одессу. Взяв Одессу, русские отрезали бы Украину от моря.

Не считается ли сейчас наступление на Одессу маловероятным?

На данный момент не похоже, что у россиян есть для этого необходимые силы. Тем не менее, они постараются любой ценой удержать этот плацдарм. Если бы их оттеснили к восточному берегу Днепра, им пришлось бы морским путем готовить любую новую атаку. Между прочим, это тоже проблема Украины: даже если Украине удастся выбить русских с западного берега, у них все равно будет проблема, заключающаяся в том, что им придется потом самим переходить реку, чтобы продвинуться в сторону Крыма. И, как известно, в ходе непрекращающихся обстрелов с использованием ракетных установок HIMARS Украина серьезно повредила мосты через Днепр. Поэтому русские вынуждены использовать паромную переправу и навести понтонный мост.

Украина объявила о нескольких крупных наступлениях на юге, но пока их не было. Почему?

Действительно, за последние два месяца Украина неоднократно заявляла о своем намерении оттеснить русских за Днепр, а также сплачивала для этого силы. Проблема в том, что местность вокруг Херсона очень ровная и больших лесных массивов нет. Это означает, что нет возможности скрыть механизированные ударные силы, т.е. танки или БТР. Снова и снова русские узнают о подготовке и ведут артиллерийские обстрелы. Это приводит к большим потерям. Недавно пали командир и часть штаба 28-й механизированной бригады. Для закрепления своих позиций Украине также потребуется мощная система ПВО или ВВС. Поэтому крупных наступлений в направлении Херсона пока не было. Вместо этого Украина начала взрывать мосты через Днепр, чтобы как минимум создать проблемы со снабжением россиян — важная подготовительная мера к возможному наступлению.

Как вы думаете, какую роль в ходе войны сыграли взрывы складов боеприпасов в Крыму и Белгороде?

Уже есть впечатляющие успехи, такие как атака на авиабазу Саки в Крыму. Подобное наводит на сомнения в качестве российской ПВО, которая здесь явно не удалась. Однако ощутимого эффекта пока нет. Мои украинские контакты говорят: «Хорошо, что у нас есть шестнадцать HIMARS. Но почему бы нам не получить больше, почему бы нам не получить больше боеприпасов? Этого достаточно, чтобы можно было продемонстрировать эффект, но недостаточно для одного впечатляющего успеха. На мой взгляд, эти вопросы вполне обоснованы.

Вот почему удары по Крыму и Белгороду важны для Украины и по другой причине: Украина хочет показать Западу, что поддержка все еще необходима, и что она также может выиграть эту войну. Такие сигналы важны, потому что идёт война также в информационном пространстве. Если у жителей Запада сложится впечатление, что Украина все равно проигрывает, они снизят свою готовность поддерживать санкции против России и продажу оружия Украине. Особенно, если в Европе осенью/зимой возникнут заметные трудности.

Действительно ли так важна война в войне информационной?

Война за головы в тылу, как часть «когнитивной» или «информационной» войны, приобретает все большее значение. Я утверждаю, что русские, а также Китай очень ясно увидели слабое место Запада. Дело не в оружейных системах — дело в населении. Россия намеренно пытается увеличить разрыв, созданный такими вызовами, как инфляция, рост цен на энергоносители и надвигающийся экономический спад в западных обществах. У нас политика есть результат демократического процесса, то есть выборов. Здесь Россия явно пытается добиться перемен в свою пользу. Вы испытываете это и в Германии: одна плохая новость следует за другой, окружная ассоциация ремесленников в Галле-Заалекрайс потребовала в открытом письме отменить все санкции против России. Основное утверждение: «Это не наша война». Именно здесь на помощь приходит Россия. Битва за головы, то есть сейчас, но тем более в будущем, является вызовом, который необходимо преодолеть. Войны на истощение, в частности, часто выигрываются не на поле боя, а в тылу — в готовности населения продолжать поддерживать конфликт. В случае с Украиной это также готовность Запада предоставить необходимые системы вооружения или финансовую поддержку. Поэтому Россия стоически рассчитывает на незначительные успехи каждую неделю и в противном случае ждет, пока не наступят осень и зима, и Запад не упадет на колени. Вспомните, что в 1917 году Ленина отправили поездом из Швейцарии в Россию через Германию, чтобы там посеять хаос. Его деятельность привела к Октябрьской революции 1917 года, выходу России из Первой мировой войны и кровопролитной гражданской войне.

Тогда население Запада — слабое место Украины?

У каждой военной партии есть ахиллесова пята. Для Украины это поддержка Запада —без нее ей в этой войне не выжить. Для России — это сплоченность собственного населения.

В военных терминах говорят о «center of gravity» (центре тяжести), из которого воюющая сторона черпает свою центральную силу. В информационной войне обе стороны пытаются устранить этот «center of gravity» Россия, пытаясь подорвать моральный дух населения на Западе, отключив поставки газа. И Запад, когда пытается снизить поддержку Путина санкциями. Пока это не сработало. Россияне несут большие потери, страдает экономика, но мы пока не видим никаких изменений в поведении. Россия вцепилась в свою добычу, как терьер. Морда в крови, ухо наполовину оторвано, но челюсти все еще сжаты. Она готова пойти на крайние меры.

Вернемся к Крыму: после взрывов на Сакской авиабазе Россия заявила, что это был несчастный случай, а в другой раз говорят, что работали диверсанты. В воскресенье глава Севастополя заявил, что российская система противовоздушной обороны отбила «объекты». Как вы это оцениваете?

Есть интересная параллель, особенно с атакой на авиабазу Саки, потоплением в апреле флагмана Черноморского флота России «Москва». Можно исходить из того, что позиция корабля, а также подготовка к атаке были верифицированы американской стороной с помощью соответствующей разведки, так что корабль удалось потопить, использовав одновременно противокорабельные ракеты и беспилотники. Но до сих пор никто не взял на себя ответственность за это, нет официального объяснения, какая система вооружения использовалась. Кстати, это тоже показывает, насколько важен аспект информационной войны.

Каким образом?

На западе гибель «Москвы» отмечали как большой успех. С другой стороны, в российских социальных сетях этот вопрос был использован для продвижения национальной сплоченности в соответствии с российским нарративом: не мы воюем с Украиной, а Запад, США и НАТО воюют с нами.

А в Саках?

Половина самолетов 43-й отдельной морской истребительной эскадрильи была уничтожена взрывами. Произошло четыре почти одновременных удара, почти на одинаковом расстоянии друг от друга, образующих букву «L» под прямым углом. Это практически исключает возможность того, что это была диверсионная атака, это была отнюдь не случайность, и это была не акция спецназа, а почти наверняка атака ракетным комплексом — типа «Москва».

Тогда говорили, что при потоплении «Москвы» использовались две украинские ракеты типа «Нептун».

Официально это не подтверждено ни Украиной, ни русскими, которые должны знать, как был потоплен их корабль. Воронки тоже будут обследованы в Саках — русские точно знают, из каких комплексов был атакован их аэродром. Но если бы они сказали это, они должны были бы в то же время признать, что их противовоздушная оборона в этот момент не удалась. Теракты в Крыму оказывают сильное давление на политическое руководство России. Здесь также играет роль убийство дочери Дугина. Российский народ, и это хорошо видно по соцсетям, вопросительно смотрит на президента. Теперь Путин обвиняет Украину в терактах и ​​убийствах. Вполне может быть, что это используется для дальнейшей эскалации войны. Пока, например, мы почти не видели развертывания Стратегической авиации России. Вполне может быть, что Россия теперь применит их для массированного возмездия.

Print Friendly, PDF & Email

29 комментариев к «Хубертус Вольмер (Hubertus Volmer): Интервью с полковником Райснером (Markus Reisner) «Россия вгрызлась в свою добычу, как терьер»»

  1. «Ло-тек» войны прошлого века постепенно становятся «хай-тек» войнами — с «умным» оружием, а пехота — «пушечное мясо» превращается в элиту современных вооружённых сил, на которую работают все остальные рода войск.
    Это почувствовала армия орков «порванными задницами» своих недосолдат. По крайней мере тех, у кого эти самые задницы остались.
    И это только начало.
    Дальнейше развитие средств уничтожения (войны) будет похоже на то, что описано в фантастических рассказах — таких, как «Страж-птица» и на то, что показано в последних голивудских фильмах, например, «Дивергент: за стеной» или «Стартрек: Бесконечность»
    Я бы даже сделал прогноз будущих вооружений, которые можно создать уже сейчас, но не буду — ничего хорошего нам (человечеству) ускорение их (вооружений) развития не сулит.

  2. Таких статей и выступлений несколько от разных отставных генералов и офицеров с разным опытом. Послушать еще одного было интересно, особенно сугубо военный аспект.

  3. Борис Соколов, Грани, сегодня:
    Попробуем оценить потери сторон убитыми и ранеными на 4 сентября. Украинский Генштаб оценивал потери российских регулярных войск на утро 4 сентября в 49 500 убитыми. Согласно моей предыдущей оценке, на вечер 23 августа на 45 550 убитых российских военнослужащих регулярной армии приходилось 25 250 военнослужащих ДНР и ЛНР и вагнеровцев, то есть на одного убитого иррегулярного военнослужащего приходилось 1,8 регулярных. Если эта пропорция сохранилась, то к утру 4 сентября совокупные российские потери убитыми можно оценить в 77 тысяч. Мы предполагаем, что в российских войсках на одного убитого приходится двое раненых. Тогда общее число убитых и раненых в российской регулярной армии и иррегулярных формированиях можно оценить в 231 тысячу. Украинские же потери убитыми и ранеными, если принять коэффициент 3,69, составляют 62 600 человек. Я предполагаю, что в украинской армии на одного убитого приходится трое раненых (15 с половиной тысяч убитых и около 47 тысяч раненых).

    Судя по всему, контрнаступление развивается медленно не из-за сопротивления российских войск и больших потерь ВСУ, а вследствие тактики, избранной украинским командованием. Оно полагается прежде всего на мощную артиллерию и РСЗО HIMARS. Последние в ходе контрнаступления стали применяться не только по командным пунктам, аэродромам, складам и другим важным логистическим объектам, но и непосредственно по позициям пехоты и танков. Цель ВСУ — до такой степени разрушить логистику плацдарма и заставить российскую группировку так истощить свой запас боеприпасов, чтобы она была не в состоянии сдерживать украинское наступление и наносить наступающим сколько-нибудь значительный урон. Такая тактика направлена на максимальное сбережение жизней собственных солдат. В результате наступление растягивается на несколько недель или даже месяцев.

    Для успеха этой тактики необходимы поставки большого количества боеприпасов от США и других союзников в течение многих месяцев. Также необходимы поставки РСЗО HIMARS, M270 и 155-миллиметровой артиллерии, в том числе для возмещения потерь, которые пока невелики. Подтвержденных потерь Украиной HIMARS и M270 до сих пор нет, а потери буксируемых американских 155мм гаубиц M777A2 составляют 9 единиц, норвежских самоходных 155 мм гаубиц M109A3GN — 2 единицы и польских самоходных 155 мм гаубиц AHS Krab — 1 единицу.

    1. Похоже на повторение объяснений Арестовича, которые появились после публикаций подобных Медузе (2.09.22):
      «- Украинское наступление на границе Николаевской и Херсонской областей, начавшееся 29 августа, ко 2 сентября почти остановилось. Вероятно, это еще не конец операции ВСУ, а оперативная пауза, вызванная тем, что первые удары обернулись большими потерями для наступающих и не привели к обрушению российской обороны.
      — На большей части направлений украинские войска смогли продвинуться лишь на пару километров, понеся большие потери от огня российской артиллерии и авиации (зафиксированы на видео с беспилотников и с земли). Российские потери при этом неизвестны: украинское командование ввело жесткий контроль над информацией, запретив публикацию видео с передовой и работу журналистов на фронте. Это, вероятно, искажает понимание баланса потерь.. »

      В то же время открыто и уже несколько месяцев такой тактики (Арестович, Соколов) придерживаются россияне. У них заметно больше возможностей и, как следствие, они результативнее. Все оценки косвенные, потери русских варьируются в 2 раза и не отмечена динамика (большие потери в первый период войны и многократное (до 10 раз) снижение к августу).
      Известно ли о потерях ВСУ в составе армии и вооружениях? Хотелось бы не верить, а знать источники или способы оценки.

      1. А у ВСУ большие потери?
        Значит врут те военные обозреватели, которым я доверяю 🙂

        На самом деле я думаю, что рассеян скоро «выбьют» с правого берега или… убьют большую их часть, что очень хорошо. Чем больше — тем лучше.

        1. Вообще-то потери ВСУ по разным оценкам в 2-3 раза больше российских, т.е. от 80 до 120 тыс. В основном из-за тактики коротких продвижений и уничтожения всего, достигаемого артогнем из новых позиций. Опять же это все пересказ. Людские ресурсы обеих сторон далеки от исчерпания. Ресурсы вооружений тоже, хотя их структура меняется в пользу украинской. В этом «не наступлении, а разрушении баз снабжения» (Арестович) погибло с укр. стороны по разным оценкам до 2000 чел, о технике вообще непонятно, они же не говорят. Их можно понять, от них ждут успехов. Поэтому они еще в июне объявили о наступлении. Хотели испугать русских или дать им подготовиться? Теперь это, оказалось, «не наступление».
          Вот цитата из DW 31.08.22 (www.dw.com/ru/nastuplenie-vsu-na-uge-ukrainy-cto-govorat-o-nem-zapadnye-eksperty/a-62984401)
          — Со своей стороны, Бен Ходжес, генерал-лейтенант армии США в отставке [проукраинский], отвечая на вопрос DW о том, можно ли считать текущие события на юге Украины началом контрнаступления ВСУ, отметил следующее: «Мы не уверены. Украинский Генштаб проделал очень хорошую работу по защите информации. О русских мы знаем больше, чем о том, что делают украинские военнослужащие».

          Замалчивание будит воображение. Спорить о фантазиях придется без меня. Успехов.

          1. А не наоборот — в смысле потери ВСУ VS потери Zедии?
            Ну без вас — так без вас 🙂

          2. А не наоборот — в смысле потери ВСУ VS потери Zедии?
            — А, Вы об этом. Это фантомные радости середины или конца марта.

          3. Т.е. рассеяне говорят правду, а хохлы врут? Ну-ну 🙂

          4. Нет, мои данные не от россиян, я тщательно избегаю данных от обеих фановых труб. Они воюют, какую от них ждать достоверность? Хотя понятно, что достоверных данных сейчас в принципе нет, все меняется почти каждый день. Нет даже нейтральных данных о ВМВ, но относительно достоверные есть. У эльфов есть ожидание, что орков на правом берегу Днепра постигнет участь второго Дюнкерка.
            Вот некий украинский (!) корреспондент говорит по поводу не-наступления:
            — Не понятно зачем Зеленскому скрывать потери русских. Что за военная тайна? Они же и так знают, какие у них потери.
            Мне же ясно, что украинское население и так знает о своих потерях, превысивших худшие ожидания. Рядом живут, все видят все снимают, всем обмениваются, обсуждают. И на этом фоне рассказать, что русские потери минимальны, это значит усилить депрессию сограждан. По-моему такое соображение очевидно, тем более ожидаемо после травмирующего интервью Зеленского для WP (неважно с вишенкой на торте или с клюквой в борще). Доверие к нему пошатнулось, если и было.

          5. Если хотите, мое общее ожидание состоит в том, что углубление вторжения русских приведет их к полному поражению.
            Чтобы «остаться при своих» (на мой абсолютно некомпетентный взгляд), им нужно закрепиться на защищенных позициях, обеспеченных доставкой резервных частей, техники, боеприпасов, госпиталей, аэродромов, портов и др. ресурсов, создать укрепления, ПВО и т.д. Я не знаю, как выглядит наступление при удалении от надежного снабжения. Кажется, для этого нужно, чтобы враг бежал, а этого нет и маловероятно. Бежать эльфам просто некуда, ресурсы бегства в Европу исчерпаны. Продираться оркам через плотную оборону — это огромные потери.

          6. То, что и он украинский (!) не делает его правдивым.
            Впрочем, через «две-три недели» мы всё увидим.
            А через полгода начнём готовиться к развалу Рассеи.
            Главное, чтобы не завалило обломками 🙂

          7. Вы тоже из тех, кто хочет прослыть пророком? Учитесь у лучших! Пророчьте в разные стороны), что-то да случится.

          8. Извините меня, Zvi, но я уверен, что кто-то это прочтёт и оценит.

  4. «У каждой противоборствующей стороны есть ахиллесова пята. Для Украины это поддержка Запада — если ее нет, она не переживет эту войну. Для России — это сплоченность собственного народа».
    ===
    100% верно.

    «Поэтому, если вы хотите, чтобы Украина остановила Россию, вы должны сказать: Запад не дает достаточно.»
    ===
    Тоже 100% верно.

    «Zvi Ben-Dov: 04.09.2022 в 10:51»:
    Западу нужна не просто победа Украины — он хочет перемолоть всю рассейскую армию руками украинцев …
    ===
    Категорически НЕ согласен. Сейчас идёт война на истощение, но у России безвозвратно истощается только:
    а) старое советское оружие и б) контрактники и прочие добровольцы, готовые в мирное для России время воевать в крайне опасной для лично них войне.
    Всё остальное истощается НЕ безвозвратно и будет довольно быстро восстановлено за 2~4 года передышки.

    По-моему Запад боится, как бы «чего не вышло» (со стороны России) из-за его слишком активной поддержкой Украины — но этим Запад увеличивает шансы на «что-нибудь таки выйдет».

        1. Арестовича я очень уважаю за его работу по поднятию морали и сплоченности украинских граждан. Но Арестович уже давно не выступает как военный аналитик.

          Дай Бог украинцы таки возьмут Херсон и весь западный берег Иордана 🙂 Днепра, но даже тогда это будет ударом не столько по армии России (серьёзный «котёл» крайне маловероятен), сколько среднем силы ударом по морали и сплочённости граждан России.

          О военном смысле предполагаемого взятия Херсона хорошо написано в статье:
          «… даже если Украине удастся выбить русских с западного берега, у них все равно будет проблема, заключающаяся в том, что им придется потом самим переходить реку, чтобы продвинуться в сторону Крыма …«.

          1. Выступает. Другое дело, что он поступает по принципу «Не навреди!» — т.е. изо всех сил сдерживается, чтобы не получилось: «Прошу доверить мне новую военную тайну, потому что старую я уже разболтал.»
            По поводу логики развития операции в Херсонской области он сказал следующее — мне пришлось по крупицам и намёкам собирать:
            1,2. Разрушение инфраструктуры (мосты, дороги, железные дороги) — издали
            1,2 Вынос логистики (склады вооружения, топлива, продовольствия…) — издали
            3. Уничтожение средств обороны (артиллерии, танков, живой силы) — издали
            4. Прорывы линий обороны — танки и бтр
            5. Захват и зачистка — штурмовая пехота
            Кстати, пока так всё и идёт. Олег Жданов то же самое говорит.
            А до этого он намекнул, что задача собрать рассейские войска на правом берегу Днепра и… изолировать их там — т.е. захлопнуть ловушку. Там сейчас под огнём высокоточного оружия ~30 бтг или около 25 тыс. человек. Сейчас уже поменьше.
            Чем больше там рашистов уничтожат — тем лучше! 🙂

          2. И ещё… Арестович несколько дней назад сказал, что европейцы не поставляют достаточно вооружений потому, что у них его элементарно нет. Они (европейцы) должны его произвести, чтобы поставить.
            Американцы же наоборот — почему-то всё делают слишком медленно.
            Как я уже писал, основываясь на сказанном министром обороны США, американцы хотят победы Украины, но они хотят и «обнуления» рассейской армии. Ритм их поставок привязан к этому.
            С точки зрения геополитики — это правильно, хоть и стоит украинцам много крови.

    1. Старое советское оружие это и есть главная составляющая потенциала сегодняшней российской армии.

  5. Да, так оно и есть. И потому Украина не просто жертва агрессии — она индикатор. Если сдаст ее Запад, то «коготок увяз — всей птичке пропасть».

    1. Запад Украину не сдаст, но сделает так, чтобы война до начала следующего года не закончилась.
      Западу нужна не просто победа Украины — он хочет перемолоть всю рассейскую армию руками украинцев, а для этого надо ещё ~ около полугода.
      Т.е. всё, как заявил Ллойд Остин:
      «Мы хотим, чтобы Россия была ослаблена до такой степени, чтобы она не могла больше делать то, что она сделала во время вторжения в Украину. Они уже потеряли много военного потенциала, и мы хотим, чтобы у них не было возможности очень быстро воспроизвести этот потенциал»
      А для этого война (пока) должна продолжаться, поскольку если Украина победит сейчас — у России сохранится достаточный военный потенциал и она вполне может напасть на своих более слабых, чем Украина соседей, например, Казахстан и/или Грузию.
      Конечно, украинцы платят за эти планы Запада дополнительными жизнями, но они воюют всё таки за себя и… должны быть благодарны за запдную помощь. Без неё их бы уже завоевали.

  6. «Только вымолвить успела —
    Дверь тихонько заскрипела»,
    И разнёс её «хлопок» —
    Тут не Запад — здесь Восток!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *