Эфраим Гуревич: Ву нэмт мен…?

Loading

Так о чем это я? Ах да, судебная реформа, Кнессет, правительство… В сотый раз задают провокативный вопрос: нужна ли судебная реформа? Тоже мне, бином Ньютона: конечно, нужна; в мире вообще всё не идеально, так что реформа нужна всегда, всё дело в том, что и как реформировать и в какой очередности. В нашем случае речь идет о составе комиссии по назначению членов Верховного Суда. Срочно ли это? Нет, конечно. Но есть нюанс: премьер-министр уже несколько лет находится под уголовным преследованием, и ему грозит суд…

Ву нэмт мен…?

Эфраим Гуревич

Есть на идише такая песенка с грустным юморком — «Варничкес». Каждый куплет начинается со слов «ву нэмт мен?» — где бы взять муки, чтобы сделать варнички? где бы взять соли и перчика, чтобы сделать варнички? где бы взять маслица, чтобы сделать варнички? и где бы взять парня, который бы ел эти варнички?

 Так о чем это я? Ах да, судебная реформа, Кнессет, правительство… В сотый раз задают провокативный вопрос: нужна ли судебная реформа? Тоже мне, бином Ньютона: конечно, нужна; в мире вообще всё не идеально, так что реформа нужна всегда, всё дело в том, что и как реформировать и в какой очередности. В нашем случае речь идет о составе комиссии по назначению членов Верховного Суда. Срочно ли это? Нет, конечно. Но есть нюанс: премьер-министр уже несколько лет находится под уголовным преследованием, и ему грозит суд… Но позвольте, как же это — премьер под судом? Так не бывает, были же вон министры подсудимыми, так перед этим они уходили в отставку, таков закон. Э-э, батенька, так то ж министры, а это целый премьер-министр, по закону ему можно. Вот такой смешной закон, перед которым все равны, но премьер-министр равнее всех других. Да и другие министры то садились, то выходили, то попадались, то проходили между каплями. Бог помогал.

 Конечно, юридическую систему надо менять, причем радикально, что и задумало наше начальство. Но менять оно начало нечто другое, не забывая кивать на электорат: избиратель дал нам мандат на перемены. Во исполнение этого мандата слуги народа резко (к счастью, слишком резко!) сменили пластинку и вместо того, чтобы закрыть некоторым дорогу во власть, стали строить систему, в которой эти некоторые могли бы встроиться во власть и с комфортом в ней устроиться. При этом все говорят исключительно о юридической системе, отвлекая внимание от еще двух ветвей власти — законодательной и исполнительной (у нас вроде бы демократическое устройство или уже нет?). Главным организующим началом при создании государства является все-таки не суд, а конституция. У нас ее по разным причинам пока нет, но наработки по этой теме, я надеюсь, какие-то есть. Первый ее вариант не должен, да и не может быть всеобъемлющим, это наверняка будет некий скелет, который будет наращиваться мышцами и нервами постепенно. К сожалению, при нынешнем Кнессете эта работа не может быть начата, но подготовка к ней должна вестись.

 А между тем, устройство нашего главного выборного органа поражает. Народ идет на выборы членов своего законодательного органа власти — Кнессета. Выборы прошли, голоса подсчитаны, можно перевести дух — не тут-то было: у нас коалиционная система, так что начинается главная интрига: формирование коалиции. Допустим, что всё обошлось и ее сформировали (нет, я говорю, допустим, что обошлось, но мы-то знаем, что это большая удача, если повезло это сделать). Тут, однако, начинаются странности: выясняется, что наиболее «авторитетные» (кавычки нужны) депутаты в гробу видели свое депутатство, оно интересовало их только как трамплин к должности министра. Они эту должность получают из рук премьера в обмен на лояльность; премьер хитрый и думает, что их купил, но на всякого хитреца есть хитрец с винтом, и оказывается, что премьера самого купили (цену этой покупки он поймет чуть позже). А пока вместо выбывших из Кнессета 30-35 новоминистров туда добавляются до 120 новые депутаты из нижних номеров списка (как говорят в народе, «ты никто и звать тебя никак»), и именно вот этому кастрированному органу власти поручается формировать законы жизнедеятельности государства. Понятно, что приниматься будут те законы, которые предложат более опытные старшие товарищи из правительства. Дальнейшие действия понятны: остается принять закон, запрещающий отменять постановления правительства, — это то, что мы и наблюдаем уже почти полгода. По поводу полной безграмотности депутатов в содержании их прав и, вы будете смеяться, обязанностей, совершенно необходимы для них хотя бы несколько кратких бесед, есть же говоруны в министерстве юстиции. Очень возможно, что такие «курсы молодого бойца» действительно проводятся, но тогда непонятно, почему одни депутаты визжат на заседаниях, другие грозят переломать ноги членам оппозиции, третьи… ну, вы поняли.

Кстати, о коалиционной системе. Для чего она вообще нужна? Как я понимаю, есть две причины, и обе апеллируют к работоспособности выборного органа. Первая причина состоит в том, что абсолютного большинства нет ни у одной из партий, так что законы будут приниматься большинством в 15-20 процентов — какая уж тут легитимность. Поэтому, чтобы гарантировать приличное большинство, надо предварительно скооперироваться. Это, однако, иллюзорный выход из положения, скорее — вход в новое положение: все дрязги при голосовании никуда не исчезли, их просто перенесли на более ранний этап. Теперь, если всё обойдется, голоса придется покупать ценой коалиционных соглашений. Что ж, ты этого хотел, Жорж Данден. Вторая причина: когда коалиция составлена, премьеру легче управлять, ведь надо иметь дело не с толпой из 119 человек, а только с руководителями партий. Остальные поднимают руки, как куклы: партийная дисциплина, понимаешь. Дело не в том, что я такой уж суровый критик коалиционной системы, просто она противоречит второй аксиоме Эрроу, и с этой точки зрения коалиция — это пришей кобыле хвост. В отсутствие второй аксиомы голосование может зависать, не давая никакого результата, и приходится назначать новые выборы, что мы и видели уже не раз. Но среди многих систем голосования используется и коалиционная, раз народу нравится — пущай. Те, кого заинтересует связь между коалицией, второй аксиомой и кобыльим хвостом, могут посмотреть мою статью о Чапаеве за март 2020 г., там всё подробно расписано.

 В последние годы стали много говорить и писать об антилукашенковских протестах в Белоруссии. Сначала это была просто информация, но очень быстро она превратилась в сочувственную и сразу же — в восторженную: вот как надо протестовать, с флагами и лозунгами, без битья стекол, без смрада горящей резины, без порчи автомобилей. Особенно всколыхнуло одичавшую российскую общественность то, что девушки, прежде чем вскочить на скамейку и прокричать свой лозунг, снимали туфли. Нет, вы понимаете? Они не могли влезть на скамейку в туфлях! Вот где настоящая Европа!

 Дальнейший ход событий показал, что лучше было бы туфли не снимать. Ну, сами посудите: вас избивают, сажают в тюрьму, ломают жизнь вам и вашим семьям, президент ваш бегает с автоматом наперевес, угрожая вам карами, а вы в ответ снимаете туфли. Тут я вполне солидарен с дедушкой Крыловым: я протестанту бы иному велел на стенке зарубить: там слов не тратить по-пустому, где нужно силу применить. Ходить с плакатами, говорить и требовать надо при повышении цен на 1 процент (и то не всегда помогает, вспомним «коттеджные» протесты), а когда на кону стоят жизнь и смерть твоя и твоей страны — запах паленой резины не самое страшное.

 Понятно, почему тут возникла белорусская тема: те же флаги и плакаты, те же митинги и речи и… и ничего, Нетаниягу даже выразил признательность протестующим за интеллигентное поведение. Лозунги надо было менять: не Левина в отставку, а самого, страшно сказать, Нетаниягу. Если десять раз произвести эксперимент при некоторых условиях, а потом при этих же условиях произвести его в одиннадцатый раз, то вряд ли мы получим что-то новое. Нетаниягу, похоже, решил уже завязать с реформой (Байден-то потяжелее Левина будет), а переговорщики все еще работают. Любой начальник знает, что лучший способ похоронить дело — создать комиссию. Некоторые на это ведутся.

 Очень интересно знать, что говорят законы ведущих мировых держав о праве народа на восстание (именно на восстание, а не просто на протест). Поскольку я никоим образом не государствовед, пришлось обратиться к Вики. Обнаружилась неожиданная для меня вещь. Единственной страной, конституция которой прямо указывает на это право, оказалась Германия: «Всякому, кто попытается устранить демократический строй, все немцы имеют право оказывать сопротивление, если не могут быть использованы иные средства». Более того, немецкие солдаты и офицеры приносят присягу 20 июля, в годовщину покушения на Гитлера, что является толстым намеком на обязанность бундесвера свергнуть руководителя немецкого государства, если он попытается стать новым диктатором.

 Следует упомянуть еще о двух источниках (далее станет ясно, почему именно о двух). Первый — текст из преамбулы Декларации независимости США (1776): «Если какой-либо государственный строй нарушает эти права, то народ вправе изменить его или упразднить и установить новый строй, основанный на таких принципах и организующий управление в таких формах, которые должны наилучшим образом обеспечить безопасность и благоденствие народа. Когда длинный ряд злоупотреблений и насилий обнаруживает стремление подчинить народ абсолютному деспотизму, то право и долг народа свергнуть такое правительство и создать новые гарантии обеспечения своей будущей безопасности». И второй текст, тоже из преамбулы, но французской Декларации прав и свобод (1789): «Каждый, кто присвоит себе принадлежащий народу суверенитет, да будет немедленно предан смерти свободными гражданами. Когда правительство нарушает права народа, восстание для народа и для каждой его части есть его священнейшее право и неотложнейшая обязанность». Чувствуете якобинский левый стиль? Напор и бескомпромиссность! Крайне левые Сен-Жюст или Бен— как его там?

 Оказалось, что этими тремя примерами исчерпывается список стран, уважающих право народа на восстание. Более того (вернее даже, менее того), в немецком варианте присутствует довольно скользкое слово «если», а у американцев и французов соответствующий текст находится в преамбуле документа, а среди собственно статей Конституции его нет: не буди лихо, пока оно тихо, кто его знает, этот народ. Конечно, Википедия и Конституция — вещи разные, так что более квалифицированные читатели знают всё это лучше меня. Но чтобы полностью оценить смелость отцов-основателей США, напомним, что институт рабства в Америке еще действовал; Авраам Линкольн отменил его своим указом в 1862 году, но многие штаты еще долго сопротивлялись, так что последний из них, Миссисипи, ратифицировал его в 2013 году (то есть по существу позавчера).

 Таким образом, не следует особо уповать на то, что закон всегда на стороне справедливости, спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Раз сильные мира сего так пекутся о себе, мы тоже не обязаны снимать туфли. Вон, в ихней Латинской Америке, хорошо им там, прямо разгул демократии. Начинаются у премьер-президента позывы к диктаторству — хунта тут как тут: входят в премьерский кабинет три генерала: «Господин премьер-президент, будьте столь любезны выступить по телевизору с обращением к народу и зачитать этот текст об отставке. Нет-нет, не надо машины, операторы с телекамерами ожидают в приемной». Генералы почему-то обладают большой силой убеждения, поэтому премьер быстро соглашается. И вот вопрос на чистом идише: ву нэмт мен драй генералн?

Print Friendly, PDF & Email

13 комментариев к «Эфраим Гуревич: Ву нэмт мен…?»

  1. Нетаниягу не диктатор. У диктатора есть какие-то государственные цели, планы, какие-то принципы государственного устройства. У Нетаниягу ничего этого нет. Едиственная цель и забота Нетаниягу это быть непререкаемым и единственным заслуживающим внимания лицом в государстве — цель и забота сугубо личностного характера. Пока поток событий в стране никак не задевает его лично, — суля неприятности или, наоборот, какие-нибудь ништяки, — он и не вмешивается в этот поток. Когда же события как-то задевают его, то вмешивается он, исходя исключительно из своих личных интересов, нисколько не заботясь о том, как отразятся его действия на стране. На все подобные вопросы у него один ответ: Израиль сильное государство, оно выдержит. То же относится и к государственному устройству — органы управления государством Нетаниягу беспорядочно кроит и перекраивает, плодя и дублируя их, а высокие государственные должности щедро раздает людям, в которых нуждается в текущий момент.
    В диктаторы рвался Ярив Левин. Может быть, даже не для себя, а для своего «класса» — что-то вроде дикаптуры большевиков с их революционным правосудием.

    1. Victor Blokh:12.06.2023 в 22:11
      Нетаниягу не диктатор. У диктатора есть какие-то государственные цели, планы, какие-то принципы государственного устройства. У Нетаниягу ничего этого нет.
      ———————————————-
      Хорошее замечание. Но кто он, Б.Нетаниягу? В Израиле его часто называют царем Израиля (мелех Исраэль), но и у царя должны быть какие-то государственные цели, планы, какие-то принципы государственного устройства. У Нетаниягу же, на мой взгляд одна единственная цель-быть на вершине власти. И никаких принципов. За время его нахождения в должности премьер-министра он продемонстрировал, что готов вступить во временный союз с любым, кто обеспечит ему сохранение власти-с левыми, с правыми, с арабами, с ультраортодоксами, с религиозными сионистами, да хоть с чертом…И как его будут называть после того, как его политическая жизнь закончится?

      1. На его могилу будут гадить — придётся охрану выставлять 🙂
        Это то самое, чего он на самом деле не хочет больше всего — он ведь уже мыслит историческими категориями.
        Позволив ему (на время) второй раз победить, Судьба сыграла с ним злую шутку и это постепенно начинает до него доходить.
        Когда бывший судья Барак сказал, что Биби остановит судебную революции из-за… Биби, из-за того, что она (революция) разрушает его «духовное наследие», я подумал, что у старика начались люгкие приступы деменции. Оказалось, что его (Барака) ум продолжает быть очень ясным.
        Вообще… кто-кто, а судьи, армейские офицеры (включая лютчиков, разведчиков, спецподразделения) и спецслужбы Израиля интеллектуально отличаются от всего остального «электората»в лучшую сторону.

        1. бывший судья Барак сказал, что Биби остановит судебную революции из-за… Биби, из-за того, что она (революция) разрушает его «духовное наследие»

          Люди это понимают или, как минимум, интуитивно осознают — поэтому, протестуя против судебной реформы Левина, не протестуют против Нетаниягу.

  2. Начну со старой работы уважаемого автора, дебютной, «чапаевской»:
    «Понятия диктатуры и демократии взаимосвязаны и не так уж и разъединены: избирательные процедуры действуют почти повсеместно, и порой диктаторы появляются именно в результате таких процедур. Смешная сторона здесь в том, что в процессе спора обсуждаемое понятие переходит “с тостующего на тостуемого”: в математической теории диктаторство есть свойство избирателя (см. аксиому), а не кандидата в выборный орган. С житейской же точки зрения диктатор — это не избирающий, а уже избранный; когда же кандидат избран, его диктаторство состоит в том, что он навязывает свой список предпочтений остальным (воистину “философия есть наука оперирования терминами, специально для этой цели созданными”). По существу, выборы организуют для того, чтобы не устраивать вече по решению каждого текущего вопроса, а отдать это на откуп (вместе с полномочиями!) выборным лицам. Избиратели сами избирают себе диктаторов, так называемую исполнительную власть; это хорошо видно на примере двух особенно безупречных демократий — России и Израиля….»
    ————————————————————————————-
    — — Что хотел сказать уважаемый Эфраим Гуревич в своём дебюте: «Чапаев и консенсус» — не совсем ясно. Точнее — совсем не ясно… А, Б, В или В, Б, А ?
    Израиль и Россия или — Россия и Израиль? Какие безупречные демократии
    могут быть в стране со сталинской конституцией или — в Стране, где её нет?
    Почему в первой постоянно рождаются диктаторы?
    Почему математик ( из картины маслом под названием «Закат»)) начинает свои картины-теоремы-гипотезы от мифического Чапаева?
    Почему не от Анки-пулемётчицы? Почему г-н Маркс Тарковский, бывший бомж и поклонник-житель системы, далекой от демократии, называет работу
    Эфраима Гуревича: «Правильная статья» ? Кто ответит на эти риторические
    вопросы и кому эти вопросы интересны сегодня, когда в Портале «СЕМЬ ИСКУССТВ» нет больше Игоря Юдовича, Онтарио14, Алекса Тарна, Кремлёвского Мечтателя, С. Чевычелова … когда наши остроумные Юлий Герцман, Хулиган,
    Берка…- одно воспоминание, когда Историки ограничиваются короткими комментами, а достойнейший литератор Эдуард Бормашенко, под напором новых чапаевых с петьками, вот-вот может уйти в отставку.
    Этот «поток сознания» накануне Юбилея (250 !), вызван, главным образом, — нет, не мифическими Чапаевым и Анкой, а — ЮБИЛЕЕМ и — упорным
    с у щ е с т в о в а н и е м … демократии в таких странах, как Великобритания, Польша, Финляндия, Япония, США, Дания, Швеция, Норвегия, Ю. Корея, Австралия…. Если я пропустил какую-то страну, пускай об этом расскажет настоящий историк, которых у нас есть.
    К новой работе могу добавить: в старой еврейской песне «Варнычкес»,
    кроме вопроса «ву немт мeн ?», есть второй, не менее важный —
    «ву кригт мен?» — где добыть, достать (взять-то проще, если, конечно, есть в наличии или — есть у кого экспроприировать… Ать-два..соловей, соловей-пташечка, канареечка жалобно поётъ))).

  3. «…входят в премьерский кабинет три генерала: «Господин премьер-президент, будьте столь любезны выступить по телевизору с обращением к народу и зачитать этот текст об отставке. Нет-нет, не надо машины, операторы с телекамерами ожидают в приемной»»
    —————————————————
    И что любопытно-после выхода в отставку в Израиле очень многие высшие руководители силовых структур (ЦАХАЛ-ШАБАК-разведка) справедливо и грамотно критикуют как вчерашние, так и нынешние действия нашего явно засидевшегося в кресле ПМ руководителя с позывами к диктаторству. Почему же будучи на службе они не входили в кабинет ПМ с замечательным предложением о котором напомнил автор??? А ведь народ бы их поддержал…

  4. Правильная статья. Я писал об этом почти полгода назад (фельетон «120 стульев») — о том, что данная судебная реформа нужна не стране, но только премьеру, чтобы избавиться от уголовного преследования.
    Случай не новый (преступники, спасаясь от расправы, часто захватыват заложников), но в таких масштабах — в качестве заложника целое государство! — вероятно, уникальный…
    Писал и о том, что махинации премьера привели к тому, что, в конечном счёте, заложником у купленных им министров и почти у всего Кнессета оказался он сам. И вертится теперь, не зная, как выбраться из этой ситуации.

    1. А ведь Маркс (не Великий, а местный свидетеь Времени) серьёзен, как полный… пророк или даже пророк… на всю голову 🙂

  5. «Дальнейший ход событий показал, что лучше было бы туфли не снимать. Ну, сами посудите: вас избивают, сажают в тюрьму, ломают жизнь вам и вашим семьям, президент ваш бегает с автоматом наперевес, угрожая вам карами, а вы в ответ снимаете туфли. »
    ________________________________________

    Увы, вошло в менталитет
    Непротивление арестам —
    Покорности тупее нет,
    Чем в толпах мирного протеста…

  6. «Э-э, батенька, так то ж министры, а это целый премьер-министр, по закону ему можно. Вот такой смешной закон, перед которым все равны, но премьер-министр равнее всех других.»
    ________________________________

    Не в этом дело, а в том, что полиции и прокуратуре и, наконец, юридическому советнику нельзя давать право менять правительство.
    Суду — можно.
    Ольмерт не должен был уходить, но «коллеги» его вынудили, а «коллеги» Биби — наоборот.

    1. А мне кажется, Григорий, что при всём том, что Ольмерт очень неплохо проявил себя за тот короткий срок, что он служил ПМ, его престпления, правда за предыдущие годы, доказаны в суде и такой человек не должен работать ПМ. Аналогично это относиться и к нашему сегоднящнему ПМ. Но другое дело, что в его окружении не нашлось Шулы Закен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *