Михаил Пархомовский: Из одной поездки

 344 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Михаил Пархомовский

Из одной поездки[1] 

1. Е.П. Пешкова, М.Л. Винавер и Б.Л. Гурвич

Вскоре после приезда, жадно знакомясь с Израилем, мы побывали в киббуце Дгания Алеф, что в переводе на русский означает «василек». Там наш гид Б.Л. Гурвич рассказал, что он очутился в Эрец-Исраэль благодаря Екатерине Павловне Пешковой, в те годы возглавлявшей «Помощь политзаключенным», и что у него сохранились подписанные ею письма. Вскоре Борис Львович прислал мне их копии. Два из четырех писем подписал М. Винавер — заместитель Пешковой.

Если Екатерина Павловна, бывшая жена М. Горького, — человек достаточно известный, то о Михаиле Львовиче Винавере нужно сказать хотя бы несколько слов. Родившийся в Варшаве в1880 г., он стал инженером-технологом в Бельгии, а в1911 г. переехал в Москву. Был членом еврейских организаций, меньшевиком. Замещать Пешкову стал с первых же дней образования Политического Красного Креста. Семен Киперман (Хайфа), разыскавший сведения о Михаиле Львовиче («Жизнь без иллюзий» в приложении «Контекст» газеты «Новости недели» за 25 марта2004 г.), в числе прочего, рассказывает, что М. Винаверу освобождением из Соловецкого лагеря был в какой-то степени обязан Д.С. Лихачев. В советские годы Михаила Львовича неоднократно арестовывали, и участь свою он прекрасно понимал. Но смелость и чувство долга превалировали, и для обращавшихся к нему он делал все, что мог. Среди многих других, очень светлые воспоминания о Михаиле Львовиче оставила жена Осипа Мандельштама Надежда Яковлевна. Последний арест Винавера последовал в1937 г., а в1942 г. он скончался, уже в заключении.

Е.П. Пешкова и М.Л. Винавер немало сделали для освобождения арестованных сионистов и выезда их в Палестину.

Вот что я писал о встрече с Б.Л. Гурвичем Марфе Максимовне Пешковой — внучке Екатерины Павловны и Горького:

Дорогая Марфа Максимовна! У меня хороший повод написать Вам — подарили по два экземпляра копий писем Екатерины Павловны. Вот и делюсь ими по-братски. Корреспондента Вашей бабушки здесь зовут не Борис Львович и не Борис, а просто Боря. Этому юноше сейчас 84 года. Он — строитель одного из первых киббуцов Израиля, живет и работает в нем же, а по совместительству — гид на экскурсиях. Вы бы посмотрели, как этот дед бегает по горам, — как молодая козочка! Писать о киббуце не буду — не поверите: как в сказке. Но еще пару слов об экскурсии, проведенной Борей. Были на истоках Иордана, где, по преданию, Иван Креститель крестил Иисуса Христа. Там необыкновенная тишина, благодать какая-то. Посылаю свой снимок, сделанный приблизительно в этом месте.

В тот день я был потрясен вещественными доказательствами этой, казалось бы, умозрительной связи между Россией и Израилем, между евреями и русскими.<…>
1.12.91 Написал дату и подумал: а пора и с Новым годом поздравлять, так что с удовольствием делаю это и желаю здоровья и всего самого наилучшего.

Ваш М.П. 

Приведу тексты писем из Политического Красного Креста, копии которых теперь хранятся в нашем архиве.

I

Е.П.Пешкова
Помощь
политическим заключенным
Москва, Кузнецкий мост, №24
Тел. 2-41-90
4/VII дня 1927 г.
№ Т.951

ГУРВИЧУ Борису Львовичу
Кременчуг, Допр 5/Д
камера 34

В ответ на Ваш запрос, согласно полученной из ОГПУ справке, сообщаю, что Вы постановлением Ос.Сов. от 17/VI — с.г. выселяетесь в Казак-Стан на3 г.
Ек. Пешкова

Фотокопия письма за подписью Е.П. Пешковой от 4 июля 1927 г.

II

Е.П.Пешкова
Помощь
политическим заключенным
Москва, Кузнецкий мост, №24
Тел. 2-41-90
20/Х дня 1928 г.
№ (нрзб).954

Борису Львовичу ГУРВИЧ
г.Кустанай, Тургайская, 103 

В ответ на Ваше обращение сообщаю, что нами получено извещение о том, что для Вас имеется виза на въезд в Палестину.

Присланное Вами заявление передадим в ОГПУ и уведомим о результате. В случае разрешения Вам выезда в Палестину перешлем Вам справку о визе.
М. Винавер 

III

Е.П.Пешкова
Помощь
политическим заключенным
Москва, Кузнецкий мост, №24
Тел. 2-41-90
25/I дня 1929 г.
№ F.956

ГУРВИЧУ Б.Л. 

В ответ на Ваш запрос, согласно справке, полученной из ОГПУ, сообщаю, что в ОГПУ нет Вашего заявления о разрешении Вам выезда в Палестину.

Пришлите снова заявление. Его можно прислать нам, мы передадим его и о результате Вас уведомим.
Ек. Пешкова

IV

Е.П.Пешкова
Помощь
политическим заключенным
Москва, Кузнецкий мост, №24
Тел. 2-41-90
3/V дня1929 г. Кустанай
№ S.950/2

нрзб. Телегр. Помполит-Москва

Борису Львовичу ГУРВИЧУ

При сем препровождается Вам справка о визе №4735 на въезд в Палестину.
120 рублей переведены Вам телеграфно.
Просьба подтвердить получение.
М. Винавер

В одном из писем Марфа Максимовна сообщала, что в Израиле есть роща имени Екатерины Павловны. Увы, никаких конкретных сведений об этом мы не нашли. Но совсем недавно нашлось подтверждение. В книге воспоминаний Софии Дубновой-Эрлих «Хлеб и маца» (Подготовка текста, комментарии, послесловие, указатель имен Татьяны Ланиной; СПб.: Изд-во «Максима», 1994) в примечании 197 на странице 292 сказано: «В память о Екатерине Павловне Пешковой в Израиле высажена роща»[2].

2. Самуил (Шмуэль) Лулав 

Во время этой же поездки в район Иордана мы посетили Музей Гордона, знакомство с которым началось с находящейся в его ведении метеорологической станции и работавшим в ней Самуилом (Шмуэлем) Лулавом. У этого 80-летнего старика с живыми глазами я пытался получить статью о Музее.

Статьи не получилось, но два написанные им текста достаточно интересны для публикации. Это письмо С.(Ш.) Лулава и сохранившиеся 2-я и 3-я страницы (машинопись) его выступление по «Коль Исраэль» в1973 г. Стиль автора сохранен.

Письмо С.(Ш.) Лулава
Афиким
18.04.93.

В ответ на Ваше обращение шлю Вам мое выступление по израильскому радиовещанию «Коль Исраэль», правда, в 1973 году. Но оно, кажется, актуально и сегодня. Прикладываю информативный листок о «Бет Гордон» (Доме имени А.Д.Гордона) на иврит и на английском. Наверное, найдется возможность перевести на русский. «Бет Гордон» был основан жителями Иорданской долины в 1935-ом году. Основателем и первым заведующим был энтомолог и лингвист Яаков Пальмони. Он привлек меня к работе совместной в 1960 году. Я был учителем биологии, но начало моей «карьеры» в киббуце Афиким связано с полевыми работами, нормальной для всех членов киббуца. Я в стране с 1930 года. Родился в Риге в 1911-ом году. Детство провел в Петрограде.

Желаю Вам всего наилучшего.

Выступление С.(Ш.) Лулава по «Коль Исраэль» в феврале 1973 г.

… В юности мы были, без сомнения, мечтателями, полны горячими стремлениями. Мечтали о нашей стране, тогда Палестине, об основании своего киббуца, новом обществе, новом — свободном — человеке. Мы говорили: «шомер» — не господин и не раб.

Для многих из нас прошло с тех пор сорок с лишним лет, по преданию, равным эпохе скитания израильтян в синайской пустыне с Моисеем после исхода из Египта. Целая жизнь! И какая жизнь, какая эпоха! Бурная, полная превратностей, катастроф, но и достижений.

Исполнились ли наши мечты и стремления? — Да и нет!

Мы укоренили себя в Палестине, построили киббуцы, являющиеся новыми точками на карте страны, общинами, которые достойны звания «нового общества». Мы начали одновозрастной, интимной группой молодых людей — и превратились в большие развивающиеся коммунальные селения. Наши дети выросли и возмужали тут; большинство их продолжает наш путь. Наши внуки растут и зреют перед нашими глазами. Правда, идеологическая мотивация, бывшая у нас главным стимулом, не играет такой кардинальной роли в их жизни; но они глубоко и интимно связаны с этой жизнью, развивают и усовершенствуют ее. Эта жизнь является для них чем-то органическим, само собой понятным. Они любят край своего детства и товарищество. Они замечательные и интеллигентные работники.

Мы преодолели сельскохозяйственный и, вообще, физический труд самовоспитанием души и тела. Для них он — музыка жизни. Но желанный «новый» человек пока еще не появился! Человек в киббуце, в сущности, не стал «лучше». Эгоизм, маленькие зависть и дрязги, неприязнь — можно встретить и у нас. Но, все же, рамки киббуцного общества сдерживают: нормы общественного поведения высоки, существует положительное общественное мнение. Но часто обоюдная помощь, на которой основана наша жизнь в киббуце, принимает административный характер и теряет свою непосредственность.

Наш отклик на призыв страны развивать интенсивное хозяйство и создать возможность работы для абсорбции репатриантов вала массовой алии пятидесятых годов — внедрил, в известной мере, в киббуцианское хозяйство наемный труд. Правда, это явление ограничивается главным образом в индустриальных предприятиях, которые имеют свою специфическую логику развития, независимую от логики развития киббуцианского общества. Но он является, с чисто киббуцианской точки зрения, — пороком, не дающим нам покоя. Еврейская национальная колонизация в стране, в отличие от частной, основана, вообще, на принципе труда самих поселенцев, членов селения, тем более — в киббуцим.

Еврейский язык, Иврит, стал не только разговорным и языком повседневной культуры, но также и языком мысли и души. В начале нашей жизни в стране мы сознательно заставляли себя говорить на Иврите, даже среди друзей детства, говоривших постоянно по-русски или на идиш, даже в интимных беседах. Большим переживанием было слышать наших первых детей — малышей — говорящих лишь на Иврите. Рост и воспитание наших детей внесли большую лепту в становление Иврита, как обиходного языка семьи.

Мечта об Еврейском государстве, еврейской независимости, конечно, всегда существовала в сознании, или подсознании. Но мне кажется, что никто из нас не верил, что эта мечта об еврейской государственности может действительно осуществиться во время нашего поколения, в течение нашей активной жизни.

Мы неслись на волнах событий, участвовали, по мере наших сил, в их оформлении. Мне кажется, что в итоге — положительного больше, чем отрицательного в моем ответе.

Осуществление любой идеи в жизни всегда, в той или иной мере, неизбежно ограничено свойствами человеческой природы. Все же Бубер писал о киббуце как об «успешном эксперименте» (точнее: «эксперимент, который не провалился». — Ред.) Утопические идеи и планы превратились в действительность, которую мы ни в коем случае не могли представить себе в ее нынешних масштабах и оформлении.

Мы начали в нищете (которую не чувствовали, потому что были полны веры) и не могли и в мыслях себе представить образ наших селений семидесятых годов. Вот, к примеру, основной план моего киббуца Афиким в Иорданской долине, проектируется уже в третий раз.

В итоге, кажется, имею возможность утвердить, что наша жизнь не прошла напрасно.

Памятка рукой С. Лулава: Приготовлено по просьбе русского отдела израильского радиовещания в феврале 1973 г.

 


[1]РЕВЗ. Т. 11. Идемте же отстроим стены Йерушалаима. Кн. 1. Ред.-сост.: Ю. Систер и М. Пархомовский. С. 334–340.

[2] Благодарю за это сообщение Дана Харува.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *