Эвелина Гельман: Есод ха-Маала: возвращение Шамира

 168 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Уезжая из поселка Есод ха-Маала, основатели которого вписали ярчайшую страницу в историю Эрец Исраэль и сионистского движения, обращаю внимание на раскидистые корни деревьев и высоту стволов: кажется, что они подпирают небо. Ничего подобного не увидишь ни в каком другом населенном пункте страны: в большинстве городов и поселков самым старым деревьям максимум 60-65 лет, а в Есод ха-Маала — 130!..

Есод ха-Маала: возвращение Шамира

Эвелина Гельман (фото автора)

Надпись на двери в музей: «Поселок Есод ха-Маала был основан в 1883 году»

— Нашему поселку 130 лет, Есод ха-Маала стала второй после Рош-Пины еврейской колонией в Галилее, — говорит председатель местного совета Илан Ор. — Основали его образованные евреи, прибывшие в большинстве своем из Польши и России. Нынешние земледельцы Есод ха-Маала — представители пятого поколения первопроходцев.

Сегодня у потомственных аграриев Есод ха-Маала необычный день: многим пришлось в разгар работы оставить плантации, сады и теплицы, чтобы не опоздать на встречу с министром сельского хозяйства Яиром Шамиром и генеральным директором аграрного ведомства Рами Коэном.

В музее на встрече с Яиром Шамиром

— До сих пор руководители сельскохозяйственной отрасли не жаловали нас вниманием, — говорит Илан Ор. — В последний раз Есод ха-Маала в 1988 году посетил премьер-министр Ицхак Шамир, а сегодня услышать из первых уст всю правду о наболевших проблемах решил его сын Яир, занимающий пост министра аграрной отрасли. Это обнадеживает.

Министр сельского хозяйства и развития аграрных районов Яир Шамир в Есод ха-Маала (2014 год)

Немного истории

Есод ха-Маала — один из старейших еврейских поселков Верхней Галилеи. История его появления такова: в 1872 году цфатский раввин Яаков Хай Абу купил на юго-западном берегу озера Хула земельный участок, построил дом и вместе с братьями Шломо и Шаулем Мизрахи основал «колонию». Назвали ее Мей Мером.

Вот что писал об этом Альберт Гольдшмидт, еврейский офицер из Британии, посетивший Цфат в 1882 году:

«Колония Мей Мером была основана 11 лет назад сефардскими евреями из Цфата, которые были полны решимости возродить здесь земледелие. В этих целях был куплен участок площадью 3000 дунамов».

В 1883 году Лейба Рубин, Фишель Соломон и Барух Розенблюм, посланники движения «Ховевей Цион» из Межирича (Польша, ныне — Ровненская область Украины), приехали в Палестину, создали объединение, которое назвали «Компания полей и виноградников», и начали подыскивать участок, на котором можно было бы обосноваться. Обратились за советом к Яакову Абу. Он запряг лошадь и отвез гостей в Мей Мером. Оказавшись на месте, Фишель или Лейба (точные сведения до наших дней не дошли) копнул землю и случайно наткнулся на камень, на котором явственно просматривалась сделанная много веков назад надпись на арамейском языке. Цфатчане перевели ее на иврит: «Каждый, кто здесь обоснуется, оставит о себе добрую память». Представители Первой алии — выходцы из Межирича восприняли это как знак свыше.

История сионистского движения в фотографиях (в поселковом музее)

Старожилы Есод ха-Маала утверждают: именно благодаря пророческой надписи на камне, впоследствии перекочевавшем в один из музеев Парижа, их прадеды решили купить у Яакова Абу участок площадью 2000 дунамов и начали осваивать основы земледелия. Поселку дали новое название — Есод ха-Маала.

К концу 1884 года в поселке жили уже 12 еврейских семей: 36 человек в одном доме, разделенном перегородками! Между собой изъяснялись по-польски, по-русски и по-английски (один из первопроходцев прибыл в Эрец Исраэль из Америки).

Поселок находился в болотистой местности — малярия унесла жизни части первопроходцев. Впрочем, страдали еврейские крестьяне не только от болезней и голода: турецкие власти отказывались выдавать им разрешения на строительство. Части людей приходилось ютиться в постройках-времянках. Яаков Абу помогал первопроходцам всем, чем мог: теперь с евреями Межирича его связывала кровная связь — он женился на единственной дочери Арье (Льва) Любовского.

Переворот произошел в 1887 году: прибывший в Палестину барон Ротшильд взял земледельцев под свое крылышко. Служащие барона помогли первопоселенцам получить разрешения на строительство. Нанятый Ротшильдом агроном показал, как высаживают кусты роз, лепестки которых применяются в парфюмерной промышленности. Вскоре на угодьях «колонии» были высажены тутовые деревья.

Церемония закладки краеугольного камня Есод ха-Маала состоялась в мае 1890 года. Постепенно постройки-времянки сменили капитальные дома с черепичными крышами.

Часть тех домов дошла до наших дней.

В 1900 году здесь появился коровник, который должен был снабжать молоком и молочными продуктами все еврейские поселки Галилеи. И хотя торговля шла со скрипом, первопоселенцы во главе с Фишелем Соломоном продолжали развивать созданное на болотистой местности хозяйство.

В годы Первой мировой войны на основателей колонии обрушилось новое стихийное бедствие — нашествие саранчи. Посевам был причинен необратимый ущерб. К концу войны в мае 1916 года представители стран-союзниц — Франции и Великобритании подписали тайное соглашение, в котором были разграничены сферы их интересов на Ближнем Востоке. Назвали документ соглашением Сайкса-Пико — по имени представителя британского МИД Сайкса и французского — Пико.

После окончания войны в рамках соглашения британская армия выселила еврейских первопроходцев из «галилейского пальца» (ныне — поселок городского типа Метула). Французские власти в Палестине, однако, были настолько слабы и беспомощны, что жители Есод ха-Маала оказались на «бесхозной» территории: арабы беспрепятственно совершали на поселок набеги и воровали крупный рогатый скот. Пришлось установить в коровнике круглосуточное дежурство.

В 1920 году над жизнью еврейских земледельцев нависла новая опасность: в двух шагах от ишува французские воинские подразделения вели ожесточенные бои с бедуинами. Ситуация стабилизировалась только после установления в Палестине британского мандата и возвращения военных-англичан.

Во время арабского восстания 1929 года основателям Есод ха-Маала и членам их семей пришлось эвакуироваться в расположенный неподалеку кибуц Аелет ха-Шахар. Воспользовавшись этим, бедуины вторглись в поселок, разграбили имущество репатриантов и угнали скот. Англичанам удалось изгнать грабителей. По возвращении, однако, пришлось поселенцам начать жизнь с нуля, но ни набеги врага, ни эпидемии, ни войны, ни смена власти не сломили духа польских и российских евреев. «Эрец Исраэль — наша историческая родина, мы обязаны выстоять и, в конце концов, основать здесь свое национальное государство», — эта мечта объединяла, вдохновляла, придавала сил и стойкости.

К началу 30-х годов в ишуве проживали уже 35 семей.

В Войну за независимость Есод ха-Маала попал под ураганные обстрелы сирийской артиллерии: стреляли из пушек, доставленных на Голаны.

В 1949 году Есод ха-Маала одним из первых в молодом Еврейском Государстве получил статус местного совета. Поселку выделили дополнительные земельные участки, на которых тут же были высажены фруктовые сады.

Уроженцы Есод ха-Маала бесстрашно сражались в Шестидневную войну и в Войну Судного дня. Многих старожилов объединяют воспоминания о тяжелейших кровопролитных боях 1973-го года на Голанах и на Синайском полуострове у «китайской фермы».

Глава правительства Израиля Ицхак Шамир в Есод ха-Маала (1988 год)

В 1988 году Есод ха-Маала посетил глава правительства Ицхак Шамир. Результатом встречи и откровенной — на равных! — беседы со старожилами стало решение правительства обновить в поселке инфраструктуры и продолжить его расширение.

Ицхак Шамир в Есод ха-Маала (1988 год)

В 90-е годы силами Поселенческого отдела Всемирной сионистской организации (на том этапе он находился в подчинении Сохнута) поселок был капитально отремонтирован. На воротах старых домов, обладающих исторической ценностью, вывесили мемориальные таблички. Эти дома можно и сегодня видеть на улице, носящей имя Основателей — Меясдим. Во многих из них живут представители четвертого и пятого поколения «русских», польских и цфатских первопроходцев: им история сионизма в Эрец Исраэль известна не по книгам, а от дедов и отцов.

Общественное убежище, расположенное в непосредственной близости к местному отделению больничной кассы, — память о вражеских атаках последних лет, прежде всего — о Второй ливанской войне, в дни которой Есод ха-Маала стал мишенью чудовищных ракетных обстрелов. Поселок находится в непосредственной близости к границе с Южным Ливаном, на линии противостояния с «Хизбаллой».

Будущее — за дипломированными фермерами-интеллектуалами

— Сто из 550-ти семей, проживающих в нашем поселке, занимаются сельским хозяйством, — рассказал председатель местного совета Илан Ор. — В последние годы дети фермеров-старожилов в массовом порядке возвращаются в Есод ха-Маала. Большинство получили высшее образование в израильских и зарубежных вузах, но в конце концов, попытав счастья в крупных городах, решили пойти по стопам родителей и заняться сельским хозяйством. А почему бы нет? В Израиле аграрная отрасль сродни хай-теку — мы прямо с «колес» внедряем в производства самые передовые достижения науки и технологии завтрашнего дня.

Несмотря на то, что Есод ха-Маала находится на периферии, спрос на земельные участки, на которых можно построить дом, значительно превышает наши возможности, — продолжил Илан Ор. — Общеизвестно: о в Есод ха-Маала прекрасная школа и замечательные детские сады, дети получают здесь прекрасное образование. Поселок обладает колоссальным потенциалом — нужно его использовать! Если учесть, что израильская аграрная отрасль стремительно стареет — средний возраст фермеров стремится к 55-60 годам, Есод ха-Маала просто обязан одним из первых в Верхней Галилее пройти процесс омоложения — обеспечить молодых специалистов жильем.

— Я — за! — говорит Яир Шамир, сделав запись в своем рабочем блокноте. — Какие еще проблемы требуют безотлагательного решения?

— Себестоимость выращивания, сбора урожая, упаковки и маркетинга яблок и груш составляет от пяти с половиной до шести шекелей за килограмм, однако крупные торговые сети продают нашу продукцию по 10-15, а иногда и 19 шекелей, — с горечью рассказывают фермеры. — Искусственно завышенные цены препятствуют распродаже свежих фруктов — далеко не каждая израильская семья способна заплатить 18-20 шекелей за килограмм яблок или груш. В результате возникают «заторы»: торговые сети хранят плоды в холодильных камерах до тех пор, пока весь запас не будет продан, приостанавливая закупку у нас свежих фруктов. Фермерам, в отличие от торговых сетей, негде их хранить. Часть урожая, в получение и сбор которого вложен тяжелейший труд и огромные денежные средства, портится, гниет, а затем и уничтожается.

— Простите меня за резкость, — восклицает один из старожилов Есод ха-Маала, — но отношение торговых сетей к производителям — это просто свинство, потому что тень, в конечном счете, падает на фермеров — нас называют «паразитами», хотя мы вкладываем в производство немереные силы, работаем в выходные и праздники. Просим вас, Яир, инициировать закон, который обязал бы торговые сети указывать на каждой упаковке и на ценниках ту реальную сумму, которую заплатили за первоклассную продукцию непосредственно производителям — фермерам. Только посредством утверждения такого закона можно будет вернуть престиж профессии земледельца.

Авиhу Гардин — представитель пятого поколения земледельцев Есод ха-Маала, рассказал:

— Дедушка моей покойной мамы был тем самым агрономом, которого нанял барон Ротшильд в целях оказания первопоселенцам профессиональной помощи. В 1979 году, отслужив в армии и пройдя не одну войну, я вернулся в родной поселок, чтобы помочь отцу убрать урожай, да так и остался здесь навсегда и тоже стал фермером. Один из моих сыновей демобилизовался из армии девять лет назад, но построить дом для своей семьи в Есод ха-Маала он не может: нет свободных участков. Разве это справедливо? Если государство не позаботится о расширении нашего поселка, через несколько лет мы вконец состаримся, одряхлеем, однако продолжать дело моего прадеда будет некому.

— Именно для того, чтобы из первых рук получить информацию о стоящих перед вами проблемах, мы с генеральным директором Минсельхоза Рами Коэном еженедельно выезжаем в разные уголки страны, включая самые отдаленные, — говорит Яир Шамир. — Если вы будете полагаться на бюрократический аппарат, решение ваших проблем не сдвинется с мертвой точки. Повадки профессиональных бюрократов претят мне не меньше, чем вам: после демобилизации из ВВС я почти четверть века проработал в частном секторе, живущем по совершенно иным законам.

Относительно расширения Есод ха-Маала и строительства жилья для молодежи Яир Шамир сказал:

— Мы с Рами Коэном срочно обратимсяв Главное Земельное управление, чтобы добиться выделения Есод ха-Маала дополнительных участков, а затем окажем содействие в ускорении выдачи разрешений на строительство. Свою главную задачу мы видим в обеспечении преемственности поколений: ваши дети должны стать такими же земледельцами, как вы. Новое поколение фермеров гарантирует Израилю будущее: земля, которую некому обрабатывать, рано или поздно попадет в чужие руки. Допустить нечто подобное можно где угодно, за исключением Израиля, потому что здесь продолжается и усиливается битва за землю. Чтобы было кому сменить вас в аграрной отрасли, своей стратегической задачей мы видим оказание действенной поддержки израильским сельскохозяйственным школам. Нужно успеть в кратчайшие сроки профессионально подготовить для вас и ваших коллег по всей стране достойных преемников — грамотных, образованных и неравнодушных.

Уезжая из поселка Есод ха-Маала, основатели которого вписали ярчайшую страницу в историю Эрец Исраэль и сионистского движения, обращаю внимание на раскидистые корни деревьев и высоту стволов: кажется, что они подпирают небо. Ничего подобного не увидишь ни в каком другом населенном пункте страны: в большинстве городов и поселков самым старым деревьям максимум 60-65 лет, а в Есод ха-Маала — 130!..

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *