Леонид Шейнин: Патриарх Никон и его государственные идеи

 155 total views (from 2022/01/01),  1 views today

В конце концов Никона лишили патриаршего сана и сослали на Север. Но память о его претензиях на власть пережила самого Никона. Она самым непосредственным образом повлияла на политику Петра I по отношению к патриаршеству, причем эта политика была самой негативной.

Патриарх Никон и его государственные идеи

Леонид Шейнин

Патриарх Никон (1605-1681 гг.) известен в истории с двоякой стороны. Во-первых, как соправитель царя Алексея Михайловича. А во-вторых, как лицо, возглавившее исправление церковных книг (это последнее мероприятие, как известно, привело к гражданскому несогласию и к церковному расколу). Но в одной области обе стороны его деятельности сходились; это касалось внешнеполитического курса России[1] и её положения как ведущей державы среди народов, исповедовавших православие.

К середине XVII века, как и прежде, Россия претендовала на Смоленск и на некоторые другие области с православным населением, находившиеся под властью Польши. Идеологическое обоснование такого притязания могло быть только одно: культурная общность и единство веры по обе стороны границы. Но с верой не все было в порядке, и «вина» здесь была на стороне России. Дело в том, что долгое время в Московском государстве церковные книги переписывались без надлежащего контроля. В результате. они содержали ошибки, описки, пропуски, а иногда самовольные вставки переписчиков. Эти книги уклонялись от признанных образцов, причем некоторые уклонения получали даже официальное признание. В результате, Россия не была светочем православия.

Такое положение не устраивало просвещённые верхи общества (кружок боярина Ртищева), которые предлагали предпринять ревизию богослужебных книг. Такая работа начиналась, но ее следовало ускорить. Когда в 1652 г. пост патриарха освободился, на него был «продвинут» Никон, сторонник исправления церковных книг, известный своей решительностью и властностью. В целом Никон справился с поставленной перед ним задачей.

Никон же предпринял грандиозную стройку на реке Истре к западу от Москвы. Здесь предстояло воздвигнуть Новый Иерусалим (название сохранилось до наших дней). Рукотворные и природные святыни, напоминающие Иерусалим в Палестине, должны были привлечь сюда богомольцев не только из России, но также из Греции, Сербии, Болгарии, Молдавии, Валахии и других стран — не говоря уже о паломниках из соседней Украины и Белоруссии (Западной Руси). О величественности создаваемого комплекса можно судить по тем сооружениям, которые (после их реставрации и восстановления) дошли до наших дней. Никон явно демонстрировал свое стремление сделать Россию центром православного мира.

Но на этом пути он встретил немало подводных камней. Предпринимая исправление церковных книг, Никон вынужден был прибегнуть к помощи ученых монахов, которых приглашали из Греции, а также из Киева. Хуже обстояло дело с отечественными богословами. Так, известного впоследствии духовного лидера староверов протопопа Аввакума Никон отстранил от сверки книг, потому что Аввакум не знал греческого языка. Когда в Москве уже при правительнице Софье Алексеевне открыли Славяно-Греко-Латинскую академию (1686 г.), готовившую просвещенных церковных деятелей, руководство ею опять-таки было доверено приезжим. Выдвижение на первый план «варягов» поставило часть московского духовенства в оппозицию: сначала к Никону, а после его падения в 1666 г. — ко всей начатой им реформе по пересмотру церковных книг. Своё отрицательное отношение к реформе оппозиция передавала пастве.

У последней были и свои поводы противиться новшествам Никона. Помимо обычного человеческого консерватизма, у недовольных было задето то, что можно назвать патриотической струной. Доводы этих лиц до нас не дошли, но их не трудно воспроизвести. Они могли возразить реформаторам примерно таким образом: «Вот вы, умные и образованные, вы молитесь по правильным книгам. К чему же вы пришли? Разве не вас покорили турки? А вот мы, не просвещенные вами, молимся по своим якобы неправильным книгам, и чего достигли? Мы живем в Великой России, сильной и всеми почитаемой. Мы молимся так, как и наши отцы, а вы хотите сделать нас отступниками. Но этому не бывать!» Разумеется, так рассуждали наиболее решительные противники новшеств, но их доводы должны были передаваться и другим. Именно эти идеологические брожения дали начало последующему гражданскому несогласию, которое вошло в историю под названием Раскола.

Но причины Раскола глубже. Поскольку они освещены в истории недостаточно, на них надо остановиться подробнее.

Для сопротивления Никоновским новшествам в обществе существовала и политическая причина. В Московском государстве центрами местной общественной жизни обычно служили приходские церкви; здесь действовала своя, как мы бы сказали, общественность, выдвигались свои авторитеты. При этом миряне прихода имели не меньший вес, чем пастырь; нередко именно они выбирали себе священника. Тот же Аввакум, который в молодости был сельским священником, вынужден был дважды покидать свой пост из-за несогласия со своими приходами. Но все эти порядки претерпели серьезную ломку, как при Никоне, так и после него.

Ко второй половине XVII века в России сложилась более или менее умелая бюрократия, о которой можно судить по рукописи бежавшего в Швецию подъячего Григория Котошихина (в Швеции эта рукопись была впоследствии напечатана; затем она была опубликована в России). Наличие бюрократии позволило централизовать управление страной. Хотя централизованное управление нередко приводило к тому, что называется казёнщиной и формализмом, верховная власть предпочитала этот способ, ибо ей легче было проводить свои мероприятия с помощью послушного ей аппарата. Последний же не всегда считался с местными особенностями и местными интересами. В линию проводившейся централизации священников стали назначать сверху. Всё это привело к тому, что влияние приходов на местные дела резко упало; неформально существовавшее самоуправление оказалось ликвидированным. Но такое положение не могло не вызывать сопротивления.

В истории самоуправления в России второй половины XVII века можно видеть некоторую аналогию с близкими по времени событиями в некоторых других странах, в частности в Англии, В этой стране попытки королевской власти ввести жесткую централизацию управления натолкнулись на сопротивление приходов, отстаивавших свою самостоятельность. Столкновение двух сил вылилось в гражданскую войну, первый этап которой закончился поражением короля Карла I и его казнью в 1649 г. В революции, возглавляемой Кромвелем, победили сторонники независимости церкви от государства — индепенденты (в переводе с английского, «независимые»). Но в России, как известно, защитники местного самоуправления, получившие название староверов, были политически разгромлены. В некоторых случаях они оказывали вооруженное сопротивление, как это продолжалось несколько лет в стенах Соловецкого монастыря, но в целом это их не спасло.

Протопоп Аввакум, ставший противником новшеств Никона, был в конце концов сослан на Север в Пустозерск, а в 1681 г., уже при царе Фёдоре Алексеевиче, сожжен там заживо вместе с тремя своими последователями. Среди предъявленных ему обвинений было и такое: возводил «великие хулы на Царский дом». Его непреклонный характер и его трагическая судьба до некоторой степени напоминают библейского Иоанна Крестителя.

Что касается Никона, то его появление на государственном поприще не было уникальным явлением. В своё время значительное влияние на государственные дела оказывал митрополит Алексий, современник Московского князя Дмитрия (впоследствии Донского). Патриарх Иов много способствовал избранию на царский престол Бориса Годунова. Молодой царь Михаил Романов официально правил вместе со своим отцом — патриархом Филаретом. В этом ряду Никон отличался тем, что в тандеме с царем он явно претендовал на первенство. Так, он сравнивал царскую власть с луной, а власть патриарха с солнцем; утверждал, что «священство выше царства». В конце концов Никона лишили патриаршего сана и сослали на Север. Но память о его претензиях на власть пережила самого Никона. Она самым непосредственным образом повлияла на политику Петра I по отношению к патриаршеству, причем эта политика была самой негативной. В глазах Петра, Никон в России в политическом плане был аналогом Римского папы.

Правда, другому патриарху, Иоакиму, Пётр мог быть только благодарен. Когда в 1682 г. умер бездетный царь Фёдор Алексеевич, государственные мужи колебались, кого из братьев умершего провозгласить царем: старшего болезненного Ивана или младшего бойкого Петра. Сомнения преодолел патриарх, высказавшись за Петра. (Правда, уже через три недели, в ходе первого Стрелецкого бунта, царями пришлось провозгласить обоих братьев при правительнице — их сестре Софье.) Но следующий патриарх Адриан (которого «продвинула» в 1690 г. мать Петра — Наталья Кирилловна) оказался оппонентом Петра, ставшего к тому времени царем. В 1697 г. когда Петр учился кораблестроению в Голландии, патриарх писал к нему, требуя возвратиться домой. В следующем году, когда будучи в Москве, Петр направлялся на площадь для казни мятежных стрельцов, патриарх пытался остановить его с иконой в руке. В своем завещании Адриан резко высказывался против приглашения иностранцев на русскую службу. Всё это привело к тому, что после 1700 г., когда патриарх умер, новых выборов Петр не назначал, а для руководства делами церкви учредил Священный синод, который постарался превратить в обычное государственное учреждение.

Нельзя сказать, что Петру были чужды внешнеполитические устремления патриарха Никона. Об этом свидетельствует его Прутский поход 1711 г. с явным намерением оторвать от Турции некоторые области с православным населением в современной Молдове и Румынии. Однако этот поход был плохо подготовлен и в политическом, и в военном отношении. Он окончился невыгодным для России миром с Турцией; вместе с Петром из Молдавии в Россию ушел князь Кантемир и еще несколько десятков человек.

Но историческая память о претензиях Никона на власть никогда не покидала Петра. Для борьбы с подспудными требованиями о восстановлении патриаршества, он мобилизовал своих приближенных, вместе с которыми устраивал что-то вроде «шутейных» представлений, где высмеивал «папизм». При этом Никита Зотов должен был пародировать фигуру патриарха Никона.

Как известно, патриаршество в России было восстановлено только в 1917 г., уже после падения самодержавия, в промежутке между Февралем и Октябрем.

 


[1] Термин «Россия» был официально закреплён Петром I вместо названия «Московское государство».

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Леонид Шейнин: Патриарх Никон и его государственные идеи

  1. Поправка. Аввакум был сожжён в апреле 1682 г., в последние дни жизни царя Фёдора Алексеевича.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *