Илья Никберг: Медики-евреи на фронтах Великой Отечественной войны

 460 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Смертность медицинских работников (главным образом обслуживавших передовую линию фронта) была высокой, она находилась на втором месте после бойцов срелковых и других полевых частей. Всего за годы войны потери среди военнослужащих медиков составили около 211 тысяч человек…

Медики-евреи на фронтах Великой Отечественной войны

(К 70-й годовщине Великой Победы)

Илья Никберг

В достижении исторической Победы над немецким фашизмов внесли свой вклад многие народы Советского Союза, США, Англии, Франции, Югославии и других стран. Общепризнано, что решающее значение в этой интернациональной Победе принадлежало СССР. Но вопрос об участии в военных действиях отдельных этнических групп его населения нередко становится предметом низкопробных политических спекуляций, лживых инсунуаций, проявлений национал-шовинизма Прошло уже 70 лет после победоносного окончания ВОВ, но и по сей день мы встречаемся с их рецидивами. Как часто, например, высказываются упреки, искажающие участие и роль евреев в прошедшей войне, их самопожертвование и героизм. Избитым клише было и продолжает оставаться клеветническое антисемитское утверждение «Евреи воевали только на Ташкентском фронте».

Ефим Дыскин

Обратимся, однако, к официальным документам. По справке Центрального Архива Вооруженных Сил СССР, во время войны в Красной Армии насчитывалось более 500 тысяч воинов-евреев,в том числе около 170 тысяч офицеров и более 330 тысячи солдат, матросов и сержантов. Погибли в боях, умерли от ран и болезней 198 тысяч военнослужащих-еврев, что составляет 35% от общего их числа. 131 воину-еврею было присвоено звание Героя Советского Союза (в пересчете на сто тысяч населения второе место (6,83) после русских (7,66)). 14 человек стали полными кавалерами Ордена Славы. Широко известен подвиг рядового-артиллериста Ефима Дыскина, за прояленный им героизм по личному представлению маршала Г.К. Жукова получившему Звание Героя Советского Союза (по окончании ВОВ он окончил Военно-Медицинскую Академию, стал генерал-майором медицинской службы, начальником кафедры академии).

Полина Гельман

Одной из женщин-летчиц, удостоенных звания Героя была еврейка Полина Гельман. Мало кто знает, что руководителем героической обороны Брестской крепости был комиссар Ефим Моисеевич Фомин. Всего же в числе защитников крепости было 14,0% евреев.

Уместно спомнить о том, что евреи участвовали в боевых действиях русской армии и в предшествовавшие войны. По приводимым в военно-исторической литературе сведениям, среди врачей участвовавших в этих войнах более 400 были евреями. В т.ч. в войне 1812 г. — 4, в русско-турецкой — 22, русско-японской — 55, первой мировой — 320.

В представлении о награждении шести еврейских врачей за работу в госпиталях во время Крымской войны орденами Св. Станислава, военный министр России указывал, что «Врачи еврейского происхождения Розен, Маргулис, Шорштейн, Бертензон, Дрей и Пинскер явили собой блистательный пример бескорыстия и самоотвержения».

И ныне особо справедливо звучат опубликованные 1858 г. в журнале Военного ведомства России «Русский инвалид» слова «Военному ли забыть о евреях или сказать о них укорительное слово, когда в рядах русской армии есть тысячи евреев, честно и верно исполняющих свой долг государю и отечеству, и когда твердыни многострадального Севастополя, наравне с кровию русских, обагрены также кровию еврейских солдат» ».

В период Первой мировой войны Московские газеты ежедневно печатали списки награжденных воинов, и в них всегда были еврейские имена. В номере одной из газет от 31 декабря 1914 г. сообщалось, например, что в московском лазарете «градоначальник Москвы генерал-майор Андрианов вручил медали на Георгиевской ленте вольноопределяющимся Бернштейну Хаиму Исааковичу и Гольденблюму Айзику Менделевичу».

В период после окончания Гражданской и началом Великой Отечественной войн, медицинская служба Красной Армии под руководством З.П.Соколова была существенно реорганизована и усовершенствована. Восстановила и улучшила свою работу Военно-медицинская академия. Были созданы новые военно медицинские заведения. В 1929 г и позднее в Академии создаются кафедры военно-медицинских дисциплин (военно-полевой хирургии, эпидемиологии с курсом дезинфекции, военной гигиены и др.). В 1939 г. создаются Куйбышевская военно-медицинская академия, военные факультеты при 2-м Московском, Саратовском и Харьковском мединститутах. В 1938 г. в 1-м Ленинградском мединституте образуется военно-морской факультет, в 1940 г. преобразованный в Военно-морскую медицинскую академию. В 1939 г. начинает работу Киевское военно-фельдшерское училище. Возрастание роли военной авиации обусловило необходимость создания в 1936 г. Института авиационной медицины ВВС Красной Армии, в 1939 г. при Центральном институте усовершенствования врачей (ЦИУ) создается кафедра авиационной медицины. Кадры военных врчей пополнялись и выпускниками гражданских медицинских иснтитутов. Так, среди выпускников Киевского медицинского института были, например, будущий генерал И.И. Ставицкий, врач кавполка капитан Р.Д. Габович и многие другие.

Известно однако, что в начальный период войны, Красная Армия и её военно-медицинскаая служба понесли огромные и трагические потери. Даже не вступив в непосредственный контакт с противником погибли многие тысячи солдат и офицеров, уже в первые сутки были уничтожены крупные соединения авиации, танков, артиллерии, средств связи и транспорта, сотни госпиталей и других медицински объектов. Приведем одно из свидетельств сложного положения фронтовой медицинской службы в начале военных действий. В донесении (30 июня 1941 г.) начальника военно-санитарного управления Западного фронта бригадного врача (впоследствии генерал-лейтенанта) М.М. Гурвича читаем:

«В процессе боевых действий все санитарные учреждения, дислоцированные на территории западной и частично восточной Белоруссии не смогли достаточно отмобилизоваться. В результате фронт лишился 32 хирургических и 12 инфекционных госпиталей, 13 эвакоприемников, 7 управлений эвакопунктов, 3 автосанитарных рот, 3 санитарных складов, 3 управлений госпитальных баз армии, эвакогоспиталей на 17 000 коек и 35 различных других санитарных частей и учреждений. Их имущество осталось в пунктах формирования и уничтожено пожарами и бомбардировками противника. В войсках и санитарных учреждениях фронта большой недостат медиков, перевязочных материалов, наркотических средст и сывороток».

Неподготовленность и потери Армии и её медицинской службы к началу войны обясняются многими причины. По мнению военных историков, основной являлись крупнейшие военно-политические просчеты руководства страны и лично И.Сталина. Сейчас уже не секрет, что они усиленными темпами готовили страну и Красную Армию к военным действиям на территории Западной Европы. Результатом такой ориентации стала ошибочная концентрация людских резервов, вооружения, материально-технических средств (в том числе и военно-медицинской службы) в западных регионах страны.

Но Гитлер опередил Сталина и вопреки планам последнего первым нанес неожиданный удар 22 июня 1941 г. Около 40 % от всего количества врачей и 36% от численности больничных коек, были сосредоточены в западных областях Советского Союза и уже в первые дни войны оказались под ударом и захвачена наступающими частями противника. Многие находившиеся в этих районах военные врачи погибли или были пленены. Среди плененых, а затем чудом выживших, был, например, майор медицинской службы, будущий профессор-гигиенист Р.Д.Габович. Известно, например, что в декабре 1941 г. только в Кременчугском лагере по указанию немецкого главврача лагеря Орлянда после долгих издевательств были расстреляны более 20 евреев врачей-военнопленных.

На начальном этапе военных действий основная нагрузка пала на медицинские пункты, отдельные медицинские батальоны дивизий и небольшое количество полевых и гарнизонных госпиталей. Их персоналу пришлось выполнять работу, намного превышавшую рассчитанную на коечную вместимость этих учреждений. Так, например, в Тернопольский гарнизонный госпиталь, рассчитанный на 200 коек, только за 5 дней (с 22 по 27 июня 1941 г.) поступили около 5000 раненых, что более, чем в 20 раз превышало штатные возможности госпиталя. Помимо ошибочной военно-политической ориентации, немалое отрицательно значение имело и ослабление руководства и профессионализма медицинской службы вследствии известных необоснованных массовых репресий, коснувшихся также гражданского и военного здравоохранения.

Г.С. Каминский

В 1938 г., проявивший гражданское мужество открытой критикой сталинских репрессий, был арестован и растрелян первый Главный санитарный врач, затем первый народный комиссар здравоохранеия СССР Г.Н. Каминский. Из рядов Красной Армии были уволены многие опытные специалисты-медики. В жернова этих репрессий попали и известные военные медики, работавшие на Украине. Среди них — бывший начальник военно-санитарного управления Киевского особого военного округа, затем народный комиссар здравоохранения Украины С.И. Канторович и начальник военно-санитарного управления округа военный врач 1-го ранга (полковник) Н. С. Кантер. С.И. Канторович был расстрелян. Последующая судьба Н.С. Кантера, арестованного в новогоднюю ночь 1938 г., осталась неизвестной.

Хотя к началу войны в Армии было около 12500 войсковых врачей, количество это оказалось совершенно недостаточным для обеспечения потребностей фронта. Существенно возросла эта потребность и в результате безвозвратных потерь в первый период войны. Только В 1941 г. погибли около 4500 офицеров-медиков. На одном лишь Ленинградском фронте за первый год войны на были убиты 1130 санитаров и санитаров-носильщиков, ранены 2454. Во время этой войны погибли более 85 тысяч медиков. Из них более пяти тысяч врачей, более девяти тысяч средних медицинских работников, более двадцати трёх тысяч санитарных инструкторов, почти что пятьдесят тысяч санитаров и санитаров-носильщиков. Поэтому, одной из актуальнейших проблем стало восполнение потребности во врачах для фронтовой медицины. Помимо Военно-медицинской Академий и военных факультетов нескольких медицинских институтов, ими стали выпускники обычных и ускоренных выпусков практически всех высших медицински учебных заведений. В процессе мобилизации гражданских медиков из запаса были призваны свыше 80 тысяч человек. В числе мужчин и женщин, выпускников медицинских институтов, в полевых и фронтовых госпиталях, наряду с другими, стали работать и молодые врачи-евреи (их были тысячи).

Геня Ткач

Приведем воспоминания одной из выпускниц КМИ, военного врача Гени Ткач. Родилась она в 1919 г. в с. Новопавловка Одесской области. В 1937 году, после окончания средней школы поступила в Киевский медицинский институт.

«В июне 1941 года я сдала экзамены за 4-й курс.. 22-го июня встала рано, чтобы собрать вещи к поездке домой. Уже вечером того же дня студентов мединститута отправили на киевский вокзал, куда прибывали с западной границы первые эшелоны с испуганными и растерзанными беженцами, мы занимались разгрузкой и сортировкой прибывших. В июле мы нас участвовали в рытье противотанковых рвов на западных подступах к городу. В августе мы вернулись в город, который подвергался ежедневным бомбежкам.. Несколько десятков ребят с нашего курса по их желанию отправили на фронт «зауряд-врачами». Ректор мединститута Л.И. Медведь отдал распоряжение эвакуировать институт вглубь страны. В октябре сорок первого года эшелон со студентами и преподавателями института прибыл в Челябинск. На улицах уже лежал снег, а мы все были в летней обуви и одежде. Возобновились занятия, каждый день в течение 8-10 часов мы занимались в институте, а по ночам подрабатывали дежурствами в госпиталя. На последнем пятом курсе мы усиленно изучали военно-полевую хирургию и оказание первой помощи в полевых условиях. 12/8/1942 после сдачи последних экзаменов состоялся выпуск из института, а еще через пять дней меня призвали в армию, в госпиталях которой я прослужила до окончания войны».

Кроме выпускников, солидным резервом стали и уже работавшие гражданские врачи. Вот один из многих других подобных примеров — список врачей небольшого украинского города Никополя, участниц Великой Отечественной войны — Амбург Римма Львовна, Гросман Раиса Львовн, Каплан Мария Зиновьевна, Марик Клара Иосифовна, Коган Римма Исааковна, Пилькина Тамара Элевна, Розина Фаина Абрамовна, Элинсон Ева Борисовна и др. Всего же за годы войны было призвано 165 тысяч человек, из них 80 тысяч врачей. К 1 января 1943 г. укомплектованность действующих фронтов врачами была повышена до 95%, фельдшерами — до 98%, старшими операционными сестрами — до 96% и младшими медсестрами — до 94%.

По доктрине, принятой в военно-медицинской службе армии (все годы войны её успешно воглавлял генерал-полковник Ефим Иванович Смирнов) была реализована этапная структура оказания медицинской помощи раненым. Основнми её звеньями были — первичная помощь непосредственно в боевых условиях, сборно-сортировочные пунты, сортировочно-эваукационные и другие фронтовые и тыловые госпитали. В них осуществлялась квалифицировання врачебня медицинская помощь и благодаря им значительная часть раненых была излечена и возвратилась на фронт. Таких госпиталей были тысячи.

В.Е. Гиллер

К числу тех, которые работали наиболее успешно и неоднократно поощрялись начальством относится и сортировочно-эвакуационный госпиталь СЭГ № 290, который все годы войны с 1941 по 1945 успешно возглявлял майор (полковник) Вильям Ефимович Гиллер, до того уже имевший семилетний стаж службы в Красной армии. Госпиталь был рассчитана на одновременное обслуживание более 950 раненых и обладал для этого почти тысячным медицинским и вспомогательным персоналом. В его составе были и медики-евреи (главный хирург майор М.Я. Шур, ряд других врачей и медсестер).

Многие гражданские врачи-евреи погибли непосредственно в боевых условиях. Вот краткий рассказ об одном из них. Рапопорт (Рапипорт) Самсон Иосифович. Родился в 1915 году в Нижнем Новгороде. Трудовую жизнь начал в качестве слесаря-лекальщика, затем контролера по приеме авиамоторов. В 1938 г. кончив рабфак пединститута он поступил на санитарно-гигиенический факультет Горьковского мединститута. Сочетал учебу с работой на скорой помощи, начиная с 3 курса увлекся хирургией, часто ассистировал на операциях. 7 мая 1942 года, досрочно выпущен из института и направлен в действующую армию. Капитан С.И. Рапопорт воевал на Сталинградском фронте. Погиб при взрыве немецкой авиабомбы. Имя С.И. Рапопорта высечено на Мамаевом кургане в г. Волгограде (доска N 4).

Известна роль медиков-евреев в партизанском и диверсионном движении в тылу врага. Ведущим врачом знаменитого отрядя медведева Д.И.Медведева был А.В. Цессарский. В партизанском отряде №106 в Белоруссии («Семейный отряд Зорина») работали врачи — евреи М.Гирш, Ф.Васкович, Р.Лившиц, Р.Раппопорт, Д.Фридман, Л.Пахуцкий, фельдшера и медсестры А.Гольбурт, О.Лейбович, Р.Гирш, более половины из них — женщины. Несмотря на недостаток медикаментов высококвалифицированные врачи отряда нередко приглашались в другие отряды, обслуживали и гражданских лиц. Медсестрой одного из партизанских отрядов была Фэй Шульман. Родилась в 1919 г. в многодетной еврейской семье в Польше. 14 августа 1942 года немцы убили 1850 евреев из гетто, в том числе родителей Фэй, сестру и младшего брата. Фэй удалось бежать в леса и присоединитья к партизанской группе, состоящей в основном из беглых советских военнопленных.

Медицинские сестры-подруги Алесандра Митрофанова, Эсфирь Гуревич и Наташа Безукладникова (снимок 1944 г.)

В истории ВОВ сохранились поразительные примеры героизма медсестер и санитарок -евреек, проявленные ими на передовой линии фронта. Вспомним об одной из них — Ленине (Лене) Варшавской, судьба которой — это судьба многих её ровесниц. Процитируем некоторые выдержки из статьи о ней (А. Доброволський, «Московский Комсомолец» 5 мая, 1911 г.). Лена появилась на свет в 1925 г в прославленном Гоголем украинском местечке Диканька. Когда Германия напала на СССР, Варшавские поехали на восток — в эвакуацию. Однако уже в начале этого долгого пути Лена вдруг исчезла — вышла на станции и не вернулась.

Лена Варшавская

16-летняя будущая виолончелистка, не предупредив никого, решила отправиться добровольцем на фронт. “Прости, но сейчас звучит другая музыка”, — так кончалась записка, которую она тайком положила в карман маминого костюма. Оказавшись в действующей армии Лена стала медсестрой. В представлении на награждении её орденом «Красная Звезда» (ранее она уже получила медаль «За боевые заслуги) есть такие строки:

«В бою 20 июня 1944 г., будучи серьезно раненной, гвардии старшина Варшавская, превозмогая боль, оказала первую медицинскую помощь тяжелораненым (двум командирам взводов, двум сержантам, пяти рядовым) и эвакуировала их с поля боя. Оставалась в строю до тех пор, пока командир подразделения не приказал ей немедленно убыть в госпиталь».

Оправившись от ранения, вернулась в минометный полк и даже успела устроить личную жизнь. Избранником молоденькой сестрички стал один из спасенных ею бойцов — Юрий Горбатый. Под пулями немецкими вытащила его, раненого, к своим, перевязала, отправила в медсанбат, потом навещала несколько раз и сама не заметила, как влюбилась в парня. Шли бои за Таллин. Поздно вечером 22 сентября, во время переброски на новую позицию, колонна гвардейских минометов попала под вражеский обстрел, во время которого Ленина погибла. Гвардейцы-минометчики похоронили любимую сестричку неподалеку от места её гибели, во дворе костела. А позднее прах Ленины Варшавской был перенесен на площадь Тынисмяги в центре Таллина, в братскую могилу, над которой установили фигуру Бронзового солдата. Но уже в наше время, в 2007-м, Бронзовый солдат и братское захоронение под ним оказались в центре скандальной истории: эстонские власти сочли мемориал помехой и решили памятник перенести в другое место. Начались митинги протеста, пикеты, поиски родственников тех, чьи останки погребены на Тынисмяги. Оставшийся в живых двоюродный брат Ленины, В.Ф. Парнес получил разрешение забрать останки сестры для перезахоронения в другом месте. Но где? Из трех появившихся к тому времени вариантов — в Москве, на Украине (из Киева прислали обращение более 200 ветеранов) или в Израиле. В.Ф.Парнес выбрал Святую землю. Лену хоронили на самом почитаемом кладбище Иерусалима с воинскими почестями. В церемонии приняли участие подразделения всех родов ввойск израильской армии, дипломаты, сотрудники российского посольства.

Похороны останков медесестры Л. Варшавской в Иерусалиме

А недавно о Л. Варшавской стала известна и такая история. Один из вытащенных ею с поля боя раненых, командир подразделения “катюш” Карасев, незадолго до того стал отцом — жена родила девочку, которую назвали Катей. Приехав домой на побывку из госпиталя, полковник Карасев сразу же пошел в ЗАГС и переменил своей дочке имя: отныне она стала Леной. В семье все знали, что это — в честь медсестры Ленины-Елены Варшавской, спашей Карасева лт смерти на поле боя.

Велик был и вклад медицинских сестер санитарных поездов и эвакогоспиталей. Благодаря хорошо скоординированным действиям всез звеньев медицинскких работников фронта и тыла, проявленными ими патриотизму и самоотвердженности, в ходе ВОВ были достигнуты уникальные результаты — излечены и возвращены в строй действовашей Армии 75% раненых и больных, несмотря на очень сложные условия, и на фронте, и в тылу были предотвращены вспышки эпидемических заболевания. Объективный анализ показывает, что такие результаты в значительной мере были достигнуты и благодаря непосредственному вкладу в их реализацию медиков-евреев в рядах руководящего звена медицинской службы армии.

В этом звене были более 25 генералов-евреев. Особо следует отметить, что двое из них были награждены и полководческими орденами. Это — М.М. Гурвич (орденом Кутузова) и А.Е. Песис (орденом Суворова 2 степени). Руководителями и главными специалистами общеармейской и фронтовой военно-медицинской службы в период ВОВ были: генералы И.Бабчин, В.Баудер, М.Бершадский, В.Бялик, А.Вайнштейн, Д.Верховский, М.Вовси, М.Гурвич, М.Ицкин, В.Левит, М.Неменов, А.Песис, Л.Ратгауз, С.Рейзин, Б.Сигал, М.Славин, А.Соколов, И.Ставицкий, Л.Ходоров, А.Фрумкин, Е.Фрид, М.Шамашкин, Я.Шерешевский, М.Шрайбер, Д.Энтин, полковники Ю.Берингер, Э.Гельштейн, Е.Гинзбург, Г.Гуревич, Б.Залкинд, В.Кофман, Л.Мойжес, П.Сельцовский, Д.Соколовский и другие. Особо следует упомянуть начальника медслужбы военно-морских баз Одессы и Севастополя полковника М.Зеликова и начальника медслужбы легендарной базы «Ханко» подполковника М.Ройтмана.

В.С. Левит

В условиях войны приоритетное значение в оказании медицинской помощи раненым принадлежало врачам-хирургам. Хирургическую службу фронта возгдавлял профессор Н.Н. Бурденко, его первым заместитем все годы войны был генерал-лейтенант В.С. Левит. Однако уже в начале войны стала очевидной медицинская необходимость широкого привлечения к лечению врачей терапевтического профиля. Была введена должность Главного терапевта Красной Армии, на которую проконсультировавшись с известными специалистами, начальник ГВСУ генерал-полковник Е.И. Ефимов назначил профессора, генерала М.Е. Вовси. Ему, в частности, принадлежит большая роль в развитии военной терапевтической науки. Он был автором опубликованных в годы войны книг » Вопросы военно-полевой терапии» (1941), «Организация и принципы терапевтической помощи в тыловых эвакогоспиталях» (1942), «Нефриты военного времени» (1943), «Об особенностях клинической патологии в период войны» (1944), «Органы дыхания и кровообращения при ранениях грудной клетки» (1947) и др. Под руководством М. С. Вовси и при его непосредственном участии в период войны были проведены 23 фронтовые и армейские научные конференции. Весьма активное участие в оказании медицинской помощи раненым и больным приняли её руководители — евреи, выходцы с Украины. В их числе были:

Песис Алексанр Евсеевич. Генерал-майор, с 1945 г. генерал-лейтенант. Родился 10 июля 1898 года в Киеве в семье служащего. В ходе ВОВ — началь­ник санитарного управления Северного флота, Ленинградского, Волховского, Карельского, 1-го Дальневосточного фронтов. Верховский Давид Наумович. Генерал-майор. Родился в 1899 г. в г.Кременчуге Полтавской области. Почти 16 лет после окончания института находился на медико-административной работе. С 1928 г., более 10 лет возглавлял здравоохранение одного из крупнейших промышленных центров Донбасса — г. Макеевки. С началом советско-финляндской войны Д.Н. Верховского призывают в армию и назначают начальником санитарного отдела Ленинградского военного округа, (одновременно, с оставлением в рядах Красной Армии) заместителем наркома здравоохранения России. С июля 1941 Д.Н.Верховский -— начальник военно-санитарной службы Ленинградского фронта. Ставицкий Иосиф Исаакович. Генерал-майор. Родился в 1902 г. в Киеве, где окончил реальное училище, затем учился в Киевском медицинском институте, который окончил в 1926 г. С 1928 г в рядах Красной Армии. Начальник с анитарной службы 57-й армии Сталинградского фронта, начальник санитарной службы 4-го Украинского фронта. В послевоенные годы, в течение 7 лет возглавлял военную кафедру Киевского медицинского института, заложил основы военно-медицинского образования в этом ВУЗе. Опыт этой кафедры нашел полезное развитие и применение также и при формировании самостоятельной структуры военно-медицинского образования Украины после 1991 г. Левит Владимир Семенович. Генерал-лейтенант. Родилсян в 1883 г. в селе Талалаевка Киевской губернии. Окончил гимназию в г. Прилуках, затем учился в Кенигсбергском университете, который окончил в 1906 г., после чего успешно сдал положенные квалификационные экзамены и получил врачебный диплом в Харьковском университете. В течение более 25 лет (с 1926 по 1953 г.) возглавлял кафедру госпитальной хирургии 2-го Московского медицинского института.. Все годы ВОВ В.С..Левит на посту заместителя главного хирурга Красной Армии. Как отмечал Е.И.Смирнов, он

«… активно участвовал е в организации хирургической помощи в Красной Армии, проводил большую консультационную и организационную работу во фронтовых и армейских госпиталях. Особенно большую работу он провел на 1-м Белорусском фронте, где почти без перерыва находился и руководил организацией специализированной хирургической помощи во время всех больших наступательных операций 1944-1945 гг.»

Мордкович Моисей Львович. Полковник. В период ВОВ — главный терапевт Юго-Западного, Сталинградского, Калининского и 1-го Прибалтийского фронтов, по её окончании — главный терапевт Прибалтийского военного округа. Как отмечал ставший впоследствии заместителем Министра здравоохранения СССР, генерал А.И. Бурнязян (отвечал за медицинские аспекты атомной и космической программ), М.Л. Мордкович,

«много сделал для создания нормальных условий эффективного лечения больных в армейских и фронтовых госпиталях, что позволило предотвратить эвакуацию многих солдат и офицеров в тыловые госпиталя и ускорить возвращение их в строй».

Главным терапевтом Северо-Западного фронта был директор терапевтической клиники Днепропетровского медицинского институту, профессор Борис Александрович Залкинд, в 1943 г. опубликовавший работу «Терапевтической помощи на этапах эвакуации». Известный киевский терапевт, основоположник украинской школы терапевтов-гематологов, профессор Давид Наумович Яновский, с первых дней войны в Действующей Армии.В 1942-1945 гг.— главный терапевт Юго-Западного и 3-го Украинского фронтов, в 1945-1946 гг. Южной группы войск.. Одним из создателей отечественной военно-морской терапии является академик АМН СССР, заслуженный деятель науки Украины, полковник медицинской службы Михаил Александрович Ясиновский. Родился в 1899 г. в Одессе, с золотой медалью окончил гимназию, и после окончания медицинского института почти 40 лет работал врачом-терапевтом, пройдя путь от клинического ординатора до заведующего кафедрой медицинского института. В годы ВОВ М.А. Ясиновский, в 1941-1942 гг. на должности начальника терапевтического отделения госпиталя. С января 1943 г. и до окончания войны — главный терапевт Черноморского флота. Среди опубликованных им важная в военно-терапевтическом отношении о «Язвенная болезнь в военное время и вопросы военно-врачебной экспертизы при ней», Его именем названа клиника факультетской терапии Одесского медицинского института и одна из улиц Одессы. Из далеко неполного перечня многих других крупных специалистов Украины упомянем еще А.А. Айзенберга, М.М. Губергрица, О.Я. Губергрица, Г.И. Бурчинского, В.М. Коган-Ясного, Р.О. Лурия, О.Я. Могилевича, И.Г. Туровца, О.И. Франкфурта, С.Я. Штейнберга, Н.Б. Щупака, и многих другие. В их числе — главные терапевты фронтов, флотов, армий, консультанты и ведущие терапевты различных госпиталей и госпитальных баз.

Характеризуя вклад медиков в Победу в ВОВ нельзя ограничиться только бесспорно выдающимися заслугами военных медиков. «Всё для фронта, всё для Победы!», «Тыл и фронт — едины!». Эти лозунги буквально вдохновляли на самоотверженный, изматывающий труд и гражданских медиков, работавших в тылу.

Постановлением Государственного комитета обороны СССР от 22 сентября 1942 г. все эвакогоспитали в тыловых районах страны (кроме госпиталей Народного комиссариата обороны) были переданы в ведение Наркомздрава СССР. Помимо работы в тыловых госпиталях, на плечи гражданского здравоохранения легло обслуживание рабочих и служащих предприятий и населения, эвакуированного на Восток. Ведь общее количество эвакуированных всеми видами транспорта составило не менее 17 миллионов человек, к лету 1942 года 1200 из 1523 крупных эвакуированных оборонных предприятия уже начали выдавали продукцию, работы в цехах шли в три смены‚ порой в неотапливаемых помещениях. Не секрет, что евреи–директора и главные инженеры возглавляли 20 (3% оборонных: авиационных, танковых, артиллерийских и др.) предприятий. Одной из важнейших задач тыловой медицины являлась работа по профилактике возникновения эпидемий. Война обусловила миграцию многотысячных людских масс, сочетавшуюся с нехваткой жилья, антисанитарными условиями быта, плохим питанием. Учитывая подчиненность эвакуированных предприятий и учреждений разным ведомствам, с целью повышения ответственности и эффективности мероприятий по профилактике эпидемий в местах их дислокации. Постановлением Государственного Комитета обороны, в феврале 1942 в крупных городах и промышленных центрах были созданы местные Чрезвычайные противоэпидемические комиссии (ЧПК), обладавшие весьма широкими и обязательными к исполнению административными полномочиями. Обычно в состав ЧПК помимо представителей прокуратуры, милиции, СМИ и др. входили и врачи — руководители местного здравоохранения, санитарных станция, лечебных учреждений. Такие комиссии весьма продуктивно работали не только в период войны, но еще почти 10 лет после её окончания.

Непосредственно участвуя в боевых действиях на передовой линии и прифронтовой зоне, погибли многие мирной медицинской профессии. Во время этой войны погибли более 85 тысяч медиков. Из них более пяти тысяч врачей, более девяти тысяч средних медицинских работников, более двадцати трёх тысяч санитарных инструкторов, почти пятьдесят тысяч санитаров и санитаров-носильщиков. Смертность медицинских работников (главным образом обслуживавших передовую линию фронта) была высокой, она находилась на втором месте после бойцов срелковых и других полевых частей. Всего за годы войны потери среди военнослужащих медиков составили около 211 тысяч человек, в т.ч. около 8500 — погибших. Почти половина врачей и медсестер из них приходилась на долю евреев. Например, из 473 погибщих выпускников Военно-медицинской Академии было 97 евреев (20,5%, при количестве обучавшихся 12-15%). Вечная им память! Завершая нашу статью приведем слова известного военачальника маршала И.Х. Баграмяна:

«То что сделано советской военной медициной в годы Великой Отечественной войны по всей справедливости может быть названо подвигом, олицетворением высокого гуманизма, мужественности и самоотверженности медиков»

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Илья Никберг: Медики-евреи на фронтах Великой Отечественной войны

  1. Интересная статья.
    Я бы счел возможным в той части статьи, которая касается деятельности российских военных медиков в досоветские годы, упомянуть имя Доктора Генрика Гольдшмидта (Януша Корчака), принимавшего участие в Русско-японской и Первой мировой войнах в качестве офицера русской армии, военного врача.
    Спасибо.
    М.Ф.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *