Леонид Рохлин: Рождение нации. Окончание

 241 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Так произошло рождение нации. Это уже народ, устойчивая общность людей, возникшая на основе добровольно и естественно принимаемого всеми национального интереса и религии, обладающего силой и чётким местом жительства.

Рождение нации

Леонид Рохлин

Окончание. Начало

Ра Атум становится объединяющим всех египетских богов в единый символ. Возвеличение его, как и отрицание всех остальных богов было вызвано не только религиозно-философскими воззрениями Эхнатона и Осарсефа. Преследовались и политические мотивы — отрицание всей предыдущей иерархии жрецов, особенно фиванских и утверждение монарха в роли единого правителя политической и идеологической жизни общества. Эхнатон утверждает себя первосвященником, верховным жрецом Атона.

В этом основном принципе программы царь был несгибаем, уверовав в неё ещё в Акко. Эхнатон ни на секунду не сомневался, что культ Атона вечен и все последующие поколения будут поклонятся единому Богу. Он пишет «Гимн Атону», поэтическое произведение и одновременно идеологическая доктрина , во многом предшествующая …библейским мотивам. Вслушайтесь в небольшой отрывок и вы согласитесь.

Как многочисленны труды твои! Они скрыты от глаз людских, о единый Бог, подобно которому нет во Вселенной. Ты один создал по своей воле всю землю, весь скот, всех зверей, которые бегают по земле, и всех птиц, которые летают в небе. Создал ты все земли и населил их людьми и каждому дал, что ему нужно. Каждый получает средства для жизни и дни его умножаются. Они говорят на разных языках, они различаются по цвету кожи, они живут по разным обычаям, ибо ты создал все народы…

Буквально современная программа демократического единения людей планеты. Программу творил Осарсеф. В ней чувствуется не только и даже не столько поэтические образы, сколь философические мотивы, твёрдая система взглядов, идей для соответствующего социального общества. Эту догадку подтверждает и титул, который получает верный друг и брат царя Осарсеф. Он становится главным ясновидцем Бога Солнца, занимая вторую по значимости должность в империи и получает новое имя — Ра-Мос, то есть рождённый от Ра Атума. Усилиями Ра-Моса создаются образы и обряды нового культа. Они впервые освящены при торжественном открытии храма Солнечного Диска и храма Хат Атон.

На освящении храма, в пышных одеяниях, вокруг трона Эхнатона, плотной группой стоят единомышленники — Нефертити, Ра-Мос, Тии, Эйе. Несомненно, последние две фигуры ведут двойную игру. Пусть эти мальчики играются себе на здоровье, империя очень богата, выдержит и эти затраты, фиванским жрецам они сбили спесь и это главное. Власть в наших руках. Уже никто нам не помешает, а мальчики… Пусть забавляются!

Тии не переезжает в новую столицу, остаётся в Фивах. При дворе фараона её брат, главный экономический советник молодого царя. Он наводняет двор фараона филёрами и знает все мысли царя и Ра-Моса. А царице необходимо жить в Фивах, просто обязательно, чтобы оставить небольшую лазейку для контакта с местными жрецами на тот случай, что вдруг с царём что-то случится. Ведь он болен, а жрецы Амона славятся вероломством …

Мальчики взрослеют. Молодой фараон переполнен болезненно-повышенным настроением, безмятежным блаженством абсолютной власти и упоения любви к Нефертити. Не планируя завоевательных войн, не занимаясь решением амбициозных экономических проблем, он всё более углубляется в праздник жизни, витая в неземных проектах создания огромных храмов, новых традиций и поэтических образов, восхваляющих Любовь и Добро. Дядя Эйе и его сторонники всячески способствуют такому развитию мыслей Эхнатона, оберегая и отвлекая от решения практических проблем, осторожно нашептывая о словах его друга, ущемляющих власть фараона.

У Ра-Моса эйфория властью быстро проходит, уступая место решению громадного количества практических задач, требующих ежедневного напряженного труда. Он много и увлечённо работает, быстро постигая науку управления огромной страной, проявления силы и гибкости в достижении целей, нахождения профессионалов вне зависимости от их социального происхождения, создания команды доверенных лиц, осторожности, но и доверия. Это доставляет ему радость, как первооткрывателю новых материков. И счастьем достижений он делится с другом, радуясь одобрения фараоном его мыслей и дел.

Ра-Мос постоянно колесит по номам Египта, встречается с сотнями людей — рядовыми жрецами, торговцами, местными военными, ремесленниками. Он видит и чувствует, что религия нового культа и новые реформы очень трудно внедряются в провинции, где влияние местных жрецов многогранно и обширно, где жрецы Амона, особенно в южных номах, всё ещё продолжают играть большую роль. Да и жизнь в столице, постоянное общение с Эйе, многому учит, вырабатывая осторожность, умение лавировать, постоянную напряженность и ожидание непредвиденного. Всё не так прямо и быстро, как мечталось, как хотелось! — нередко ловит себя на мысли Главный Ясновидец.

Проходит 12 лет царствования Эхнатона. Счастливых лет. Ширится столица, привлекающая новыми идеями молодых деятельных людей, жаждущих успеха. Молва о реформах фараона распространяется во все окружающие страны и в столицу устремляются сотни жаждущих успеха

иностранных купцов и специалистов. Город украшается невиданными по роскоши дворцами и храмами. Молодой энергичный царь поощряет реализм и гуманизм в искусстве. Создаются шедевры скульптурного и архитектурного строительства, настенной росписи и фресок во дворцах и мавзолеях царя и знати. Царь запрещает строгим указом изготовление изображений единого Бога. В указе начертано — “ …Атон сотворил самого себя и не один из ремесленников не может познать его”. Как это перекликается с иудаизмом.

К этому времени относится и создание Ра-Мосом философско-этической доктрины новой религии, сформированной на основе текстов древнего египетского заупокойного ритуала Осириса «Признание отрицания зла». В документ Рамосом включены 42 основных принципа поведения людей, в которых нетрудно обнаружить почти все 10 заповедей Моисея. Говорю «почти», потому что там нет, по известным причинам, четвёртой заповеди — “Почитай день субботний, чтобы святить его». Это уже значительно более позднее включение.

В течении 12 лет никто не мог существенно препятствовать двум «мальчикам» управлять огромной империей с древними, веками устоявшимися традициями. Управлять в соответствии с юношескими идеалами, возникшими вдалеке от Египта, вне его вековых традиций. Никто не смог пресечь гигантскую энергию созидания, не мог реально помешать практическому претворению организаторского таланта Ра-Моса. Судьба позволила ему привлечь к управлению Египтом и опереться на широкий слой новых людей — молодых жрецов Атона, дипломатов, торговую знать, военноначальников и творческую интеллигенцию.

Эти люди обласканы прибыльными должностями, дорогими подарками и радужными перспективами. Большинство из них, если и не были преданы душой новому режиму, то всячески превозносили и поддерживали все начинания власти. Но много было и искренних сторонников, которые и в мрачные годы, как покажет дальнейшая история, всем сердцем и делами следовали новой политической и экономической доктрине.

В эти года Ра-Мос часто посещает родину — Ханаан. Косвенно это подтверждают документы Телль-Амарнской переписки, из которой известно как в приморских городах знали и ценили реформы новой египетской власти. Известны и обильная экономическая помощь из Египта. Известны и частые жалобы правителей городов на жадность и взяточничество местных египетских надсмотрщиков, противодействующих внедрении новых реформ и донесения о измене некоторых правителей, принявших сторону врага, хеттского царя Суппилулиумы. Известны и строгие указы фараона в решении междуусобной борьбы маленьких государств.

Ра-Мос, от имени царя, шлёт грозные послания изменникам, требуя приезда в Ахетатон для разбирательства. Известно, что в этот период в столицу прибывают по крайней мере два царя, властители государств хапиру — царь Азиру (сын Абдиаширты, правителя Амурру) и царь Мут Ваал (сын Лабайи, правителя Сихема). Ра-Мос старается опереться на них в регионе, чувствуя за ними силу, старается укрепить их власть, в том числе и единой религией Атона. Он финансирует строительство храма Атона. Завязывается большая личная дружба этих правителей с Ра-Мосом. Он им близок, этот выходец из Ханаана.

Эйфория созидания захватывает и Нефертити. С самого начала она целиком принимает новую веру и её воздействие на царя в первые 8-10 лет огромно. Подарив мужу шестерых дочерей, она всегда и везде с ним и настолько любима, что везде изображена, видимо по требованию царя, почти обнаженной и идущей впереди фараона. Такого никогда не было ранее. На одном изображении видим, как Эхнатон обнимает царицу за плечи и касается её сосков кончиками пальцев.

Она сопровождает мужа и в храм Атона, она с ним и на официальном приёме, где фараон награждает придворных золотыми ожерельями, посещает с ним дома приближенных и даже присутствует на официальном приёме, беседуя с послами Эфиопии, Митанни. Она награждает главного глашатая страны (министра иностранных дел) некоего Туту по случаю его юбилея. Можно с большим на то основанием утверждать, что в этот период Нефертити и Ра-Мос служат руками Эхнатона, бескорыстно и творчески исполняющими его и свою волю. В этот счастливый период жизни и была создана всемирно известная скульптура её раскрашенной головы, увенчанной короной.

Проходят годы напряженного труда и Ра-Моса всё чаще начинает пугать поведение царя. Тот уж слишком витает где-то в высоких мирах и не видит интриг дяди. Грязные слухи о скорой смерти фараона ползут по городу. Но главное почему Тии заставляет царя посещать её дворец в Фивах, почему этим так недовольна Нефертити, чем он там занят, почему так слепо любит эту красивую женщину — мать. Да, она величественна и привлекательна! Но очень странная любовь. Ра-Мос морщится, отгоняя гадкую мысль, но она вновь возвращается.

Он задумывается о главном. Всё ещё брат ему царь? Наверное уже нет! Владыка великой империи. Он мнит себя богом. Эта пугающая экзальтация чувств, доходящая до исступления, идеализация действительности. Всё меньше неофициальных встреч, как будто избегает его, боится расспросов, напоминаний. При официальных приёмах не любит разговоры о практических проблемах, тем более вопросов о поведении матери и её брата. Сразу раздражается, смотрит с недовольством, сожалением, кивает головой, не слушая. Что делать?

Ра-Мос с надеждой смотрит на Нефертити. Только она может помочь. И при встречах пытается разговорить молодую женщину, высказать ей и через неё мужу, мучающие его проблемы, государственные проблемы. В ответ находит полную поддержку и желание искренне помочь, но вот какая-то недосказанность чувствуется в больших глазах, боль… Ра-Мос не понимает и инстинктивно отступает.

Всё больше и больше становясь политиком, всё чаще вспоминая слова отца ( «ты всегда будешь чужой там…»), Главный Ясновидец всё более делает ставку на привлечение молодёжи ко власти. Особенно из средних слоёв общества, не связанных с Домом Фараона. Он значительно расширяет Дом Жизни. Там кипит, бурлит жизнь. К занятиям привлекаются молодые незнатные люди со всей страны, даже сыновья иностранных правителей, традиционно воспитываемых при дворе фараона. Но более всего молодые люди из приморских городов Ханаана.

Ра-Мос часто бывает в этом прообразе современного университета и его ораторский талант производит магической воздействие. Воспевая единого Бога, в небесах и на земле, приводя неотразимые доводы в пользу единобожия и единовластия просвещённого царя для государства и народа, он создаёт всё расширяющейся слой сторонников, искренне поддерживающих его идеи, восхищённых его личностью, старающихся понять и утвердится в них, донести эти идеи до максимально большого числа людей. Главный ясновидец на вершине власти и славы!

На 15 году правления Эхнатона праздник жизни, идиллия сосуществования братьев, заканчивается. Царю идёт 35-ой год жизни. Царица-мать, великая Тии, вдруг осознаёт, что власть ускользает из рук. Она всё ещё чувствует себя великой Женщиной. В этом её интенсивно подогревает брат, видя как бразды правления постепенно переходят к новым, молодым ставленникам Ра-Моса, понимая что дочь и зять лишь терпят его участие и очень скоро отправят на покой. Эйе видит, что игры мальчиков обретают реальные черты полной самостоятельности. Он и Тия не нужны детям.

И они переходят к активным действиям. Честолюбивая натура царицы-матери, привыкшей к исключительному почитанию и неограниченной власти, не может мириться с возрастающей славой сына и племянницы. Тии понимает, что это вскоре приведёт к полной утрате власти. К забвению. Ей сообщают, что появилась масса новых людей по всей стране, безразличных к её фигуре. Они прибирают власть в провинциях. Оказалось, что племянница и Ра-Мос натуры сильные, исключительные, постоянно побуждающие фараона к активной, чуждой ей деятельности. Нефертити всё более замещает в сердце царя её, божественную Тии.

И всё ещё прекрасная женщина-мать начинает привлекать сына не столь материнской любовью, сколь женственностью, необыкновенной сексуальностью. Ей в этом помогает экзальтированность Эхнатона. Быстро возникает физическая близость. Но мать поначалу таит связь, понимая насколько отвратительны подобные отношения вне Дома Фараона. А сына всё более влечёт в Фивы чувство пронзительной болезненной страсти, возникающей внезапно, как редкая щемящая боль. Он в эти мгновения теряет голову и спешит в Фивы. Как он боится этой боли! Как остро чувствует её приближение, стараясь забыться в ласках Нефертити. Как страшится раскрытия тайны, прекрасно понимая последствия разоблачения.

Под воздействием безумной страсти, острых переживаний, метаний от Нефертити к Тии резко обостряется болезнь Эхнатона. Она начинает быстро убивать слабого эмоционального человека, входя в последнюю заключительную стадию. Вспышки и длительность практической активности царя проявляются всё реже. Всё чаще охватывает вялость, апатия, равнодушие, безвольность. Ра-Моса поведение друга сначала удивляет, потом настораживает и злит. Но у него нет времени копаться в причинах настроений фараона, хотя грязные слухи всё чаще доходят до ушей. Он загружен повседневной бесконечной работой. Главный Ясновидец упускает время, когда ещё можно было бы вернуть друга в русло юношеских мыслей.

Тайна вскоре раскрывается. Тии рожает сыну дочь Бекетатен и фараон чувствует как разверзлась пропасть. Эхнатон в минуты просветления старается внушить матери не афишировать рождение дочери, скрыть страшную любовь, объясняя не столь личную, сколь общественную меру трагичности их связи для империи. Но та лишь таинственно улыбается, наслаждаясь мыслью о свержении ставшей ненавистной Нефертити. Наивный человек, оставшийся романтиком, Эхнатон до конца не осознаёт первопричину любви матери и мечется меж двух женщин, успокаивая всё узнавшую Нефертити и умоляя мать не создавать напряженности, не рушить хрупкое счастье прошедших лет.

Она обещает, но вскоре нарушает молчание и внезапно с дочерью появляется в Ахетатоне. Они поселяются во дворце фараона и Тии громогласно объявляет себя главной и единственной царицей империи. Об этом хорошо повествует барельеф, обнаруженной в могиле некоего Хуа, управляющего Двора и Казны (министр финансов). Надписи гласят — … хвала твоей душе, о Владычица Двух Земель, которая освещает эти земли своей красотой, Мать Царя и Великая Царица Тии…. Рядом с Тии впервые изображена принцесса Бекетатен и имеется надпись — …дочь царя от его плоти, любимая им, Бекетатен…

Нефертити догадывалась давно и когда Тии откровенно появилась в Ахетатоне, сразу сникает, без борьбы, надеясь только на волю мужа. А он уже не мечется. Его воля напрочь сломлена, энергия подавлена. Кровосмесительная страсть оказывается настолько сильной, всепоглощающей для ирреальной, экзальтированной натуры царя-поэта, что затмевает все другие чувства и реалии. Настолько, что он вскоре решает придать официальный характер браку с Тии.

Такого не случалось в долгой истории Египта. Нефертити исчезает. Гордость не допускает борьбы и она замыкается в огромном северном дворце столицы. К этому времени относится возникновение её второй, хорошо сохранившейся скульптурной головы — мрачной, искаженной болью. Её посещают лишь Ра-Мос и … отец Эйе, многоликий политик. Отец старается приезжать скрытно, уговаривая смирится, спокойно жить во дворце, где всё к её услугам.

Дальновидный Эйе многое предвидит. Он, как никто другой, понимает кратковременность возвышения сестры. Её эра уходит, на смену вновь приходят фиванские жрецы. Они уже появились в столице вместе с Тии и естественно помнят виновников своего уничтожения, среди которых, пусть и скрытно, но участвовал и он. Не менее он страшится и Ра-Моса, у которого за эти годы появились влиятельные и преданные сторонники. Эйе страшится…гражданской войны. Пока он успешно лавирует между всеми течениями мощного потока, несущего Египет в неизвестность, в душе надеясь пережить и даже возможно выиграть. Кто знает, кто знает!!!

Бурлит взбудораженная общественность и в столице и в провинциях. На юге воспрянули сторонники жрецов Амона, на севере крайне возмущены гелиопольские жрецы. Но главное происходит в столице. Начинают группироваться сторонники Ра-Моса. Они боятся потерять и доходные должности и самую жизнь, ибо все эти годы активно участвовали в уничтожении культа Амона, в осквернении их храмов, в убийстве многих жрецов.

Они группируются вокруг Ра-Моса. Главный Ясновидец Бога Солнца явно не предвидел такого поворота событий. Он буквально ошеломлён. Да, «гадкие мысли» время от время возникали и тревожили, но он продолжал верить в святость дружбы царя, в своё безкорыстное служение. Проходит несколько месяцев и Ра-Мос вдруг видит в брате надломленного человека, теряющего почву под ногами. Озлобленного непониманием своих чувств, своего состояния со стороны друга. Ра-Мос впервые чувствует, как царь тяготится его упрёками, взглядом. Наконец, отрицанием любви …к Тии. Ведь он так искренен в своём чувстве. Почему-же самый близкий человек упрекает его. Возникает личная неприязнь, они всё реже видятся.

В Ра-Мосе живёт ещё надежда на возврат былого. Такая страсть преходяща. Надо переждать. Надо продолжать работать. Правда, настораживает поведение экономического советника царя, Эйе, вдруг переставшего общаться, не замечающего Ра-Моса. Докладывают и о его частом появлении в стане фиванских жрецов. Ра-Мос старается укрепить связи со сторонниками, особенно в провинциях, координировать действия, выделить наиболее верных. Он шлёт письма своим друзьям, царям в Ханаане, зондируя почву для союза… Ещё не совсем ясного против кого. Всё более вынужден заниматься политическими делами.

Но где-то в глубине души продолжает верить. Придёт ясное утро и вновь проснётся…друг. Не отчаявшийся царь, а прежний — доверчивый, мечтательный поэт. Не может быть иначе! Ведь они выросли в объятиях одной матери. Но главное! Главное! Нас объединяет единая ВЕРА!!!

Ра-Мос сдерживает негодование своих сторонников, не даёт перерасти злости в кровавые действия. Старается организовать верных людей в дееспособное движение — в центре и в номах. Ему многое удаётся. Из номов нижнего Нила приходят сообщения о значительной поддержке со стороны военных и местных сановников.

А в центре продолжается неопределённое двоевластие царицы и сына-любовника. Точнее единовластие Тии — жесткое, жестокое. Она требует поклонения себе, как богине. В упоении властью старается затмить царя-сына. Это легко, так как болезнь настолько прогрессирует, что фараон уже не может покидать спальню. Письма иностранным властителям теперь следуют только за её подписью. На официальных приёмах, даже на религиозных празднествах, величавая царица требует поклонения себе одной, как единственной правительнице страны. И, наконец, начинает преследовать всех инакомыслящих. Это уже закат стареющей, отчаянно цепляющейся за каждый день власти, женщины-диктатора.

Знать покидает столицу, распространяя зловещие слухи о невоздержанности этой женщины, даже о смещении ею сына-царя. «Он тайно убит» — шепчутся вокруг. Эхнатон ещё жив. Страсть утихла. С ней полностью исчезла энергия жизни, желание творить и действовать. Он опустошен и всё время проводит в одиночестве, в депрессии, никого не допуская к себе и строго охраняемый людьми Тии. Болезнь быстро прогрессирует. Чувствуя наступающую смерть сына, скрытое презрение и злобу окружающих, страшась будущего, Тии полагается только на брата, с которым всегда можно сговорится, выторговав для себя хорошие условия.

И брат предлагает решение. Из побочных сыновей Эхнатона выбирается юный Сменхкара и в 1335 г.д.н.э. назначается соправителем Эхнатона. Его быстро женят на одной из дочерей Нефертити — Меритатен, чтобы придать законность власти Сменхкары. За юным царём стоит Эйе. Власть его шатка и не определённа. Понимая это, Эйе сговаривается с прежними врагами — фиванскими жрецами. Те требуют признания Амона верховным божеством, требуют убрать Ра-Моса и порочную Тии, ужесточить власть, очистить аппарат от сторонников Ра-Моса. Эйе медленно, полумерами идёт на их требования, но пока боится прямого преследования, продолжает лавировать, даже тайно заигрывать с опальным Ра-Мосом.

Будучи уже опытным политиком, перестав идеализировать жизнь, Ра-Мос, наконец, понимает, что рухнуло всё выстроенное им здание и возврата к былому нет. Он чувствует как сгущается опасность и самой его жизни. Главный Ясновидец страшится кровопролитных революционных шагов и принимает решение исчезнуть из страны с наиболее верными сторонниками, призывая оставшихся ждать момента. Он обязательно наступит!

Проходит год. Зёрна зла и греха , посеянные величественной Тии, медленно всходят на древней земле обильным урожаем смут и кровавых раздоров. Покидает мир Эхнатон (1334 год до н.э.), безвольным узником того самого Северного дворца, когда-то превращённого им в тюрьму для Нефертити. Ирония судьбы! Последние месяцы земного существования проходят вновь рука об руку с … Нефертити. Она, как может, скрашивает его жизнь и закрывает ему глаза, когда душа царя-поэта воспаряет в мир иной. Перед смертью Эхнатон слепнет и уже не может видеть воспетого им Бога Солнца. В душе воцаряется тьма и лишь ласковые руки верной Нефертити служат последним признаком света. Вскоре, вслед за ним, умирает и Нефертити.

Северный дворец навеки пустеет. Мумии и мавзолеи Эхнатона и Нефертити не существуют. Злоба жрецов была безмерна. Развеяв прах, они постарались вытравить память о них в последующих поколениях. На долгое время это удалось. Недолго переживает их и Тии. Ненавидимая Сменхкарой и жрецами Амона за великий грех кровосмесительства, оставленная братом за ненадобностью, мучимая злостью и завистью, в припадке отчаяния величественная Тии кончает жизнь самоубийством.

В глазах египтян она вновь совершает тягчайший грех, второй и не менее страшный. Её хоронят быстро, под покровом ночи увозят мумию в собственной громоздкой золотой карете с вензелями и буквально сваливают в спешке в пустой, незавершенный строительством, некрополь.

И снова мрачная улыбка судьбы. Вскоре этот некрополь и карета, кстати найденные археологами, вновь понадобятся. Из кареты вытряхнут мумию царицы, прах развеят, в саркофаг вложат другую мумию… и бросят в тот же мавзолей. Подождите, скоро назову имя этой мумии.

Египтом правит безвольный Сменхкара, который покорно выполняет волю Эйе. Но жрецам Амона надоедает ждать, они торопят царя и Эйе, недовольные полумерами восстановления величия Амона и могущества Фив. Несчастный юноша мечется, как игрушка между Эйе и жрецами. Так длится четыре года. Внезапно он умирает. Ясно, что не своей смертью, но неясно кто виновник. Наверное ловкий Эйе, ибо на смену Сменхкаре приходит ещё один безвольный мальчик — Тутанхамон.

Тоже сын Эхнатона от невольницы и тоже быстро женатый на второй дочери Нефертити — Анхесепаатен. А мумию несчастного Сменхкары находят…Правильно угадали. В той самой карете с вензелями и в том самом мавзолее. Около мумии Сменхкары найдены обгоревшие травы и благовония. Кто-то оставил несколько цветков, превратившихся в подобие пыли и рядом, в ногах мумии, свиток с любовной песнью, изысканной по красоте. Хочется думать, что к дочери Нефертити и Эхнатона перешел дар отца-поэта и кроткое, верное сердце матери.

Тутанхамона сажает на престол всё тот же бессмертный Эйе. Мальчику где-то 8-9 лет. Он «правит» с 1330 по 1322 год. Это время почти прямого правления старого Эйе. Он уже смело выходит на авансцену и рука об руку с фиванскими жрецами правит страной. Вот только вновь и вновь убеждает последних не торопится с открытом уничтожением религиозного наследия Эхнатона. Ещё очень много вокруг сторонников исчезнувшего Ра-Моса, да и о судьбе его ничего не известно. Эйе боится озлобить их, попрежнему заигрывает с ними, зная, что где-то рядом мудрый Ра-Мос, которому в подробностях сообщают о событиях в стране.

Но жрецы набрали достаточную силу, чтобы править без ловкого старца. И тогда Эйе убирает Тутанхамона. Случайная стрела пронзает грудь юноши где-то в военном походе на границах империи. Стрела пущена рукой высокопоставленного слуги Эйе, некоего Хоремхеба. Запомните это имя. Тутанхамона пышно хоронят, сверх пышно, как великого завоевателя и патриота.

Всё! Двери к трону для Эйе распахнуты. Остаются лишь мелочи, детали. Но их легко обойти умудрённому царедворцу.

Эйе заставляет свою царственную внучку, молодую вдову Анхесенпаатен… стать женой. Ведь преемственность власти идёт по женской линии. В 1322 году Эйе становится фараоном египетской империи. Цель достигнута! Какой страшной ценой!!! Торжественная церемония венчания проходит уже в Фивах. Бывшая столица отдана жрецам Амона на растерзание.

Титаническая сила злобы, накопленная за два десятилетия в душах жрецов, вырывается наружу. Они сгоняют десятки тысяч крестьян и тотально разрушают город, не оставив ни единого здания. Они проклинают всё, что создано Эхнатоном и Ра-Мосом и самих создателей. Они стараются стереть и память о этих десятилетиях… Сторонники Рамоса в панике бегут из города, преследуемые жестоким Хоремхебом и жрецами Амона. Бегут на север в Гелиополь, где местные жрецы и знать всё ещё остаются верными Атону. Наиболее дальновидные бегут на восток в Ханаан и на юг в Абиссинию, предвидя в скором будущем окончательное физическое искоренение стронников культа Атона.

Тем временем в Нижнем Египте формируется ядро оппозиции, инструктируемое и руководимое Ра-Мосом. Он не ушел с политической авансцены. Вынужденный бежать с частью сторонников в соседнюю страну, он поселяется при дворе Напатского царя (Абиссиния). Постоянного, векового соперника египетских фараонов в вернем течении Нила. После смерти Эхнатона, воспользовавшись смутой в Египте, Напатское царство окрепло и расширилось, занимая пространство между вторым и шестым порогами Нила и на восток до Красного моря.

Постепенно, все прошедшие 13 лет, Ра-Мос собирает и финансирует силы атонистов, не оставляя мысли вернуться в Египет. Ра-Мос женится, породнившись с царским домом Напаты. Постепенно и здесь приобретает вес и влияние. Всё также энергичен и невозмутим, терпеливо ожидая момента. Теперь он понимает, что без вооруженного вмешательства не вернуть Египет в лоно единого бога Атона. Он концентрирует силы в номах Нижнего Египта, но особенно в Ханаане. Часто переписывается с правителями из Сихема и Цумура (царства в Ханаане), заключает с ними союз и договаривается о совместных военных действиях.

Кажется момент для вторжения вот-вот наступит — разрушение Ахетатона, бегство десятков тысяч влиятельных сторонников, вызвавшее хаос в стране, слабая власть Эйе, сильная оппозиция в Гелиополе и собранные силы здесь, в Абиссинии, поддерживаемые местным царём. Всё готово!

Но в это время умирает Эйе. Сластолюбивый старец последние два года всё более погружался в сонм удовольствий, почивая на лаврах и совершенно забросив государственные дела. Их он передаёт, с согласия фиванских жрецов, стремительному Хоремхебу, назначив его соправителем и вскоре, на третьем году правления, тихо умирает от чрезмерных удовольствий.

Царём становится жесткий, решительный Хоремхеб, происходивший из древнего рода южных номархов (областных князей) в Ха-Сутене, талантливый администратор и жестокий тиран. Он хорошо понимает шаткость власти, ибо ни по происхождению, ни по жене не имеет прав на престол. Его главной целью становится основание новой правящей династии Египта, для чего необходимо, искоренив всех недовольных, примирить силой остальных, консолидировать общество вокруг наиболее влиятельной силы — фиванских жрецов.

Хоремхебу безразлично на кого опираться — жрецов Амона или гелиопольского Ра-Атона.

В конечном итоге ему ближе становятся первые, непосредственно окружавшие его. Заручившись влиятельной поддержкой, новый фараон обрушивает шквал драконовских законов на страну.

Хоремхеб начинает жестоко изгонять приверженцев Атона, особенно с севера страны, администрировать и укреплять власть на местах, а для повышения своего авторитета и обогащения знати проводит два военных похода. Нужно много золота и рабов, чтобы задарить колеблющихся, связать их с новой династией.

Хоремхеб совершает походы в Нубию и Сирию. Они не были глобальными и не восстановили былого могущества Египта, но награбленного оказалось достаточным, чтобы укрепить власть нового фараона. Военные походы Хоремхеба вызвали волну ненависти у правителей Ханаана, через земли которых они проходили, укрепив позиции сторонников Ра-Моса в наиболее сильных из них — в Сихеме и Цумуре. После военных походов, почувствовав уверенность, Хоремхеб начинает окончательно расправляться со всеми врагами.

Он официально отменяет культ Атона, сносит все его храмы по стране, а материал использует для реставрации святилищ Амона и других богов. «Он восстановил храмы от болот Дельты до вод Нубии — говорит надпись на статуе из Туринского музея — боги не остаются в долгу, они каждое утро молятся за него верховному Ра…» Всех последователей Ра-Моса, занимавших государственные должности, крупных торговцев, интеллигенцию, военных, всех жрецов Атона царь или уничтожает по обвинению в злоупотреблениях и ереси или изгоняет из страны.

Это оказалось трудной задачей, гораздо более нежели разрушение Ахетатона и военных походов. Посеянное «мальчиками» глубоко укоренилось среди средних и высших слоёв городского населения империи. Пришедшие в ту пору к власти люди, в столице и в провинции, а их было десятки тысяч, в основном молодые люди, многие окончившие Дом Жизни, вжились за два десятилетия во власть, преуспели, обогатились. К этому привыкли и их дети. К тому же они не были беззащитными. Каждый обладал определённой властью, многие объединились и потому были готовы к сопротивлению, поддерживая связь с Ра-Мосом.

Хоремхеб становится всё более жестоким и нетерпимым. Он создаёт что-то вроде опричнины (стражей порядка) и лично возглавляя, объезжает страну, выкорчёвывая ересь и зло, естественно по своему усмотрению. Репрессии нарастают. Но они же разбивают лагерь Хоремхеба на два открыто противоборствующих клана. С одной стороны военные и чиновники, выдвинувшиеся за последние годы на важнейшие посты, насильно отнятые у атонистов. Среди них особо выделяется некий Рамсес, выходец с севера. Он быстро становится ближайшим помощником Хоремхеба, впоследствии и соправителем (у царя не было сыновей). С ним отряды стражей порядка и большая часть армии, обогатившаяся за время походов и грабежа атонистов. Внушительная, сконцентрированная сила.

С другой стороны партия фиванских жрецов. Да, они со временем всё менее доверяют Хоремхебу, почувствовав как набравший силу ловкий царедворец выходит из подчинения, манкирует ими. Но особенно насторожило жрецов приход к власти Рамсеса, выходца с севера, воспитанного в почитании богов Ра и Сета. Если завтра он придёт к высшей власти, а к этому всё идёт, то вновь могут наступить времена гонений культа Амона. Жрецы собирают на юге армию и открыто выступают против Хоремхеба. На их стороне знать и землевладельцы юга. Это та консервативная часть египетского общества куда почти не проникла религия Атона.

Хаос нарастает. Недовольны практически все слои общества — атонисты севера, фиванские жрецы на юге, правители городов и княжеств Ханаана, крестьяне из-за поборов и кровавых гонений Хоремхеба и Рамсеса. Ра-Мосу под 60 лет. Он крепок и деятелен. Умудрённый, опытный боец, познавший мир интриг, политик, он всё же более остаётся мыслителем, философом «солнечного» монотеизма. Глубокая, искренняя Вера, талант оратора продолжают привлекать к нему толпы сторонников из Египта и других стран. Но среди доверенных лиц нет опытных военных стратегов.

И Ра-Мос начинает активно действовать. Он официально провозглашает свои права на египетский престол, как соправитель Эхнатона, назначенный законным царём в последние годы правления. Он планирует одновременное восстание на севере гелиопольских атонистов, наступление с востока объединённой армии царств хапиру (Амурру и Сихема) и с юга им самим с армией, набранной с согласия царя Напата. Общее направление движения всех восставших — на Фивы. Разгорается гражданская война. Её длительность примерно 1312—1308 годы до н.э. Ход военных действий почти не известен, но известны последствия…

Случайно сохранился интересный документ, так называемый «папирус Ипувера». Он был найден в начале XIX века и ныне хранится в Лейденском музее (Нидерланды). Папирус повреждён и во многих местах не ясен. По словам профессиональных египтологов эта рукопись относится к временам XVIII — XIX египетским династиям. Всё говорит, что это копия с документа описываемых времён

Папирус рассказывает о великой смуте в стране. Переведённый в 1909 году A.X.Gardiner документ, со слов автора перевода, убеждает, что «….здесь описаны не просто местные неурядицы, но великое и широко распространившееся национальное бедствие…»

Долгая, кровавая анархия. Так знакомая нам, россиянам, по недавним временам…

Видимо, наступления сил Ра-Моса поначалу было успешным. Ханаанцы быстро пройдя Синай, старались соединится с силами гелиопольских атонистов в дельте Нила. А вот Ра-Мос кажется опоздал с выступлением из Напаты. Этим воспользовался талантливый стратег Хоремхеб.

С малыми силами он направил Рамсеса на юг, дабы перекрыть перевалы в горах, не дать возможности выйти армии Ра-Моса на равнины Нила и оттуда широким потоком, объединяя всех недовольных режимом, устремится на север вдоль реки. Рамсес отчасти выполняет задание, во всяком случае сильно задерживает движение Ра-Моса. Это даёт возможность самому Хоремхебу хорошо подготовится и остановить хананцев в Пелузии (современный район Суэцкой и Акабской долин), вынудив их искать обходные пути к атонистам севера. А последних он блокировал, опустошив вокруг все земли, выгнав крестьян, уничтожив посевы и скот.

Все три фронта Ра-Моса не смогли соединится, в то время как Хоремхеб и Рамсес, ловко маневрируя, не давали им возможности выйти в основные плодородные номы страны, заставляя быть постоянно в полуголодном, напряженном состоянии. Понимая, что длительная война разорит и уничтожит Египет окончательно, что победа, даже если она и наступит, будет равной поражению, что лучше сохранить ядро сторонников монотеизма, вывести их в родной Ханаан, Ра-Мос начинает переговоры о перемирии.

Шел 1308 год до н.э. Силы обеих сторон предельно истощены. Страна лежит в развалинах, по не паханным полям бродит отощавший скот, Нил вздулся от крови и трупов. Внезапно умирает Хоремхеб, не имея прямых наследников. На престол стремится взойти Рамсес, для чего ему необходим мир и спокойствие в стране. Он поддерживает переговоры, идёт во многом на уступки, даёт клятву не препятствовать всем сторонникам Ра-Моса и воинам Ханаана мирно уйти из Египта, с женами, детьми, скарбом. Мир заключён и масса людей двинулась на восток.

Перебравшись на Синай, Ра-Мос с людьми проходит путь известный по Книге Исхода. Рамсес становится основателем новой XIX династии фараонов, став царём Рамсесом I. Он всеми силами старается стереть из истории Египта память о культе Атона и людях, его основавших. Поэтому так ничтожно малы ( в памятниках, надписях, изображениях) свидетельства о жизни Эхнатона, особенно Ра-Моса и великой гражданской войне.

По подсчётам специалистов в Ханаан пришло где-то около 100 тысяч сторонников Ра-Моса. Древний Сихем, ныне не существующий, разрушенный в III веке д.н.э., расположенный в плодородной долине р. Иордан ( нынешняя область Самария), стал их новой родиной, где обосновались старые и новые атонисты и вообще все бежавшие от голода и разрухи, вызванной гражданской войной. Притягательная мощь патриарха культа Атона была настолько велика, что вся полиэтническая масса людей Сихемского царства и окружающих более мелких княжеств, сплотилась вокруг этой мощной фигуры, чтобы воспевать Веру в единого и всемогущего Бога.

Патриарх умирает!

Люди долго сохраняют предания о египетских фараонах и великих событиях, предшествующих их появлению в Сихеме. Жрецы Атона в Сихеме, потомки Ра-Моса, передают эти истории, ставшие уже легендами, из поколения в поколение. Естественно, за столетия многое забывается, многое преображается, что-то высвечивается, что-то исчезает вовсе. Сохраняется главное — предание о божественном праотце, который общался с великим Богом, спас людей от уничтожения, вывел из Египта и навеки определил их судьбу.

Естественно, пришедшие с Ра-Мосом люди испытывают всё возрастающее влияние со стороны соседей, жителей приморских городов, где интенсивно веками смешивались культуры всех известных в те времена цивилизаций. Поэтому в поздних вариантах преданий жрецов Атона появляется всё больше ханаанских черт, пока вообще не забывается настоящее место действий и настоящие имена. Почти все основные события легенды вообще перемещается в Ханаан, а великий Ра-Мос приобретает имя Моисея. В библейских текстах мы находим именно это имя. Ра-Мос, где Мос или Мозис в английском произношении, обозначает рождённый от Ра, египетского бога, в библейские времена был специально опущен, как не приемлемый для иудейских традиций.

Постепенно солнечный диск перестаёт быть зримым образом бога, остаётся Вера в того, что было незримым источником всего сущего, Вера в единого незримого Бога. Этим Сихемское царство стало резко отличатся от всех окружающих народов региона. Наверное история первого столетия существования новой полиэтнической массы царства была не простой. Фактов из жизни, как и предметов изобразительного искусства не было найдено. Последних вообще не могло быть, так как новая вера запрещала изображение Бога и его действий. По Книге Судей косвенно можно представить их жизнь. Они не выглядели господствующим народом в Ханаане, ими нередко правили пришельцы из соседних ханаанских государств, от которых они освобождались или пытались освободится.

И всё же они сумели сплотится, не распылится на извилистых тропинках Истории. Скорее наоборот! Создали для себя и других широкую ясную дорогу, по которой шагают и сейчас, спустя почти 3,5 тысячи лет. И в этом тоже много вопросов…загадок…

Уже вскоре Сихемское царство стало представлять значительную силу в регионе, ибо буквально через сто лет после прихода в Ханаан, сумели оформится в единую нацию и об этом есть прямое и пока единственное документальное свидетельство. Последний фараон XIX династии Мернептах (1237-1228 годы д.н.э.), после успешного военного похода в Ханаан и Сирию, оставил хвалебную надпись, где подробно перечисляет покорённые им народы, в том числе впервые появляется и….. народ Израиля.

Так произошло рождение нации. Это уже народ, устойчивая общность людей, возникшая на основе добровольно и естественно принимаемого всеми национального интереса и религии, обладающего силой и чётким местом жительства. Через три столетия легенды жрецов Атона, точнее то что сохранилось в народе, были оформлены в виде величественного эпоса ( Библия создавалась с X века д.н.э.), который, обрастая всё новыми и новыми событиями, превратился в настольную книгу миллиардов людей. Для иудеев, христиан, мусульман и многих, многих других… Все они славят Осарсефа-Ра-Моса-Моса-Моисея, чьё имя неизменно греет души.

Господь наш Бог, единый Господь.

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Леонид Рохлин: Рождение нации. Окончание»

  1. Это художественное произведение, оно не имеет отношения к истории.

    1. Понятно что это художественное произведение — и оно мне понравилось.
      Также, по моему даже альтернативная история (то есть явный вымысел) тоже имеет отношение к реальной истории и не редко помогает её лучше понять.

  2. Я думаю, что версия исхода по Торе частично включает в себя и эту версию, очень вероятно что «эрев рав» (большая смесь) были под влияниями идей монотеизма из разных источников. А что произошло в Шхеме во время Исуса Навина действительно не ясно, Танах не говорит о его захвате но вдруг Шхем стал еврейским.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *