Марк Горловский: Путевые заметки. Литва

 194 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Литва один из живописнейших уголков Прибалтики… Множество, тысячи озёр. От широких, как море, где чуть виден противоположный берег, до совсем крохотных, тихих уютных, заросших тростником и кувшинками.

Путевые заметки. Литва

Марк Горловский

Проводить отпуск организованно я не любил, не устраивала «режимная» жизнь. Вполне обходился пирожком, т.н. «собачья радость», или булочкой. Потому предпочитал «дикий» способ отдохновения от забот праведных, с кино- или фотокамерой в руках.

Часами бродил по лесам, паркам, цивилизованной части городов… выискивая объекты съёмки, ракурс, изучал историю мест пребывания. Спутники мешали, даже раздражали — не мог видеть их скучающих физиономий, отсутствия мысли во взорах, мучительного ожидания… Потому любил отдыхать один. «Путевые заметки» не совсем путевые, в том плане, как принято воспринимать смысл наименования. Это скорее описание целенаправленного и целеустремлённого передвижения по городам и весям не на корабле или автомобиле, а восприятие увиденного, услышанного, прочтённого, изученного, использованного, приведенного ( в частности исторического)… В разное время, в разных местах, но, объединённого в повествование. Мысленно вижу Прибалтику, точнее Литву. Так случилось, что впервые попал я туда в результате нездоровья, по рекомендации медиков поехать подышать хвоей. Изучая энциклопедию в поисках соответствующего места, остановил внимание на городке Друскининкай. Собрал чемодан и… в путь.

Как ты прекрасен, мой маленький край!..» — писала о своей родине литовская поэтесса Саломея Нерис. И слова её справедливы. Литва один из живописнейших уголков Прибалтики. На её карте много синей и зелёной краски. С запада — Балтийское море, на востоке и юге — озёра. Множество, тысячи озёр. От широких, как море, где чуть виден противоположный берег, до совсем крохотных, тихих уютных, заросших тростником и кувшинками. В Литве множество рек и речушек. Около шестнадцати процентов территории занимают леса — тенистые дубравы, светлые березняки, пронизанные солнцем сосновые боры, непролазные чащобы орешника… Богаты рыбой вóды, полны зверья и птиц леса.

Из всех красот самая запоминающаяся — янтарная Балтика. Береговая линия — сплошь сосны и сахарно-белый песок дюн и чудесных пляжей, равных которым мало.

На Литовском берегу — Паланга и Неринга. Там, где воды Немана сливаются с морем, шумит Клайпеда — база торгового флота и сотен рыболовецких судов, уходящих отсюда на промысел.

На юг от Клайпеды — просторы пресноводного Куршского залива, отделённого от моря девяностовосьмикилометровой песчаной косой. Залив — богатейший рыбопромысловый район.

Наиболее крупные промышленные центры — Вильнюс и Каунас.

На территории нынешней Литвы люди жили уже в IX столетии до н.э. Занимались охотой и рыболовством, а позднее скотоводством и мотыжным земледелием.

Впервые в письменном источнике образ жизни, обычаи, род занятий литовцев упоминаются в трудах римского историка I века н.э. Корнелия Тацита. Литовско-латвийские племена он называл «эстиями». Названия «Литва» и «литовцы» впервые фигурируют в источниках 1009 года. Первое упоминание о Литве в русской летописи датируется 1040 годом. Примерно в то же время (IX — XI века) в Литве сформировались феодальные отношения, появились княжества.

Позднее великие литовские князья Гедиминас(1316-1341), Альгирдас(1345-1377) и Витаутас(1392-1430) расширили и укрепили Литовское государство.

Борьба Литвы против германской агрессии заслуживает того, чтобы рассказать о ней подробней. Первые нападения немецких феодалов на литовские земли начались в Х веке. В 1202 году там, где сейчас город Рига, возник орден немецких рыцарей-меченосцев, который в 1237-м получил наименование Ливонского ордена. Почти тогда же неподалеку от границ Литвы обосновался Тевтонский орден. Главной целью они ставили захват прибалтийских и русских земель.

В 1229 году меченосцы впервые напали на Литву, но без успеха. В 1236 тот же орден с благословения Папы Римского предпринял поход на литовские земли, но получил такой отпор, что только двадцать лет спустя, уже силами двух орденов, решились повторить нападение.

Необходимо отметить, что борьбе литовцев против германского нашествия не раз активно содействовали русские воинства. Говоря об освободительной войне литовского народа на заре его истории, нельзя не упомянуть и о том, что в 1363 году у Синих вод войска великого князя Альгирдаса, в состав которых входили и русские, разгромили татар Золотой Орды, а затем изгнали их из Киева, где князем стал сын Альгирдаса Владимир.

Во второй половине XVI столетия внутри объединённого польско-литовского государства произошло ослабление литовской правящей верхушки и усиление польской. В 1569 году был заключён новый договор — Люблинская Уния. Литва и Польша получили общее название Речь Посполитая. Сохранялось оно более 200 лет и в 1795 году прекратило существование, так как было поделено между Пруссией, Австрией и Россией. К России отошла территория Литвы, восточнее Немана.

Приходилось мне бывать и в Латвии, и в Эстонии, но Литва оставила, я бы сказал, ностальгические ощущения, нечто генное, если можно так выразиться. Как будто в незапамятные времена это была моя родина. Нравилась мне она ненавязчивой природой, архитектурой, причём разных временных пластов. В качестве сравнения вспоминаю Сочи. Гиды там с восторгом и гордостью рассказывали, что когда между двумя стволами, кустами… появлялось пространство, туда обязательно что-нибудь «втыкали». На меня эти рассказы производили гнетущее впечатление. Впечатление непродуманного, безграмотного отношения к красоте. В Литве же место каждого куста, дерева, поляны, мостика… являются фоном, основой, комплексом композиции, продуманной до мелочей. И главное, во всём этом присутствует чувство меры, на мой взгляд, главный критерий красоты. Красота же — это совершенство целесообразности.

В Прибалтику я ездил пять раз. До сих пор с трепетом душевным вспоминаю вечера с бесподобной окраской заката, пасущихся в «ночном» лошадей, аромат свежескошенного луга… Или смотришь в голубизну воды, как качает она лодку, ритмично ударяя её борт лёгкой волной. А волна, накатившаяся на берег, как следствие вздохнувшего моря, голоса летящих чаек, скрип двинувшихся дюн, небесный свод над ними, оставляющий причастность к тайнам мироздания…

Видения путаются и опять передо мной чистый лист бумаги, готовый принять в себя впечатления далёких лет.

Первое дыхание весны. Ожидание ледохода, затем рокот плывущих по реке ледяных нагромождений, канувшие в прошлое морозы… Ещё крыты снегами берега, но уже течёт спокойная вода тихой речушки Ратничеле к Нярису.

Литва мне понравилась с первого взгляда. Понравилась не только природой, но, главным образом, отношением литовцев к своей стране. Деревянное зодчество можно считать преимущественным направлением мыслей мастеров. Безвестные творцы, во всяком случае для неподготовленного зрителя, воплощают свои идеи в рукотворную вязь изделий. Колонны и башенки, признаки готики, характерные стремлением ввысь, можно характеризовать как гимн искусным рукам создателей. Народные мотивы прослеживаются почти во всех творениях…

У впадения речки Вильняле в Нерис, в широкой долине, окаймлённой высокими лесистыми холмами, в незапамятные времена возник Вильнюс (Вильно). Город известен архитектурными памятниками. Кварталы неповторимого Старого города распланированы по готическому принципу. Этот стиль преобладал в Вильнюсе с XIV века до второй половины XVI. Некоторые памятники средневековой готики сохранились до наших дней. Это руины Верхнего замка над площадью Гедиминаса, костёлы Анны, Петра и Павла, Бернардинский на улице Тесос, Вильнюсская синагога, архитектурные шедевры мирового значения, несколько жилых домов…

Ренессанс оставил в Вильнюсе немало следов, а с XVII столетия почти на 200 лет в городе утвердился стиль барокко.

Классицизм наиболее ярко представлен зданиями картинной галереи (бывший кафедральный собор на площади Гедиминаса) и Художественного музея.

Для интересующихся старинной архитектурой любопытен ансамбль университетских зданий, представленный всеми стилями, от готики до классицизма.

Зданий стиля ампир, позднего классицизма в Вильнюсе немного. Красивейшее из них бывший губернаторский дворец (Дом офицеров в советское время). Перед войной 1812 года здесь несколько лет жил фельдмаршал Кутузов.

За годы Советской власти градостроители из стандартных элементов стали сооружать крупные архитектурные ансамбли, например, район «Жирмунай».

Археологи установили, что на месте теперешнего Вильнюса люди жили ещё в V тысячелетии до нашей эры. Более поздние находки свидетельствуют о том, что в X веке нашей эры, Вильнюс поддерживал торговые связи со многими дальними странами. Однако, официальной датой основания города считается 1323 год, когда великий князь литовский Гедиминас в письмах, отправленных в страны Западной Европы назвал город «королевским» («столичным»). Полагают, что накануне этой даты князь перенёс столицу Литвы из Тракая в Вильнюс из-за того, что поселение у слияния Вильняле и Нерис оказалось более удобным для обороны, и, что не менее важно, для торговли.

Сегодня трудно поверить, что в годы гитлеровского нашествия Вильнюс был сильно разрушен. Оккупанты разрушили и повредили огромное количество архитектурных шедевров, разграбили оборудование промышленных предприятий, разрушили половину жилых зданий…

Древняя столица Литвы Тракай возникла на длинном узком полуострове меж трёх озёр. Археологи утверждают, что в здешнем озёрном районе люди жили десять тысяч лет назад. Старый Тракай, находящийся в четырёх километрах от нынешнего, упоминается в начале XIV века, когда князь Гедиминас перенёс сюда из Кернаве свою резиденцию. В Старотракайском замке позднее жил сын Гедиминаса великий князь Кестутис. Здесь родился и князь Витаутас, объединивший Литву в единое государство.

В середине XIV столетия Кестутис нашёл, что полуостров между трёх озёр удобен для обороны и решил построить замок. Тракайский островной замок один из наиболее ярких памятников средневековой Литвы. Построен в староготическом стиле.

При ознакомлении с историей города интересна информация о караимах. Их в XV веке привёл князь Витаутас, возвращаясь из похода на Черноморье. Сперва они охраняли замок князя, ухаживали за лошадьми, занимались огородничеством. В неприкосновенности в течение веков хранил маленький народ свои древние обычаи, язык и письменность. В Тракае до сих пор функционирует молитвенный дом караимов «кинаса» и есть небольшой музей — явление уникальное.

В Каунасе картинная галерея известного художника (и не менее знаменитого композитора) Микалоюса Константинаса Чюрлёниса. Кстати, в Друскиникае сохраняются два деревянных домика его родителей и установлен прекрасный памятник, символизирующий его ипостаси — композиторскую и музыкальную (см. «крылья»).

Оригинальны музей чертей и концерты колокольной музыки, собирающие в назначенное время большое количество любителей этого вида искусства. Мне посчастливилось прослушать несколько таких концертов.

На берегу Балтийского моря — Паланга. Никто не уезжает отсюда, не приобретя оригинального сувенира и не побывав в уникальном музее янтаря, в котором демонстрируются экспонаты, рассказывающие о том, как образовался янтарь — это удивительное творение природы. Весьма любопытны инклюзы — куски янтаря с застывшими в них насекомыми, обитателями доисторических лесов. Перстень с янтарём, приобретенный здесь, я подарил жене. После её смерти он перешёл к дочери.

Упомянув о янтаре, нельзя не рассказать о том какой была Паланга в древности. На месте нынешнего города стояла тихая рыбацкая деревушка. Но тишина длилась недолго. В Паланге появились заморские купцы, затем — пираты, а вскоре и сухопутные разбойники-меченосцы и крестоносцы.

Одни были не лучше других — грабили город одинаково жестоко. В письменных источниках Паланга впервые упоминается в 1161 году в связи с визитом сюда датского короля.

Когда-то в Паланге был порт. Сюда приходили корабли из Голландии, Швеции, Англии… Много лет спустя на его месте был построен деревянный пирс. Через Палангу проходил старинный торговый путь из Кенигсберга в Ригу.

В 1880 году здесь открылось предприятие по обработке янтаря.

22 июня 1941 года приграничный городок Паланга подвергся жестокому артиллерийскому обстрелу и бомбёжке. На бреющем полёте фашистские лётчики расстреливали мечущихся в ужасе детей. За годы гитлеровской оккупации в Паланге было убито около семисот её жителей.

Как приморский курорт Паланга стала известна с начала XIX века. В 1824 году здесь отдыхал великий поэт Адам Мицкевич. Был сооружён дворец, в котором расположен Музей янтаря. По слухам — это единственный Музей янтаря в мире.

Балтику часто называют «янтарной». Называют справедливо, так как всё время волны выбрасывают на берег кусочки лёгкого золотистого, как будто впитавшего солнечный свет, камня — янтаря. Цвет их тёплый, ласковый, тона от светлого до тёмно-коричневого. Художники создают из него скульптурные миниатюры и мозаичные картины.

Всё было бы хорошо, но даров моря явно не хватало. Потому уже с XIX века «солнечный камень» стали добывать с помощью драги, промывая отложения песка, а затем и шахтным способом. В 1862 году немецкая фирма «Штантин и Беккер» открыла разработки янтаря на Куршской косе.

Что же такое янтарь? Учёные говорят, что это окаменевшая смола хвойных деревьев. Предполагается, что в тех местах, где находят его, миллионы лет назад росли леса. Потом их покрыло море. Древесина со временем разрушилась, а натёки смолы остались… Именно, благодаря янтарю, Литва появилась в трудах историков и писателей античного мира Геродота и Тацита.

Лесной и озёрный край, находящиеся на востоке Литвы, в ста — ста двадцати километрах от Вильнюса называется Игналинским. Многие называют эти места «Литовской Швейцарией». Сравнение не совсем удачное — Альп здесь нет, а вот, если говорить о красоте природы, то Игналина, конечно, никакой Швейцарии не уступит. О крае трудно рассказывать, его нужно видеть.

Самое большое богатство Игналины — леса и озёра. В удивительно привлекательный ландшафт органично вписываются старинные крестьянские усадьбы. Невыразительных берегов у здешних озёр почти нет. Наоборот, озёра окаймлены высокими холмами и берега их, естественно, круты. Водная гладь разнообразиться живописными островами.

В озёрах и реках Игналины водится рыба тридцати видов: судак, угорь, рыбец, лещ, карп, налим, щука…

На озёрах вьют гнёзда утки, кулики разных видов, чайки. В старину в Игналинском крае было много дубрав, сейчас преобладают хвойные леса, в основном сосновые боры. Немало берёзовых рощ, кое-где лиственница, клён татарский, горошек лесной…

В лесах обитают красавцы лоси, грациозные косули, свирепые дикие кабаны, редко рыси, куницы. Много белок. По опушкам много лис и зайцев. Богат край и птицами. В лесной глуши сохранились глухари, немало тетеревов, кое-где рябчики. Из хищных — ястреба, филины, совы, соколы. Масса певчих птиц.

Игналинские леса — это изобилие грибов и ягод…

Первые обитатели края поселились здесь до нашей эры. Об этом свидетельствуют археологические раскопки. В силу географического положения Игналинский край рано очутился в водовороте исторических событий. Через край проходили важные торговые пути, соединявшие Вильнюс с Даугавпилсом и Полоцком. Через селение Палуше — торговый путь в Ригу. Замки Таурагнай и Линкменис (сейчас это сёла) защищали литовскую землю от нападения немецких рыцарей.

В заключение рассказа об Игналине стоит вспомнить народное предание о том, как возникло название города. В старину был тут непроходимый лес. В нём стоял красивый замок, в котором жили юноша Игнас и девушка Алина. Они полюбили друг друга, но боги прокляли влюблённых, а замок провалили в преисподнюю, вместе с парнем и его подружкой, а на том месте, где замок стоял, появилось озеро Ильгис.

Когда же на берегу поселились люди, они назвали свою деревню «Игналина», а родник, пробивавшийся сквозь земную толщу — «Алина».

Рассказ о Литве, безусловно, не полон, но есть тема, которую обойти невозможно — евреи на этих землях, являющихся в некотором приближении, колыбелью восточно-европейского еврейства.

Главная масса евреев, уходивших из Западной Европы от средневековых преследований, находила приют на землях контролируемых Польшей и Литвой на берегах Вислы и Немана. Переселение евреев из немецких земель в Польшу приняло массовый характер во время крестовых походов.

Польские князья охотно впускали в свою страну евреев, благодаря которым развивались торговля, промышленность, ремёсла…

Краковский князь Мечислав Старый (1173) строго запретил насилия над ними. Еврейские откупщики заведовали тогда чеканкой монеты в Великой и Малой Польше. На этих монетах имена князей обозначались еврейскими буквами.

В то время польские евреи ещё не имели в своей среде учёных и приглашали их из других стран. Эти люди выполняли обязанности раввинов, канторов в синагогах, начальных учителей.

Первый правитель, упрочивший положение евреев в Польше был князь Болеслав Калешский. В 1264 году он издал грамоту, определявшую права евреев в Великой Польше, имевшую целью защитить их от произвола христиан. В то же время покровительство, оказываемое польскими князьями иудеям, не нравилось католическому духовенству, которое получало из Рима предписания повсюду угнетать и унижать еврейское племя.

Бедствия немецких евреев в XIV столетии, особенно во время «чёрной смерти» (оспы) снова загнали огромную массу переселенцев в Польшу, которая достигла тогда вершины своего могущества. Евреям предоставлялись: право жительства в городах и сёлах, право владения землёй и её аренды.

В 1386 году князь Ягелло стал королём соединённых Польши и Литвы.

В XIV веке Литва переходила от язычества к христианству. К этому времени существовало уже пять еврейских общин: в Бресте, Гродно, Троках (Тракае), Луцке и Владимире. Им покровительствовал великий Литовский князь Витовт, который в 1388 году издал для евреев подвластных ему земель грамоту, в которой определялось, что они составляют в Литве класс свободных жителей, находящихся под покровительством Великого князя и местных высших властей. Жили они самостоятельными общинами, пользуясь самоуправлением во внутренних делах.

Евреи в Литве, в отличие от своих западных братьев, занимались не только торговлей и ремёслами, но и земледелием.

К началу XVI века еврейство в Польше сделалось уже крупной экономической и общественной силой, без которой страна не могла обойтись.

Между тем, как в Польше в средние века число евреев всё увеличивалось притоком переселенцев с запада, соседняя Русь была почти закрыта для них. В XIII веке Русью овладели татары и с тех пор о еврейских поселениях в этой стране долго не было слышно. Только в Черноморской области и Крыму продолжали жить евреи и караимы. Под властью татарских ханов евреи в Крыму жили свободно, соперничая в торговле с генуэзцами и греками.

Следы еврейства в Московской Руси становятся заметными лишь со второй половины XV века. В это время там появляются отдельные выходцы из Литвы и Крыма, иногда из Западной Европы.

XVI столетие считается “Золотым веком», или временем процветания евреев в Польше и Литве. После того как Испания потеряла главенство в европейском мире, Польша приобрела его. Ужасы средневековья загнали сюда из Западной Европы множество евреев, занявших важное место в жизни страны.

Польские короли XVI века покровительствовали евреям. Сигизмунд I в 1507 году подтвердил льготные грамоты прежних королей. Богатые евреи оказывали ему важные услуги в государственном хозяйстве. Они брали в откуп сбор казённых налогов и пошлин, ссужали короля деньгами в случае войны…, словом, обогащали казну. Старшинам предоставлялось право непосредственно сноситься с королём по важнейшим еврейским делам, судить соплеменников по собственным законам, взимать с них подати. В качестве помощника при короле должен был состоять раввин, знаток еврейского религиозного права. Это обеспечение законных прав евреев значительно способствовало их благосостоянию.

Зажиточные еврейские общины существовали в Бресте, Гродно, Троках, Пинске и других городах Литвы.

Благосостояние евреев возбуждало зависть, особенно католического духовенства, возбудившего против евреев обвинение в том, что они обращают в иудаизм католиков, особенно в Литве. Предлагались суровые меры против них, но Сигизмунд I оградил еврейских подданных от козней их врагов.

Преемник его Сигизмунд II Август (1520 -1572) при вступлении на престол объявил об охране гражданских прав евреев. Его преемник Стефан Баторий так же объявил, что обвинения — клевета, придумываемая с целью преследования и грабежа евреев, ревностно охранял прежние гражданские права их и прибавил несколько новых (1580).

В это время в Польше прочно утвердился и приобрёл власть монашеский орден иезуитов, поставивший целью борьбу против не католиков: православных и евреев. Короли Сигизмунд III и Владислав IV, царствовавшие в первой половине XVII века, уже не заступались за евреев так ревностно, как предшественники.

Но тогда евреи были ещё настолько сильны, что могли бороться со своими недоброжелателями. Эту силу давали им свободное самоуправление в общинах, внутреннее единство и богатая духовная жизнь.

Евреи составляли в Польше особое сословие, управлявшееся во внутренней жизни своими выборными представителями, светскими и духовными. Делами еврейских общин заведовали кагалы, то есть общинные советы. Они находились во всех городах еврейской оседлости, за исключением маленьких местечек и деревень, еврейское население которых подчинялось ближайшему кагалу.

Вожди народа заботились об укреплении его единства и сохранении национальных особенностей. Обучение детей составляло постоянную заботу кагалов. Летописец даёт следующую картину школьной жизни в еврейских общинах Польши и Литвы в первой половине XVII столетия. «… Нет такой страны, — говорит он, — где святое учение было бы так распространено между нашими братьями, как в государстве Польском…». В каждой общине существовала йешива, глава которой получал щедрое содержание из общественных сумм, дабы он мог жить спокойно и предаваться учению.

Благодаря самоуправлению общин и размножению школ, талмудическая наука достигла небывалого процветания. Прежде незаметная в еврейском духовном мире Польша, в XVII веке заняла первое место.

В середине XVII века произошла резкая перемена к худшему в жизни польских евреев. Она была вызвана обострившейся борьбой народностей, религий и сословий. Боролись между собой поляки и русские, католики и православные, дворянство и крестьянство. Польская шляхта угнетала русских, а католическое духовенство призывало правителей к притеснению иноверцев. Православные казаки и крестьяне ненавидели поляков, как угнетателей, евреев, как промышленников. К этому озлоблению примешивалась религиозная ненависть. Долго накапливавшееся недовольство привело к восстанию казаков.

Во главе восставших украинцев стоял казацкий сотник из Чигирина Богдан Хмельницкий. Заключив союз с запорожцами и крымскими татарами в начале 1646 года, он двинулся на Польшу. Его отряды с остервенением истребляли поляков и евреев. По словам летописцев, число погибших за это время (1648-1658) евреев превышало полмиллиона. В левобережной Украине полностью исчезли еврейские общины, а в Польше уцелела одна десятая еврейского населения. После казацких войн польское государство стало постепенно клониться к упадку.

Перенесенные польскими евреями бедствия наложили печать и на их духовную жизнь. В Украине, Подолии и Волыни, наиболее пострадавших от казацкого разгула, образовательный уровень еврейской массы всё более снижается. Талмудическая наука делается достоянием тесного круга книжников. Бедная масса коснеет в невежестве. Более широкую власть над умами раввинская наука сохранила в Литве и коренных областях Польши.

Больше тысячи лет прожили евреи в Литве, ставшей духовным и культурным центром восточно-европейского еврейства. Иерушалаим де-Лита называли Вильно. Ученики и последователи Виленского Гаона открыли множество йешив: Мир, Тельше, Слободка, Кейдане, Вилкомир, Пинск, Слуцк… В Литве появились первые еврейские типографии. В первые годы существования государства власти были заинтересованы в использовании международных связей и способностей литовских евреев.

В 1926 году в результате государственного переворота к власти в Литве пришли националисты, которые стали вытеснять евреев из экономики страны. План операции «Барбаросса» составлялся с учётом настроений местного населения. Надежды фашистов на помощь прибалтийских народов в уничтожении евреев оправдались с избытком — ещё до прихода немцев литовцы начали грабить и убивать их.

Не было города, городка в Литве, где не жили бы евреи. Их диаспора насчитывала 220000 человек. 94% из них: детей, стариков, женщин, мужчин было убито в первые месяцы войны в Панеряй, IX и VII фортах Каунаса, в других местах… Всего насчитывается около 200 мест массового расстрела евреев в Литве…

Чтобы завершить тему на мажорной ноте, расскажу, как я попал в Литву последний раз. В 1981 году решили мы, моя семья и брат, совершить автомобильное путешествие. За месяц проехали 7000 километров. Центральная линия маршрута: Кривой Рог, Кировоград, Киев, Чернигов, Гомель, Могилёв, Псков, Новгород Великий, Ленинград, Таллинн, Рига, Вильнюс, Друскининкай, Гродно, Брест, Тернополь, Хмельницкий, Житомир, Винница, Умань, Одесса, Кривой Рог. Только по Ленинграду с окрестностями (Павловск, Пушкин, Петергоф…) проездили 700 километров. В Виннице посетили мавзолей врача Пирогова, в Бресте небезызвестную Брестскую крепость. В Новгороде в Кремле-Детинце увидели знаменитейший памятник 1862 года скульптора Микешина «Тысячелетию России», под Новгородом посетили Музей деревянного зодчества под открытым небом, а главное — в Пушкинских горах, в селе Михайловском, родовом имении Ганнибалов, поклонились могиле Александра Сергеевича, не говоря уже о том, что в имении осмотрели домик Арины Родионовны, посетили дом Ганнибалов, побродили по окрестностям, которые видел Пушкин, создавая свои вечные творения… Всего не перечислишь. Впечатлений на всю оставшуюся жизнь, не говоря уже об экзотике путешествия с палатками и кострами на берегах живописных речек и озёр…

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Марк Горловский: Путевые заметки. Литва»

  1. Совершенно замечательная страна Литва. Совершенно замечательные люди ее населяющие и населявшие. От 90 до 96% евреев было убито в 1941 еще до прихода немцев или без их прямого участия. Сегодня лидирует в отрицании не самого Холокоста, но своего участия. Это не я, и хата не моя. Нас рядом не стояло. Это все марсиане. Информация, например, здесь: http://www.ynetnews.com/articles/0,7340,L-4745850,00.html
    Замечательная, красивая страна. Суки.

  2. Спасибо автору. Очень понравилось. Литва еще по студенческим временам вспоминается как нечто отдельное даже не от России, а и от «готической» Прибалтики, и Вильнюс был так непохож на Талинн или Ригу, казался скорее «польским», чем «немецким». Надо думать, по впечатлению от «Крестоносцев» Ежи Гофмана … ?

  3. Толковый, любовно выписанный очерк.
    Л.Шейнину (комментарий — выше). Вы можете предложить другой термин к иерархическим социальным отношениям, сменившим более простые: свободные — рабы?
    Понятие «феодализм», было, по-моему, и до Маркса; означает сложную иерархию главенства-подчинения, отражённую, естественно, и в экономике.
    Я — не для подначки. Меня этот вопрос интересует.

  4. «Нападения немецких ФЕОДАЛОВ».
    Ни грамма , имеющего отношение к действительности.
    Налицо поклонение примитивизму Маркса, который усвоен тысячами учёных дятлов. Раз тогда не было КАПИТАЛИЗМА, то что тогда было ? Понятно, что : Феодализм. Ничего, кроме «Феодализма» для тех веков Маркс не назначил. Значит, и нам не положено.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *