Кай Швайгманн-Греве: Негев, молитва свету. Перевод Леонида Комиссаренко

 159 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Кай Швайгманн-Греве

Негев, молитва свету

перевод с немецкого Леонида Комиссаренко

Лишь только выйдя в Израиле из самолёта, ещё даже по-настоящему не прибыв, мы – Фальки[1] из Ганновера – сразу же оказались на сцене![2]

Предыстория к этому: «Вы же умеете петь! Хотите выступить на певческом празднике Хашомер Хазаир[3]?» – ещё перед отъездом спросила меня по телефону  Шагит, моя давняя знакомая. «С удовольствием!» – ответил я, ведь у нас были хорошие певцы, а Илья и без того хотел взять с собой кларнет. Прибыв в кибуц Баркай, мы успели только снять рюкзаки, перекусить и тут же направились в Ган Шмуэль, соседний кибуц, где должен был состояться «Шира де цибур» – так назывался этот певческий празник. Между прочим мы узнали, что в программе стоит не наша песня-фаворит «На север вторгается весна», которую мы  достаточно уверенно отрепетировали на три голоса, а «Арум дем файер». Шагит разыскала её как песню молодёжного движения и передала устроителям ноты и текст. Ну хорошо, текст не все знают уверенно, но песня одноголосная и не очень длинная.

Когда мы вошли в зал, то убедились, что всё выглядит несколько более внушительным и профессиональным, чем, по крайней мере я, себе представлял: аудитория с примерно пятьюстами зрителей, преимущественно пожилых людей, микрофоны и молодая женщина в голубой рубашке, ведущая программу. Рядом со сценой – большой экран, на который  проецируются  тексты исполняемых группами песен, чтобы все могли подпевать. Присутствующие – все бывшие или активные члены окрестных кибуцев. Они ежемесячно встречаются для такого рода совместного пения. Программа состоит из песен Бунда последних десятилетий для группового исполнения. Выступают солисты и группы от среднего  до пожилого возраста, кроме того, юношеский ансамбль соседнего интерната Мевоот Айрон, который содержится Хашомер Хазаир и в котором учатся школьники окрестных кибуцев и сёл.

Можно было слышать реакцию из тех частей зала, где сидят возрастные группы, к молодости которых восходит та или иная песня. Нами овладевает веселье, когда вдруг слышится знакомая мелодия «Радость Мюллера – поход» с текстом на иврите.

О ужас:  мы – следующие! На сцене мы сразу же ощущаем волну встречной симпатии. Илья и я  только подстроили кларнет и гитару, которая постоянно фальшивит. Хотя наша песня на идиш, – единственная не на иврите – внизу в зале некоторыя подпевают. Сердечные аплодисменты, и в мгновение ока мы уже снова внизу.

Позднее, после представления, со мной заговорила пожилая дама и на милой смеси идиш и иврита рассказала, что песню знает ещё со времён своей довоенной группы в Польше и тайно пела её позднее «в лагере» вместе с другими узниками.

Другая поездка за несколько лет до этого: мы находимся в Гиват Хавива, образовательном центре израильских левых, движения за мир и пригласившего нас Хашомер Хазаир. Там есть собственный музей молодёжного движения, включающий архив и исследовательский центр. Из экспонатов выставки мы узнали, что возникшиe почти 100 лет назад немецкиe «Перелётные птицы»[4] оказывает ещё и сегодня ощутимое влияние на это израильское движение юных пионеров. Там нас встречают как «Молитва к свету» Фидуса[5], так и пейзажи Высокого Майснера[6] 1913 года и Берлин-Штеглица. Наш юный «мадрих», экскурсовод, сопровождавший нас в тот день, рассказывает об этой давно исчезнувшей молодёжной культуре, которой, как он предполагает, уже нет и в Германии. «В отличие от скаутов, это было движение, исходившее от самой молодёжи»…

Пожалуй нигде за пределами немецкого языкового и культурного пространства не оставили немецкие юношеское туристическое движение и молодёжные движения вообще таких следов, как в молодёжных движениях Израиля. Это распространяется, как показал Моше Циммерманн[7], в особенности на стоящий политически справа Бетар и социалистическое Хашомер Хазаир. Возникшее в 1916 году[8]  в тогдашней австро-венгерской Галиции и в Вене, это почти 100-летней давности сионистско-социалистическое молодёжное движение стало моделью «галутного» пионерского молодёжного движения и образцом для всех основанных позже сионистских молодёжных пионерских союзов.

В собственной исторической справке Хашомер Хазаир видное место занимает и связь с немецким молодёжным движением в годы Первой мировой войны в Вене и до наших дней. Однако Цви Лам в соответствующей главе книги отмечает, что с момента своего появления в 1999 году составной частью образовательной работы Союза является не только двойственность образа Молодёжного туристического движения, но Цви характеризует его как насквозь антисемитскую организацию, для которой по отношению к евреям была возможна только любовь на рассоянии.[9] Даже если главной точкой соприкосновения были австрийские Перелётные птицы в Вене, которые фактически уже в 1913 году внесли в свой Устав т.н. «Арийские параграфы»[10], то и в этом случае такая жёсткая оценка Перелётных птиц до 1918-го года представляется несомненно слишком общей.[11]

Но что интересовало юных восточноевропейских евреев, которых Первая мировая война занесла в Вену, в немецком молодёжном движении? Что это было за движение, которое здесь формировалось?

Хашомер Хазаир возник в результате слияния уже образовавшегося на пороге 20-го века  Цейрей Цион (Молодёжь Сиона), сионистски ориентированной организации школьников и студентов, поставившей своей целью индивидуальное просвещение  своих членов по вопросам еврейской истории и палестиноведения, а также изучение иврита, и основанного в 1913 году еврейского Союза следопытов «Хашомер» (Страж). Центром обоих движений был восточногалицийский город Лемберг (Львов), польскоязычный остров среди преимущественно украинского населения. В то время, как между украинцами и поляками имели место острые национальные конфликты и едины были они лишь в своём антисемитизме, большая еврейская община была занята противостоянием между  ортодоксами-хасидами и сторонниками хаскалы, еврейскими просветителями. Следопыты пользовались здесь большой популярностью в среде простой еврейской молодёжи: «Новаторское стремление проявить во всей полноте тягу к движению через игры на природе, походы, пробы на мужество, лагерную романтику, дух коллективизма и всех объединяющую униформу образовали для еврейских юношей из польских гимназий некий защитный баръер против антисемитских наскоков и было весьма привлекательны. Дисциплина активности на природе была связана с выраженной социальной ответственностью.[12] Этот Союз следопытов, получивший своё наименование от еврейского Шомрим, который примерно с 1909 года охранял еврейские поселения в Палестине, на практике испытывал столь сильное влияние польских Следопытов, что вначале, по Енсену, команды на иврите были единственным еврейским в нём.[13]

Во время Первой мировой войны вокруг Галиции развернулись тяжёлые бои между Габсбургами и русским царём, она многократно переходила из рук в руки. Помимо общих последствий военных действий еврейское население подвергалось массивным антисемитским бесчинствам, в особенности со стороны русской армии, инициировавшей погромы и уничтожившей много евреев. Поэтому только в Вене в 1915 году находились 125000 беженцев из Галиции и Буковины – среди них 25050 детей и подростков.[14]

После первого освобождения Лемберга австрийскими войсками в 1914 году в Вене находилось около 100 шомрим, в 1915 – около 1000. Число находившихся там Цейрей Цион неизвестно. Её члены были несколько старше, учились в гимназиях, унуверситетах или служили в армии.[15] Для обеих организаций характерными были молодёжно-оппозиционные настроения, обе были не согласны с тем обликом евреев в диаспоре, «Галутного еврейства», каким его представляли родители, обе стремились к своему «обновлению» в «физическом и духовном отношении». Сближение между обеими организациями состоялось в Вене и исходило от Цейрей Цион, которая самокритично пришла к выводу, что для подготовки к переселению в Палестину чисто интеллектуального образования её членов явно недостаточно. Целью отныне стало – объединить групповую структуру и активность с самообразованием и еврейским просвещением. Обе организации были к тому времени построены на началах строгой централизации, теперь было объединено и руководство.

Майн Шпербер (1905 – 1984), позднее индивидуальный психолог и романист, из галицийских беженцев в Вене, ярко описывает беднисть и политическую нестабильность этих лет и рассказывает, какое важное значение имело молодёжное движение для 12-летнего мальчика-беженца. Точно так же, как и в немецком молодёжном движении, бывал он бит одноклассниками в немецкой гимназии. Вступление в Молодёжный союз было «решением, в течение многих лет сохранявшим ни с чем несравнимое значение и  с различных точек зрения таким и оставшимся».[16]

Далее он пишет:

«Большую часть времени мы были заняты тем, что учились говорить на иврите, изучали историю сионистского движения и «Палестинографию». При воскресных вылазках в Венский лес мы маршировали под команды на иврите: развести караул, строиться в колонну, маршировать в ногу и т.п. Я всё делал очень серъёзно, даже со рвением. Военное дело было мне противно, но, как и все остальные, я осознавал, что речь шла о том, чтобы вырваться из галутного еврейства. Мы не должны никогда более и никоим образом примириться с судьбой людей, не только ненавидимых врагами, но ими презираемых: никогда более не склоняться перед врагами, наоборот, встречать их с высоко поднятой головой…

Каждая из наших групп, уходившая в воскресный поход, несла впереди бело-голубой флажок со Звездой Давида. Было раз и навсегда договорено, что ни одно оскорбление, ни один вызов не должен остаться безнаказанным. Даже если мы были слабее и малочисленнее нападавших, мы держались. Высоко нести голову, каждому смотреть в лицо, ни в коем случае не уходить от противостояния и борьбы, никогда, никогда не убегать! Так учил нас Шомер – и вместе с тем добрым традициям Следопытов: честность, не врать, всегда быть готовым помочь, каждый день совершать доброе дело: «Всегда готов!» Но ещё до конца 1918 года Шомер из еврейской скаутской организации во многих существенных аспектах преобразился  в настоящее революционное молодёжное движение…»[17]

В отличие от Движения следопытов –  педагогического предприятия взрослых в поддержку детей –  в случае с Перелётными птицами речь шла о движении, организованном самой молодёжью, которая сознательно дистанцировалась от взрослых в желании развить чисто юношеские формы. Здесь лежит первая основная параллель между Перелётными птицами и Еврейским молодёжным движением. Вторая – в социальном слое: молодые интеллектуалы из (мелко)буржуазных слоёв, которые, в отличие от пролетарской молодёжи того времени, в качестве школьников и студентов располагали достаточным количеством необходимого свободного времени, чтобы посвятить себя поискам идентичности, обладали образованием и досугом, дававшими им возможность строить планы на будущее.

И Перелётные птицы из Штеглица, находившиеся в гуще культуры среднего класса Империи, отталкивая её условности и шовинизм, и они стремились найти свою идентичность, свои корни и «истинное», т.е. без какого-либо умысла межличностное общество. Однако оба движения пользовались аналогично образом мыслей общества, из которого происходили. Немецкие Перелётные птицы идеализировали средневековье и внешне подражали  бродячим ученикам и студентам тех времён, пели старые народные песни и, как неоромантическое движение, устраивали своё «юношеское царство» где-нибудь «в лесу и пустоши», подальше от современных больших городов, промышленности и модерного общества. Весьма аутентично отражено это настроение в одной из первых собтвенных песен Перелётных птиц: «Мы стремимся в дальние края, вверх, к безоблачным вершинам одиночества…»

Да и по внешнему виду Перелётные птицы омежёвывались от крахмальных манишек и цилиндров отцов и – несколькими годами позже – корсетов матерей. На первых порах речь шла о группах юношей, которые в свободной, естественной одежде, коротких брюках, с рюкзаками и гитарами тянулись на природу, несколько позже за ними последовали и девушки в реформистских платьях. Еду готовили сами на кострах, отвергали любые удобства, ночевали в палатках или сараях.

Образ действия еврейского молодёжного движения не был столь пуристическим, как у Перелётных птиц, отвергавших всё «ненемецкое». «У нас было всё вместе: почти военная выправка при выполнении упражнений и форсированных маршей, использование военной терминологии; бесконечные свободные дискуссии, при которых спорили до хрипоты, будучи свободными от любого давления извне; растущее враждебное отношение к войне, к каждому, кто на ней наживался, против всего мещанского и всего авторитарного; воинственные маршевые песни и печальные еврейские народные, революционные – еврейского и нееврейского рабочего движения и «Ниггуним» –  мелодии, которые пели в домах и молельнях хасидов.»[18] Помещения отрядов и молодёжных центров называются и сегодня в Израиле и диаспоре до Австралии «Кен» = гнездо, как и у Перелётных птиц. Но в основном тяготели к античной еврейской истории: с приветствием Шомрим «Чазак ви эмаз!» – Сильный и смелый! – как ответил народ Израиля Йошуа на его вызов пересечь Иордан и овладеть Святий землёй.[19] Персонажи еврейской Библии, Иехуда Маккавей, который в 175 г. до н.э. возглавил восстание против эллинских Селевкидов, Самсон и прежде всего еврейское крестьянство в «Эрец Исраэль» должны были стать образцами движения. В сионистском контексте эта картина представлялась, однако, не в исключительно романтически-ретроспективной окраске, а увязывалась с личной перспективой предстоящих в связи с переселением в Палестину экстремальных условий существования, жизни в кибуце – сообществе, движимом молодёжью. Поэтому очень точным представляется название книги воспоминаний немецких евреев, спасших свои жизни благодаря своевременной эмиграции в кибуц, в Палестину – «Юности ожившие мечты».[20]

В то время, как поселенческие проекты немецкого молодёжного движения оставались лишь эпизодами и не могли оказать длительного влияния на немецкое общество, кибуцы были существенной предпосылкой создания еврейского государства. Только левосоциалистическое кибуцное движение «Кибуц арци», возникшее на базе Хашомер Хазаир, располагает сегодня 85-ю кибуцами, в которых живут 25000 человек. Ещё несколько лет назад для присяги Шомер в диаспоре считалось само собой разумеющимся быть обязанным к «Алие», «Восхождению» (ивр. עֲלִיָּה‎, прим. перев.), как обозначалось –  с идеологической окраской эмиграция в Израиль.

В этом контексте очень интересно, что под лозунгом «Освобождение земли посредством еврейского труда», те же националистические элементы, имевшие определённо параллели с этническими представлениями Перелётных птиц, в отличие от последних привели Хашомер Хазаир политически влево. Акцент на собственной национальний идентичности имел в этом случае следствием не только признание, но, более того, симпатии к эквивалентным арабским культурным устремлениям. Кибуцники Хашомер Хазаир известны своими хорошими отношениями с соседними арабскими сёлами, и в 50-е годы поддерживали довольно изолированное от политического большинства движение Мартина Бубера «Брит Шалом, выступавшее за двунациональное государство от Средиземного моря до Иордана. С 90-х годов Хашомер Хазаир поддерживает – финансово, повышением педагогической квалификации функционеров и предоставлением помещений и материалов –  создание родственной арабской организации. Это и есть выражение своей эгалитарной национальной самооценки: в то время, как профсоюзный «Ногар амед» имеет в своём составе арабскую секцию,  Хашомер Хазаир не желает вступления своих арабских товарищей в еврейско-сионистскую молодёжную организацию. Национальную секцию меньшинства всегда можно победить большинсвом голосов, независимая же братская арабская организация, способная принимать собственные решения, с собственными органами и идентичностью, безусловно является более сложным партнёром, но и тем, с которым можно сотрудничать на равных!

Принципиальное различие между Перелётными птицами и  Хашомер Хазаир зародилось уже в годы их становления вследствие крайне различных условий жизни. Ламм замечает по этому поводу:

«У этих еврейских, как и немецких,  юношеских групп … общий знаменатель. Это были молодые люди из среднего класса, школьники общеобразовательных школ, а не профессиональных училищ. Эти школы давали более высокий уровень образования и, следовательно, возможность восхождения к элитам общества. Это образование позволяло критически оценивать весь окружающий мир, будучи полностью или, по крайней мере, частично свободным от забот о хлебе насущном и переводить критический взгляд в романтические мечты об изменении мира … Обе группы переводили плоды своего критического духа в мировую реформу, соответствующую их мечтаниям. В принципе, это нечто единственное в своём роде, присущее молодёжным движениям: критика трансформируется в романтику. Мир плох – открывает юноша силами своего критичного, обострённого академическим образованием ума. Давай его изменим – нашёптывает молодому человеку романтический дух.  И так как стремление сделать это родилось из романтического духа, то и ведёт он себя по отношению к этому устремлению не критически … Между этими противоположностями, между критическим рационализмом и романтическим утопизмом мечется душа молодого человека, который находит защиту в тёплом сообществе Движения. Здесь и начинается различие между основателями еврейского и немецкого Движения. В своей романтике немецкая молодёжь руководствуется национальными мифами. Немецкие юноши хотели, бродя по запущенному лесу, найти в нём дух своего народа. Их критика общества, во многих аспектах основанная как на рациональном мышлении, так и иррациональных представлениях, вела во тьму мистицизма. С ними произошло то, что происходит и с другими, связавшимися с мистицизмом: они теряют связь с реальностью. Еврейскую же молодёжь вела её и её народа фактическая обездоленность … Ведя группы Хашомер Хазаир в лес, их руководители готовили (физически и морально) молодёжь к эмиграции в Израиль и к жизни пионеров. Их пионерская романтика была прямой противоположностью мистицизма, это был совершенно другой вид романтики. Еврейская молодёжь не теряла и своей зависимости от романтического национализма. Поездка и лагерь, групповые дискуссии и упражнения – всё было пропитано им. Беды были, однако, реальными – (не мистическими, как у немецкого юношества)  –  это и служило еврейскому молодёжному движению всё время его существования тем якорем, который связывал его с реальностью.»[21]

На месте распространённой у Перелётных птиц националистической идеологии у Хашомер Хазаир –  некая смесь сионизма/национализма и социалистической надежды на будущее, что в такой же мере прельщало и мотивировало «Шмуцниким» (еврейское самоназвание). Примечательно, что в то время социализм не обязательно означал марксизм: «Влияние русской революции поддерживало интерес к социал-революционерам, наследникам народников, анархо-коммунистическому учению Кропоткина, князя-революционера, гораздо больше, чем к марксизму. «Воспоминания» Кропоткина и его «Взаимопомощь» нас глубоко впечатлили и определённо внесли значительный вклад в формирование идей и целей венских Шомеров, которые впоследствии должны были осуществиться в кибуце»[22]. Принципиальная разница была, однако, в том, и здесь Ламм определённо прав, что речь шла о жизненном проекте, который непременно должен был осуществиться при желании сохранить самооценку и выбраться из того жалкого состояния, в котором они, как и их родители, находились до сих пор. Для большинства же своих членов Перелётные птицы оставались всего лишь экзотическим этапом жизни, вносившим, конечно, свой вклад в формирование личности, но из которого, однако, обратный путь в мир родителей был не так уж долог.

Общим как для еврейской, так и для немецкй молодёжи было увлечение новой тогда эстетикой модерна. Созданный немецкими Перелётыми птицами и их культурной средой, он с воодушевлением был воспринят и скопирован еврейским юношеством. В его окружении он был так же хорошо применим для разграничения от всего унаследованного. Образом этого стремления к самоопределению, юношеского порыва к новым берегам, стала и извесная картина Фидуса «Молитва  свету» 1913 года. Баадер считает решающими предпосылками  успеха именно этой картины Фидуса три момента:[23] во-первых, сам мотив, жесты юношеского порыва к свободе, сакрализация молодого (мужского) тела и естественно-религиозного чувства; во-вторых, издание в виде открытки и репродукции и последовавшее широкое распространение средствами массовой информации; в-третьих, возможность поливалентной интерпретации, создавшую условия для использования её и в Германии различными политическими направлениями.

Шпербер в «Движении» описывает жизненные ощущения, из которых становится ясным, что в фигуре Фидуса отражены его тоска, его желания: «Постепенно даже для самых юных в Движении стало само собой разумеющимся, что речь идёт о точном определении момента, когда воспитание переходит в стадию группового самовоспитания и как молодёжная культура  может сформировать нового, молодёжного человека. Эта мечта о вечной весне пришла к нам из немецкого молодёжного движения, из той присяги на Высоком Майснере, в которой молодые люди давали клятву вести жизнь в согласии со своей внутреннй правдивостью. Наше отторжение общества, авторитарных школ и мещанско-буржуазного человека было, среди прочего, вскормлено трактовкой юношеского по Винекену[24], который склонил нас к вере в то, что юность является не только биологической переходной фазой, но создаёт фундаментально новые ценности, вследствие чего способна преодолеть обывательскую культуру взрослых.»[25]

В то время как немецкая молодёжь, наряду с воплощением оптимистических настроений, связывала с общей картиной некий расплывчатый патетический, естественнорелигиозный аккорд или изображение молодого ницшеанского сверхчеловека (близка к этому даже националистическая интерпретация фигуры идеального арийца), еврейская молодёжь мечтала «с открытыми глазами об обновлённом еврейском народе, который на осушенной, очищенной от камней, распаханной им земле создаст новое общество».[26] И к этим мечтам картины Фидуса, не только «Молитва свету», были хорошей иллюстрацией.

В имперской, а затем и в Веймарской Германии Хашомер Хазаир было нелегко найти своё место среди немецких евреев. Те шли скорее к основанному в 1912 году обществу «Голубое белое» или к еврейскому молодёжному туристкому союзу, которые были более схожи с немецким молодёжным движением; кроме того, многих немецких евреев отпугивала жёсткая организационная структура пионерского движения и всё более ориентирующаяся на Россию социалистическая идеология Хашомер Хазаир. Формальное основание секции в Германской империи произошло только в 1931 году. Однако только после 1933 года, в период короткоко расцвета еврейских молодёжных движений, которые до 1939 года предлагали еврейской молодёжи в нацистской Германии некое поле для отступления и лучшие возможности покинуть страну, Хашомер Хазаир стал играть определённую роль.

Совсем иначе, чем в Германии, складывались обстоятельства в Восточной Европе. Там Хашомер Хазаир сушествовал в Прибалтике, в Польше, Венгрии, Румынии – везде, где были большие еврейские общины. Среди широко разветвлённых и очень сильных еврейских молодёжных объединений, бундистского «Союза молодёжи будущего», сионистских социалдемократических организаций, «ревизионистского» Бетара и религиозных молодёжных союзов Хашомер Хазаир играл доминирующую роль.

В период немецкой оккупации с 1933 года Хашомер Хазаир внёс решающий вклад в подпольное сопротивление. Мордехай Анилевич (1919 – 1943) командир еврейских боевых отрядов Варшавского гетто, вышел из рядов Хашомер Хазаир, Абба Ковнер (1918 – 1985), позже ивритский поэт Холокоста, был одним из руководителей подполья в вильнюсском гетто и немного позже – израильским бойцом во время Войны за независимость. Он – создатель знаменитого манифеста, в котором призывал евреев гетто  «не позволять вести себя как баранов на убой, а с оружием в руках бить немцев».  Большинство членов Хашомер Хазаир в Восточной Европе, многие десятки тысяч юных Пионеров, мечтавших об Эрец Исраэль (до Холокоста Движение во всём мире насчитывало около 70000 членов[27]), было уничтожено вместе с еврейским населением.

Израиль и влиятельные в первые десятилетия его становления социалистические силы повернулись, и это можно легко понять, к Европе, и особенно к Германии, спиной.

Но оттеснена была и собственная история диаспоры –  имелось в виду новое начало с того момента, когда с разрушением римлянами античного еврейского государства прекратилась и его история. Еврейский «новый человек», был, собственно говоря, тот же старый. Популярная новелла Моше Шамира 1951-го года, пропагандировавшая идею «нового еврея», начиналась программными словами «Элик родился из моря…». Европейских корней быть не должно было.[28]

Вначале никаких связей с нееврейскими молодёжными движениями Европы не было. Ещё в 1984 году, когда я, молодой подвижник, фальк из Германии, после альтернативной службы год жил в Израиле, большей частью в Иерусалиме, и работал в детской больнице, не было никакой возможности установить длительный контакт с Хашомер Хазаир, который имел группы и бюро в помещениях центра партии МАПАМ на улице Короля Георга, в том же районе города, где я жил. Там были любезны, но держались отстранённо. И лишь начавшийся в 1989 году немецко-израильский обмен молодёжными делегациями ганноверских фальков, сначала с юными членами МАПАМ, привел во второй половине девяностых годов к связям с Хашомер Хазаир, который между тем стал членом Интернационала социалистических молодёжных союзов. Это партнёрство сохраняется и поныне в виде ежегодных взаимных визитов (партнёрами являются  Хашомер Хазаир и арабское молодёжное движение Айиал).

С 1945 года лицо молодёжного движения в Германии изменилось: несмотря на многие боевые солдатские песни, звучавшие ещё в пятидесятых годах у лагерных костров, по крайней мере части молодёжного движения стали антивоенными, Перелётные птицы по этому вопросу даже отделились от нейротских и существуют в качстве отдельного союза на антивоенной основе. «Перелётные птицы относятся к прежним отказникам от воинской службы раннего периода ФРГ»[29]. Но даже если в 50-х годах имелась преемственность с существовавшими до 1933 года молодёжными движениями, частично и с Юнгфольк[30] и Гитлерюгенд, милитаристские или даже расистские группы были в меньшинстве. Доминировали христианские Союзы следопытов – Перелётные птицы  стали вообще лишь одним из направлений многогранного молодёжного движения. Но и Следопыты несли, однако, в отличие от других стран, отчётливый культурный отпечаток немецкого молодёжного движения. Молодёжные группы были для многих юношей 50-х годов первой возможностью для поездок за границу, выработки собственного представления  о людях из других стран (по крайней мере Западной Европы). Это отражалось и в их песнях: Петер Роланд[31], юный бард молодёжного движения, наряду с другими формировал вкус а также выбор песен молодёжи. Таким образом, до политизации Союзов вследствие студенческой революции конца шестидесятых годов, в их круге пения нашли своё место песни немецких демократов, еврейские песни, песни вагантов и бродяг, лирика Франсуа Виллона под взыскательную музыку Роланда. Фестиваль шансона и фольклора в замке Вальдек показал открытое миру лицо большей части немецкого молодёжного движения, стремящегося  как к немецко-французской дружбе, так и знакомству с  песнями народов мира.

Вехой, документирующей это развитие в музыке, является песенник «Der Turm» («Башня»), изданный Хельмом Кёнигом и Конрадом Шиллингом, том А[32] которого документирует, преимущественно на немецком, песенную культуру Союзов до конца пятидесятых годов. Том В[33] содержит раздел с еврейскими песнями и 28 песен на иврите, из Израиля, о чём отдельно сказано в предисловии. С нашей точки зрения представляется интересным то обстоятельство, что из представленных там песен на иврите есть 10 из опубликованного в 1963 году  песенника Хашомер Хазаир по поводу его 50-летнего юбилея.[34]

Если в эти годы группы Хашомер Хазаир приезжают к ганноверским Фалькам, то в программе непременно есть пункт, пользующийся особой любовью гостей, и представляет для юных израильтян как бы экскурсию в их собственную историю – двухдневный поход в Гарц. Лесник из Клаусталь-Целлерфельда, сам прежде Следопыт, предоставляет группе простой шалаш в гуще леса. Ночёвка – в сене, еда – что приготовили сами, вечером – рассказы и песни у костра. Кто захочет, может вырезать деревянную ложку.  Ранним утром желающие (осенние каникулы, всё-таки начало октября) могут пойти с нами поплавать в близлежащем горном озере … В частности, в такие вечера представляется хорошая  возможность рассказать об общих корнях наших молодёжных движений и поговорить о том, что значит молодёжное созиалистическое сообщество для 21 века. Наши еврейские хаверим в этом смысле имеют преимущество как перед немецкими, так и перед арабскими участниками: в то время как мы в группах и палаточых лагерях говорим о «Царстве молодёжи» соотв. о «Борьбе с мировым опытом», они могут оглядываться на десятилетия практикуемую, уже в четырёх поколениях, жизнь в таком сообществе. В отличие от всех инициированных молодёжью немецких проектов поселений там возникли сельские поселения в виде кибуцев, которые в большинстве своём не только существуют ещё и сегодня, но и чувствуют себя обязанными более или менее соответствовать идеалам времени становления.  Но здесь, однако, скрыт и большой конфликтный потенциал: «Я ведь не такой уж большой социалист, и здесь только потому, что им был мой дед! Я хочу собственный автомобиль, даже если кибуц при необходимости предоставляет его в моё распоряжение! Я хочу те деньги, которые зарабатываю, тратить сам и не кормить лентяев в кибуце!» Эти высказывания мы часто слышали при посещениях различных кибуцев от молодёжи и их родителей. В то время, как многие старые кибуцы пошли навстречу потребности в индидуализации и ликвидировали обобществлённые учреждения, уже на протяжении нескольких лет по инициативе молодёжи появляются новые формы  общественных связей вне этаблированных кибуцев, несущие социалистическую окраску в духе молодёжных движений.

И на этом месте нас вновь встречает солнцепоклонник Фидуса: сегодня это широко распространённый символ «Союза жизни» Хашомер Хазаир!

«Союз жизни»? До сего дня мы всегда слышали, что активная часть в молодёжных движениях проходит в армии. Многие группы, т.н. «Гариним» («Ядро семени») – не только от Хашомер Хазаир – идут вместе в определённые, т.н. Части Нахаль, Армии обороны Израиля с тем, чтобы потом найти кибуц, в который вся группа будет принята.

Специальный Союз жизни в этом случае не нужен.

И так мы услышали у костра в лесном шалаше историю о втором прорыве Хашомер Хазаир:[35]

«К началу 80-х годов кибуцное движение находилось на пике своего развития: росло число членов, много строилось и инвестировалось. Многие сыновья и дочери кибуцников принимали решение о возвращении в кибуц после армии и совместной жизни в нём  в духе идеалов солидарности. Многие из израильского общества следовали им. Та доля, которую вносили в народное хозяйство кибуцники, превышала процент жившего в кибуцах населения, влияние кибуцников на общество в целом было весомым. Однако в середине 80-х годов Израиль был потрясён тяжёлым экономическим кризисом, что привело кибуцы к необходимости заёма больших банковских кредитов. Политика ссудных процентов тогдашнего правительства – некоторое время и под председательством Шимона Переса – привела к тому, что эти долги вызвали коллапс и других секторов экономики. В конце периода многие кибуцы, в том числе и от Хашомер Хазаир, оказались в многомиллионных долларовых долгах.

Стремительно изменился и общественный климат. Уже в 1977 году к власти пришла правая партия Ликуд под руководством Менахема Бегина, не делавшая тайны из своей неприязни к кибуцам. Кибуцное движение попало в кризис не только экономически, но всё более проявлялась неуверенность в его ценностях и принципах. Это состояние продолжается  по сей день и ведёт к достойным сожаления процессам приватизации. Во всех кибуцах ограничено коллективное воспитание детей, дети из детских домов переселились к родителям. Многие кибуцы закрыли свои общие столовые или сделали питание в них платным. Некоторые полностью преобразовали свою финансовую систему: если раньше все доходы – включая зарплату тех, кто работал вне кибуца – перечислялись на счёт кибуца, который распоряжался деньгами и всем членам начислял одинаковый личный бюджет, то теперь уже во многих местах члены кибуца оставляют доходы себе, тот же, кто работает в кибуце, вообще впервые получает зарплату, а кубуц – своего рода отчисление.

Такое развитие привело к большому недовольству  молодых членов из Хашомер Хазаир. Различные Гариним решили не вступать в имеющиеся кибуцы, а искать для своих сообществ новые пути  к кооперативному социалистическому образу жизни.

В мае 2001 года состоялась 10-я Национальная конференция под девизом «Видение Хашомер Хазаир». Там появился Лайф Мивмент, новый Союз жизни движения. Он покоится на основополагающих принципах движения: сионизм, социализм, международная солидарность. Для осуществления этих принципов необходим и поиск новых путей.

Между тем Союз жизни состоит из целой сети групп, живущих в социально напряжённых районах различных городов, или собственными группами в некоторых кибуцах. Жизнь этих групп ориентирована на идеалы общего самовоспитания и эгалитарных структур в группе, имеется общая касса, члены получают карманные деньги. Большинство групп занимается воспитательными проектами, часто работают с подростками из особо проблемных социальных слоёв, с иммигрантами и членами обделённых групп, как например, эфиопские евреи. Некоторые из этих проектов поддерживаются на коммунальном уровне и, таким образом, обеспечиваются материальные основы их существования. Одна из групп разрабатывает учебные материалы, которые покупают у них учебные заведения, проводит семинары. (Темы семинаров: «Еврейская идентичность», «Бедный и богатый в Израиле», «Холокост», «Глобализация», «Капитализм и социализм» и т.д.). Их члены работают в школах, проводят образовтельные семинары в молодёжных союзах и иностранных – большей частью еврейских – молодёжных группах.

Целью всех этих устремления является, наряду с собственно социалистическим стилем жизни, достижение понимания во всех социальных слоях Израиля. Часть этого нового движения готова даже отказаться от социалистической ориентации работы в группах «Кен», чтобы вести работу с традиционным восточным населением.

Тем временем это движение закладывает новый кибуц, Кибуц Паллех, в Галилее. Кроме того, в ведении Хашомер Хазаир имеются свободные школы (иногда совместно с интернатами), в которых участвуют и Союзы жизни.

„The adult movement holds place for more than 800 adults (from service year age and older) in more than 40 core-groups (Garinim). It is renewing the ideas of socialist-Zionism by taking the role of an avant-garde educational movement, obligated to the every-day struggle on the Israeli society, in neighborhoods, kibbutzim, and educational facilities working with all layer of society.”[36] Остаётся ожидать, как будет обустроена жизнь этих сообшеств, когда их члены начнут обзаводиться семьями и планировать свою жизнь после затянувшейся поры юности.

Сознание Хашомер Хазаир окрашено традициями, формами и символами. Наряду с купающимся в солнечных лучах мальчиком Союз жизни избрал по собственной традиции в качестве девиза стихотворение, которым я и хочу завершить это сообщение:

Сыновий бунт
Давид Симонович

Сын мой, не обращай внимания на указания отца,
И слова матери пусть не доходят до твоих ушей,
Мораль отца: «следуй за всеми»
И слово матери: «не беги так быстро …»

Но весенний шторм говорит тебе:
Слушай, как должен петь сын!
Послушай песню сына, внука,
Проникающую сквозь туман …
Покинь дорогу, которой шёл твой отец,
Строй свою.
Не предавай своё поколение,
Будущее, лучезарное!

Одной холодной весенней ночью,
Когда спят отец и мать,
Не слышишь ли ты поющий ветер?
Песня сына, песня о счастье и борьбе!
Холодной весенней ночью
Слушай поющую весну…

1. Иллюстрация: Символ Хашомер Хазаир на красном знамени

2. Иллюстрация (Овал ч/б Символ Молитвы свету): „Союз жизни“ Хашомер Хазаир

3. («Молитва свету» с сопроводительным текстом на иврите):

«Главной проблемой молодёжного движения было: в какой мере характер и специфический тип движения не определяется возрастом?
Типичной для юношества есть реализация идеалов в личной жизни и исходящее из этого определение индивидуализма одиночки в качестве исходного пункта социальной и культурной революции. Это отражается в подчёркивании субъективных основ принадлежности к движению. Движущей силой молодёжного движения и совместной деятельности, формирующей «ствол», является основополагающее эротическое воздействие, которое провозглашает себя и в других областях жизни. Любовь, как движущая сила жизни – приводит к омоложению.
Давид Гурвиц, 1922»

4. Иллюстрация (Ивритский шрифт, оригинал стихотворения в конце статьи):

Так же, как подражали средневековым шрифтам Перелётные птицы, написан старым иллюстративным шрифтом средневековых религиозных книг  и Сыновий бунт.



[1] Фальки (нем. SJD — Die Falken) – Социалистическая молодёжь Германии. Основанное в 1904 г. детско-юношеское объединение (прим. переводч).

[2] Немецко-израильское молодёжное движение между Хашомер Хазаир и SJD-Die Falken. Встреча в сентябре 2008 года в Израиле, встреча в октябре 2008 года в Германии. SJD-Die Falken, округ Ганновер,2009, стр.5 и след. Эпизод из записи 19.09.

[3] Хашомер Хазаир – (השומר הצעיר; Молодые стражи). Молодёжное социал-сионистское движение, использующее методы следопытов (прим. переводч.)

[4] Перелётные птицы – (нем. Wandervögel), немецкое юношеское туристическое движение образовавшееся в 1896 в Берлин-Штеглице. Особая активность  — в первой трети XX века(прим. переводч.) .

[5] Фидус – Хуго Райнхольд Хёппенер (1868 – 1948), немецкий художник и иллюстратор, автор картины «Молитва к свету» (прим. переводч.)

[6] Местность на севере земли Гессен (прим. перев.)

[7] Циммерманн, Моше: Провалы памяти – Еврейское молодёжное движение: От Стражи на Рейне до Стражи на Иордане. В: Исследования по истории юношества – Общества памяти. Молодёжное движение и его памятные места,  Wochenschau, Schwalbach 2009 стр. 49-50.

[8] Jensen, Angelika:  Sei stark und mutig! Chasak we’emaz! 40 лет еврейской молодёжи в Австрии на примере движения Хашомер Хазаир1903-1943 Picus, Wien 1995, стр 54. По другим отсчётам движение визникло уже в 1913 г. с традицией саомоуправляемого палаточного (большие палатки) лагеря.

[9] английский: Zvi Lamm: Youth Takes the Lead. The inception of Jewish Youth Movements inEurope. Givat Haviva 2004, стр. 149-151 иврит: 1999צבי לם: שיטת החינך של השומר הצעיר: סיפור התהוותה. ירושלים, גבעת־חביבה

[10] Winnecken, Andreas: Ein Fall von Antisemitismus. Zur Geschichte und Pathogenese der deutschen Jugendbewegung vor dem Ersten Weltkrieg. Редакция Архива немецкого юношеского движения том. 7 стр. 39. Австрийсие Перел. птицы  исключали этим решением из своих рядов также «славян и валийцев».

[11] Сравн. расходящуюся с этой оценку Виннекена

[12] Енсен, стр.45

[13]Енсен, стр.44

[14] К ситуации еврейских бежнцев в Вене см. Енсен стр. 48 – 53

[15] Енсен, стр. 54 и след.

[16] Sperber, Manès: Die Wasserträger Gottes. All das Vergangene … München 1978 стр. 155

[17] Шпербер, стр. 156 и сл.

[18] Шпербер, стр. 157

[19] Книга Йошуа, гл. 1, 18

[20] Fölling, Werner, Melzer, Wolfgang: Gelebte Jugendträume. Jugendbewegung und Kibbutz. Südmark, Witzenhausen 1989

[21] Ламм, стр. 157 и след.

[22] Шпербер, стр. 157

[23] Baader, Meike Sophia: Naturreligiöse Gestimmtheit und jugendbewegte Aufbruchgeste. Bildgedächtnis der Jugendbewegung und mentales Gepäck: Fidus‘ „Lichtgebet“. In: Historische Jugendforschung. Erlebnisgenerationen – Erinnerungsgemeinschaften. Die Jugendbewegung und ihre Gedächtnisorte, Wochenschau, Schwalbach 2009 S. 153–168 (155 f.)

[24] Винекен, Густав (1875 – 1964), видный немецкий педагог. В 1906 году основал «Свободную школьную общину – сельский интернат. Выдвинул программу реформ школьного дела, направленную гл.о. на ослабление «диктата взрослых», их политического и идеологического влияния на учащихся. Сочинения В.  пропагандировали идею «молодёжной культуры» (прим. переводч.).

[25] Encyclopaedia Judaica, Haschomer Hazair, том. 7, кол. 1374, Ketter Jerusalem 1973

[26] Шпербер, стр. 173

[27] Encyclopaedia Judaica, Haschomer Hazair, том. 7 кол.. 1374, Ketter Jerusalem 1973

[28] Ср. Shaked, Gershon: Geschichte der modernen hebräischen Literatur. Prosa von 1880 bis 1980, Frankfurt a.M. 1996, стр. 232

[29] Кörber, Rolf: Zugvogel, deutscher Fahrtenbund. In: Historische Jugendforschung. Erlebnisgenerationen – Erinnerungsgemeinschaften. Die Jugendbewegung und ihre Gedächtnisorte, Wochenschau, Schwalbach 2009 стр. 68–75 (70)

[30] Детская организация Гитлерюгенда для 10 – 14-летних (прим. переводч.)

[31] К личности. Ср.Кёниг, Хельмут: кем был  Петер Роланд: Wer war Peter Rohland? http://www.peter-rohland-stiftung.de/artikel-article.articleid-15-Titel-Wer-war-Peter-Rohland.htm

[32] König, Helmut, Schilling, Konrad: Der Turm A. Gesamtausgabe 453 Lieder für Jungen Voggenreiter, Bad Godesberg o.J. (перв. изд. 1956)

[33] König, Helmut, Schilling, Konrad, Hoss, Herbert: Der Turm B 609 Lieder für Jungen. Voggenreiter, Bad Godesberg 1966,

[34]1913-1963 ברון יחד. שירון ליובל תנועת השומר הצעיר / Beron Jachad Im Lied gemeinsam. Liederbuch zum Jubiläum von Haschomer Hazair 1913-1963, Tel Aviv 1963. Песни, содержащиеся и в томе В, находятся в нём под номерами 562, 568, 571, 572, 577, 578, 579, 583, 586, 587

[35] Последующая информация получена из краткой рукописи Ротем Бара а также сообщения Майдан Бен Ами и Адвы Меир Вайль. Все трое состоят в «Союзе жизни», Адва является секретарём по международным связям Хашомер Хазаир и последние несколько лет сопровождает в Ганновер группы обмена.

[36] Сообщает Ротем Бар из Кибуц Язур в Галилее, сейчас живёт в Гарине, Холон

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *