Мирон Амусья: Вина глобализации

 176 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Не стану гадать, чем на самом деле определяются симпатии или антипатии избирателей США в этом году. Здесь у ошибавшихся (случайно или с умыслом) специалистов по опросам общественного мнения и журналистов очень много гипотез, которые простираются от добросовестных заблуждений до просто паранойи.

Вина глобализации

(Мнение, будто со стороны, по поводу важной мировой проблемы)

Мирон Я. Амусья

В мозгу у Вилли мало извилин,
мало всходов, мало посева.
Одно — единственное вызубрил Вилли
твёрже, чем камень памятника Масео:
«Белый ест ананас спелый,
Чёрный — гнилью мочёный.
Белую работу делает белый,
чёрную работу — чёрный».

В. Маяковский, Black and White,
Гавана, 1925

Восьмого ноября на выборах президента США победил Д. Трамп. Политологи начали срочно объяснять происшедшее. Им это требуется по работе. Хорошо, что мой доход не зависит от объяснения другим того, что мне самому непонятно. Не берусь судить, было ли это голосование протестом людей, «доведённых до конца», их бунтом. Фактов, на это указывающих однозначно, лично я не видел.

Конечно, с большого расстояния трудно оценить то степень «усталости» населения, о которой говорят многие комментаторы в связи с выборами президентом США Д. Трампа. На расстоянии вообще кажется, что этот бунт «простых людей» сильно переоценён пишущей публикой. И раньше власть в США исправно и с завидной регулярностью переходила от демократов к республиканцам и наоборот, и раньше эта же пишущая публика говорила о «революции».

Спору нет, значительные изменения при этом происходили, налоги то уменьшались, то увеличивались, на шею работников садились новые отряды дармоедов, а первые постоянно, но с не очень большим успехом, пытались их оттуда сбросить, часто переходя при этом в ряды вчерашних дармоедов.

Многие связывают смену власти в США с тем, что население в значительной своей части устало от тех трудностей, которые принесла им глобализация: сокращению рабочих мест и даже исчезновению некоторых отраслей промышленности. Я издавна не большой поклонник глобализации из-за тех нравственных издержек в виде дополнительной поляризации мира, которые её неизбежно сопровождают. Но хочу определённо здесь отметить, что в данное время и в предвидимом будущем обойтись без глобализации просто невозможно.

Под глобализацией обычно понимается систематическое и массовое использование дешёвой рабочей силы по месту её обычного проживания, без импорта этой рабочей силы в страны с передовой технологией и наукой. В таком разделении труда производство простых товаров, например изготовление ширпотреба и пошив одежды, сборка сложных предметов, например, компьютеров и автомобилей, переносятся в отсталые страны, в основном, азиатские. Работники из передовых в технологическом отношении государств осуществляют контроль производства, качества товаров, разрабатывают новые модели и конструкции, непосредственно изготовляют некоторые ключевые элементы изделий, например процессоры фирмы «Интел» (США и Израиль) для вычислительных устройств.

Международное разделение труда, являющееся важнейшим элементом глобализации, позволяет приблизить производство, требующее больших затрат полезных ископаемых, к местам, где эти ископаемые добываются. Кроме того, при добыче оказывается возможным использовать местную, как правило, более дешёвую рабочую силу.

Результат глобализации наглядно проявляется в любом магазине развитой страны — полки завалены товарами с давно ставшими привычными словами Made in China, как и изготовленных в ряде других стран Азии. Полезно, пытаясь предвидеть будущее, понимать, что и цена рабочей силы в ранее отсталых странах, и её квалификация непрерывно растут, что позволяет им шаг за шагом занимать всё более важную роль в описанном выше разделении труда, приводящем в развитых странах к исчезновению целых отраслей производства и соответствующему сокращению числа рабочих мест.

Само содержание понятия работник менялось с ходом истории. К нему, наряду с теми, кто непосредственно добывает пищу, прибавлялись и те, кто эту процедуру — добывание пищи — поддерживает, совершенствует. В первую очередь включились те, кто «чинит» орудия производства, в первую очередь, лечит тех, кто пищу добывает, вооружает их орудиями труда, создаёт новые технологии, а также учит «пищевиков» приёмам всё более ловкой работы. К работникам стали причислять и тех, кто добываемую пищу охраняет. К ним же со временем прибавились и те, кто скрашивает жизнь, услаждает зрение и слух «пищедобытчиков», которые давно уже превратились в пищепроизводителей. Параллельно развивался спрос тех, кто способен тем или иным образом объяснять работникам «неизбежность странного мира», т.е. на людей науки и веры.

Но все изменения, в натуре случавшиеся, так происходили, что доля непосредственных пищедобытчиков (или пищепроизводителей) в полном народонаселении Земли неуклонно падала и продолжает падать. Ещё недавно знаменитое выражение «один с сошкой, а семеро — с ложкой» служило основанием для беспощадной критики эксплуататорских классов, а сегодня оно явно недооценивает реальную ситуацию, в которой на одного с простой, реальную еду добывающей сошкой приходится уже эдак семьдесят без неё. Конечно, понятие «сошки» сейчас совсем иное, чем столетие назад. Каждый здравомыслящий отнесёт к тем, кто «с сошкой» и специалистов, например, уже упомянутого выше «Интела», которые делают просто крохотную часть компьютера, но зато такую, без которой этот самый компьютер становится никому не нужной, хотя аккуратной и прилизанной коробочкой.

Сегодняшнее технологическое развитие принесло с собою глобализацию, как надёжный способ на данном отрезке истории продолжить необходимый и занятный процесс сокращения доли пищедобытчиков в полном народонаселении нашей планеты, одновременно заботясь, пусть подчас и неосознанно, об увеличении его числа. Глобализация есть расширение до огромных масштабов принципа «белую работу делает белый, чёрную работу — чёрный». Она позволяет достичь этого, существенно изменяя по пути сами понятия белой и чёрной работы, отвязав при этом соответствующего работника от цвета его кожи, религии и т.д., и т.п. Замечу, что всё это идёт в направлении, заметно отличающемся от вектора эмоций поэта Маяковского, да к тому же и без обращения в Коминтерн или в Москву.

Хороша ли глобализация во всех отношениях? Нет. У неё много минусов, но ведь даже на нашем великом светиле Солнышке есть пятнышки. Может ли глобализация куда-то исчезнуть? Наверняка нет. Обычный работник, средний человек высокоразвитой страны законно может хотеть, чтобы его существующее, уже надоевшее правительство ушло. Но при этом он хочет не просто сохранить имеющуюся зарплату, но и увеличить её. Верни его новый начальник, желая пойти навстречу избравшему его, ранее «обездоленному», работнику, в свою высокоразвитую страну простое производство из отсталой, азиатской — моментально вырастет цена простого товара, и «средний» работник будет первым, кто ощутит это на себе. Бумажек под названием деньги станет больше, а купленного на них товара — меньше. Да ещё придётся самому «среднему» делать часть «чёрной» работы. Конечно, в этом построении не упомянуты роботы, которые занимают всё большее место в современном производстве. Но они пока не привели к обвальному снижению цены произведённого товара. Да и мне лично пока не ясно, что сейчас в целом обходится дешевле — японский робот или таиландский рабочий.

Очевидный минус глобализации — это концентрация мозгов и особо высокой квалификации в одной группе стран и дешёвых рабочих рук — в другой. Обилие технических и научных мозгов притягивает к себе и деятелей культуры. Квалификация, мозги, талант оплачиваются много дороже простых рук, потому глобализация, во всяком случае — её сегодняшние шаги, усиливает имущественное неравенство. Неравенство растит зависть и служит подпиткой идей «отнять и поделить». Однако «ещё не вечер» в том смысле, что не стоит переоценивать опасности глобализации, поскольку появление ряда новых производств в ранее отсталых странах стимулирует их развитие. Помимо желания догнать тех, кто впереди, у ранее отстающих возникает и возможность это сделать.

Замечу, что глобализация сама по себе не отменяет национальную самобытность той или иной страны, религиозную принадлежность её населения. Можешь осенять себя крестом десять раз в день, или молиться 5 раз. Можешь лелеять свою национальную культуру, историю своего народа, сколь угодно гордиться предками, считать свой народ самым умным или, напротив, презирать его за глупость. Это не имеет к глобализации никакого отношения. Но когда выйдешь на рынок труда, не имея возможности продать себя в лучшем смысле этого слова, т.е. хоть как-то приложить свои силы к делу производства обобщённой «пищи» — сдохнешь с голоду.

Глобализация прямо не ограничивает те или иные группы граждан и в пределах одной страны. В этом отношении она аполитична. Для неё безразлична национальность, вероисповедание или родной язык работника. Всё это их, работников, личное дело. Но также в конце концов, включая близкое завтра, да и не очень близкое послезавтра, в меню работников глобализация ничем не заменится знание того языка, которым пользуется современная технология и наука.

Без современных технологий производства и медицины, без огромных усилий, обеспечивающих их действие, и без опережающего технологию развития науки население планеты довольно быстро убудет раз в десять — большего не поддержит первозданная мать — природа. Без успешно развивающейся науки Атланту никогда по-настоящему не расправить плечи. А у науки и технологии — один язык, одинаковые методы и подходы по всему миру. Здесь лидером, источником основных идей, законодателем, если хотите, мод в этой области, ещё долго будут США и Запад с Японией. Доминирующим языком, вне зависимости от воли тех или иных отдельных стран и их руководителей, ещё долго будет English, и это позиция сама по себе, пожалуй, более важная, чем доминанта доллара среди мировых валют. Отмечу, что точные науки интернациональны, и, на сегодняшний день, как и в разумно близком будущем, одноязычны. Так что придётся всем, занятым в области науки и технологии ещё многие годы пользоваться английским.

История науки и технологии показывает, что, к сожалению, у политической власти есть сила помешать их развитию в той или иной стране. Здесь впечатляющим примером является нацистская Германия, которой удалось за исторически короткий период времени лишить немецкий позиции основного языка науки и технологии. Помню, как после ВМВ2 усиливалась роль русского языка. Помню, как западные физики открывали для себя научные журналы, во всяком случае, физические, а будущий нобелевский лауреат О. Бор учил русский. Но тотальная война власти в СССР, главным образом против современной генетики и теории управления, покончили, и по сей день, с надеждами предложить мировой науке и технологии второй, резервный, язык.

Не стану гадать, чем на самом деле определяются симпатии или антипатии избирателей США в этом году. Здесь у ошибавшихся (случайно или с умыслом) специалистов по опросам общественного мнения и журналистов очень много гипотез, которые простираются от добросовестных заблуждений до просто паранойи. Вне зависимости от этого, можно смело утверждать, что ни один президент не захочет, да и не сможет, если захочет, отменить глобализацию, которая абсолютно необходима среднему потребителю, который одновременно и является и средним производителем. И этот дуализм — производитель-потребитель на обозримом отрезке времени никак и ничем не заменишь.

Предприниматель переносит простые производства из своей развитой страны в недоразвитую не по прихоти, а по закону рынка — не переведёшь — погибнешь, а перед гибелью будешь вынужден выгнать всех своих высокооплачиваемых рабочих, которые, конечно же, пострадают от глобализации. Однако реальный выход для них один — суметь удовлетворять требования рынка. Другой вариант — вступление в ряды вечно протестующих, я не рассматриваю, считая его неконструктивным и лишённым перспективы.

До сих пор я говорил здесь о таком виде глобализации, которую условно можно назвать «мозги-руки». Наряду с ней всё большее значение играет глобализация «мозги-мозги», где разделение труда происходит между производителями, относящимися к разным странам, но с примерно одинаковым уровнем научно-технологического развития и ценой рабочей силы. Здесь впечатляет пример группы «Аэробус», производящей пассажирские самолёты, успешно конкурирующие с американским Боингом, и расположенной в Великобритании, Франции и Германии.

Несмотря на очевидные и неизбежные недостатки, глобализация сейчас есть основной механизм, позволяющей производить необходимую во всём мире продукцию, одновременно развивая технику и технологию. Глобализация во многом изменила само понятие успеха в межгосударственном соревновании. Если ещё столетие назад основным механизмом страны к успеху рассматривалась либо война с другими странами, либо революция внутри страны, то сейчас просто очевидно, что эти пути ведут либо к застою, либо к деградации. В частности, совершенно ясно, что сегодня полностью неэффективно достижение успеха путём военной победы одного крупного государства, тем более — державы, над другой. Военная победа сейчас только растит число сидящих на шее победителя едоков — бездельников.

Глобализация в обеих её формах не обошла стороной и Израиль, ставший за последние десятилетия активнейшим экспортёром технологий, и, в немалой степени, научных достижений. Из страны практически полностью вытеснено производство, например, дешёвой одежды — вещи абсолютно необходимой. Однако в её производстве дорогой израильский рабочий неконкурентоспособен по сравнению с китайцем, турком или индонезийцем. Помню, как лет 20-25 сему назад можно было встретить одежду Made in Israel в магазинах Западных стран. Впрочем, нередко попадались там и «Яффские апельсины», в СССР именовавшиеся «Апельсинами из Марокко». И если сельскому хозяйству после технологического рывка, на основе новейших достижений израильской сельскохозяйственной науки, с использованием дешёвых импортных рабочих удалось не только сохранить, но и расширить позиции, то одежду, произведённую в Израиле, мне за его границей давненько не приходилось видеть.

Есть и ещё одна область, где видны в Израиле плоды глобализации, правда, с импортом дешёвой рабочей силы. Так, удалось в качестве домашней работницы, помощницы по уходу за старыми и больными нанять вьетнамку вместо арабки. Это очень важно с точки зрения безопасности. Очевидно, что даже весьма обездоленный, «лишённый самого необходимого», находящийся «за чертой бедности» по израильским стандартам, еврей в массе своей на работу няньки или строительного чернорабочего не идёт и не пойдёт.

Замечу, что глобализация не помешала Израилю оставаться государством еврейским, сохраняющим свой язык, свою древнюю культуру, религию, сочетая это с принципами демократии при формировании политических институтов в стране. Люди, придерживающиеся религиозных взглядов, вполне успешно работают, например, в электронике. Они не только пользуются достижениями науки и техники, но и участвуют в её создании.

Вполне можно допустить, что со временем потребность в сегодняшних формах глобализации, по мере того, как «отстающие поднимутся до уровня передовых», начнёт уменьшаться. Но обсуждение того, что будет тогда — явно за рамками заметки, да и возможностей автора.

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Мирон Амусья: Вина глобализации»

    1. > И еще в догонку: Бора звали Нильс, а не О.

      “Догонка” не та. Бор в статье назван «будущий нобелевский лауреат». Это когда же Нильс Бор был «будущим лауреатом»? До 1921 года? В статье проф. Амусьи говорится об Оге Нильсе Боре, четвертом сыне Нильса Бора, нобелевском лауреате 1975 года. Да, бывают такие случаи, когда в одной семье несколько нобелевских лауреатов. Не только у Боров. Вот, у Томсонов тоже.

  1. Мирон! Зачем ломиться в открытую дверь? Ни один разумный человек (к коим я не отношу нынешних «защитников угнетенных») не станет бороться с глобализацией. Я думаю, что избрание Трампа (что, по-видимому, подтолкнуло Вас написать эту статью) не приведет к такой борьбе путем возврата текстильной промышленности в США. Он обещает открыть закрытые предприятия по добыче нефти и газа, реконструировать устаревшую инфраструктуру и т.п. Главная беда «передовых» стран — неумеренная социальная политика победивших везде, кроме США, либералов. Она привела к тому, что непомерно расплодились те «с ложкой», которые вообще никак не участвуют в производстве или в его интеллектуальном или художественном обслуживании.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *