Александр Костюнин: Точка души

 174 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Записываю их в том непотребном виде, в каком они завалились ко мне в гости: без знаков препинания-пинания, как с самосвала натрясло; будто советский сервис, в котором всё выключено; словно речь продрогшего человека, когда зуб на зуб не попадает. Тогда ни до рифм, ни до знаков… Донести бы смысл.

Точка души

Подстрочник

Александр Костюнин

Елизавете Евгеньевне Тимоевой

К читателю!

Родила царица в ночь
Не то сына, не то дочь;
Не мышонка, не лягушку,
А неведому зверюшку.
А. С. Пушкин

Думаю, каждый со мной согласится: писать стихи трудно. А когда нет поэтического дара — вообще невозможно! Посему стихов не пишу. Однако в потоке сознания нет-нет да и проскакивают вольные ритмические строки. Точно знаю — не проза. Что тогда?! Боялся себе признаться… Несколько ободрил мудрый поэт Юрий Левитанский:

О свободном стихе

— Что? — говорят. — Свободный стих?
Да он традиции не верен!
Свободный стих неправомерен!
Свободный стих — негодный стих!
Его, по сути говоря,
эстеты выдумали, снобы,
лишив метрической основы,
о рифме уж не говоря!..
Но право же, не в этом суть,
и спорить о свободе метра —
как спорить о свободе ветра,
решая, как он должен дуть.
Всё это праздные слова.
Вам их диктует самомненье.
Как можно ставить под сомненье
его исконные права!
Нет, ветер, дождь или трава
свободны по своей природе —
а стих,
он тоже в этом роде,
его природа такова.
И как ни требовал бы стих
к себе вниманья и заботы —
всё дело в степени свободы,
которой в нём поэт достиг.

По пути рифмы я делаю первые шаги…

Мои первые шаги в поэзии… спорные. Это не величавые, грациозные движения от бедра… Вовсе нет! Ноги заплетаются. Походку трудно назвать уверенной, устойчивой, но она Моя! И горечь, и желания, и слёзы, и смех ― тоже мои. Мои! ― не почившего классика. И вдохновляет, знаете что?.. Слова из клятвы паралимпийцев: «Разрешите нам сделать это. Если у нас не получится, мы всё равно будем вам благодарны за то, что нам разрешили сделать это». А мой любимый поэт-романтик Сергей Есенин выразился ещё резче:

Соловей поёт ― ему не больно,
У него одна и та же песня.
Канарейка с голоса чужого ―
Жалкая, смешная побрякушка.
Миру нужно песенное слово
Петь по-свойски, даже как лягушка.

«Петь по-свойски» ― вот, что важно! А мастерство, Бог даст, придёт. И поэт Новелла Матвеева уверена:

Поэзия есть область боли
Не за богатых и здоровых,
А за беднейших, за больных.
А там — едино: голубой ли
Рыжий; вольный иль в оковах;
Классический иль новый стих.

«Подстрочник» — так нарёк я свои творения. Издатели «Леф» — журнала левого фронта искусства — призывали: «Каждая блоха = рифма должна стать на учёт». По скудости урожая я тоже сбираю, сберегаю всё до буковки, пополняю сборник. И вот ещё диво!.. Абсолютно не имея представления о законах версификации, оказалось в творчестве я использовал-таки элементы стихосложения, применяемые гениями-пиитами. Отпираться не стану… Кто его знает, может, нечаянно, незлонамеренно какую строку ямбнул:

«На третьем ходу выяснилось, что гроссмейстер играет восемнадцать испанских партий. В остальных двенадцати чёрные применили хотя и устаревшую, но довольно верную защиту Филидора. Если б Остап узнал, что он играет такие мудрёные партии и сталкивается с такой испытанной защитой, он крайне бы удивился. Дело в том, что великий комбинатор играл в шахматы второй раз в жизни».

Оказалось «подстрочник» достаточно определённо делится на три ручейка: серьёзная строка, несерьёзная и для детей. Каждому человеку, и мне в том числе, время от времени хочется слегка отступить от рамок приличия, немного похулиганить. И в такие часы строки тоже шалят. Записываю их в том непотребном виде, в каком они завалились ко мне в гости: без знаков препинания-пинания, как с самосвала натрясло; будто советский сервис, в котором всё выключено; словно речь продрогшего человека, когда зуб на зуб не попадает. Тогда ни до рифм, ни до знаков… Донести бы смысл. Такие несерьёзные произведения окрестил «Фривольным полуглаголом». Серьёзные строки объединил единым званием «Точка души», детские — «Ням-нямы». В этих двух разделах всё пристойно: запятые-точки, дефисы-тире, стоят на своих местах, стоят — не смеют шелохнуться; все правила грамматики максимально соблюдаются и охраняются. Там, говоря языком воровского мира, «красная зона» — территория, где поддерживается верховенство законов светской власти. Там беда другая… Зачастую у меня с внутренним голосом взгляды, по одному и тому же вопросу, диаметрально расходятся. Я, категорически! не разделяю его нонконформизм. Однако возможность высказаться, по-семейному так сказать, даю. У каждого из нас своя правда. Предъявленные миру строки — «писательская кухня», заготовки будущих эпохальных произведений! Реплики негодяев и годяев, героев отрицательных и положительных. Мои вирши — не Кодекс морали, не дидактический свод нравоучений, и уж разумеется не авторская точка зрения. Это скорее некий отголосок души, покинувшей мир прозы и уединившейся в экспериментальную лабораторию русского языка, в схимонашеский скит поэзы…

Собирался поставить точку, но видно рано.

Неловко сознаваться… со мной приключилась страшная беда! В довесок к прежним порокам, которые уютно свили гнездо и расцвели пышным цветом в моей душе, я ещё… стал писать стихи для песен. Раздел назвал «Два прихлопа».

Пока не все мои слова положены на музыку…

Поэтому, ежли у кого-то из читателей-почитателей не медвежий музыкальный слух (в отличие от меня!) и есть дар музыкального сочинительства… Давайте сотворчествовать!
Тексты из сборника «Точка души» ждут вас!

Ну, а теперь…

Силь ву пле, пристегните привязные ремни и вперёд!

С Богом!

Ваш Александр Костюнин

Вальс Белого моря

Мы сидели вдвоём на крылечке,
Вспоминали прошедшие дни.
Похмельные, в седом колечке,
Чуть оторванные… от земли.

Бело морюшко разомлело,
Ах, как ластится синь в глаза.
Только осень жизни узрела
Раем писанные образа.

Бело морюшко разомлело,
Ах, как ластится синь в глаза.
Только осень жизни узрела
Раем писанные образа.

Я бы песню сложил об этом:
Сват и я — вот такой дуэт.
Пусть запомнят прилив и мели!
Жаль до горести — не поэт…

Бело морюшко разомлело,
Ах, как ластится синь в глаза.
Только осень жизни узрела
Раем писанные образа.

Бело морюшко разомлело,
Ах, как ластится синь в глаза.
Только осень жизни узрела
Раем писанные образа.

Вальс Белого моря

Мы сидели вдвоём на крылечке,
Вспоминали прошедшие дни.
Похмельные, в седом колечке,
Чуть оторванные… от земли.

Бело морюшко разомлело,
Ах, как ластится синь в глаза.
Только осень жизни узрела
Раем писанные образа.

Бело морюшко разомлело,
Ах, как ластится синь в глаза.
Только осень жизни узрела
Раем писанные образа.

Я бы песню сложил об этом:
Сват и я — вот такой дуэт.
Пусть запомнят прилив и мели!
Жаль до горести — не поэт…

Бело морюшко разомлело,
Ах, как ластится синь в глаза.
Только осень жизни узрела
Раем писанные образа.

Бело морюшко разомлело,
Ах, как ластится синь в глаза.
Только осень жизни узрела
Раем писанные образа.

Млечными туманами

Млечными туманами, берегом реки,
Грешными дурманами, взорам вопреки
Мы идём, идём, идём, головы склонённые,
Потихонечку вдвоём, счастьем опалённые.

Мы идём, идём, идём, головы склонённые,
Потихонечку вдвоём, счастьем опалённые.

Берега дивились: руслу вопреки,
Два притока слились у одной реки.
Мы идём, идём, идём, души истомлённые,
Потихонечку поём, счастьем окрылённые.

Мы идём, идём, идём, души истомлённые,
Потихонечку поём, счастьем окрылённые.

Ночка черноокая — час для ворожбы!
Слились два истока в линию судьбы.
Мы идём, идём, идём, головы склонённые,
Потихонечку вдвоём, счастьем упоённые.

Мы идём, идём, идём, головы склонённые,
Потихонечку вдвоём, счастьем упоённые.

Радуга-дуга

Север красками играет,
Ночка писаной красы.
Искры снежные летают,
Свет от девичьей косы.

Радуга дуга-дуга —
Народное гуляние!
Золото и жемчуга —
Зимнее сияние!

Радуга дуга-дуга —
Народное гуляние!
Золото и жемчуга —
Зимнее сияние!

На губах снежинки тают,
Своим жаром их гублю.
Я в глазах его читаю
Долгожданное «люблю».

Радуга дуга-дуга —
Народное гуляние!
Золото и жемчуга —
Зимнее сияние!

Радуга дуга-дуга —
Народное гуляние!
Золото и жемчуга —
Зимнее сияние!

А девчата все подряд
Красою очарованы,
Щёки красные горят
Морозом зацелованы.

Радуга дуга-дуга —
Народное гуляние!
Золото и жемчуга —
Зимнее сияние!

Радуга дуга-дуга —
Народное гуляние!
Золото и жемчуга —
Зимнее сияние!

Светит иней на ресницах,
Варежки опять в снегу,
Может это только снится
Угадать я не могу.

Радуга дуга-дуга —
Народное гуляние!
Золото и жемчуга —
Зимнее сияние!

Радуга дуга-дуга —
Народное гуляние!
Золото и жемчуга —
Зимнее сияние!

Доче

По знаку Зодиака — «скорпионище».
Но знаю, знаю, славный мой котёнок,
Ты тонкого провиденья сокровище,
И чистотой, улыбкою — ребёнок.

А лучше ты все знаки те забудь, забудь.
Да, я не критикую, не бранюсь…
Достойной Человека званья будь!
Дочь, будь!
Со звёздами я сам договорюсь.

А лучше ты все знаки те забудь, забудь.
Да, я не критикую, не бранюсь…
Достойной Человека званья будь!
Да, будь!
Со звёздами я сам договорюсь.

Кто как говорит
(Детская песенка)

Как собачка говорит?
Гав-гав!
Петушок: ку-ка-ре-ку!
Ку-ку!
Поросёнок: хрю-хрю-хрю!
Хрю-хрю!
Мышка-мышка: пи-пи-пи —
Пищит.
Только заинька молчит.
Зайка спит…

Киска кискам говорит: мяу-мяу!
Уточка: кря-кря-кря-кря!
Кря-кря!
А лошадка: иго-го!
Го-го!
А коровка: му-му-му! —
Мычит.
Только заинька молчит.
Зайка спит…

Лесенка
(Детская песенка)

Я по лесенке иду, поднимаюсь.
К деду с бабушкой я сам добираюсь.

Раз, два, три! Раз, два, три!
На меня ты посмотри!

Вот уже могу шагнуть и четыре
И счастливей нет меня в целом мире.

Уже пять, уже пять,
Будут внука поздравлять.

Я прошёл ступенек шесть так искусно
Не пора ли нам поесть очень вкусно.

Вот и семь, вот и семь
Одолеем их совсем.

На восьмую поднимусь уже следом
Скоро-скоро обнимусь с милым дедом.

Девять все покорил
И остался я без сил.

Как бы лесенку сровнять совершенно
Я бы десять одолел непременно.

И опять, и опять
Буду горы покорять.

Все ступеньки я прошёл, слава Богу
В гости к дедушке пришёл на подмогу.

Вместе с ним всё поймём
И до неба мы дойдём.

Весна

Капли капают с крыш.
Что ты не спишь, малыш?
Спутала день и ночь
Повзрослевшая дочь.

В саду снеговик грустит,
Наст под ногой хрустит,
Скоро взорвутся ручьи.
Письма читаешь… чьи?

В саду снеговик грустит,
Наст под ногой хрустит,
Скоро взорвутся ручьи.
Письма читаешь… чьи?

Верба волнует кровь…
Говорят, нельзя про «любовь».
Ночка прошла без сна —
Это пришла весна.

Словно в сказке про фей,
Снег последний с ветвей
Слетел пыльцой золотой —
Невесте ажурной фатой.

Словно в сказке про фей,
Снег последний с ветвей
Слетел пыльцой золотой —
Невесте ажурной фатой.

Но капли капают с крыш.
Что ты не спишь, малыш?
Спутала день и ночь
Моя повзрослевшая дочь.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *