Виктор Жук: Ответы на обвинения в статье Ф. Рахлина «Анти-Жук…»

 288 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Рахлин с негодованием называет мои слова о том, что он допускает плагиат Дегена, моей «наглой фантазией». А на самом деле это всего лишь терминологическое недоразумение, основанное на том, что Рахлин уверен, что плагиат может быть только умышленный.

Ответы на обвинения в статье Ф. Рахлина «Анти-Жук…»

Виктор Жук

Только 03.11.2017 г. я случайно обнаружил в сети большую оскорбительную статью израильского литератора Феликса Рахлина «Ион Деген, ч. 9-я. 19.10.17. Анти-Жук, или случай т.н. вранья», опубликованную на сайте Проза.ру.

Эта статья Рахлина направлена исключительно против меня. Её цель состоит в том, чтобы показать, что я неграмотный, не специалист в рассматриваемых вопросах, не умеющий излагать свои мысли, не владеющий логикой, бессовестный автор навета на харьковского литературоведа Михаила Красикова и родных покойного поэта Александра Коренева (1920—1989), а главное, что моя статья — «Посмертная кампания «за правду» против Иона Дегена» — пустая и никчемная, как и мои доводы.

Для тех, кто не знаком с этой моей статьей, скажу, что Красиков — составитель, редактор единственного посмертного сборника стихов «Черный алмаз» Коренева и автор вступительной статьи к нему, издавший этот сборник в 1994 г. в Харькове. Родные Коренева — это прежде всего его вдова Глира Мухаметовна и его старшая дочь Ольга Александровна Коренева, член Союза писателей РФ.

В своем ответе от 22.11.2017 г. Максу Фуксу (Хайфа) на его отзыв под статьей «Анти-Жук» Рахлин пишет, что трое близких к нему людей просили его изъять из этой статьи «глубоко осознанные» и нарочито введенные им грубости, но он «это сделать отказался, т.к. глубоко возмущен поразительной легковесностью статьи В.Жука». Рахлин пишет, что он «нарушил политес», чтобы «задеть В.Жука за живое!», и продолжает:

«Авось кто-нибудь передаст этому Жуку мои слова и оценку, которыми я ХОТЕЛ его задеть».

На самом деле в своем ответе Марку Фуксу Рахлин сильно смягчает характеристику тона своей статьи. Насколько я понимаю, на такого рода статьи не отвечают. Но я решил ответить по существу моей статьи и моих аргументов, не обращая внимания на личные оскорбления и «грубости», облеченные в высокохудожественную язвительную форму.

Перехожу к конкретным ответам на разнокалиберные обвинения Рахлина, которые он счел важными для отрицательной характеристики меня и моей статьи, а также на некоторые иные его неверные доводы.

1. Вызывает удивление, зачем Рахлину понадобилось говорить, с каким трудом он нашел справку обо мне. Не надо было «гуглить» и искать всех Викторов Жуков. Никакого секрета в справке обо мне не было. Любому читателю или автору журналов «7 искусств» и «Заметки по еврейской истории» известно, что для того, чтобы найти справку об авторе в этих журналов, достаточно кликнуть его фамилию и имя.

2. Рахлин пишет:

«Но в случае со статьёй В. Жука [http://7i.7iskusstv.com/2017-nomer10-zhuk] вышло не так. Уже её заголовок («Посмертная кампания «за правду» против Иона Дегена») вызвал недоумение: в нём правда и Деген разведены по разные стороны «фронта». А так быть не должно».

Рахлин заблуждается: в названии статьи «правда и Деген» не разведены по разные стороны «фронта».

Кампания против Дегена, а статья — об этой кампании. Почему кампания «за правду» в кавычках? Потому, что ее инициаторы считают, что они борются за правду.

Почему кампания посмертная? Потому, что она ведется после смерти Дегена.

Так что смысл в моем названии есть, оно довольно компактное, и хотя, возможно, не лучшее, но вполне приемлемое.

3. Рахлин с огромным нескрываемым удовольствием отмечает опечатки, «невнятицу» и ошибку в моей статье, якобы характеризующие мою безграмотность.
3.1. Рахлин указывает на две опечатки, которые следует исправить заменой слова «перекликающИМИся» на слово «перекеликающИЕся» и заменой слова «четыРМя» на слово «четырЬмя». Мерси, конечно Рахлину за это. Но показательно, что он предлагает исправить эти две пустяковые опечатки весьма помпезно: со ссылкой на высокие имена Бархударова, Щербы и Асмуса.

3.2. Рахлин указывает, что построение моей фразы «… Константин Симонов, который вел вечер, обвинил автора в апологии мародерства (хотел «снять валенки» с убитого)» «затмевает смысл и порождает невнятицу». Однако из фразы «хотел снять валенки» однозначно понятно, что хотел снять валенки не Симонов, а автор стихотворения. И это замечание Рахлина — мелкая придирка.

3.3. Рахлин приводит текст Красикова: «Да, эти стихи давно разошлись по рукам, и кому их только НИ приписывали!» — ответил Александр Кириллович [Коренев]. (Так в тексте, выделено мною. — Ф.Р.)». И далее пишет:

«Возможно, Коренев написал бы правильно: «кому только НЕ приписывали», но автор Жук (конечно, невзначай, по неряшеству, не подобающему, однако, ни физикам, ни математикам, ни нам, грешным лирикам, ПРИПИСАЛ поэту малограмотность».

Во-первых, я не изменял текст Коренева, приведенный Красиковым в его вводной статье в сборнике «Черный алмаз» — в этом сборнике напечатано: «НИ». И, следовательно, я не приписал «малограмотность» ни Кореневу, ни Красикову. И если Красиков неверно написал «НИ» вместо «НЕ», то это он приписал свой уровень грамотности поэту Кореневу.

Во-вторых, правил написания частиц «НЕ» и «НИ» настолько много (см., например, книгу «Правила русской орфографии и пунктуации» (при участии Л.В. Щербы, Д.Н. Ушакова, С.Г. Бархударова, В.В. Виноградова и др.). — М.: Учпедгиз РСФСР, 1956, с.23-26) и книгу «Правила русской орфографии и пунктуации. Полный академический справочник / под ред. В.В. Лопатина, М.: Эксмо, 2006, § 78), что я не стал бы считать Красикова малограмотным потому, что он в данном случае неверно использовал одну из этих частиц.

4. Рахлин пишет о неверном использованию мной термина «плагиат»:

«Ещё один логический порок — путаница в понимании терминов. Плагиат — это сознательная, умышленная литературная кража. Случайное заимствование, основанное на ошибках памяти (например, безотчётное приписывание себе запомненного чужого текста) не есть плагиат. В предисловии к книге Коренева и, насколько знаю, в докладе или сообщении Красикова, с которым тот выступил в Харькове уже после кончины И. Дегена, и слова нет с обвинением последнего в плагиате. Там говорится, что стихотворение принадлежит перу Коренева. «Такое утверждение равносильно обвинению Дегена по умолчанию в плагиате — умышленном или случайном»,— безапелляционно заявляет Жук. Спросим его: разве бывает случайной кража? Что, действительно, случается, так это невольное запоминание увиденных или услышанных стихов, мелодий и их безотчётное приписывание себе. Подобные казусы известны. Однако они не являются плагиатом».

Это мнение Рахлина соответствует только юридическому определению термина «плагиат». Но в действительности, значение этого понятия, используемого в литературе и в жизни, шире, тем более, что во многих случаях может быть не установлено, является ли заимствование умышленным. Поэтому кратко рассмотрим применение понятия плагиат в литературе.

Согласно «Словарю русского языка» С.И. Ожегова (М., «Русский язык», 1978) плагиат — «выдача чужого произведения за свое или незаконное опубликование чужого произведения под своим именем». В «Словаре иностранных слов» (М., «Русский язык», 1979) дано почти такое же определение термина «плагиат»— «присвоение чужого авторства, выдача чужого произведения или изобретения за собственное». Таким образом, в этих уважаемых толковых словарях не оговаривается, что плагиат — это только умышленное присвоение чужого авторства. Но согласно более поздним словарям («Советский энциклопедический словарь», М., Изд-во «Советская энциклопедия», 1980) плагиат имеет более узкое значение: «умышленное присвоение авторства на чужое произв. лит-ры, науки, иск-ва, изобретение или рационализаторское предложение (полностью или частично)». Почти в такой формулировке дано сейчас определение понятия «плагиат» в Википедии. С этим его определением термин «плагиат» стал юридическим. Однако в интернете и серьезных литературных журналах термин «плагиат» и сейчас используется в более широком смысле как понятие, за которым не закреплено узко юридическое определение. Поэтому используются такие термины как «умышленный плагиат» и как «случайный плагиат». Смотрите, например, статью: Омри Ронен. «Плагиат»— журнал «Звезда», 2009, №3, В этой статье в абзаце 4 сверху сказано: «… потому, что сознательный и беспардонный, а не просто случайный плагиат приобрел массовый характер».

Замечу, что и сам Рахлин не может обойтись без понятий «невольного», «неосознанного» «плагиата». Так, в свой статье «Публикация рецензии на «Ион Деген. Ч. 7-я. Об одном стихотворении» он написал: «По целому ряду наблюдений, бывают случаи «невольного, неосознанного «плагиата». В этой фразе слово плагиат Рахлин взял в кавычки. А что такое плагиат в кавычках? Если это уже не плагиат, то что это и зачем его употреблять? Но плагиат Рахлин оставил. По-моему, это еще один пример того, что мои слова «плагиат умышленный или случайный» вполне могут быть применены.

Иногда, вместо «плагиата случайного или умышленного», используют слово «заимствование». Строго говоря, это неверно. «Заимствование»— многозначный термин. И его значения не связаны с присвоением чужого авторства.

Таким образом, определение термина «плагиат» в Википедии и представленное в юриспруденции не является обязательным для любых случаев применения этого термина. Существование более широкого понятия «плагиат», приведенного в словаре «Русского языка» С.И. Ожегова (1978) и в «Словаре иностранных слов» (1979), и более узкого понятия, приведенного в Википедии, это нормально и регулируется задачами предметной области. В книге «Краткое методическое пособие по разработке и упорядочению научно-технической терминологии» (М.: «Наука»,1979, пособие по трудам Д.С. Лотте и Комитета научно-технической терминологии АН СССР, с.7-8) сказано об одной из причин многозначности термина — «сосуществование понятий, относящихся к одному явлению, но отражающему различные взгляды, гипотезы и т.д. Время отмечает устаревшие понятия и вводит новые, однако в течение некоторого периода они сосуществуют, порождая многозначность термина».

5. Забегая вперед, отмечу, что Рахлин, говоря об ошибочности моего мнения по поводу необходимости сообщить Дегену о сборнике Коренева «Черный алмаз», пишет:

«Завидую самоуверенности Виктора Жука, — впрочем, может быть, он не только специалист по фольклору (о котором судит, ни черта в нём не смысля, с уверенностью специалиста)».

Однако ни в одном месте своей статьи Рахлин не объяснил эти свои слова.

6. По мнению Рахлина, я опорочил имя Красикова тем, что представил его перед читателем «как легкомысленного искателя литературных сенсаций, чуть ли не клеветника…».

Это неверно. Я не представлял Красикова как искателя сенсаций и как клеветника. Это выдумка Рахлина.

В моей статье приведено свидетельство и по существу экспертное заключение известного литературоведа, главного редактора журнала «Вопросы литературы» кандидата филологических наук Лазаря Ильича Лазарева.

7. Рахлин пишет:

«Печать моральной неразборчивости В. Жука видится мне и в его поисках неурядиц в семье А. Коренева. Это понадобилось для того, чтобы «уличить» вторую жену поэта в совершенной литературной некомпетентности. Потому что она числится составителем посмертной книги стихов этого поэта наряду с Красиковым. Но всем и так понятно, что числится как вдова поэта, а не как равная по квалификации специалистка-филолог. Вдова — она и есть вдова».

Неверно видится Рахлину.

Поскольку Глира Мухаметовна, вдова Коренева и его дочь Ольга — формально главные защитники авторства Коренева (не говоря о Красикове), а Ольга к тому же — открытый обвинитель Дегена в плагиате («Наглый плагиат!»), то я обязан был дать о них документальную информацию. И не только для того, чтобы показать читателям, что представляют защитники авторства Коренева, а потому, что это необходимо при любых расследованиях. К документальной информации в данном случае относятся официальные сведения (в том числе, юридические), а также опубликованные свидетельства Ольги Кореневой и две ее фотографии, помещенные ею самой в ее книге и ее статье. Я не искал неурядиц в семье А.Коренева: в своей книге Ольга Коренева сама опубликовала написанную ею характеристику второй жены ее отца.

Фраза Рахлина «Вдова — она и есть вдова» не дает информации ни о ее культурном уровне, ни о ее отношении к поэзии, ни о ее профессии. Жены бывают разными по профессии. Первая жена Коренева была литератором. Читателей интересует, кем является его вдова. Я не знаю уважаемую Глиру Мухаметовну и ее отношения к поэзии. Поэтому и не могу «уличать» ее в литературной некомпетентности. Я только предположил из общих соображений, что при специализации вдовы Коренева в области торговли «трудно представить себе, что она могла быть составителем сборника «Черный алмаз» по существу». Замечу, что я написал мягко: «трудно представить себе», что соответствует бытующим представлениям, но не написал «нельзя представить себе».

Таким образом, я НЕ «уличал» вдову Коренева в литературной некомпетентности, а вопрос об этом был обусловлен ее работой в сфере торговли. Отмечу, что вся информация о ее работе учредителем и генеральным директором ООО «ГЛИРА» была получена не из книги Ольги Кореневой, а из открытых официальных юридических источников.

8. В статье «Анти-Жук» Рахлин отмечает, что при невозможности проверки датировки (1942 г.) стихотворения «Вьюга. Ночь….» Красиков как честный исследователь все равно должен был публиковать это стихотворение. Это означает, что в этом случае Красиков должен был напечатать в сборнике «Черный алмаз» непроверенное, хотя бы по датировке, стихотворение. Думаю, что о том, как было в действительности, напишут Красиков и вдова Коренева. Но концепция Рахлина представляется мне порочной, и публиковать надо только проверенные вещи. Пусть, например, некто напишет какую-нибудь непроверенную гадость о Рахлине. Значит ли, что ее нужно публиковать, оставив загадку для литературоведов?

9. Рахлин пишет:

«… оказалось, что спор по поводу авторства (Дегену ли оно принадлежит или Кореневу) идёт давно, — об этом пишет и сам Жук в этой же статье, называя имена участников спора: проф. Баевского и литературоведа и критика Лазарева, дочерей Коренева — Ольгу и Викторию… Добавим тех, кого уже называл я: Орлова и Кузьминского…».

Это неверно. В моей статье нет ни слова о споре по поводу авторства Дегена или Коренева между указанными лицами, поскольку такой спор не велся. В статье проф. В. Баевского «Стихотворение и его автор» («Вопросы литературы», 1990, № 3, с.236-237) нет ни слова о каком-либо споре на эту тему. В своей статье «Советские поэты, павшие на Великой Отечественной войне», Вступ. ст. И.Н. Сухих, СПб.: Академический проект, 2005, 572 с.» («Вопросы литературы», 2006, № 6, с.362-365) главный редактор «Вопросов литературы» Л. Лазарев выразил недоумение по поводу слов составителя сборника И. Сухих о том, что якобы «в последние годы возникла необъявленная полемика о том, кто является автором известного стихотворения «Мой товарищ, в предсмертной агонии…». Л. Лазарев пишет:

«В действительности никакой полемики нет. М. Красиков просто решил организовать очередную разоблачительную «сенсацию» (с.365).

Продолжение этой цитаты приведено в моей статье.

10. Из текста Рахлина следует, что я взялся отстаивать авторство Дегена тем, что пытаюсь опорочить защитников авторства Коренева и привожу доказательства авторства Дегена. Однако это не так: я не порочил защитников авторства Коренева и не доказывал авторство Дегена. Моя задача состояла в другом: привести аргументы против авторства Коренева. И такие аргументы я представил.

11. Рахлин делает заключение о моей статье, каждый пункт которого буду ниже выделять курсивом (и блочной цитатой — ред.) и отвечать на него прямым шрифтом строчками.

«Автор статьи не доказал ровным счётом ничего».

Я доказал, что доводы сестер Кореневых о публикациях стихотворения «Вьюга. Ночь…» в прижизненных сборниках стихов их отца неверны.

«Опровергнуть наличие стихотворения Коренева он не смог».

Я опроверг прижизненную публикацию этого стихотворения. А опровержение «наличия», т.е. существования, этого стихотворения, не входило в мою задачу.

«Объяснить наличие двух фактически одинаковых в своей основе текстов: Коренева и Дегена — не сумел. Только и того, что объявил их различными. Но в основе своей они идентичны… Как это понимать? — Б-г весть!».

Я нашел объяснение в заключении главного редактора «Вопросов литературы» Л. Лазарева, и процитировал его в своей статье. Как и Л. Лазарев, не считаю, что «в основе своей» тексты стихотворений Коренева и Дегена идентичны.

«Никакой собственной мысли, даже на уровне предположения, В. Жук не изложил».

Пример моей собственной мысли — обоснованный набор аргументов против авторства Коренева.

12. По-видимому, основные претензии Рахлина ко мне и к моей статье связаны с последним ее разделом «Роль Феликса Рахлина, израильского журналиста и писателя», состоящим из 4-х небольших абзацев. Наиболее крупный — первый абзац. Он знакомит читателя с работами Рахлина на тему авторства Дегена и Красикова. Однако в последней фразе этого абзаца говорится, что хотя Рахлин «сам считает (пока) автором Дегена, но, тем не менее, он допускает авторство Коренева и плагиат Дегена».

Второй абзац посвящен неприглядной роли Рахлина, как я ее представляю. В нем, частности, я пишу, что «Рахлин допустил, что плагиат Дегена, пусть неумышленный, не исключен, для чего стал придумывать ситуации, в которых, по его мнению, плагиат Дегена был бы возможен».

Рахлин с негодованием называет мои слова о том, что он допускает плагиат Дегена, моей «наглой фантазией». А на самом деле это всего лишь терминологическое недоразумение, основанное на том, что Рахлин уверен, что плагиат может быть только умышленный. И он считает мои слова «плагиат — умышленный или случайный» ошибкой по неграмотности. Но, как показано в моем достаточно подробном ответе по термину «плагиат», несмотря на определение в Википедии и в юриспруденции, в серьезной литературе и сейчас широко используется термин «плагиат» с более широким значением, допускающим и «случайный», и «умышленный» плагиат. И если бы Рахлин обратил внимание на то, что, начиная с 1-й страницы моей статьи, я имел в виду любой плагиат — и умышленный, и случайный (неумышленный), и он не посчитал бы это ошибкой, то у него не было бы причины объявлять мое мнение «наглой фантазией». Добавлю к этому, что если Рахлин допускает только неумышленный (случайный) плагиат Дегена, то я не допускаю любой его плагиат. А если все-таки как-то зафиксирован какой-то плагиат, то придется устанавливать умышленный он или случайный.

Третий абзац посвящен всего одному моему замечанию по статье Рахлина «Секрет Полишинеля», которое сводилось к тому, что информация о том, что Коренев является претендентом на авторство стихотворения «Валенки», была опубликована ранее в сборнике «Советские поэты, павшие на Великой Отечественной войне» (СПб.: Академический проект, 2005) и, более точно, в сноске 59 к вступительной статье И.Н. Сухих. И поэтому Рахлину для получения этой информации не было никакой необходимости ссылаться на сайт скончавшегося в США одиозного К.К. Кузьминского. Однако Дегену смотреть этот сборник было бы весьма неприятно, и не только потому, что в нем в качестве претендента на авторство указан Коренев, но и поскольку в нем опубликовано стихотворение «Мой товарищ…» Дегена без указания автора.

Считая, что Рахлин опасался за состояние Дегена из-за антисемитской трактовки «Валенок» К.К. Кузьминским, я ошибочно написал: «Не стоило бы Рахлину сочинять, что он боялся за Дегена из-за дурацкой антисемитской интерпретации его стиха каким-то далеким и малоизвестным эмигрантом Кузьминским». Не было смысла бояться за Дегена — бесстрашного борца с антисемитизмом. Но в действительности в «Секрете Полишинеля» «Рахлин по этому поводу ничего не сочинял». И поэтому прошу Рахлина извинить меня за эту фразу.

В четвертом абзаце я написал, что если бы Рахлин «не пожалел Иона Лазаревича и познакомил бы его со сборником Коренева «Черный алмаз», то тот бы разобрался с доказательствами Красикова при своей жизни». Отмечу, что Рахлин рассказывает об этих моих словах чересчур художественно — с привлечением бытового жаргона:

«Виктор Жук пишет, что если бы я рассказал Иону об этой, выражусь так, «нескладухе», то уж тот бы всё разъяснил, «разрулил», и всё бы стало тип-топ».

Зачем он это сделал, непонятно. Я так не пишу и не говорю.

Рахлин не согласился с моим мнением, что он должен был познакомить Дегена со сборником «Черный алмаз», и ответил мне:

«Но, по своей невежественной простоте, допускаю, что, возможно, своим «неприглядным» молчанием сохранил замечательному Иону «лишний» десяток лет жизни… Вот бы похвалить меня за это… Так нет: отчитал!..».

Я не врач и примерно одного с Рахлиным возраста. И сообщаю, что мое мнение совпадает с мнениями многих, в том числе знавших Дегена людей.

Но пусть Рахлин молчал потому, что ему было жалко Дегена. А о том, каково будет жене Дегена, ставшей на 10 лет старше и не менее больной, он не думал? Ее ему не было жалко, когда после смерти Иона Лазаревича он опубликовал свой опус и по сути способствовал посмертной кампании против Дегена?

Print Friendly, PDF & Email

12 комментариев к «Виктор Жук: Ответы на обвинения в статье Ф. Рахлина «Анти-Жук…»»

  1. Автор статьи Виктор Жук защищал Иона Дегена, а теперь должен защищить самого себя от нападок с разных сторон. Я думаю, что все, кто на стороне Дегена (а это практически все, кто тут высказывается) должны бы перестать нападать на Жука и тем самым не переводить уже разразившийся скандал на новые уровни и в новые плоскости. А защищать Дегена, на мой взгляд, надо, потому что шила в мешке не утаить – книга «Чёрный алмаз» повсюду в интернете.

  2. Ответ Марку Фуксу на его письмо от 15.11.2017 г. и связанные с этим письмом
    краткие комментарии к постам Бориса Дынина и Игоря Юдовича от 15.11.2017 г

    Уважаемый г. Фукс !

    Я действительно дважды упомянул Ваше имя – Марк Фукс в моей статье «Ответы на обвинения в статье Ф. Рахлина «Анти-Жук…».
    Оба раза я упомянул Вас как адресата письма Рахлина, и в обоих случаях я писал о письме Рахлина к Вам, и не говорил о Вашем письме к Рахлину. Поэтому не было никакой необходимости приводить текст Вашего письма в моей статье. Тем более, что любой читатель, интересующийся Вашим письмом, может легко посмотреть его в интернете, поскольку оно помещено под «Анти-Жуком…» Рахлина. Поэтому странно слышать, будто я Вас к чему-то вынуждаю тем, что не поместил в своей статье Ваше письмо.
    В своей статье я не предъявлял к Вам никаких претензий и ничего критического по отношению к Вам не высказывал.
    Таким образом, Ваша претензия, состоящая в том, что я не поместил Ваше письмо в моей статье, оказывается пустой, бессмысленной и анекдотичной.

    Вы никак не отреагировали на запредельно оскорбительный характер статьи «Анти-Жук», назвав мой корректный ответ на нее моими «разборками с Ф. Рахлиным».
    Но в «дополнение» к своей указанной «претензии» Вы замечаете, что считаете мою статью «Посмертная кампания «за правду» против Дегена» вредной, в подтверждение чего ссылаетесь на статьи Ю. Ноткина и В. Янкелевича. Это Ваше право. Но, возможно, Вы не читали ответов им, в том числе – моих ответов. А в конце моего поста «Авторам отрицательных отзывов от 17 и 18.10.2017 г.» сказано: «Большинство указанных отрицательных отзывов оцениваю как вздорные и низкого уровня. Они основаны не только на невнимательности к моему тексту и на непонимании предмета, но в значительной мере и на неоправданном самомнении их авторов».
    Затем Вы заявили, что я «в значительной степени фальшиво перепел записки Ф. Рахлина и его же оболгал». Предполагаю, что Вы не внимательно прочитали мою весьма корректную статью «Ответы на обвинения в статье «Анти-Жук…». Из нее следует, что я не «перепел» и не «оболгал» Рахлина.

    И, наконец, Вы заявили, что я «в погоне за сенсацией» «пытаюсь навязать разговор обществу там, где нет основы для него». И это нелепое утверждение осталось недоказанным.

    Борис Дынин (комментарий к его посту от 15.11.2017):
    «упреки в сторону М. Фукса»;

    Вы не внимательны: никаких упреков Марку Фуксу в моей статье «Ответы на обвинения в статье М. Рахлина «Анти-Жук…» нет.

    Игорь Юдович (комментарий к его посту — 2017-11-15 06:18:28(831):
    «Чтобы не повторять сказанное: я согласен с М. Фуксом».

    Поскольку Вы не уточняете, в чем Вы согласны с Фуксом, то, следовательно, во всем:
    — в его анекдотической претензии ко мне, состоящей в том, что я не поместил его письмо Рахлину в своей статье с ответами на «Анти-Жука»;
    — с запредельно оскорбительным характером статьи «Анти-Жук»;
    — с тем, что Фукс считает мою статью «Посмертная кампания «за правду» против Иона Дегена» вредной — на основании отзывов Ю. Ноткина и В. Янкелевича;
    — с тем, что я «фальшиво перепел» и оболгал Рахлина,
    — с тем, что я написал свои статьи «Посмертная кампания «за правду» против Иона Дегена» и «Ответы на обвинения в статье Рахлина «Анти-Жук» «в погоне за сенсацией».

    Существование такой поддержки крайне слабого и нелепого письма Фукса печально, но факт.

    Виктор Жук
    17.11.2017

  3. Переношу сюда несколько комментариев из Гостевой книги.

    Марк Зайцев
    — 2017-11-15 16:44:14(870)

    Борис Дынин
    — 2017-11-15 16:01:02(865)
    Виктор Каган, совершенно прав. Разговор превратился в передергивание аргументов, как, например, упреки в сторону М. Фукса, якобы сомневающегося в том, в чем он не сомневается, и не защищающего то, что он защищает.

    Почему же Вы так односторонне? А когда М.Фукс упрекает Виктора Жука «в погоне за сенсацией», Вы тут согласны? Виктор Жук — инвалид и довольно пожилой человек — проделал адскую работу в архивах — и это в погоне за сенсацией? Все же призывая прекратить передергивание аргументов, нужно объективно обратиться к обеим сторонам. А то как-то слишком «командно» выходит: милость «своим», закон остальным. А Фукс однозначно взял сторону Рахлина, нечистоплотного человека, которому Деген, знай он всю правду о нем, не только руки бы не подал, а палкой своей отделал бы.

    Марк Зайцев
    — 2017-11-15 10:28:52(840)

    Игорь Юдович
    — 2017-11-15 06:18:28(831)
    я согласен с М. Фуксом.

    Уважаемый Игорь, я, действительно, уважаю Ваше всегда взвешенное и обоснованное мнение по разным вопросам. Позвольте развернуть немного логическую цепочку. Итак, Вы согласны с М.Фуксом. А М.Фукс говорит:

    Марк Фукс
    — 2017-11-15 06:04:03(828)
    Ф. Рахлин совершенно четко и однозначно обозначает свою позицию

    Т.е. М.Фукс с Рахлиным солидарен. Значит, и Вы тоже, Игорь, так ведь? Теперь идем дальше и смотрим, что говорит Рахлин:

    Иное дело, что Красиков был обязан проверить, откуда взялась датировка кореневского оригинала. Но если это проверить не было возможности, то и тогда он не вправе был скрыть находку от читателей. Разгадывать литературные загадки – вечный долг литературоведов.

    Т.е. в самом главном — публикации стихотворения Коренева, датированного 1942 годом, без всяких обоснований отбирающей у Дегена авторство стихотворения, Красиков действовал правильно. С этим согласен Рахлин и Фукс, а теперь согласились Вы, Игорь. Т.е. можно публиковать любой донос на любого великого или невеликого человека, не утруждая себя доказательством? Ведь разгадывать загадки будут потом «литературоведы»! Я спрашиваю еще раз: Вы согласны с таким подходом? Вы коротко определили свою позицию. Ответьте коротко и на этот вопрос. Спасибо!

    Марк Зайцев
    — 2017-11-15 08:34:54(836)

    Б.Тененбаум-М.Зайцеву
    — 2017-11-15 02:23:59(812)
    А зря трепать имя великого человека — по-настоящему великого, без всяких оговорок — по-моему, суетно и позорно.

    Уважаемый Борис Маркович, я Вас совершенно не понимаю. Кто трепет имя великого человека — Красиков, Коренева и Рахлин, а теперь и Фукс вместе с ними, допускающие плагиат Дегена, или Жук, который с этим борется? По-Вашему, если в подворотне шпана раздевает великого человека, то чтобы не трепать его имя, лучше тихо пройти мимо?

    Марк Зайцев
    — 2017-11-15 02:13:47(810)

    Yakov Kaunator
    — 2017-11-15 00:43:06(801)
    Признаться, у Феликса Рахлина есть причины активно возражать против статьи Виктора Жука. В статье нарисовалась неприглядная роль Рахлина.

    А меня поразила реплика Марка Фукса на статью Рахлина. Всегда думал, что Марк Фукс за Дегена, сколько хороших слов было сказано. А тут он фактически стал на сторону противника Дегена, глупого и непорядочного журналиста Рахлина. Я опускаю выяснение отношений между Рахлиным и Жуком. Это, по сути, к делу не относится. Но Рахлин настойчиво повторяет две вещи:

    1) Красиков имел право публиковать данные, порочащие Дегена (датировка стиха 1942), не имея доказательств. Пусть, мол, литературоведы решают задачи.

    2) Рахлин ничего не сказал Дегену о поступке Красикова, чтобы не убивать его этой новостью.

    Марк Фукс не видит в этом ничего порочного, любезничает с Рахлиным, дает ему возможность распустить павлиний хвост. А ведь достаточно просто было спросить по первому вопросу: а если бы Красиков опубликовал «выдержку из дневника» Коренева, в которой Рахлин был бы назван педофилом и насильником? Никаких подтверждений не было, но «пусть литературоведы разбираются». Понравился бы Рахлину такой вброс? Вряд ли. А про Дегена, выходит, можно, так Рахлин и Фукс считают. Про второй пункт Виктор Жук хорошо написал: Рахлин 10 лет жалел Дегена, а вот его жену, ставшую на 10 лет старше и не ставшую здоровее, он не пожалел, на следующий день после похорон побежал раздувать угольки скандала.

    С Рахлиным все ясно, человек, советующий оппоненту сменить фамилию, не стоит даже пощечины прилюдной. Но вот Марк Фукс удивил. Не ожидал его увидеть на другой стороне баррикад.

    1. «Но вот Марк Фукс удивил. Не ожидал его увидеть на другой стороне баррикад» === Ничем нельзя так порадовать врага, как нашими баррикадными боями между собой.

  4. Сосчитал. Не поленился. Текст небольшой, примерно 6 страничек. На них приходится 35 раз «Ион Деген» и 44 раза слово «плагиат». Меня явно зомбировали, и я уже с трудом пробивался свозь «много слов», не вникая. Известный способ СМИ заморочить голову словесным рядом-градом, который негативным образом укладывается в сознании. Я бы закрыл тему. Наглухо!

  5. Виктор Каган, совершенно прав. Разговор превратился в передергивание аргументов, как, например, упреки в сторону М. Фукса, якобы сомневающегося в том, в чем он не сомневается, и не защищающего то, что он защищает. Поставьте точку.

  6. Мне понятно и близко желание Редакции и Виктора Жука защитить память Иона. Статья уже опубликована и легла в кэш поисковиков. Слово сказано, как сказано, и его eöt топором не вырубишь, даже если кому-то что-то в нём не нравится. Предлагаю закрыть полемику по статье, так как она начинает выходить за границы собственно полемики и служить противоположную благим намерениям полемизирующих службу, подливая масла в раздуваемый хулителями Иона огонь.

      1. Спасибо. Но толку от нашего согласия, как вижу по гостевой, ровно ноль.

  7. Господин Жук!
    Вы дважды упомянули мое имя в своих разборках с Ф. Рахлиным и не удосужились привести текста моего письма, о котором говорите.
    Вы несмотря на мое нежелание участвовать в разговоре с вами вынуждаете сделать это за вас:
    «Уважаемый Феликс! Я последние обозримые годы регулярно просматриваю и частично читаю все издания Д-ра Е. Берковича.
    Я помню Ваши переводы из Д. Павлычко, опубликованные на Портале и, если мне не изменяет память, высоко оценил их.
    Естественно я обратил внимание на публикацию В. Жука о которой Вы пишете. Она показалась мне слабой, недостаточно аргументированной и излишне «болтливой».
    К имени И.Л. Дегена, к его памяти я отношусь по-особому, имел честь быть знакомым с ним, состоять в переписке и даже написал шутливый рассказ, повествующий о нем (Опубликован у д-ра Е.Берковича).
    Я внимательно прочел Ваше о И. Дегене, включая и эту рецензию.
    Мне представляется Ваша позиция рациональной, а разбор поэзии покойного И.Л., сделанный Вами в предыдущих работах профессиональным, интересным и аргументированным.
    Я далек от мысли давать Вам советы, но посчитал бы правильным эту рецензию с личной запиской от Вас направить Редактору Портала Е.М. Берковичу.
    Я уверен, что Е.М. сумеет объективно оценить ситуацию и дать ей оценку, ведь мнения авторов не всегда совпадают с мнением редакции, а защита имени и прав И.Л. Дегена – благородная задача, которой мы все служим в силу своих способностей и возможностей.
    Всего Вам доброго,
    Марк Фукс,
    Хайфа » (Конец цитаты).

    В дополнение хочу заметить, что я действительно считаю вашу работу в том виде и на том уровне, как она сделана, преподнесена и аргументирована вредной и полагал бы, что что тех слов, которые по поводку её выразили господа Бени, Ю. Ноткин и В. Янкелевич достаточно.
    Вы в значительной степени фальшиво перепели записки Ф. Рахлина и его же оболгали. Зачем!?
    Ф. Рахлин совершенно четко и однозначно обозначает свою позицию и пишет:

    «Восемь статей в моём «Литературном дневнике» на моих авторских страницах портала proza.ru в Интернете, с разбором стихотворений Дегена, с аргументацией в пользу ЕГО авторства стихотворения «о валенках» однозначно свидетельствуют о моей высокой оценке творчества этого поэта и прозаика. Не скрывая своих дружеских отношений с Красиковым, я там предъявляю к нему требование привести его резоны в защиту его утверждений о том, будто автор этого стихотворения – Коренев, раскрыть источник датировки стихотворения 1942-м годом… «Пока что я считаю, что принадлежность стихотворения первоначально А. Кореневу – не доказана». Однако наделённый бесподобным даром воображения Жук пишет обо мне, Рахлине: «Тем не менее, он допускает авторство Коренева и плагиат Дегена.
    В отношениии Дегена – полный вздор, гиль и враньё: плагиата – не допускал и в такое никогда не поверю! Где и кто найдёт в моих статьях, будто я «допускаю», что Ион Деген мог быть плагиатором, вором??? Это наглая фантазия для Жука с оркестром, автор которой – сам Виктор Жук!» (Конец цитаты)

    В погоне за сенсацией, вы с настойчивостью, заслуживающей лучшего применения, пытаетесь навязать разговор обществу там, где нет основы для него.
    Совершенно неслучайно подавляющее большинство уважаемых авторов Портала, в том числе и имеющих доказанный поэтический опыт проигнорировали ваш опус.

  8. ПЛЯСКИ НА КОСТЯХ

    Есть старинная истина, основанная на историческом опыте:
    «ЕСЛИ ХОЧЕШЬ ПОРВАТЬ ВСЯЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ С КЕМ-ЛИБО, НАЧНИ ВЫЯСНЯТЬ С НИМ СВОИ ОТНОШЕНИЯ.
    Именно это мы сейчас и наблюдаем. Никакого отношения к имени Дегена настоящий диалог не имеет. Взгляд со стороны на нынешнюю дискуссию:
    «Автор в пятой строчке своего повествования допускает безграмотность, пропустив в третьем слове слева «ь», а в сочетании «НИ признавался», обязан был писать «НЕ».
    Группа «Деген», собравшаяся, чтобы защитить имя поэта от обвинений в клевете, в коллективном диалоге выработала тезисы, озвученные Виктором Жуком в его статье ««Посмертная кампания «за правду» против Иона Дегена», журнал «7 искусств», октябрь 2017 года. В статье приведены УБЕДИТЕЛЬНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА отсутствия плагиата в творчестве Иона Дегена. Каких- либо возражений против этих доказательств со стороны авторов клеветнического вброса, как я понимаю, не последовало. Во всяком случае нигде не попадались мне подобные возражения.
    Возражения последовали лишь со стороны Феликса Рахлина. Признаться, у Феликса Рахлина есть причины активно возражать против статьи Виктора Жука. В статье нарисовалась неприглядная роль Рахлина. Признаюсь, очень не хотелось мне приводить здесь отрывки из переписки. Но в данном случае, обстоятельства вынуждают.

    «Феликс Рахлин 30 июня 2017 года в 13:08
    Уважаемый Яков Каунатор! (Случайно (и вместе с тем по закономерной причине) обнаружил на не чужой мне Прозе-ру Ваш превосходный очерк о личности и поэзии Иона Дегена.
    На моих страницах того же портала по ссылкам http://proza.ru/2017/05/05/2047 ,
    http://proza.ru/2017/05/08/1823 и http://proza.ru/2017/05/13/1074 — первые три части затеянного мною подробного обзора его творчества. Причина этой затеи — чрезвычайная: в течение нескольких лет моего (виртуального: в компьютерной переписке и немного, кажется, по телефону — с Ионом Лазаревичем я не мог решиться рассказать ему (и молчал в общении с другими) о том, что где-то примерно с середины 90-х в Интернете и в бумажной печати оспаривалось его авторство знаменитейшего стихотворения о «валенках»

    По какой-то причине публикация прошла незамеченной, а я, знакомый как с её автором,
    харьковским очень добросовестным филологом М.М.Красиковым, который доказывает, что автор этих строк — московский фронтовой поэт А-др Коренев, и (по переписке и телефону) и с И.Дегеном, в беспокойстве о здоровье последнего умолчал об этом вплоть до смерти Иона Лазаревича. Буквально на другой день связался с Красиковым и узнал, что тот, выражая, впрочем, своё уважение к памяти обоих покойных пожтов-воинов, намерен настаивать на своём. С этой ситуацией я ознакомил в частном письме редактора ежемесячника «Евр. камертон» израильской газ. (в которой и я, и Ион часто публиковались)» А.Бродского, а тот переделал моё письмо в статью и намерен опубликовать. Публикация была ими отложена, но планируется на июль — сентябрь. Лично мне представляется, что автор — Деген, но в книге Коренева под соотв. стихотворением с этими строками (там оно вдвое больше), названным «Вьюга. Ночь» — дата — 1942. А у Дегена — 1944. Ни я, ни Красиков не имее5м даже предположений, в чём тут дело… Оба поэта вызывают уважение и полное доверие, но стихи существуют под двумя разными именами… Рад, по крайней, тому, что мне есть с кем поделиться теперь этой историей… =Ф.Р.

    Феликс Рахлин 30 июня 2017 года в 22:07
    Вы свой очерк о Дегене начали цитатой, а там в 1-й строке есть слово «ресы», значения которого я не знаю. Искал — н ответ какой-то странный: это-де из игры… Но никак не подходит. Почему эти «ресы» — грохочущие, и что за хвост у них? Не знаете ли, о чём речь?
    Ответить мне можно, как и я Вам написал, внутри портала Проза-ру…

    Возможно, я плохо объяснил — повторяю яснее. В начале 90-х годов в Харькове издана книга стихов не «никому не известного», а достаточно известного 20-ю изданными книгами стихов московского поэта-фронтовика Алесандра Коренева (умершего в 1989), высоко оценённого таким, например, знатоком поэзии (да и сам был замечательным фронтовым поэтом), как Евгений Винокуров. Так что, извините, если Вы чего-то не знаете, то это ещё не значит, что того не знает никто.
    Изданная в Харькове книга почти вся состоит из стихов, которые почему-то автор не счёл возможным опубликовать в советское время.Открывается сборник стихотворением «Вьюга. Ночь…» — в нём 16 строк, в их составе и те 8 (отличающиеся небольшими вариациями), из которых состоит знаменитое стихотворение о «валенках». По свидетельству автора предисловия к книге харьковского филолога и поэта М.М.Красикова (известного мне лично как человек и филолог, заслуживающий доверия), черновик стихотворения Коренева относится к 1942 г. Деген сам помечает своё стихотворение декабрём 1944. Я заметил это, ещё когда мне прислали «Чёрный алмаз» ( книгу Коренева). И НИКТО БОЛЬШЕ ЭТОГО НЕ ЗАМЕТИЛ И НЕ НАПИСАЛ НИГДЕ, хотя с одним человеком я в частном порядке даже поспорил: он считал, что автор — Коренев, я, наоборот, — что Деген. Мой оппонент считает, что лучше 16-строчный вариант К., я — что гораздо энергичнее и выразительнее вариант Д. Но, как бы там ни было, однако если было бы ДОКАЗАНО, что К, действительно, более ранний, то…

    Уверен: вывод Вы способны сделать сами.

    Вот почему, зная и понимая это, я много лет молчал о наличии в Интернете этой задачи, опасаясь беспокоить ею сердечно мне близкого Иона Лазеревича. Ведь у него, наряду с перечисленными Вами осколками в теле, был и осколок В МОЗГУ.

    Вот и у меня все эти годы что-то вроде такой мозговой загвоздки. Поэтому, едва узнав с прискорбием о кончине И.Л., я связался с Красиковым. Он выразил искреннее сожаление и опечаленность этой вестью, но на мой прямой вопрос ответил, что по-прежнему считает автором — Коренева, хотя отдаёт должное героизму личностей и поэтическим талантам обоих. И что перед нами — литературная загадка, которую он пока не может объяснить, но намерен доказывать авторство Коренева.
    Имея это в виду, я написал письмо редактору «Еврейского камертона» (ныне — ежемесячника), в котором мы оба: Деген и я — публиковались. Редактор хотел немедленно моё письмо опубликовать, но, вместе с коллегами, правильно рассудил, что сделать это вскоре после кончины поэта — бестактно. Однако что будет правильно не скрываться от проблемы. И было решено опубликовать позже. Теперь дата приближается, и, в предвидении «сенсации», я неврвничаю, как виновник. Хотя — в чём же я виноват?
    Не скрою: мерзее всего мне мысль, что тут же найдутся люди, охочие до скользких и гнусных обвинений юдофобского толка. Надо Вам объяснять? Думаю, и так ясно.»

    Не знаю, чего здесь больше, БЕДЫ или ВИНЫ Феликса Рахлина в том, что зная Иона Дегена и лично, и зная хорошо его творчество, позволил себе усомниться в правоте поэта. Достаточно было бы сравнить стилистику посмертной книги А.Коренева, составленной и изданной М.Красиковым, со стихами Дегена, чтобы навсегда оставить всяческие сомнения.
    Странным образом нынешняя дискуссия коснулась двух поэтов, которые сегодня не в состоянии высказаться в свою защиту. Я же полагаю, пусть их защитниками выступят их стихи.
    Пришла мысль: было бы очень интересно ознакомить читателей этого материала со стихами А. Коренева из сборника «Чёрный алмаз» и стихами И.Дегена, и фронтовыми, и последующими.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *