Исаак Юдовин: Он любил Эрец Исраэль. Реувен Гехт

 238 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Исаак Юдовин

Он любил Эрец Исраэль

Несколько лет назад в Хайфе, одном из крупнейших городов Израиля, открылся новый парк, раскинувшийся на берегу Средиземного моря. Кстати, самый большой в этом городе. Его площадь составляет около 75 дунам (от тур. donum) — 75000 квадратных метров, протяженностью в 1200 метров и примерно 70 метров шириной. В парке сооружена спортивная площадка, выложены дорожки, предназначенные для велосипедов и скейтбордов, тропинки для прогулок и пробежек, отведен участок для проведения пикников. Планируется создание сезонных водохранилищ в районе двух каналов водостока, проходящих по территории парка (от горы Кармель к морю). В перспективе намечается установка огромного современного центра детских аттракционов, который будет привезен из Европы специально для парка. Над участками для игр и пикников будет установлен грандиозный навес, единственный в своем роде по величине в Хайфе. Предполагается также продолжить планирование парка таким образом, чтобы он, с одной стороны, соединился с прибрежным районом города Бат-Галим, а с другой — с пляжем Дадо в целях создания непрерывности между дорожками для ходьбы и пробежек. Этот парк был создан хайфским муниципалитетом при финансовой поддержке фонда «Гехт» и назван в честь доктора Гехта, лауреата премии Израиля «Дело всей жизни» за вклад в общество и страну 1984 года.

Реувен Гехт родился в 1909 году в Антверпене (Бельгия) в семье, разбогатевшей на речных грузоперевозках, в основном зерна, которое хранилось в многочисленных складских помещениях по берегам Рейна. Родители старались дать сыну разностороннее образование и воспитывать его в духе преданности идеалам сионизма. По окончании школы Реувен учился в университетах Мюнхена, Гейдельберга и Берлина. При этом он настолько увлекся изучением вопросов научной экономики и так преуспел в этом, что удостоился присуждения ему ученой степени доктора наук. По всей вероятности, это и предопределило характер его профессиональных интересов. Вместе с тем научный подход к экономическим проблемам способствовал его активному участию в семейном бизнесе.

В Эрец Исраэль доктор Гехт репатриировался в 1936 году, когда над Европой все сильнее сгущались зловещие тучи фашизма. Однако не чувство страха побудило Реувена решиться на этот шаг, а мысль о том, что ему следует жить там, где жили его далекие предки, и вместе с другими, такими же, как и он, сионистами, бороться за образование самостоятельного еврейского государства. Реувен был убежден в том, что с этим нельзя медлить. То, что происходило в нацистской Германии с евреями, порождало в нем предчувствие неизбежной трагедии европейского еврейства. Не этим ли можно объяснить тот факт, что сразу же по прибытии на историческую родину Гехт активно включился в деятельность организации ИРГУН Цваи Леуми (национальная военная организация), сокращенно Эцель, коротко Иргун — еврейская подпольная организация, действовавшая на территории подмандатной Палестины с 1931 по 1948 гг. Сначала ИРГУН считал своей главной задачей защиту еврейских поселений от нападений арабов. Но после принятия англичанами в 1939 году так называемой «белой книги», существенно ограничивающей репатриацию евреев в Палестину, ИРГУН поставил перед собой не менее важную задачу: борьба против британского мандата в Палестине и нелегальный перевоз еврейских беженцев из Европы. В результате были спасены десятки тысяч евреев от неминуемой гибели. Среди тех, кто их спасал, был и Гехт. Нужно ли говорить, что он, как и они, его боевые товарищи, постоянно рисковал своей жизнью: ведь для решения этой задачи надо было находиться не в Палестине, а в оккупированной немцами Европе.

Избрав своим местом жительства Хайфу, потому что Теодор Герцль, идеи которого почитала семья Реувена, предсказывал этому городу большое будущее, доктор Гехт не забывал о предпринимательской деятельности. И если до провозглашения независимости Государства Израиль он считал, что важнейшим фактором, стимулирующим частное предпринимательство, является личный интерес, то теперь было бы неправомерно игнорировать интересы общественные, государственные. Более того, они должны играть решающую роль в бизнесе. Именно под этим углом зрения Гехт развернул строительство крупнейших в Израиле элеваторов (зернохранилищ) в Хайфе (в настоящее время — самый большой не только в Израиле, но и на всем Ближнем Востоке: в час здесь перегружается 1200 тон зерна, привезенного из многих государств, а потом оно развозится по всей стране) и Ашдоде (по своим размерам несколько уступает хайфскому). По сути дела, это было для Реувена продолжением того бизнеса, который вели его отец и дядя и в котором он плодотворно трудился. Эти элеваторы вступили в строй соответственно в 1955 и 1984 гг. Трудно переоценить их значение в хозяйственной жизни страны. Примечательно, что бизнесмен Гехт делал все необходимое для организации производства на научной основе, уделяя особое внимание морально-психологическим факторам. Он уважительно, внимательно и чутко относился к работникам на руководимых им предприятиях, видел в них, в этих работниках, прежде всего не носителей рабочей силы, а людей, наделенных определенными качествами и свойствами личности. И они, эти люди отвечали ему взаимностью. Стоит ли удивляться тому, что они ни разу не прибегали к забастовкам с целью разрешения возникавших порою конфликтных ситуаций.

Хайфский университет

Наряду с предпринимательской деятельностью важное место в жизни доктора Гехта занимала деятельность, направленная на культурное развитие израильского общества. Он был одним из основателей Хайфского университета, который расположился на горе Кармель, на высоте 438 метров над уровнем моря, в одном из живописнейших районов Хайфы. С высоты 30-го (последнего) этажа главного здания (Университетский корпус построен по проекту всемирно-известного бразильского архитектора Оскара Нимейера) открывается удивительный по красоте вид на город, причудливо спускающийся с горы к Средиземному морю. Впечатляет все и внутри университета: просторные фойе и коридоры, украшенные мозаичными картинами — копиями произведений выдающихся художников (например, «Герника» Пабло Пикассо), внушительных размеров библиотека, удобные для занятий аудитории, уютные столовые и кафе.

Благодаря Реувену Гехту и его жене Эдит при университете был открыт в 1984 году археологический музей. Вскоре он превратился в одно из самых значительных археологических хранилищ страны. Вход в музей бесплатный. По убеждению доктора Гехта, было бы безнравственно взимать плату за то, чтобы приобщать евреев, живущих в Израиле и за его пределами, к истории своего народа. Представляется, что доктор Гехт не относился к числу людей, которые рассматривают благотворительность как способ прославить и обессмертить себя. Еще в юношеском возрасте он заинтересовался археологией Израиля и уже тогда у него созрела идея на основе конкретных археологических данных показать, что в этих краях библейских задолго до нашей эры проживали евреи, что здесь их земля, их корни…

На протяжении 60 лет Реувен Гехт не жалел ни средств, ни сил, ни времени на археологические раскопки, на поиски всего, что осталось с древних времен, исходя из того факта, что они являются особенно важным аргументом в идеологии сионизма, так как убедительно свидетельствуют о неразрывной связи между еврейским народом и землей Израиля… Несмотря на преклонный возраст, Гехт продолжал пристально следить за появлением археологических новинок и приобретать более ценные из них для пополнения музейных залов.

Музей при Хайфском университете — не единственный, созданный доктором Гехтом. Еще в 50-ые годы, когда в Хайфе был пущен в эксплуатацию элеватор, получивший название «Дагон» (от древнееврейского «даган» — зерно), а эмблемой его стали три пшеничных колоска, изображение которых Реувен обнаружил на старинной монете времен Агриппы I (10 г. до н. э. — 44 г.) — сына Аристобула и внука Ирода Великого — царя Иудеи с 37 по 44 гг. н. э.

Элеватор «Дагон» в Хайфе. Современный вид

Гехт основал при элеваторе музей хлеба «Дагон». В 1966 году он получил официальный статус и был внесен в списки Международной организации музеев. Это, по сути своей, археологический музей. Знакомство с ним начинается с просмотра небольшого документального фильма об истории элеватора и демонстрируемых в действии моделей различных механизмов по «выкачке» зерна из трюмов кораблей. Центральное место в музее представляет собою уникальная коллекция, в которой собраны экспонаты, отражающие историю производства и обработки зерна в древности — с каменного века по византийский период. Особый интерес вызывают древние монеты с изображением злаковых и фигурки, символизирующие плодородие.

Вернемся к университетскому музею. Его основное содержание составляет постоянная выставка. Она базируется на частной коллекции доктора Гехта и концентрируется вокруг темы «Народ Израиля на земле Израиля», которая включает археологические находки, найденные в разных уголках страны. Экспонаты этой выставки занимают первый этаж и располагаются в хронологическом порядке, начиная с хаананского периода (1700 — 1030 гг. до н. э.) и заканчивая периодом византийским (395 — 638 гг. н. э.). Даже не верится, что перед глазами орудия труда и предметы домашнего обихода, появившиеся около четырех тысяч лет назад, что их изготовляли и употребляли люди, положившие начало народу Израиля. Борьба за существование в трудных природных и климатических условиях вынуждала этих людей постоянно совершенствовать имеющиеся орудия и предметы, а также создавать новые. При этом, естественно, менялись и сами люди в процессе познания окружающего мира. Так и представляешь себе грандиозную панораму времени протяженностью приблизительно в 4000лет (согласно еврейскому календарю, ведущему летоисчисление от сотворения мира — в 5772 года). Подумать только, в какие глубины истории необходимо забраться, чтобы обнаружить истоки нашего народа…

Древние монеты с изображением злаковых

В залах нижнего этажа представлены также находки раскопок, проводимых отделением археологии Хайфского университета под руководством созданной по инициативе Гехта кафедры по изучению фундаментальных вопросов сионизма. Среди интересных объектов — греческий корабль V века до н. э., обнаруженный у берегов Кейсарии (города, расположенного на Средиземноморском побережье Израиля, в 50 км к северу от Тель-Авива), маленькие сандалии, которым более 2000 лет, множество образцов посуды и оружия.

Древняя лодка

Верхний этаж знакомит нас, посетителей, с тематическими выставками. Наше внимание приковывают к себе богатые коллекции монет, печатей, каменных сосудов, ювелирных изделий, украшений… Эти выставки предлагают нам достоверную информацию о направленности интересов и склонностей наших предков, об их культурном, эстетическом развитии.

Фигурки, символизирующие плодородие

Формально музей Реувена и Эдит Гехт называется археологическим. Фактически же он не ограничивается археологическими материалами. Дело в том, что несколько залов верхнего этажа отведены для художественной выставки.

Здесь представлены картины из богатой коллекции доктора Гехта. Они отражают различные течения в искусстве живописи, в первую очередь импрессионизм и еврейскую школу Парижа. По ним можно судить о докторе Гехте как о тонком знатоке и ценителе искусства, о его художественных вкусах. Он, безусловно, был страстным поклонником художников-импрессионистов, особенно таких, как Эдуард Мане (1832 — 1883), Клод Моне (1840 — 1926), Камиль Писсарро (1830 — 1903), Ван Гог (1853 — 1890), Альфред Сислей (1839 — 1899) и другие. Выставку украшают и произведения еврейских художников Парижской школы: Амедео Модильяни (1884 — 1920), Хаима Сутина (1894 — 1943), Мане Каца (1894 — 19632)… Неизгладимое впечатление оставляют портреты великих евреев Теодора Герцля, Зигмунда Фрейда, Альберта Эйнштейна, выполненные талантливым художником Германом Штруком (1876 — 1944). Привлекает внимание и картина известного художника Леонида Пастернака (1862 — 1945), отца великого поэта Бориса Пастернака. Между прочим, именем Л. Пастернака названа улица в Тель-Авиве.

Работа Леонида Пастернака

Самое почетное место в художественной выставке занимают картины Модильяни «Обнаженная в шляпе» (1908) и «Мод Абрантес» (1908). С этими картинами связана удивительно интересная история. Вот что рассказывает известная израильская русскоязычная журналистка Ирина Бабич:

Я очень люблю музей Гехта. Когда бываю там, всегда первым делом иду к картине Модильяни — моей любимице. Однажды прихожу я в музей после долгого перерыва, и что же? На месте «моей» картины висит другая, правда, тоже кисти Амедео. Спрашиваю у служащих: «Как так? Куда подевалась «та» картина?» Тут они мне и объяснили, что всегда испытывавший материальные трудности художник, взял и написал вторую на оборотной стороне первой. И что в музее принято раз в год картины перевешивать. То есть полгода она висит одной стороной, а другие полгода — другой. «Но можно же сделать иначе, — говорю я им. — Проще простого! Нужно соорудить вот такое приспособление (и объясняю им какое), повесить там картину, и тогда можно будет любоваться одновременно обеими ее сторонами.» «Ну, на это у музея сейчас нет денег, — отвечают мне. Но вот, когда они появятся, тогда…» И что вы думаете? Через некоторое время в музее затеяли капитальный ремонт и … Есть! Сделали так, как я и предлагала! Вы представляете! Картины Модильяни в Хайфе! Во всем СССР не было ни одной! А в Хайфе есть! И даже две!»

Модильяни. Портрет Обнаженной в шляпе

По словам Офры Римон, директора музея Гехта, «картина Модильяни — «суперстар» нашей коллекции. Она часто бывает на выставках. Вот совсем недавно вернулась из Японии, где ее выставляли в Токио и Киото. А до этого картина побывала в Нью-Йорке и Торонто». Надо отдать должное Офре Римон: она смогла ответить на вопрос, почему Модильяни нарисовал одну из своих картин «вверх ногами». Речь здесь идет о портретах «Обнаженная в шляпе» и «Мод Абрантес». Они написаны с двух сторон одного холста, однако перевернуты друг относительно друга. В настоящее время холст выставлен таким образом, что посетители могут видеть обе его стороны. При этом «Обнаженная в шляпе», написанная первой, предстает перед ними перевернутой. Почему же художник так немилосердно обошелся со своими будущими зрителями, долгое время оставалось загадкой. По утверждению Офры Римон, она смогла разглядеть на изображении Мод Абрантес следы портрета другой женщины. Очевидно, Модильяни начал рисовать его с обратной стороны уже готовой картины «Обнаженная в шляпе», потому что у него не было другого холста. Испытывая, как и многие художники того времени стеснение в средствах, Амедео решил использовать холст повторно. Но в отличие от обычной практики он перевернул холст вверх ногами. Ни исследователей, ни поклонников причуда Модильяни особо не заинтересовала. Все просто сочли, что он, скорее всего, ошибся.

Амедео Модильяни. Портрет Мод Абрантес

Но когда Офра Римон показывала картину очередным посетителям, она внезапно разглядела на портрете «Мод Абрантес» остатки еще одной, неоконченной картины. Оказалось, что на уровне плеч и шеи Мод можно заметить следы еще одного портрета, оставшиеся от предыдущей картины на этой же стороне холста. Модильяни начал писать портрет, но, по— видимому, остался недоволен изображением, которое у него получилось, и решил нарисовать новое поверх него (ведь на другой стороне уже была готовая картина). Он закрасил первый портрет и, чтобы его было еще труднее заметить, перевернул холст вверх ногами, прежде чем нарисовать портрет «Мод Абрантес». Тем не менее Римон сумела разглядеть женское лицо и шляпу в районе шеи Мод, и в результате этого открытия пришла к выводу, что этот холст содержит в себе не две, а три картины Модильяни…

Периодически в музее демонстрируется та часть богатейшей коллекция Оскара Геза, мецената, знатока и ценителя произведений живописи, в которой представлены работы еврейских художников, ставших жертвами геноцида. Как пишет Рональд Ш. Зусман, автор статьи «Монпарнас», опубликованной в чикагском журнале «Шалом», «Оскар Гез посвятил свою жизнь коллекционированию произведений живописи мастеров парижской школы, украшавших коллекцию музея Монпарнас… именно при активном содействии Оскара Геза университет Хайфы открыл в 1979 году галерею произведений еврейских художников, ставших жертвами Катастрофы европейского еврейства. В ней были представлены работы блистательной плеяды художников периода Второй мировой войны: Алекса Фасини, Иоахима Вайнгарта, Генри Эпштейна, Натали Крейм, Джорджио Карса, Макса Якоба и многих других…» С тех пор в музее Гехта экспонируются произведения этих художников. В их работах зримо ощущается болезненная вибрация времени, которую необыкновенно талантливо и с явным ощущением фатальности передали еврейские мастера, ставшие по трагической воле судьбы очевидцами и жертвами Катастрофы европейского еврейства. Не случайно Оскар Гез так определил дело своей жизни: «Я собирал эти картины с огромной любовью и терпением. Мне хотелось создать избранную сентиментальную коллекцию полотен еврейских художников, необычайно близких моему сердцу».

Впервые я посетил музей Реувена и Эдит Гехт в 1991 году, спустя год после репатриации. Это был первый музей, с которым я познакомился в Израиле. Уже тогда и сам музей, и экспозиция в нем превзошли все мои ожидания. Большие и светлые залы, идеальный порядок везде и во всем, и эта неповторимая музейная атмосфера, вызывающая особое состояние души… Неудивительно, что я не мог тут же не написать о нем, этом музее, статью с таким названием «Есть в Хайфе музей для олим» (Отчасти под влиянием того, что вход в него бесплатный. Возможно, и по этой причине я неоднократно посещал его). Недавно я вновь пришел сюда и вновь был приятно поражен. За эти 20 лет в музее произошли разительные перемены к лучшему. Существенно увеличилась занимаемая им площадь: на сегодняшний день она составляет около 4000 кв. м. Прежде всего впечатляет открытый несколько лет назад аудиториум — большой зал (примерно 400 мест в партере и бельэтаже), предназначенный для просветительской работы (лекции, конференции, кино-фильмы и т. д.) и концертно-исполнительской деятельности. В зале стоит орган, который Реувен Гехт приобрел у иерусалимских монахов-францисканцев в 1992 году. Постоянно даются концерты органной музыки. Они платные, но сравнительно дешевые, особенно по абонементам. Основательно обогатились археологические залы. В залах художественных постоянно организуются выставки современных художников, в том числе и «русских» репатриантов. Вход в музей по-прежнему бесплатный….

Реувен Гехт скончался в 1993 году в 83-летнем возрасте Он прожил долгую, насыщенную интересным и глубоким содержанием жизнь. Все, что он мог сделать доброго и нужного для Государства Израиль, он сделал. Сделал по зову сердца и души. И… продолжает делать. Оба музея Хайфы — «Музей Реувена и Эдит Гехт» и «Музей Хлеба «Дагон» — до сих пор содержатся за счет Фонда доктора Гехта, не говоря уже о частичном финансировании строительства парка отдыха им. Гехта. Вместе с тем Фонд Гехта продолжает активно спонсировать различные проекты в области археологии, школьного образования, культуры, искусства и музейного дела не только в Хайфе, но и по всей стране. Доктор Гехт любил Эрец Израэль. Любил не ради почестей и славы, а бескорыстно и самоотверженно. Любил так, как и следует любить свою Родину.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Исаак Юдовин: Он любил Эрец Исраэль. Реувен Гехт

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *