Хаим Соколин: Дряхлый старик

 214 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Хаим Соколин

Дряхлый старик

Трогательное стихотворение под этим названием продолжительное время циркулирует в Интернете и активно пересылается по электронной почте. При этом указывается, что оно было обнаружено в вещах пациента, умершего в доме престарелых в одном из провинциальных австралийских городков, и адресовано ухаживавшей за ним медсестре. Ни название города, ни имя автора не сообщаются. Стихотворение, якобы, произвело столь сильное впечатление на медицинский персонал, что оно было переслано в Мельбурн и опубликовано в многочисленных газетах и журналах по всей стране, в том числе в профессиональных изданиях по психотерапии. Анонимный автор стал национальным героем.

На самом деле история стихотворения другая. Оно уже много лет известно в Англии и США. В его первоначальной версии говорится не о «дряхлом старике», а о «дряхлой женщине». Авторство этой версии приписывается английской медсестре Филлис Маккормак и датируется 1960 годом. Через много лет американский поэт Дэвид Гриффит изменил женщину на мужчину и опубликовал стихотворение в его нынешнем виде на своем сайте.

Такова история. Но независимо от нее, стихотворение имеет самостоятельную художественную и психологическую ценность. Оно написано человеком, хорошо знающим и понимающим внутренний мир пожилых людей, проживших активную насыщенную жизнь и вынужденных заканчивать её в беспомощном одиночестве, погружёнными в воспоминания и лишёнными понимания и сочувствия окружающих. Искреннее, глубокое и пронзительное поэтическое произведение.

Ниже приведён его английский оригинал и мой перевод на русский (“не стреляйте в пианиста; он играет, как умеет”).

Cranky Old Man

What do you see nurse? What do you see?
What are you thinking when you’re looking at me:
A cranky old man, not very wise;
Uncertain of habit with faraway eyes,
Who dribbles his food and makes no reply
When you say in a loud voice “I do wish you’d try.”
Who seems not to notice the things that you do
And forever is losing a sock or shoe;

Who, resisting or not lets you do as you will
With bathing and feeding the long day to fill.

Is that what you’re thinking? Is that what you see?
Then open your eyes, nurse. You’re not looking at me!

I’ll tell you who I am, as I sit here so still.
As I do at your bidding, as I eat at your will:
I’m a small child of Ten with a father and mother,
Brothers and sisters who love one another;
A young boy of Sixteen with wings on his feet,
Dreaming that soon now a lover he’ll meet;
A groom soon at Twenty, my heart gives a leap,
Remembering the vows that I promised to keep;
At Twenty-Five, now I have young of my own
Who need me to guide and a secure happy home.
A man of Thirty. My young now grown fast.
Bound to each other with ties that should last.
At Forty, my young sons have grown and are gone,
But my woman is beside me to see I don’t mourn;
At Fifty, once more babies play round my knee
Again, we know children, my loved one and me…

Dark days are upon me. My wife is now dead.
I look at the future and I shudder with dread.
For my young are all rearing young of their own,
And I think of the years and the love that I’ve known.

I’m now an old man, and nature is cruel.
It’s jest to make old age look like a fool.
The body, it crumbles, grace and vigor depart.

There is now a stone where I once had a heart.
But inside this old carcass a young man still dwells,
And now and again my battered heart swells;
I remember the joys, I remember the pain
And I’m loving and living life over again;

I think of the years, all too few gone too fast
And accept the stark fact that nothing can last;

So open your eyes, nurse, open and see…
Not a cranky old man. Look closer… See me!

Дряхлый Старик

(перевод Хаима Соколина)

Что думаешь ты, медсестра,
Когда, начиная с утра,
И до вечера долгого дня
Купаешь и кормишь меня?
Считаешь, что немощен, глуп,
Что взгляд мой рассеян и туп,
Еда выпадает из рта,
И плюс ко всему глухота?
«Старайся!» — внушаешь ты мне,
Но будто взываешь к стене,
В глазах твоих столько тоски,
Когда я теряю носки.
А я с безразличным смирением
Приемлю и душ, и кормление,
И грубость твою, и заботу —
Без видимой пользы работу.
Ты словно возникла из мифа
И труд выполняешь Сизифа…

Так думаешь ты, медсестра?
Ну что же, сказать мне пора —
Убогого старца кляня,
Ты видишь его, не меня!
Присядь. Расскажу не спеша,
Что память хранит и душа,
Чем мысли и чувства полны,
Какие мне видятся сны…

Поверь мне. Не стану же врать я.
Мне Десять. Со мной мои братья,
И сестры, и папа, и мама,
И жизнь — это вовсе не драма,
А сказка волшебного мира.
Он мой. Он велик, как квартира…
Но годы бегут. Мне Шестнадцать.
Пора уж за ум приниматься,
А мысли во власти мечтаний,
Грядущей любви и свиданий
И вот судьбоносная встреча,
Как долгого счастья предтеча,
Мне Двадцать. Стою под венцом.

Пять лет пролетели. И стал я отцом.
Любуюсь я сыном в надежде,
Что все повторится, как прежде,
Окрепнут семейные узы
И вечными будут союзы
Отца, дочерей и сынов —
Виденья из сказочных снов…
А время бежит. Сорок Пять.
Мечты мои катятся вспять,
С годами в семейной обители,
Остались одни лишь родители…
Но вновь подошла золотая пора —
У нас на коленях опять детвора,
Короткое счастье вернулось в наш дом,
Теперь мы с женой ради внуков живём…
Недолго продлилась идиллия эта,
Другой стороною упала монета,
И чёрная туча накрыла мой дом,
Жена умерла. Я один теперь в нём,
И в страхе смотрю я в зловещую даль,
И ночью, и днём меня гложет печаль,
Как далеки мои дети и внуки!
Со мной только боль от тоски и разлуки,
Одно утешение — вспомнить жену,
Счастливую долгую нашу весну,
И снова мечтать о грядущем свидании,
Теперь навсегда, до конца мироздания…

Все это внутри. А снаружи я глуп,
В глазах медсестры безнадёжен и туп,
И тело, как шаткий дырявый каркас,
И сил не осталось уже прозапас…
Вглядись хорошенько, моя медсестра!
Ты видишь закат мой? Но ты не права,
Усталое сердце, как прежде, стучит,
И песня любви в нём нежнее звучит,
Я заново жизнь проживаю свою,
И снова, как в прошлом, с любимой пою…
Ты видишь лишь маску, обманчивый лик,
Но знай, я не глупый и дряхлый старик!

Читайте о стихотворении подробнее по-английски.

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Хаим Соколин: Дряхлый старик»

  1. Спасибо за стихи и исследование.
    Жаль только, что поросёнок обитает где-то рядом.

  2. Хаим,спасибо большое за публикацию и удачный профессиональный перевод стихотворения.Моя жена в Израиле 22 года работает в больнице с такими же дряхлыми стариками и старушками в отделении гериатрии.Очень жаль смотреть на уходящих из жизни старичков,которые в своё время ,полные сил и энергии,строили наше государство,защищая его от внешних недругов,рискуя своей жизнью.Нужно отдать им должное , с сочувствием относиться к ним, обеспечив их должным вниманием.С уважением Слава Левин.

  3. Уважаемые Лина и Семен!
    Большое спасибо за добрые слова о публикации «Дряхлый старик». Отношу их прежде всего к самому стихотворению неизвестного (?) автора. Моя роль как переводчика здесь вторична. Но ваша похвала говорит о том, что перевод удался. За нее отдельное спасибо.

  4. Уважаемый Хаим! Как врач, повидавший за свою жизнь немало умирающих стариков, сохранявших видимую или невидимую персоналу и родственникам остаточную интеллектуальную мысль либо жизнь, я, как и Вы, впечатлился этим стихотворением, полученным с Вашим, очевидно, переводом (я не запомнил фамилию переволчика, если она была указана). Мне приятно узнать, видеть и читать Вас, поблагодарив за искренне реалистичный и мудрый перевод, простыми понятными строками и выражениями. Пианист оказался не дилетантом… Счастливый старик, хорошо помнящий лучшие дни и годы своей жизни. А не маразматик… На прилагавшейся к тексту фотографии старик выглядел ужасно и Вы хорошо сделали, что её не поместили в пост.
    Если старики умирают своей смертью и могут переживать свою жизнь, воспоминания без страданий, то работа медсестры или родственников, сиделок, продлевающих им жизнь, — это благо, милдосердие и настоящая помощь. А коли они страдают от болей, голода, потери человеческого достоинства (психика!), то я бы предпочёл для них эвтаназию… Как и для себя.

    Я тронут Вашей публикацией, особенно Вашим переводом.
    С уважением, СТ

  5. Замечательное стихотворение! Приписать его можно, действительно., любому человеку, вне географических рамок. Мудрое стихотворение. Мудрое в своей простоте… Спасибо, Хаим, за перевод и за то что, открыли его для многих читателей…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *