Лев Мадорский: Еврейская мама

 285 total views (from 2022/01/01),  2 views today

На ней держится дом и семья. Она создаёт дом, в котором всем радостно и комфортно. Она первая защитница и друг детей. Может быть, именно поэтому еврейская мама, как считается по Галахе, передаёт связь со Всевышним детям. Из поколения в поколение.

Еврейская мама

Лев Мадорский

 Лев Мадорский «Еврейская женщина — это моя мама.
Для меня она — самое прекрасное, что есть на земле».
Тамара Гвердцители

Приступаю к теме с волнением. Не только потому, что в памяти встаёт моя мама, которая до последних дней останется самым близким и самым родным человеком, но и потому что боюсь, что тёплые слова об аидише маме заденут тех у кого мама не еврейка. Поэтому сразу хочу подчеркнуть, что речь не о том, что еврейская мама лучше, чем мама русская, немецкая, или, скажем, узбекская. Ничего подобного. Просто еврейская мама… другая.

Какая же она? Когда Хазанов уже отошёл от юмористического жанра, то в одном из выступлений он прекрасно сказал об этом в рассказе «Еврейская мама».

Случай в ресторане

В середине 90-х, мы с болгарским скрипачом Йорданом по выходным играли в немецком элитном ресторане в Магдебурге. Хозяином был старик по имени Клаус, на вид лет 80-ти или больше, но подвижный и разговорчивый. Когда собиралось много гостей Клаус сам помогал официантам, а иногда подсаживался и вступал в беседу. Нам с Йорданом был выделен отдельный столик и часто во время перерывов в игре хозяин садился к нам.

Так мы узнали, что владельцем ресторана раньше был его отец, а он в нацистские времена до 1942 года работал официантом. В 1942 году Клауса призвали в Вермахт, но из-за слабого зрения не послали на фронт, и он до конца войны служил охранником итальянского посольства в Берлине.

— Повезло Вам, — заметил я.

— Да, очень повезло,— согласился хозяин. Подумал и добавил, — Это, пожалуй, было самое большое везение в моей жизни.

Не знаю, догадывался ли Клаус, что я еврей, но однажды он обратился к нам с просьбой:

— Не могли бы вы сыграть песню «Judische mama»?

— Откуда Вы знаете еврейскую песню?» —удивился я.

— В нацистские времена, — сказал Клаус,— за исполнение этой песни полагалась смертная казнь («Toten Strafe»). Я всегда не любил нацистов и мне будет приятно, если песня прозвучит в моём ресторане.

Я записал Йордану мелодию и уже в следующие выходные мы песню сыграли. У болгарина недавно умерла мама, играл он с большим чувством и закончил со слезами на глазах…

Дальше случилось нечто поразительное, но тут надо сделать небольшое отступление. Ресторан часто посещал необычный старик, примерно, тех же лет, что и хозяин. Он был одет в пеструю рубашку с ярким галстуком и красный, молодёжный пиджак, на котором выделялся зелёный, иностранный орден, пил крошечными рюмками водку и заигрывал с молоденькими официантками. Наш дуэт ему нравился и после каждой вещи он демонстративно вставал и хлопал, а уходя, оставлял на рояле немалые чаевые. За столик к нашему фанату хозяин подсаживался особенно часто и, если посетителей было мало, они подолгу беседовали.

После того как мы сыграли «А идише маму», старик, который к тому времени явно выпил не одну крошечную рюмочку, подошёл к роялю, с трудом опустился на колени и громко сказал:

— Спасибо Вам за эту песню.

Мы с Йорданом кинулись его поднимать и обнялись под аплодисменты присутствующих. В перерыве я пригласил старика к нашему столику. Оказалось, что зовут его Исаак. До войны отец его был владельцем всего дома, на первом этаже которого расположен ресторан. В 36-ом году Исааку удалось перебежать из гитлеровской Германии во Францию, где он стал участником французского сопротивления. Когда вернулся в Магдебург в 1946 году, то узнал, что папу, маму и младшую сестру отправили в концлагерь, где они погибли.

— Так это у Вас французский орден? — спросил я.

— Да, — ответил он с гордостью, —орден Освобождения.

История песни

Песня «Еврейская мама» Джека Йеллена (Яцек Елень) и Лью Поллака (Лев Поллак) — потрясающая песня. Необыкновенной эмоциональной силы. По моему, лучшая песня о маме. Я, возможно, излишне сентиментальный человек, но когда слушаю в хорошем исполнении, подкатывает комок к горлу и выступают слёзы. Песню исполняли многие замечательне певцы: сёстры Берри (Клэр и Мирна), Лео Фульд, многие другие.

Спел её на французском и недавно ушедший Шарль Азнавур.

Песня переведена на многие языки мира. Вот песня на идиш и перевод на русский:

Майн идишэ мамэ
Эз гиб нит бэсэр ин дэр вэлт
Майн идишэ мамэ
Ой, вэй, вэй, битэр вэн зи фейлт
Ви шэйн ун лихтиг из ин hойс
Вэн ди мамэ з’ до;
Ви троерик, финцтэр вэрт вэн Гот
Нэмт ир оф олем hабо;
Ин вассэр, ун файэр
Волт зи гэлофен фар ир кинд;
Нит hалтн ир тайэр
Дос волт гевэйн ди грэстэ зынд
Ой, ви гликлэх ун райхн
Из дэр мэнч вус hот
Аза шэйнэ матунэ гешенкт фун Гот
Аза тайерэ идишэ мамэ
Мамэ майн!

Моя еврейская мама

Нет лучше нее на свете,
Моя еврейская мама
Ой горько, если ее нет,
Как прекрасно и светло в доме,
Если мама в нем,
Как темно и грустно, если Бог
Забирает ее на тот свет;
В воде и огне
Хочет помочь она своему ребенку;
Нет ее дороже,
Ой как счастлив и богат
Тот человек, у которого есть
Такой дорогой подарок Бога,
Как еврейская мама Моя мама!

«Еврейская мама» была написана в 1925 году. Поводом стала смерть мамы Джека Йеллена. Песню впервые исполнила американская певица и актриса Софи Таккер (Соня Калаш) и, благодаря ей, «А идише мамэ» стала мировым шлягером.

В современной России в телепрограмме «Голос» её прекрасно исполнила Яна Рабинович.

Послесловие

Как я уже написал в начале, еврейская мама… другая. На ней держится дом и семья. Она создаёт дом, в котором всем радостно и комфортно. Она первая защитница и друг детей. Может быть, именно поэтому еврейская мама, как считается по Галахе, передаёт связь со Всевышним детям. Из поколения в поколение. И снова вспоминаю свою маму. Она, даже когда я стал совсем взрослым, любила прижать меня к себе (после переезда в Германию такие моменты становились всё реже и реже) и сказать: «Ты самый лучший!». Если папа при этом присутствовал, то он иронически уточнял: «Ну, так уж и самый». И тогда мама говорила «Для меня самый-самый».

Господи, как мне, порой, не хватает моей идише мамэ!

Print Friendly, PDF & Email

11 комментариев к «Лев Мадорский: Еврейская мама»

  1. Спасибо большое за трогательный рассказ!
    А текст песни стоило бы целиком привести, а не только ее рефрен.
    И в строке: «Ой, вэй, вэй, битэр вэн зи фейлт» правильнее «ой вэй ви битэр…»
    с уважением
    А.Бейскер

  2. типо несколько уточнений

    1. я, безусловно, сам не эталон стиля, но «Поводом стала смерть мамы Джека Йеллена»?! не лучше ли просто: Йеллен написал эту песню на смерть своей матери?

    2. устоявшаяся легенда гласит, что в какой-то момент Йеллен обратился за профессиональной «музыкальной» помощью к Лью Поллаку. поэтому уже в современных нотах только Йеллен указывался автором текста, но оба — музыки

    3. но вот что интересно. в самом первом «патентном» заявлении (боюсь, что термин не совсем точен) от 5 марта 1925 автором музыки был указан только Поллак, и лишь 2 месяца спустя, 8 мая 1925, в новом копирайте (так лучше?) к нему «добавился» Йеллен

    4. при этом с самого начала «а идыше мамэ / май иддише моммэ» была песней двуязычной. обе стороны самой первой пластинки на 78 оборотов были записаны на разных языках (случай из ряда вон). и ноты издавались на идише и английском также по отдельности. ничего личного, но по мне это «пахнет» чистой коммерцией

    5. Софи Таккер (Соня Калиш) в качестве первой исполнительницы выбрана не случайно: другая устоявшаяся легенда гласит, что приблизительно в это время время она тоже похоронила свою маму.

    6. по моим прикидкам «а идыше мамэ» вместе с «бай мир бисту шейн» и «майн штетэлэ бэлц» входит в тройку самых популярных еврейских (не ивритских) песен в нееврейском мире. поэтому ничего удивительного, что уже в 1929 Остин Эген (не еврей) в сопровождении оркестра Марека Вебера записал немецкий вариант этой песни : «дас херц эйнер муттер». тогда же ее записал и популярный в германии кабаретист Пауль О’Монтис (еврей. погиб в Заксенхаузене). были и другие записи. так что песня была хорошо известна в германии накануне прихода Гитлера к власти

    7. не знаю уж случайно или нет, но и самый ранний, сделанный еще Оскаром Строком, перевод песни на русский тоже назывался «сердце матери»

  3. Нит hалтн ир тайэр
    Дос волт гевэйн ди грэстэ зынд
    правильнее, мне кажется, перевести
    Не считать (держать) её дорогой было бы большим грехом,
    а не «нет её дороже», как у вас, Лев. За песню — спасибо.

  4. Лев, большое спасибо.
    С удовольствием послушали.
    (И как хорошо, что без политики!)
    Спасибо.

  5. Дорогой Яков, спасибо за трогательный рассказ о своих маме и папе. Когда бываю в Москве, хожу на могилу родителей, разговариваю с ними и мне кажется, что они меня слышат… Потом хорошо на душе

  6. Продолжение.
    Послевоенные — тяжёлые годы для всех, кто оказался нашими родителями в ту пору.
    Наверное, мне не повезло …
    А, может Ему так было угодно.
    Ты написал о маме, а я продолжу … … об отце.
    Не удивляйся, и не говори, что я опять не в тему.
    Мой святой отец (это слова нашего раввина) заменил мне маму.
    Моя мама умерла от туберкулёза, когда мне был 1 год от роду.
    Она видела меня только несколько раз через закрытые окна больницы, когда отец приносил меня, здорового пузана, показать ей, чтобы она не переживала — со мной всё хорошо.
    Мороз по коже пробирает, когда задумаешься, что пережил, и КАК он меня спас тогда, в голодном 1949-ом .
    При этом, он не сдал меня в Дом малютки (для осиротевших детей). Тогда это не осуждалось — было нормальным явлением. Время было такое.
    Я не в состоянии в полной мере оценить его (отца) поступки …
    Только после его смерти (когда мне было 13), от дяди Абрама я кое-что узнал о своём папе.
    Оказалось, что он был хорошо образованным, верующим человеком — мой дед, Яков, могель бобруйской синагоги, позаботился об этом ещё до 1941-го, когда он погиб вместе с бабушкой и младшим сыном …
    Так вот, в этом 1949-ом (когда гос.антисемитизм бушевал во всю) он начал с того, что умудрился в это время (как и положено) сделать мне \»брит мила\» — обрезание.
    И, это в Харькове, где НЕ РАЗРУШЕННАЯ немцами синагога была закрыта !
    Риск оказаться за решёткой (за это дело) был вполне серьёзным.
    Как он нашёл мне кормилицу (обязательно еврейку!), мою \»молочную маму\», тётю Полю (вечная ей память!) — для меня загадка.
    В то время заменить чем-нибудь настоящее грудное молоко для младенца было не возможно.
    Потом было всякое : детские болезни, поиски крыши над головой, средств к существованию …
    Так мы прожили с ним вдвоём 4 самых тяжёлых года, только потом появилась моя \»вторая\» мама …

  7. Дорогой, Лев, сердечное спасибо тебе за «аидише маме», за воспоминания о самом лучшем …
    Мы все имели неоценимое богатство — ТАКУЮ маму !
    Счастливы те, у кого она есть (ещё есть) !
    Однако, жизнь — штука сложная …
    Прости. Не могу писать… Продолжу чуть позже.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *