Елена Римон: Странствия одной выставки

 192 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Елена Римон

Странствия одной выставки

В мае 2013 года в иерусалимской галерее «Скицца» открылась необычная выставка под названием «Вот странствия сынов Израиля». В ней участвовали художники из Германии, Украины и Израиля.

Елена Римон беседует с арт-директором галереи «Скицца» Мариной Шелест.

— Откуда это название?

Этими словами начинается книга Шмот [Исход], в которой рассказывается о народе Израиля уже как о народе, а не об одной семье (как в книге Берешит). История народа Израиля начинается со странствий. Странствия — это, конечно, не только физическое перемещение с места на место. Это и духовный поиск. Ассимиляция, возвращение… Вот мы и решили дать такое название нашему проекту… «Мы» — это Марина Генкина и Марина Шелест, кураторы галереи «Скицца».

— А что это за проект?

— Ну, вот эта выставка — завершающий этап проекта «Странствия». Это не то, чтобы конец, но в каком-то смысле завершение. Как говорится, «конец деяния — в его начале».

Вначале, в 2006 году, после наших семейных странствий (Украина, Узбекистан, Германия, Израиль) мы с мужем и сыновьями обосновались в Иерусалиме, в Маале-Адумим. Познакомились с замечательным искусствоведом Мариной Генкиной и вместе открыли галерею недалеко от Старого города. И вот мой муж Анатолий-Шмуэль Шелест, уже известный своими графическими инсталляциями, вдруг начал — неожиданно для самого себя — работать над фигуративными живописными полотнами на одну и ту же тему: «Еврейские телеги».

А.Шелест. Еврейская телега. Фрагмент серии
А.Шелест. Еврейская телега. Фрагмент серии
А.Шелест. Еврейская телега. Фрагмент серии

Нам поначалу этот переход к фигуративности не понравился. Но, видимо, в этом была какая-то внутренняя необходимость для художника, который в зрелом возрасте оказался в Израиле, и тут на него обрушилось все сразу: и новое пространство, и старое время… я хочу сказать, еврейская история, которая в Иерусалиме переживается совсем по-особому. Встречи с людьми, за каждым из которых — история его семьи, его общины, особая еврейская судьба. Так в серии «Еврейские телеги» появилась Испания пятнадцатого века, Россия времен революции, дело Дрейфуса и создание Вавилонского Талмуда, Германия 1945 года и Прага семнадцатого века, и т.д. Тогда мы стали искать параллели к этой теме у художников ближнего круга, «русских» израильтян. В этом ракурсе мы заново увидели работы художников, которых знали раньше: Анатолия Баратынского и его серию «Семейный альбом» и серию Тани Корнфельд «Дороги в пустыне». И так родилась эта идея — «Странствия сынов Израиля». Мы решили устроить небольшую выставку в Иерусалиме под таким названием, а потом повезти ее в Киев, в Москву, в Германию, потом, может быть, еще в Америку, в Австралию, в города, где есть еврейские общины и еврейские художники. И в каждой стране должны были прибавляться картины местных художников, так чтобы выставка увеличивалась как снежный ком, становилась все больше и больше и уже такой большой вернулась в Иерусалим. И таким образом явилась как бы моделью еврейских странствий вообще. Ведь еврейский народ был сравнительно малочисленным, когда две тысячи лет назад вышел из Страны Израиля. И не рассеялся, не потерялся, не исчез. И вот теперь мы возвращаемся в Иерусалим, обогащенные опытом скитаний, опытом встреч с другими культурами, другими мирами и языками.

Анатолий Баратынский. Семейный альбом

— Вы заранее предлагали художникам готовить работы специально для этой выставки?

— Нет, мы как раз исходили из того, что будем искать художников, которые уже сами почувствовали потребность высказываться на эту тему, и выбирать работы из того, что у них есть. Потому что если художник более-менее профессионален, то сделать инсталляцию из старых чемоданов, например, ему ничего не стоит. Будет ли в эти чемоданы вложено какое-то открытие, что-то свое, выстраданное, личное — это еще вопрос. Наша задача была — повести свой, очень личный разговор о наших судьбах — с помощью того эмоционального языка, которым владеет изобразительное искусство. И пускай зрители сколько угодно говорят, что они не понимают языка современного искусства… Мы уже убедились на опыте многих выставок, что если высказывание художника искреннее, если оно несет какую-то свою энергию, то оно обязательно вызовет эмоциональную реакцию, в какой бы форме оно ни было, даже в самой сложной.

— А о чем вы, собственно, хотели поговорить?

— О себе, конечно, о своей судьбе… Нет, я сейчас сформулирую иначе. У Евгения Шварца есть такое: «Дорогая моя, милая моя. Мне захотелось поговорить с тобой о любви. И я взял и собрал людей и перетасовал их, и все они стали жить так, чтобы ты смеялась и плакала». Вот это то, что мы хотели сделать: собрать художников и их работы и через них … не сказать, а именно поговорить про то, как мы видим мир.

Мы, два куратора выставки, Шелест и Генкина, встретились в Иерусалиме. У нас разное мировосприятие, разный образ жизни. Мы в Израиле не так давно, а Генкина –двадцать лет. Наша семья — религиозная, мы соблюдаем заповеди. Марина — светская. И мы в какой-то момент поняли, что для нас обеих самое интересное сейчас — поговорить о своем еврействе, поделиться своими чувствами и мыслями о жизни в Израиле в качестве русских или, правильнее сказать, «русских». Мы говорим по-русски и мы люди русской культуры, но мы принадлежим к народу Израиля. Что это такое, наше особое мировосприятие русских евреев? Вот об этом мы хотели поговорить через русских еврейских художников и их творчество.

— А что такое еврейское искусство?

— Вот этого мы именно не хотели — увязнуть в бесконечной теоретической дискуссии на тему «что такое еврейское искусство». Мы предпочитаем высказаться через художественное творчество, а не о нем.

— Это большой проект. Даже, можно сказать, амбициозный.

— Да, когда мы в декабре 2009 года устроили небольшую выставку работ Баратынского, Шелеста и Корнфельд в галерее «Скицца», своего рода презентацию проекта «Странствия», опытные люди сразу сказали: что в таком виде, как мы это задумали, проект практически неосуществим. Он слишком дорогой и сложный даже для мощного музея, тем более для маленькой иерусалимской галереи, к тому же недавно открывшейся. Государство денег не даст, спонсоров не найдете… И мы уже готовы были с этим согласиться, но вдруг неожиданно Юлий Эдельштейн, который тогда был министром по делам диаспоры и информации, а потом еще и фонд «Генезис», который стал постоянным спонсором проекта, предложили нам поддержку для организации выставок в нескольких городах в Германии. Выставки проекта «Вот странствия сынов Израиля» прошли в Кельне, Майнце, Хемнице. А потом были выставки в Днепропетровске и Киеве. И вот сейчас мы готовимся к заключительной выставке в Иерусалиме, мы видим, что у нас собралась внушительная коллекция работ еврейских художников, глубоких, значительных. И не только еврейских. К сожалению, мы не сможем показать в Иерусалиме декорации художника Даниила Лидера к легендарному спектаклю киевского театра им. Ивана Франко «Тевье Тевель», любезно предоставленные нам дирекцией театра. Но мы привезли из Киева эскизы Лидера, которые будут показаны на выставке 6 мая.

Вообще на выставке представлены не отдельные работы, а серии и инсталляции, такие как «Календарь за прошлый год» Игоря Каплуновича (Хайфа), «12 жемчужин»-12 колен Израилевых Назиры Турганбай (Кассель), «Сувенир Святой Земли» Галины Блейх (Иерусалим), «Еврейские календари» Павла Фишеля (Киев), «Лабиринт памяти» Юлии Сегал (Иерусалим); серии фоторабот «Моя эмиграция» Риты Островской (Кассель), «Метки присутствия» Макса Эпштейна (Иерусалим); живописные серии «Ангелы» и «Птицы» Николая Эстиса (Гамбург), «Города» Оксаны Левчишиной (Киев), «Иудейская пустыня» Матвея Вайсберга (Киев), «Ветер странствий» Бориса Островского (Хемниц), «Встреча в пустыне» Татьяны Корнфельд; работы исполненные в оригинальной авторской технике — «Зеркала памяти» Марины Соколовой (Киев) и рельефы Лидии Шульгиной (Гамбург)…

Марина Соколова. Зеркала памяти
Марина Соколова. Зеркала памяти

Мы очень хотели бы сохранить эту выставку как цельную коллекцию. Каждый раз мы обживаем другие залы, пространство которых звучит по-разному. Но мы уже видим, как взаимодействуют работы разных художников, завязывается тот самый разговор, о котором мы мечтали. Может быть, это и станет началом нового проекта.

Но уже сейчас мы видим: странствия наши продолжаются, но скитания завершаются…

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Елена Римон: Странствия одной выставки»

  1. Дорогая Елена! Интересно и познавательно… Поиски личной ниши в культурной жизни своего народа, которые увенчались успехом… Можно только порадоваться за организаторов выставки, и за то,что скитания их завершаются.
    Спасибо и Удачи!

  2. Замечательная работа.
    Приветствую автора и рекомендую друзьям.
    Спасибо.
    М.Ф.

  3. присоединяюсь к отзыву уважаемой Инны Беденькой.
    Хорошее интервью и прекрасные иллюстрации.

  4. Очень понравился очерк о выставке. А серия Шелеста «Еврейская телега» просто восхитительна . Как передан колорит еврейской жизни! Какое изящество цвета, фантазии, движения в картинах!
    Давно не получала такого эстетического удовольствия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *