Виталий Аронзон: Три новеллы. Из копилки воспоминаний

 241 total views (from 2022/01/01),  7 views today

Виталий Аронзон

Три новеллы

(из копилки воспоминаний)

За милых женщин, чёрт возьми…

В небольшом городе на северо-востоке Ленинградской области в советское время были две основные достопримечательности: собственно химико-металлургический комбинат, как теперь говорят, градообразующее предприятие, и плавательный бассейн международного класса. Комбинат из своих дымо-пылящих труб орошал город и окрестности белой пылью, а бассейн позволял опылённым гражданам, рабам предприятия, отмывать свои тела и забывать о мерзостях советской феодальной жизни.

Директор предприятия — он же удельный князь, суверен, член всех горкомов и обкомов — не только заботился об отдыхе своих вассалов, но был и гостеприимным хозяином. Важных, нужных, а также просто приятных гостей комбината и города он принимал с угощением и выпивкой в «домах приёма»: специальном номере гостиницы или, что важно для нашего рассказа, в бассейне. Ну, не в самом бассейне буквально, а в специальном зале с деревянными скамьями и столом, нагруженным деликатесами и бутылками, в непосредственной близости от купальни, чтобы гости, выкупавшись, в полотенцах и простынях, а то и нагишом, могли после праведных трудов расслабиться.

На одном их таких приёмов, который даже многие годы спустя памятен участникам, собралась небольшая компания, состоящая из близких сподвижников директора и гостей — научных работников института, внедряющего свои полезные разработки на заводе. Праздновали завершение одной разработки, соавторами которой, естественно, являлись все участники, и которую предполагали представить влиятельной комиссии, а возможно, — и на Государственную премию. Короче, было что обсудить и за что выпить.

После купания участники, завернув тела в белоснежные простыни, как римские патриции, расположились на скамьях вокруг стола, а хозяин — в дальнем конце по отношению к входной двери. Любой входящий мог, таким образом, одним взглядом охватить всю мизансцену. Не совсем молодой учёный, увлечённый фотограф, решил запечатлеть для истории встречу «соавторов» новшества. Однако хозяин попросил его подождать, хлопнул в ладоши — и в комнату вошли девушки с тарелками, нагруженными чем-то дымящимся и источавшим шашлычный аромат. Гости подняли бокалы и фотограф, готовясь нажать на спусковую кнопку камеры, произнёс слова популярной студенческой песни: «За милых женщин, чёрт возьми…», а его коллега в ответ произнёс: «Все встают!» В едином порыве гости и хозяева встали, простыни сползли с голых тел, фотограф нажал кнопку фотоаппарата, вспышка ослепила участников, бокалы сомкнулись в общем «Ура!», а девушки поставили на стол тарелки и поспешно покинули зал.

Отрезвление от случившегося произошло не сразу, не в этот вечер. Что тут особенного: выпили, посмеялись, пошутили.

Отснятая плёнка попала в заводскую фотолабораторию, её проявили, фотографии отпечатали, но, как оказалось, в бoльшем количестве, чем было участников встречи. За это невозможно винить лаборантов: «Как удержаться?!»

Без помощи средств массовой информации весть о фотографии и сама фотография быстро распространилась по городу, области и добралась до Министра.

Надо ли рассказывать, что было дальше?

Девственная Нея

Первая «Западная Страна», которую мне разрешили посетить, была Венгрия. Командировка командировкой, работа работой, но погулять по Будапешту совершенно необходимо. А для прогулок остаётся только вечер. И гостиница от центра города далеко. Поделились этой бедой с венгерскими коллегами, а они попросили переводчицу, русскую девушку Катю, провести с нами воскресенье и показать город.

У Кати была машина, и повезла она нас в Буду на гору Геллерт, чтобы полюбоваться её достопримечательностями и видом на Пешт. Был солнечный тёплый день, а воздух напоён сладковато-горьким запахом жареных каштанов. Аромат этого плода навевал и романтическое настроение от знакомства с чем-то неизвестным и известным из литературы. Конечно, в первую очередь в памяти возникало описание Парижа с обязательным упоминанием жареных деликатесов.

Это теперь никого не удивишь жареными каштанами, а в советские времена мы только о них читали или видели в кино сцены улиц с продавцами каштанов. Катя живо откликнулась на наши «каштановые воспоминания» и, загадочно улыбнувшись, пригласила в кафе выпить кофе и полакомиться мороженым.

Уютное кафе с круглыми столиками тоже напоминало парижские кафе из книжных описаний и картин импрессионистов. Публика за столиками соответствовала знакомым образам. Катя сделала заказ, и официантка вместе с чашечками ароматного кофе и мороженым поставила на стол маленькие блюдца с коричневым содержимым. Каштаны! Впервые в жизни попробуем знаменитое лакомство!

Осторожно, предчувствуя встречу с прекрасным, слизываю с чайной ложечки (именно ложечки, а не ложки, столь маленьким было пространство, наполненное каштаном) коричневое пюре. Вкус меня ошеломил! Не вкусно! Больше не хочу! Однако, честно сказать, что не нравится, означало бы обидеть Катю и разрушить романтику жареных каштанов.

Не было ещё термина «политкорректность», но я этим теперь широко применяемым дипломатическим приёмом своеобразно воспользовался и ложку за ложкой с каштанами быстро отправлял в рот. Надеялся таким образом решить вкусовую проблему и не обидеть хозяйку. Катя явно была довольна и нашим восторгом от угощения и моей, хотя и не очень приличной по скорости, дегустацией.
Чтобы уклониться от обсуждения новых вкусовых ощущений, я поделился с собеседниками знанием о происхождении названия «каштаны», кстати, вспомнив греческую легенду, услышанную во время занятий в детском историческом кружке Эрмитажа.

По этой легенде, любвеобильный Зевс преследовал девственницу-нимфу Нею, добиваясь её благосклонности. Нея, не желая подчиниться Зевсу, покончила с собой, а Зевс превратил Нею в дерево с красивыми цветами, резными листьями и вкусными плодами в колючей кожуре.

«Девственница» по-латыни — «сasta», и если сasta соединить с именем Nea, то получится castanea, слово, вошедшее во все европейские языки и знакомое нам как каштаны. Итак, каштаны — «девственная Нея».

Меня с интересом выслушали, а мой друг что-то шепнул Кате. Катя подозвала официантку и… через минуту передо мной стояла внушительная, глубокая тарелка. Читатель, наверное, правильно догадался: я с ужасом смотрел на горку жареных каштанов. Удружила же мне девственная Нея!

Берегитесь девственниц!

Интимные аксессуары

О том, что качество жизни в СССР и странах социалистического лагеря различалось, жители великой страны знали и поэтому, при редких выездах за рубеж, с нетерпением ждали встреч с социалистическим Западом, как чего-то необычного. И, конечно, предвкушали возможность приобрести товары, бывшие дефицитными «дома», в пределах ограничений, которые накладывала малость финансовых возможностей.

Поэтому, приехав в Будапешт с группой туристов, сначала в стайке, а потом и в одиночку гуляя по городу, присматривался я к витринам. Узнать нас, советских, было легко — голова повёрнута к витринам.

«Берегитесь! Идущие вам навстречу — вас не видят!»

Деньги сначала тратились на очевидный модный и дефицитный товар: джинсы и кроссовки, а потом начинались главные страдания — куда истратить оставшиеся форинты, на которые уже ничего существенного не купишь. На помощь приходит гид-переводчица и ведёт группу в мелкие галантерейные магазинчики.

И тут мне повезло. Поделился с гидом о том, что в моей семье появился мальчик, и я хотел бы привезти что-либо полезное для него. «О! – сказала переводчица, – я знаю, что вам нужно». Действительно, знала. Тогда в 60-х годах о папмперсах мы не слышали и слова такого не знали. В Венгрии, полагаю — тоже, но здесь продавались специальные непромокаемые штанишки, которые частично избавляли мам от гигиенических хлопот по уходу за малышами. Купив одну пару удивительных штанишек (на вторую форинтов уже не хватило), пошёл, удовлетворённый, посмотреть, что ещё лежит на полках.

Наткнулся на ящик с цветными плоскими коробочками, на которых были надписи на венгерском языке. То ли раскраска коробочек, то ли их относительная дешевизна, позволяющая накупить их много, меня заинтересовали. Подозвал гида и спросил, что это такое, так как большинство других предметов в лавке были предназначены для известного мне применения. Дама смутилась, на мгновенье задумалась. Позже понял почему: не разыгрываю ли её? Наверное, мой невинный взгляд подозрений не вызвал: «Это лекарство для мужского здоровья». Настало время мне покраснеть — понял назначение содержимого коробочек.

Но когда дама занялась другими непонятливыми туристами, на меня снизошло, что коробочки — прекрасный сувенир для моих друзей в условиях полного отсутствия продукции всесоюзно-известного завода резиновых изделий. Возобладал декларируемый мной принцип максимального альтруизма: для друзей ничего не жалко. И на все оставшиеся деньги я накупил коробочек…

Print Friendly, PDF & Email

9 комментариев к «Виталий Аронзон: Три новеллы. Из копилки воспоминаний»

  1. Это не коментарий, а приказ.
    Я же тебе дал ПРИКАЗ : «Быть востребованным ЖИЗНЬЮ с чадами своими до 100/120лет!» .

  2. Да уж, напомнили Вы мне, Виктор, нашу поездку в Венгрию, когда мы вышли из магазина обвешенные, как пулемётными лентами, серебристыми упаковками из фольги интимного дефицита в нашй стране. Дорвались мужики до свободно лежавших в приятной, а не в обычно серовато-жёлтой невзрачной бумажной, столь необходимых упаковок. Посмепялись, сфотографировались и попрятали до возвращения домой…

    Что касается каштанов, то у меня возникло сомнение. Каштаны ли это вам подавали для еды ложечкой? А может быть это были такие пирожные под каштан приготовленные? Ведь жареные каштаны, которые я тоже впрвые покупал на улицах Парижа — твёрдые. И после снятия твёрдой кожицы, всё равно кусаются зубами, как орехи. Я никогда не видел и не ел кашицеобразную массу. Только в виде приожных. Возможно, Вы их и мели в виду.
    Но всё это не меняет сути Вашего рассказ и раскрытия нам происхождения названия слова «каштан».

    Сцена в сауне очень впечатляет и вместе со всеми корткими рассказами Вам удалась. По улыбке за каждый рассказ Вы заслужили.

    1. Спасибо, Семён, за отклик. Наверное, есть много рецептов приготовления каштанов. Никогда кулинарией не интересовался, но вы, возможно, правы, что меня угощали не самым распространённым вариантом приготовления каштанов, но несомненно деликатесом. И ещё спасибо за улыбку.

  3. Получил большое удовольствие, заодно припомнил кое-что из своего прошлого.
    С благодарностью,
    Виктор Райзман

  4. Легко, непринуждённо и без соблазна пошлости.Творческой продуктивности!

  5. Писание коротких рассказов, — особый, очень трудный вид творчества. Надо найти и «скрутить» пружинку, «собрать» текст, а затем упорно и тщательно очищать его от всего лишнего. Это искусство дано не многим. Им безусловно владеет автор трех элегантных новелл Виталий Аронзон.
    Поздравляю автора с очередной удачей!

  6. Спасибо за несколько минут удовольствия от чтения этих чудесных и юморных зарисовок!
    Леонид С. Валтимор

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *