Шмуэль Данович: Запоздалое свидание, или Девять дней на Кубе

 210 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Гавана понравилась. Очень симпатичный, европейский, южно-европейский, город, с очень симпатичным центром Старой Гаваны. Дома свежеотремонтированы, всё мило, прилично и чисто. Облик прохожих — абсолютно европейский. И даже собаки — не бродячие, а с табличкой с именем хозяина и данными, о сделанных прививках.

Запоздалое свидание, или
Девять дней на Кубе

Шмуэль Данович

 Шмуэль Данович

1. Вспомнилось

Увы, пришёл возраст вспоминать…

Может прозвучать несколько экстравагантно, но это правда: Братская Куба очень способствовала повышению уровня жизни советских инженеров. Не всех конечно. Но десятки — другой проектировщиков моего родного Гипро…

СССР много чем помогал тогда Кубе. В том числе он строил, вернее реконструировал, железную дорогу Гавана — Сантьяго-де-Куба. А расстояние между этими двумя городами — 860 км. Для железных дорог Израиля, про которые я уже писал, расстояние невообразимое. От Нагарии до Эйлата — всего-то 450 км.! Но и для великой железнодорожной державы, которой действительно был СССР, расстояние весьма приличное. Современная железная дорога — это не только локомотивы, вагоны, рельсы, шпалы, мосты и тоннели, но и системы автоматики и телемеханика, или по-иному — СЦБ (сигнализация, телемеханика, блокировка) и специальных железнодорожных линий связи. Любое строительство начинается с проекта. А проектирование — это не только сиденье за столом или перед кульманом с линейкой и карандашом — раньше, за компьютером с мышкой — сегодня, но прежде всего — выезд на место, выяснение деталей, специфики объекта и пр. и пр. Это у нас называлось «провести изыскания». Так делалось в любом проекте в Союзе, так делалось и в ЗАРУБЕЖНЫХ проектах.

Но с ма-аленькой разницей. Если обычно время изысканий не превышало месяца, максимум — 40 дней, а если что-то не успевали, то не проблемой было снова съездить или слетать, то на Кубу летели сразу надолго. И главное — получали не командировочные — 2р. 60коп/сутки (на Дальнем Востоке — 3р. 50коп.), а часть зарплаты получали СЕРТИФИКАТАМИ!!! Которые отоваривали потом в магазине Берёзка.

Я в них никогда не был, но слышал и видел результаты. Несколько человек из «наших» сумели отоварить АВТОМОБИЛЬ!

Наш институт был достаточно либеральным в «еврейском вопросе». Еврей, если заслуживал, мог стать Главспецом или, как я, ГИПом. Начальник отдела, правда, был только один — начальник отдела оформления по фамилии Маранов. Который благополучно в конце 70-х и уехал. Говорили, что в Канаду. Но вот о загранкомандировках я и думать не мог. Думать не мог, но зато много слышал рассказов съездивших. Больше всего — на Кубу. Рассказов о кошмарном климате, тяжёлых условиях, когда жили в комнатах без стёкол в окнах (и сегодня я видел много таких домов, но об этом позже), а спали в кроватях, затянутых марлей для защиты от комаров. (Кондиционеров тогда не было!). Правда на наших регулярных отмечаниях: Нового Года, 8-го Марта, 1-го Мая и 7-го Ноября, съездившие бойцы, после 3-го-4-го тоста порой начали вспоминать «былые дни» и не всё в их воспоминаниях было так тяжко…

В общем Куба была для меня не просто одной «из братских стран», а немного даже интимно знакомой. Заочно.

Да, увы, пришёл возраст вспоминать. Но к счастью ещё не прошёл возраст путешествовать. И когда мы с женой стали рассматривать возможные опции нашей следующей, 46-ой по счёту, поездки, и увидели подходивший по сроку и продолжительности тур на Кубу, я не смог преодолеть соблазн убрать слово «заочно».

Ведь это так здорово — сделать, будучи израильским пенсионером то, что не мог сделать будучи советским инженером!

2. Полёт туда

Прямых рейсов Тель Авив — Гавана нет. Надо делать Connection, или по-простому — пересадку с одного самолёта на другой. Есть разные географии: физическая, политическая, социальная. И есть — «география прибыли». Если посмотреть на карту, то маршрут из Тель Авива на запад, в Гавану, проходит прямиком над Испанией. А из Мадрида в Гавану летает «Иберия». Не очень в стороне и Париж, откуда летает «Эйр Франс». Но не даром же известно: «настоящие герои завсегда идут в обход!»

Наша турфирма פגסוס (Пегасус) сделала из нас «героев»: мы полетели из Бен Гуриона не на запад, а на север, в Стамбул. Плюс часа три-четыре в кресле самолёта. Недаром же «Турецкие авиалинии» вышли на 2 место по числу пассажиров «Бен Гуриона». Дешевле. (Увы, или к счастью, лоу-косты на такие расстояния пока не летают.)
Но надо быть справедливым — все самолёты были удобными, в спинке переднего кресла — система мультимедиа с приличного размера экраном, с возможностью on line увидеть карту полёта, с камерами, по которым можно вживую видеть момент приземления, как будто сидишь в кокпите. И сервис — хороший, еда — вкусная, стюардессы — все молодые, стройные, симпатичные, прекрасно англоговорящие. Ну а новый стамбульский аэропорт впечатляет. И размерами и оформлением. Претендует на то, чтобы стать крупнейшим «хабом» Европы.

2 часа до Стамбула, 2 часа — в аэропорту, 14 часов до Гаваны, и мы в аэропорту Хосе Марти. Разница с нашим «Бен Гурионом», не говоря уже о стамбульском — впечатляет.

Скромно. Между прочим — подарок народу Кубы от народа Канады в бытность её премьером Трюдо (ст.)

3. Первые впечатления. Лимузины, кабриолеты, брички.

Первое, что меня поразило, когда мы вышли на площадь перед зданием аэропорта — это машины.

Это обычное (для страны), скромное средство передвижение — американский «Бьюик?» выпуска 50-х годов. С маркой я мог ошибиться, со временем выпуска — нет. Американских машин 60-х годов и позже на Кубе нет и быть не может — эмбарго.

В 50-х годах прошлого века на Кубе было более 120 тысяч машин, то есть машина приходилась примерно на каждые 40 человек. Фульхе́нсио Бати́ста, в третий раз придя к власти в начале 50-х годов, занялся бизнесом по импорту на Кубу американских машин. Доход от продажи каждой десятой машины шёл в его карман. Для стимулирования покупки машин он просто-напросто ликвидировал довольно распространённый тогда трамвай. И сегодня в разных городах можно увидеть трамвайные рельсы, ведущие в никуда.

Камингуэй

По сегодняшней статистике около 60% легковых автомобилей — это американские машины 50-х годов прошлого века, импортированные до революции.

Кроме «рабочих лошадок» типа того «Бьюика», которых много на улицах Гаваны, а порой встречаются и на пустоватых междугородних трассах, которые не всегда можно назвать шоссе, в Гаване полно шикарных лимузинов и кабриолетов, используемых в туристическом бизнесе.

Внешне машины выглядят как новенькие, блестят свежей краской. Конечно же чистые, без вмятин и царапин, кожаные сиденья.

Автомобильных тестов на Кубе нет, гаражей, если верить нашему гиду — тоже. Всё обслуживание и ремонт происходит на улице.

На естественный вопрос: «откуда берутся запчасти» убедительного ответа не прозвучало.

Будто бы в Америке продолжается выпуск запчастей для таких машин, которые попадают на Кубу через Мексику. Я в такой вариант не поверил.

Более правдоподобным кажется, что просто из 3-х машин собирают одну.

В любом случае ясно, что уровень автомобильного производства 70 лет назад был превосходным.

А вот то, что под капотом

Шофёр с гордостью сказал, что она проезжает на одном литре бензина целых 6 километров. А встречаются такие, которые — только 3 километра проезжают.

Кроме таких американских машин на улицах много советских Лад, работающих как такси.

Для полноты картины скажу, что один раз повстречался и настоящий новенький Мерседес. Он был припаркован у еврейского культурного центра, бывшей сефардской синагоги, который часть помещений сдаёт под тренажёрный зал. (В Гаване есть и действующая синагога, но мы в неё не попали)

Но вот с чем я ни разу не столкнулся на Кубе, так это с автомобильными пробками.

Зато когда мы проезжали на автобусе через деревни и маленькие городки — никаких объездных дорого нет — из окна часто видели вот такие запряжённые лошадьми повозки, похожие, наверное, на брички русских помещиков 19-го века.

А это просто общественный транспорт

И ещё про транспорт. Никаких «тук-туков», как в Азии, нет. Но городские автобусы — без кондиционеров. А наш, туристический, со всеми удобствами, включая туалет, был с одной дверью.

4. Связь, интернет

Если зашла речь про транспорт, то значит надо тут же продолжить, рассказав про связь. Перед каждой поездкой мы приобретаем в нашей телефонной кампании пакет для пользования мобильником в поездке. Но в этот раз я обнаружил, что в перечне стран, где пакет действует, Кубы нет. Несколько раз проверил список стран на букву ק(куф) : Казахстан — есть, Киргизстан — есть. А Кубы — нет. Попробовал на всякий случай проверить на букву כ (каф) — вдруг ошиблись в написании! Нет, как ни крути — Кубы в списке нет. Решили приобрести на месте. На месте выяснилось:

а) о приобретении местных SIM-card речи не идёт;

б) можно купить карточку, позволяющею заходить в Интернет в течении часа (действие её определяется именно по времени, а не по объёму информации).

Для её задействования надо набрать 12 цифр имени пользователя и 12 цифр пароля. Берёшь картонную карточку и начинаешь ногтем скоблить, пока не проявляются цифры. При этом есть карточки общекубинской телефонной компании, конечно государственной и, конечно, единственной, и карточки в гостиницах. Но проблема во-первых, что в гостиницах общая кубинская карточка не работает, надо покупать, правда деньги не велики: 4-12 шекеля, каждый раз гостиничную, а главное — что «общая карточка» не работает не только в гостиницах. Точнее — работает она только в определённых местах, в основном на площадях. Поэтому в программу наших пеших экскурсий вошёл, наряду с перерывом на обед, ещё и «перерыв на связь»: находилось место с доступом в Интернет и все утыкались в свои телефоны, читая и посылая WhatsApp-ы. В дополнении к этой проблеме — эта общая карточка продаётся не «на каждом углу», а только в офисах телефонной компании, и стоять нужно в очереди. Мы сумели приобрести её лишь на 3-й день.

Как рассказал гид, домашний интернет только-только начал развиваться, и вообще появление Интерната — это один из признаков «либерализации», начавшейся по приходе к власти Рауля Кастро. (Но об этом чуть ниже). Короче: на улицах прохожих с мобильниками немного, но зато много уже забытых телефонов-автоматов.

5. Деньги

Валюта на Кубе называется «кубинское песо», или CUP, peso cubano. За все дни на Кубе я не только не держал в руках, но и не видел, ни одного кубинского песо. Не потому, что я оказался в коммунизме, а потому что для таких как я, для иностранцев, есть отдельная валюта — конвертируемое песо, или CUC, peso convertible. В обиходе — КУК. Мы так и говорили: это стоит всего лишь один КУК, а это — целых два КУКа!

Как это ни странно с точки зрения географии, но с точки зрения туриста Куба входит в зону не доллара, а евро. Нам посоветовали ещё в Израиле брать для обмена не доллары, а евро, при этом 1CUC=1$. Но менять надо именно евро, иначе, как нас предупредили, надо будет заплатить большие комиссионные. Если я правильно понял, то причина этого не психологическая — вражда с Америкой, а экономическая — вся международная торговля Кубы осуществляется через европейские банки. Обменников в туристических местах и на каждом углу не видно, поменять можно или в отделении банка, у входа в который почему-то всегда очередь, и не тех, кто будет менять евро, а явно с другими задачами, или, как мы и сделали — в аэропорту. А потом доменяли без всяких проблем — в гостинице. Что хорошо (или плохо?), это то, что обменный курс всюду одинаков. Но вот поменять обратно неистраченные КУКи можно только в аэропорту.

Раньше КУКи были только для интуристов, но после экономических реформ и «либерализации» социалистической экономики, обе валюты ходят практически параллельно, что можно видеть, к примеру, на этом ценнике. 1CUC=25CUP.

Более того, «либерализация» дошла до того, что некоторым категориям работников часть зарплаты теперь выплачивают в КУКах. Зарплата врачей — около 100 КУКов, учителей — 90.

Кубинская экономика до распада СССР жила во многом за его счёт, расплачиваясь, немного, сахарным тростником. Который в принципе особо нужным для советской экономики не был — одним из немногих продуктов, не бывших в дефиците, (по крайней мере до начала антиалкогольной компании) был сахар, изготавливаемый из свёклы. После 1991 года наступило трудное время. Американская экономическая блокада и санкции продолжались, советская помощь прекратилась, условия жизни ухудшились. Как нам рассказали, именно в это время в сельское хозяйство вернулись лошади и волы.

Ставка была сделана на туризм, началось широкое строительство гостиниц. И, похоже, она сработала. Число туристов составляет около 5 миллионов в год. (Для сравнения — в Израиле примерно на миллион меньше). Туризм стал 2-м по значению источником доходов.

Главный же продукт экспорта — тростниковый сахар, потом никель, табак (знаменитые кубинские сигары!), немного кофе. Выжившая кубинская экономика является и сегодня одной из самых централизованных в мире. Ещё не так давно на Кубе всё производство, за исключением мелкого сельского хозяйства, было государственным. Вплоть до парикмахерских. Вспоминаете? Наш гид, как на особую достопримечательность, указывал на продавца в придорожном кафе — это «овед медина»! — государственный служащий. Единственно в группе, кто не поражался, были мы. Мы просто вспомнили ещё не совсем забытое время.

С уходом Фиделя и приходом Рауля Кастро потихонечку начались реформы. Например, гостиницы принадлежат государству, но разрешены частные циммеры. (А принимающая нас кубинская фирма оказалось принадлежащей армии.) Разрешена мелкая розничная торговля. Порой торговые места оборудуют прямо в дверях собственных домов.

Появились фермеры. Мы были у одного, выращивающего фрукты и разводящего пчёл. Кстати, кубинские пчёлы не кусаются. Можно спокойно залезать в улей голой рукой. Так вот, 60% его продукции покупает государство, 30% — органы местной власти. Естественно по установленным ими ценам. Фермеру для свободной продажи остаётся 10%

Конечно Куба не относится к странам «золотого миллиарда». Но однозначно отнести её к странам «3-го мира » тоже нельзя. Медицина — бесплатная. И говорят — неплохая. Детские сады, школы, университеты — всё бесплатно. Грамотность — практически 100%. Рождаемость — как в Европе, около 1.7, рост численности населения — отрицательный.

Семьи получают продовольственные карточки, в зависимости от числа детей и «стариков» старше 60-ти. По которым распределяются основные продукты. Наш гид утверждал, что бесплатно! Вопрос: Какие? Сколько? И совсем ли бесплатно? К сожалению, сколько я не пытался, ответа не получил. Но голодных на улице не видно.

6. Жизнь, которую мы увидели

На карте остров Куба напоминает зелёную ящерицу, растянувшуюся с северо-запада на юго-восток. Узкий и длинный хвост почти касается Флориды, расплющенная широкая голова — острова Гаити. А цвет — действительно зелёный. Цвет сахарного тростника и пальм. Адмирал Христофор Колумб, доплыв до Кубы, которую он поначалу счёл долгожданным азиатским материком, заявил, что он никогда еще не видел такой красивой земли. Я с ним согласиться никак не могу: природа, конечно, симпатичная, но не более того. И в Европе и у нас, в Израиле, есть места и покрасивее. Но зелени, да, много. Нам бы столько воды.

Мы проехали почти вдоль всей Кубы. Прилетели в Гавану, оттуда проехали дальше на северо-запад, потом из Гаваны полетели на восток во второй по величине город страны — Сантьяго-де-Куба, можно сказать — вторая столица (похоже, как когда-то в Союзе — Москва и Ленинград), и из Сантьяго поехали на автобусе на запад до Гаваны.

Вылетели из Гаваны из очень скромного аэропорта местных авиалиний Хосе Марти, два часа в маленьком и тесном турбовинтовом самолёте, и мы в аэропорту Сантьяго. (Самолёт мне напомнил советские Ан-24, я любил летать на них, крылья над иллюминаторами не мешают смотреть вниз, летит низко, земля видна хорошо. До сих пор помню, как летел так над Байкалом из Иркутска в Читу.). Вход в кокпит самолёта был перекрыт поднятым креслом, а перед дверью стоял великолепный, «очень загорелый» стюард, метра под два ростом. В обоих аэропортах к самолёту шли, как в старину, пешком по лётному полю. Что было хорошо, что никаких проблем с весом чемоданов, как часто бывало во внутренних перелётах в других странах, не было.

В Сантьяго на лётном поле наш самолёт был единственным, мы быстренько прошли внутрь аэровокзала и стали смотреть через стеклянную дверь как выгружают наш багаж. Выгрузили быстро, но тележки с нашими чемоданами спокойно ждали чего-то рядом с самолётом. Был уже поздний вечер, ужин в гостинице оказался в опасности, наш гид стал что-то требовать (по-испански) от местного служителя. Тот рассердился, вышел из зала на лётное поле и запер за собой дверь обычным «английским ключом». В гостиницу мы приехали часов в десять вечера, но ужин нас дождался.

Действительно, спешки и спешащих людей на Кубе мы не увидели. Всё спокойно, не торопясь. Но увидели много танцев, услышали много музыки. Практически каждый наш обед шёл в сопровождении маленького оркестра.

В ресторане
На центральной площади Сантъяго

Естественно, на мостовой перед музыкантами стоит корзинка для вознаграждений.

А это очень зажигательная пара танцоров уже профессионального представления.

Оно происходило в небольшом зале на 2-м этаже, вдоль которого тянулся длинный и узкий балкон. На этом балконе зрители могли потанцевать с артистами и артистками. Потанцевать, и не более. Но можно представить, как всё это происходило в 50-е годы, когда тысячи немолодых американцев прилетали и приплывали на Кубу немного поразвлечься. Нам объяснили, что после победы революции всех тех девушек-развлекательниц перевоспитали и они занялись поддержкой общественного порядка.

Кстати, раз об этом зашла речь: на улицах практически не видно полицейских. Но всё спокойно и, если не считать музыки из ресторанов, тихо.

Во многих окнах действительно нет стёкол. Вместо них — металлические решётки, иногда очень вычурные.

Вот эти три симпатичные девочки, увидев нашу группу, спели нам гимн Кубы.

Город Буямо

А когда вы в последний раз видели ребятишек в красных пионерских галстуках?

А помните, как оформляли стенгазету?

В школьном коридоре

Израильские дети так тесно и тихо не сидят

В классе школы в Тринидаде

У меня нет привычки брать при выезде из номера стоящие и лежащие в туалете всевозможные баночки с шампунем и упаковочки с мылом. Но в этот раз наш гид посоветовал — берите, пригодится.

Пригодилось. Конечно мы не клали все эти баночки-скляночки при переезде из одного гостиничного номера в другой в чемодан. Совали в сумки, чтобы было под рукой.

В Сантьяго в нашу программу, которая, конечно же, была утверждена министерством туризма, входило посещение деревни на острове, на который мы плыли минут десять на катамаране. Обход острова и деревни занял где-то с полчаса. Но как только мы поднялись с пристани на высокий берег, нас облепила куча девчонок и мальчишек, ждущих, просящих, вырывающих друг у друга из рук, привезённые из Израиля фломастеры, ручки, карандаши, и реквизированные в гостинице шампуни и мыло. Мы пошли по деревенской улице. Одна из наших туристок увидела старика, сидящего на веранде и наблюдающего за окружающим его миром. Она немного говорила по-испански и предложила ему какой-то сувенир. Он величественно его принял и задал традиционный вопрос?

— Откуда вы?

— Мы из Израиля.

Старик обрадовался и объявил, что его тоже зовут Израиль. Мы не поверили, но он полез в карман, достал удостоверение личности — в нём действительно значилось: Israel.

Israel

Впрочем, реквизированное в гостиницах шло не только на сувениры. Шло как бартер при посещении туалетов на «технических остановках». Все такие туалеты — платные. У входа сидит служительница и стоит тарелка, куда надо положить монетку в 25 сентаво (конвертируемых). Взамен служительница вручает дамам кусочек туалетной бумаги. При этом туалет чистый, но наличие мыла и, пардон, слив в писсуаре, не гарантирован. 25 сентаво — деньги не велики, но проблема была в том, что этих монеток часто не было. И наш народ быстро приноровился осуществлять бартер — вместо монетки класть в тарелку бутылочку шампуни. И все оставались довольны.

В городе Камагуей мы зашли на городской рынок. Перед прилавками свисали связки лука и чеснока. Кое где лежала капуста и бананы.

Картинки с рынка
Контора рынка

Уже в последний вечер в Гаване для интереса я заглянул в соседний с гостиницей супер. В мясном отделе лежала упаковка сосисок и бразильские мороженые куры где-то по 2.5 килограмма каждая. В молочном — упаковки камамбера.

7. «Брат мой Che». Портреты, Лозунги.

Ещё одно возвращение в прошлую жизнь. На улицах, на дорогах — портреты, плакаты, лозунги. Правда портретов теперешнего президента Мигеля Марио Диас-Канель Бермудеса на улицах мы не видели ни разу. В учреждениях, наверное, висят, но мы ведь по учреждениям не ходили. Встречаются портреты братьев Кастро, Фиделя и Рауля, иногда — парные. Но не сказать, чтобы слишком часто.

Но вот чьи портреты буквально на каждом шагу — это портреты Эрнесто Че Гевара.

Кстати, имя его было просто Эрне́сто Гева́ра. Вставка «Че» на аргантинском-испанском означает «брат мой», распространённое в Аргентине обращение.

На коробке сигар
На обочине шоссе
На фасаде дома

Небольшой городок Санта Клара в центре страны. В декабре 1958 года в нём произошло решающее сражение между колонной повстанцев, численностью около 300 человек во главе с Че Геварой, и местным гарнизоном. 31 декабря гарнизон капитулировал, дорога на Гавану была открыта, 1 января Батиста на личном самолёте с чемоданом наличных долларов улетел на Доминго, 8 января в Гавану вступил Фидель Кастро.

Сейчас на окраине Санто Клары построен грандиозный мемориал, в котором находятся останки Че Гевара, перевезённые из Боливии. Над мемориалом на 15-метровом гранитном пьедестале стоит 7-метровая бронзовая статуя Че Гевары чёрного цвета. В руке у бывшего министра революционной Кубы — автомат.

На пьедестале выбит лозунг, который чаще всего встречался в поездке:

«Hasta la victoria Siempre»

Эта строчка из песни 1965 года, написанной в ответ на прощальное письмо революционера, покинувшего Кубу, чтобы разжечь пламя революции, сначала в Конго, потом в Боливии. Не получилось. Перевести эти строчки можно как «Наша победа на веки веков»

Лозунгов типа «Экономика должна быть экономной» не встретилось. Встречались такие

EL PARTIDO EXISTE POR EL PUEBLO
(Партия существует для народа)

На здании отделения компартии Кубы

COMO EN GIRὀN DEFENDIENDO EL SOZIALISMO
«Защитим социализм, как защитили его на Гироне»

(Гирон — это морской пляж и близлежащая деревушка, где произошла высадка контрреволюционеров в 1961 году, окончившаяся их разгромом. Торжествующий Кастро назвал их «свиньями», отсюда залив стал называться «Залив свиней»)

8. Варадеро. Ветер. Разочарование

Для многих туристов Куба — это Гавана и курорт Варадеро. Вернее в обратном порядке — Варадеро и Гавана. Или только Варадеро, благо там есть международный аэропорт. Ласковое море, белый песочек, я читал восторженные отзывы об этом курорте, расположенном в 140 км на восток от Гаваны на длинной, двадцать км и узкой — менее полутора км., косе. У меня даже промелькнула мысль взять с собой свою «эйлатскую сумку» с ластами, трубкой и маской. Хорошо, что только промелькнула и не застряла.

Наверняка всё, про что я читал, есть: и ласковое море и песчаные пляжи. (Между прочим всё это я встретил в Тринидаде, где выкупался в тёплом и тихом Карибском море).

Наша гостиница оказалось очень неплохой, недавно построена, прекрасная территория с хорошим бассейном, большие номера. И обслуживание по принципу: ВСЁ ВКЛЮЧЕНО!

Главный корпус с ресепшен и круглосуточным баром находится буквально в метрах 20-30 от кромки океана и через прозрачную стену прекрасно виден, прошу прощения за избитое выражение, бушующий океан. Ветер такой, что раздвижная дверь на террасу блокирована. На пустой террасе — пустая плавательная дорожка.

Так что те несколько свободных часов, что были, я посвятил дегустации коктейлей в баре. Да здравствует — ВСЁ ВКЛЮЧЕНО! Заключение было однозначным — 1-е место с большим отрывом занял коктейль «Пина Колада» — коктейль Карибского моря: светлый ром плюс кокосовое молоко плюс ананасовый сок.

И уж если зашёл разговор на эту тему. На Кубе конечно же пьют ром. (по-испански звучит как ron). Рекомендуется налить стакан кока-колы и туда подлить ром. Соотношение — в соответствии с воспитанием, привычками и состоянием здоровья.

9. Такая разная страна. Гавана, Сантьяго-де-Куба, городки по дороге

Я уже писал: Куба началась у нас с Гаваны, куда мы прилетели.

Сразу скажу: Гавана понравилась. Очень симпатичный, европейский, южно-европейский, город, с очень симпатичным центром Старой Гаваны. Дома свежеотремонтированы, всё мило, прилично и чисто.

Облик прохожих — абсолютно европейский.

И даже собаки — не бродячие, а с табличкой с именем хозяина и данными, о сделанных прививках.

А это — самый центр города.

И это не фотошоп. Слева Капитолий не вашингтонский, а гаванский. Построен в 1929 году, до 1959 года в здании размещался парламент. Сейчас — конгресс-центр.

Гавана находится на берегу моря. Вернее — Мексиканского залива. Когда я получил список гостиниц, то увидел, что наша находится совсем близко от берега моря. Я уже предвкушал, что утром, перед завтраком сбегаю на мере немного искупаться. Не тут то было. Вот так выглядит морской берег рядом с гостиницей.

Тем, кто захочет прилететь в Гавану попляжиться, придётся немного поездить — ближайший пляж находится на расстоянии 12 километров от города.

Если Израиль делится на Север и Юг, то Куба — На Запад и Восток.

Запад это — Гавана, Восток — Сантьяго-де-Куба, второй по величине город страны, её первая, до середины 16-го века, столица. Разница настолько ощутимая, настолько сразу же бросающаяся в глаза, что можно подумать, что перелетел в другую страну.

Википедия утверждает, что 64% из более, чем 11-ти миллионного населения страны — белые, 9%— чёрные, 27% — мулаты. В Гаване этой статистике веришь, в Сантьяго — не очень.

Одно из главных достопримечательностей города — кладбище Санта-Ифигения. (Вход, между прочим, платный, если не ошибаюсь — 4 CUC.) Около входа — огромная светло-серая каменная глыба с одним словом Fidel. Расшифровывать не надо, в нише этого камня помещён прах того, кто почти полвека, 1959–2008 год правил страной.

Мимо памятника каждые полчаса, печатая шаг, проходит смена почётного караула.

И по соседству — мавзолей национального героя Кубы Хосе Марти, поэта, писателя, революционера, «Апостола независимости». Внутри мемориала гробница, в течении всего дня освещённая лучами солнца. Рядом — памятник первого президента страны, «Отца Родины» Карлоса Мануэля де Сеспедеса. Хозяин табачной плантации освободил в 1864 году своих рабов, вооружил их мачете и послал сражаться с испанцами.

Наш гид назвал Хосе Марти кубинским Герцлем, а де Сеспедеса — Бен Гурионом. Разница в том, что оба кубинца погибли от рук испанцев.

И если упомянулись рабы. Индейцы, туземное население Кубы, оказались непригодными для физического труда на сахарных и табачных плантациях и уже в начале 16 века было запрещено использовать их как рабов. Вместо них на Кубу начали завозить негров из Африки, их после 3-х месячного плавания в живых оставались 20-30% — самых выносливых.

В начале 19-го века тогдашняя «Владычица морей» Великобритания запретила рабство, перевозка рабов на Кубу прекратилась, но рабство первоначально было отменено лишь в 1869 году в ходе 1-ой войны за Независимость. Ряды рабов пополнялись «естественным способом», отбирали самых сильных мужчин и хорошо кормили… А окончательно рабство было отменено только в 1889 году!

По дороге из Сантьяго в Гавану мы заехали в «Деревню рабов». От неё, конечно, ничего не осталось, кроме высоченной башни, с которой надсмотрщики наблюдали за работой рабов на окружавших деревню плантациях сахарного тростника.

Полотнища на переднем плане — это изделия местных жителей для продажи интуристам.

И заканчивая маленькое отступление: сегодня на Кубе никакой дискриминации по цвету кожи нет. Ей положил конец ещё в 30-х годах прошлого века Батиста.

Вернёмся на кладбище. Вот фото ещё одного памятника.

Я не знаю, чей это памятник. Но интересен масонский знак. На Кубе масоны не были запрещены даже в самый разгар революции.

На окраине Сантьяго расположен мемориал американским солдатам, павшим в Испано-американской войне 1898 года. Кубинцы называют её: Испано — Кубино-Американской.

Под этим деревом испанский генерал подписал капитуляцию.

Мемориал поддерживается в идеальном порядке и это было, пожалуй, единственное место на Кубе, где мы увидели надписи на английском.

Из Сантьяго мы поехали на Запад, в Гавану, за окном автобуса на многие километры — плантации сахарного тростника.

По дороге останавливаемся в небольших городах и городках: Баямо, Камагуей, Санкти Спиритус, Тринидад, Матансас…

Рассказывать о каждом — потребуется масса времени. А этот рассказ и так затянулся.

Помещу просто две фотографии.

Очень симпатичный город Баямо, там, где, помните, нам три девочки на центральной площади спели гимн страны.

Так выглядит электрический столб на центральной улице

Тоже очень симпатичный и полный туристов город Тринидад, там, где, помните, мы зашли в школу, и увидели стенгазету. Первоначально город был построен на берегу моря, но потом, из-за набегов пиратов, его перенесли подальше от берега, а море видно только со смотровой площадки.

Как я уже написал, Куба началась у нас с Гаваны. И кончилась она тоже Гаваной, откуда мы улетали утром 10-го дня. А накануне, въезжая в неё, на окраине города наш автобус подъехал к невысокому холму, на котором стояла усадьба того, чей портрет, в глухом свитере под подбородок и с аккуратно подстриженной седой бородой, висел во многих квартирах московских и ленинградских интеллигентов. В поместье «Финка Вихия», построенном в конце 19-го века и приобретённом в 1949 году, Хемингуэй прожил и проработал, с перерывами, около 20 лет. Дом и стоящую рядом башню с телескопом окружает роща с пальмами, дубами и соснами. Внутрь дома зайти нельзя, но через большие окна можно хорошо рассмотреть обстановку, совсем не спартанскую. (Вставка 44)

Катер Хемингуэя «Пилар» и могилы его собачек

10. Полёт обратно. Посадка в Каракасе

Я начал свой рассказ о поездке с маршрута полёта, определённого соображениями «географии прибыли». Но полёт «туда» через Стамбул, с сидением в самолётном кресле в течении каких-то 14 часов, было «ничто», было только цветочком, по сравнению с ягодкой обратного пути. Куба находится чётко на запад от Израиля. Следовательно… Следовательно следуя элементарной логике и географии лететь назад нам надо было на восток. Выражаясь поэтично — навстречу восходящему солнцу. (Мы вылетали утром).

Ничего подобного. Ни логика, ни география не имеют никакого значения, если идёт речь о прибыли. Прибыли туристической компании. Мы полетели на запад, вернее — на юго-запад. Прекрасные, удобные, новенькие, с хорошим сервисом и симпатичными стюардессами, самолёты Турецких авиалиний летают по треугольнику Стамбул-Гавана-Каракас-Стамбул. И мы полетели в Каракас. Когда я узнал о нашем маршруте, то подумал: Ну ладно, делать нечего. Зато побываю пусть только в аэропорту, но аэропорту «Боливариа́нской Респу́блики Венесуэла».

Не тут-то было! Когда-то, когда я летал из Ленинграда в Сибирь или на Дальний Восток, к примеру в Новосибирск или Иркутск, самолёты тоже делали промежуточную посадку. И пассажиры прогуливались, разминая конечности, по аэровокзалам Свердловска или Тюмени. Но, оказывается, жизнь изменилась. (Кто бы мог подумать!?) Теперь из самолёта на промежуточной посадке выйти нельзя. В принципе. И мы сидели в своих креслах, а в проходах смуглые венесуэльцы и венесуэлки пылесосили, собирали мусор, обтирали сиденья кресел…

В прошлом году австралийская компания совершила пробный беспосадочный полёт по маршруту Сидней-Нью Йорк продолжительностью 19 часов. Мы провели в самолётных креслах «всего» 17 часов. Удовольствие для любителя, тем более что вылетели мы утром, выспавшиеся.

Но всему приходит конец. Вот уже знакомые просторы стамбульского аэропорта, ещё каких-то 2 часа — и мы ДОМА.

Чем хороши все такие поездки — понимаешь, как дома ХОРОШО!

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Шмуэль Данович: Запоздалое свидание, или Девять дней на Кубе»

  1. Это сочинение об очередной, 46, поездке, на Кубу ,на остров свободы,как его называли когда- то, напомнил мне многочисленные рассказы моей сестры Эллы,которая вместе со своим мужем Орестом и маленьким сынишкой Димой были там в командировке 1,5 года и остались бы еще на столько же,если бы не болезнь…К сожалению никого из них уже нет в живых. Как напоминание о их жизни там, у нас остались только сувениры в связи с от\’ездом в Германию из-за личной трагедии.Что касается опуса,то хотя многое и так известно,но какие-то детали достаточны интересны.В целом описание производит приятное впечатление. Спасибо.

  2. Спасибо, очень интересно. Наш институт когда-то проектировал ЛЭП 220 кВ на Кубе.
    Вы написали: «Запад это — Гавана, Восток — Сантьяго-де-Куба, второй по величине город страны, её первая, до середины 16-го века, столица. Разница настолько ощутимая, настолько сразу же бросающаяся в глаза, что можно подумать, что перелетел в другую страну.»
    А в чём, собственно, разница? Что вы имели в виду?

    1. Спасибо за оценку.
      Имел в виду облик улицы, лица прохожих.
      Гавана — это Европа, конечно не Скандинавия, но очень похоже на Испанию.
      Сантьяго — совсем другой мир.
      И дело не только в цвете кожи прохожих.
      К примеру в Гаване не видел уличных
      рыночков.
      Но вообще-то сегодня остаётся только с грустью вспоминать обо всем этом.
      Сплошной сюр.
      Прошу прощения за возможные описки — пишу на телефоне.

  3. Спасибо, что помогли вспомнить брата моей бабушки. Фроим Давидович Рабинович работал в МИИГАиКе, геодезист. Помогал проектировать восстановление той самой железной дороги. Куба ему дала возможность купить «Запорожец» и, уже непосредственно на Кубе, ром разлива 1933 года. В 1968 году я его попробовал — всасывался с губ!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *