Декамерон Плюс Плюс, или Сколько можно пировать? Продолжение

 408 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Это была полечка как полечка, весёлая, озорная, мажорная, но с секретом: в определённый момент у всех инструментов, включая духовые, проходила тема (уж не помню главная или побочная) — «до ре ми до ре до». В переводе на русский у лабухов это означало: «А пошли вы на***».

Декамерон Плюс Плюс, или
Сколько можно пировать?

Круглый стол
Часть восьмая

Борис Вайнштейн, Григорий Френклах, Дмитрий Стровский, Иосиф Гальперин, Лев Мадорский, Леонид Е. Сокол, Самуил Кур
Продолжение круглого стола «Декамерон, или Пир во время коронавируса»,
а также его продолжения «Декамерон Плюс, или Пир продолжается»
и наконец, продолжение «Декамерон Плюс Плюс, или Сколько можно пировать?»

 

Самуил КурСамуил Кур. Поэзия

Лимерики

— Вот вопросик мой к мистеру Куру:
Не испортит мне вирус фигуру?
— Не волнуйтесь, мадам,
Это вам по фигам —
Made in China обычно халтура.

* * *

Миссис Лайза, не очень суровая,
Обернулась однажды коровою
И — без мужа в луга,
Чтоб наставить рога!
Но рога оказались хреновые.

* * *

Генерал, орденами загруженный,
Ждал момента свидания с суженой,
А когда тот настал,
Сразу рейтинг упал,
И ушёл он на отдых заслуженный.

* * *

Жорж был с виду, как фото Есенина.
Выпил как-то он капли Зеленина,
И уснул у дверей,
И попал в мавзолей,
Потому что похож стал на Ленина.

* * *

Бравый боцман из бухты Тикси
Покатил в Петербург на такси.
Не доехав двух миль,
Вспомнил: шляпу забыл —
И вернулся обратно в Тикси.

Сонеты

* * *

Была Земля. Лукавый месяц
Над животворной глиной плыл,
И Бог, пропорции наметив,
Мужчину первого слепил.

Адам вздохнул, расправил плечи
Во всю свою мужскую стать
И произнес: “Ещё не вечер.
Скажи, мне долго Еву ждать?”

Бог усмехнулся — шустрый малый!
Извлек Адамово ребро…
И жизнь вовсю заклокотала —
Игриво, шумно и хитро.

Урок для всех: цените части!
Всего — ребро! А сколько страсти…

* * *

Когда блуждаем на распутье,
Дела ползут едва-едва —
Нас учат все, и все нам судьи,
И распухает голова.

Но если вдруг сама Удача
Заглянет в наш неброский дом,
Те, кто недавно лишь судачил,
Возникнут сразу за столом.

Их будет много, гурий новых —
(Ведь фарт положено обмыть!) —
От всей души помочь готовых
Нам наше счастье разделить.

И слишком часто мы не знаем,
Кого найдем, кого теряем.

* * *

Нет в мире сладостней желанья,
Чем увлекательный обряд
Почти случайного касанья,
Преодоления преград,

Где губы без напоминанья
Находят цели наугад
И пьют напиток обладанья,
Где руки столько говорят.

В обряде этом нет испуга,
Ты в лоно тайны вовлечен.
И тело! — тело так упруго!

И райский сад со всех сторон…

Быть на два метра друг от друга —
Совсем другой Декамерон.

Просто стихи

Может статься так однажды:
Мысль блестящая придет,
А ваш друг иль кто-тот важный
Посмеется, не поймет.

Вы обиду не таите —
Всё забросьте, а взамен
Уезжайте на Таити,
Как когда-то Поль Гоген.

Рыбаком свободным станьте,
Заучив десяток слов,
Заведите таитянку —
На уху пускать улов.

Ей рассказывайте сказки
Про отсутствие подруг,
И в набедренной повязке
Становитесь в общий круг —

Чтоб на вас имели виды.
Через месяц иль другой
Все смертельные обиды
Снимет напрочь, как рукой.

* * *

Задумайся: кто такая жена?
Когда их много, тебя рвут на части.
Но даже если она одна —
Тоже не большое счастье.

Всё время есть тот же гарнир,
Красить, чинить, двигать мебель.
Одна — всегда боевой командир,
А ты при ней — фельдфебель.

Ее ублажать — нужен талант,
Не помогут посулы простые.
Поэтому идеальный вариант —
Две жены. Причем, обе — чужие.

* * *

У гукамоле цвет зеленый,
В нём красный перец очень жжет.
И днём, и ночью кот ученый
Его старательно жует.

Он восемь лет учился в школе
И твердо выучил совет,
Что пара ложек гукамоле
Полезней мяса и котлет.

Но на неведомых дорожках,
Чтоб жженье в горле загасить,
Он тайно ловит понемножку
Любую встреченную сыть.

Глядь — леший в лапы попадется,
Русалка встретится порой,
Бывает, витязь подвернется,
А то и дядька их морской.

И, насладившись мясом вволю,
Домой тихонечко идет
И ест прилежно гукамоле
Ученый, мудрый, честный кот.

* * *

ВЕСЬ МИР — ТЕАТР.
АКТЕРЫ — ЛЮДИ.
СЕЙЧАС — АНТРАКТ.
ЧТО ЗАВТРА БУДЕТ?

Борис ВайнштейнБорис Вайнштейн. Термины и Фразы

Простыня
(опыт терминологического анализа)

Простыня это простывшая женщина. Белая простыня — это простывшая женщина кавказской расы. Подобный оборот часто используется в демографической и медицинской статистике.

Термин «белая простыня» также может быть вульгаризмом при описании сексуальных фантазий. Так «накрыться белой простыней» — иметь секс в позиции «снизу».

Иногда такие фантазии принимают совсем уже экстремальные формы, например: «накрыться белой простыней и ползти в сторону кладбища».

Кстати.

В лингвистике существует многолетний спор о связи слова «простыня» с народным выраженем «простыню». Этот термин есть упрощение оборота «Просто ню». Посему в народной Камасутре «Завернутся в простыю» означает — иметь секс в очень сложной позиции с полностью раздетой женщиной.

Некоторые лингвисты полагают, что слово «простыню» француского происхожения и начальное значение этого слова при заимствовании полностью утрачено.

Другие специалисты настаивают на исконно славянском происхождении слова «простыня», видя в нём уменьшительно-ласкательное сокращение от «просто няшка».

Наконец, третьи, уважаемые народные археолингвисты, без труда докажут, что этимологические корни этого слова — в иврите (как и у всех прочих слов всех языков всех народов нашей планеты и не только её).

Приложение.

Еще один вариант термина «простыня» известен с доисторических, пещерных времен. Уже тогда у вождя племени были повара, которые готовили ему различные блюда из добычи. Но иногда вождь предпочитал сырое мясо и в ответ на вопрос «Как изволите приготовить» отвечал «простоням», то есть не заморачивайся и тащи как есть. Но потом слово несколько видоизменилось, а буква «м» была утерена из-за всеобщей любви к сокращениям.

В коронавирус надо молчать в тряпочку
(фразы)

Если рак свистнул в организме, то он свистнул здоровье.

Если человек жил по привычке и умер, значит он от этой привычки избавился.

Прививка — способ избавится от болезни до ее приобретения.

Здоровый образ жизни в молодости обеспечивает участие в этой жизни в старости.

Болезнь называется врождённой, не только потому, что ты с ней родился, а ещё потому, что ты в неё врос.

Приобретённые болезни, как правило приобретаются не по желанию, и оплачивается в рассрочку.

О прививках. Единственное что надо привить народу — это любовь к начальству.

Если дожил до катаракты, то пенсию тебе уже не видать.

У специалиста по костям время всегда переломное.

Бедность это болезнь недержания денег.

Сладкая жизнь — путь к диабету.

Перпертум гнобиле.

Интересно что капец приходит тогда, когда уверены, что над ними не каплет.

В коронавирус надо молчать в тряпочку.

Как чиновник ни соблюдал правила гигиены, к его рукам вечно что-нибудь прилипало.

Самая распространенная болезнь нарциса в заключении — тюремный нарцистит.

Борцам за чистоту риз надо просто надеть фартуки.

Здоровье надо переболеть.

Роскошные похороны с собой в могилу не унесешь.

Санитарки начинали мыть больного, а закончили тем, что обмыли тело.

Как это может быть? Курилка, а жив!

Д’Артаньян молил Констанцию: «Сохраняй со мной дистанцию!»

Вам дадим кусок мацы, чай нальем с шиповником. Приходите пол овцы, очень ждем. Пол овники.

Кто только нас не тарзан!

Леонид Е. Сокол. Из переписки

Поэт и критик

«Удивительная вещь со мной происходит: нужен большой нервобудоражущий повод, просто так писать неохота. А вот если разозлит кто, само вылазит без напряга. Смешно, но это комменты, критик во мне победил писателя»
Из переписки

И у меня такая шняга,
привычный, в общем-то, запор,
но если вдруг случится спор —
само вылазит без напряга.

Ну а чего ему не лезть,
здесь критики всей суть и есть…

Несутся строчки по бумаге,
ты сам в восторге от отваги,
ну типа: ты ужасно крут,
нахлынут горлом и убьют.
Не заходись в смертельном раже
и помни: мы всегда на страже
прогресса, мира и труда:
всё, что ты пишешь — ерунда.
Не раздувай восторги эти
пока есть критики на свете,
прими как должное облом,
мы здесь, мы рядом, за углом.
Пусть покажусь немного грубым,
но понеслось говно по трубам,
зальёт критический поток
неутешительный итог.
Вот потому-то популярен
В. В. Ермилов, Ф. Булгарин —
не ходит рядом да вокруг,
а ставит точку — и каюк.

Размажьте сопли, прокартавьте,
но быть по-нашему, по-правде,
она для всех для нас одна,
проверена, утверждена,
зачем исподтишка ворчать,
раз снизу подпись и печать.
Создатель пустяков сорочьих
себя считает выше прочих,
над всеми, типа, вознесён,
глагол времён, металла звон,
мол, с вечностью накоротке…
но есть лишь звон в пустой башке,
сам вне законов и систем
и вечно недоволен всем.
Поэт! как повелось издревле,
сиди себе в своей деревне,
свободен телом и душой,
да щей горшок, да сам большой,
не мальчик в лямках и панамках,
пиши свободно, просто, в рамках,
когда в писаньях дряни нет —
к чему цензурный комитет,
не лей с пера чернильный яд,
а слушай, что тебе твердят.
Гнилой внутри, больной снаружи
напрасно затыкаешь уши,
припрячь подальше крик души:
не хочешь слышать — не пиши.
Учись сомненья фильтровать,
а в вечность нечего плевать.

ПНХ

«… демагогия и всякие намеки вокруг да около вылились в короткое, ясное, эмоционально-насыщенное и законченное “ПНХ”… Ну что, дорогие сосайтники, по этому пути пойдем в тяжелое пандемическое время? И это в компании, где два еврея — три мнения?»
Из переписки

Всем моралистам не в укор…
Мне помнится наш старый двор,
Где мы ругались, дрались, пели,
Словца для друга не жалели,
При этом ясно было всем:
Послать? — Пожалте, без проблем,
Ну, он тебя, а ты его,
Всё честно, только и всего.
Ни драки нет, ни крови нет…
И пусть пройдут десятки лет,
Пусть пролетят, и хрен бы с ним,
Мы встретимся и повторим.
Отбросив скобки и кавычки
Пошлём друг друга по привычке,
Сердечно, дружески пошлём,
А после сядем и нальём.
Но детский тот задор не сбылся,
Кто сгинул, скрылся, сбился, спился,
Ни повидаться, ни собрать,
Ну, то есть, некого послать.
И вот, как в заводском квартале,
Мы здесь собрались на портале,
Ватага вздорных стариков
Без глупых нравственных оков.
Всё вызывает раздраженье:
Словарь, согласье, возраженье,
И всех нас мучает порой
Подагра, язва, геморрой.
Вот почему, совсем не парясь,
Друг друга шлём на нужный адрес,
Хотя, увы, не без греха,
Кто говорит всем ПНХ.
Но, впрочем, неплохое средство,
Чтоб впасть или припомнить детство,
И пусть я это не люблю,
Немного морщусь, но терплю.
Есть у меня такое мненье:
«Сосайтник» — это оскорбленье,
Чем так, не зная, обвинять,
Уж лучше попросту послать.
Куда хотите посылайте,
Но только так не оскорбляйте.

Лев МадорскийЛев Мадорский
Как Пал Палыч (при участии нас с Толиком) растрогал Владимира Высоцкого

Со времени как мы с Толиком рассмешили Розовского и К. прошло довольно много времени. Шёл 1971 год. Я работал педагогом в ДМШ, а Толик сразу после армии (он предпочёл службу в музыкальных частях под Москвой распределению к чёрту на кулички) — в эстрадном оркестре Радио и Телевидения «Голубой экран». Армия не изменила его характер и свою хохмическую устремлённость он продолжал и в оркестре. Однажды попросил дирижёра, чтобы оркестр сыграл написанную им «Полечку». Именно так, не «Полька», а «Полечка» назвал он своё творение. Дирижёр Борис Карамышев не возражал и Толик раздал всем ноты. Это была полечка как полечка, весёлая, озорная, мажорная, но с секретом: в определённый момент у всех инструментов, включая духовые, проходила тема (уж не помню главная или побочная)— «до ре ми до ре до». В переводе на русский у лабухов это означало: «А пошли вы на…». Несмотря на нецензурные ассоциации, Карамышев под общий хохот додерижировал до конца и ноты не выбросил: «Будем играть в трудную минуту».

Примерно в это время начался период всенародной популярности Владимира Высоцкого и, особенно, его песен. Официальной сцены ему не предоставляли, как написал в одной из недавних статей в «Мастерской» Яков К., «Владимира Семёновича всюду затаптывали». Но песни великого барда, растиражированные магнитофонами, звучали из каждого окна. Кроме того, он давал полулегальные концерты в Домах Культуры, НИИ и студенческих аудиториях по всей стране. Но особенно часто в Москве.

В те дни мы с Толиком, выстояв ночную очередь, купили четыре билета (два для жён) в Театр на Таганке на спектакль «Гамлет» с Высоцким в главной роли. В ту «билетную» ночь Толик и предложил мне организовать концерт народного любимца в институте им. Гнесиных:

— Ректор, конечно, не разрешит,— сказал он. — И новый зал никто ему не предоставит. Но в большой студенческой аудитории вечером, после окончания занятий, вполне реально.

— Ничего не получится, —возразил я. — Без официального разрешения никто нам аудиторию не откроет. Да и концерт, скорее всего запретят.

— Это ясно. Но у тебя же особые отношения с «Приветом с Канатчиковой». Поговори с ним. Если он согласится, то нет проблем. Пал Палыч сейчас работает завхозом, все ключи у него.

С завхозом у меня, действительно, были, если так можно выразиться, особые отношения. Пал Палыч, (мы его звали «Привет с Канатчиковой»), контуженный в войну майор в отставке, был одним из первых с кем я познакомился, когда мальчишкой пришёл в Училище после поступления. Не знаю в какой должности майор был тогда, но именно он принимал у меня документы и запомнился своими первыми словами: «Еврей, а поступил в такое училище. Да ещё с пятёркой. Молодец». Пал Палыч похлопал меня по плечу. Другие, присутствовавшие при этом студенты, смеялись, а я смутился и покраснел. Так, с упоминанием национальности, со мной при всех ещё никто не разговаривал…

Позже «Привет с Канатчиковой» был военруком. Когда мы учились стрелять лёжа, (в подвале «Гнесинки» был тир) запомнился военрук ещё одной фразой: «Девочки, шире ноги. Вы должны готовиться стать матерями». Эта фраза стала крылатой и мы её повторяли, как сейчас повторяют фразы Райкина-Жванецкого, или Черномырдина. Позже Пал Палыч работал завхозом, но ещё много лет, встречая меня, хлопал по плечу и повторял одни и те же слова: «Молодец, так держать». Слава Богу, мой пятый пункт больше не упоминался. Эта фраза на курсе при встрече со мной стала дежурной.

Именно эту фразу имел в виду Толик, когда говорил о наших с Пал Палычем особых отношениях. Там же в ночной очереди он разработал план организации концерта Высоцкого:

— Ты берёшь на себя Пал Палыча, а я постараюсь узнать телефон Высоцкого и удобный для него день.

Постепенно план обрастал подробностями. Мы решили передать Владимиру записку вместе с цветами, когда он после спектакля будет выходить кланяться. В записке — указать номера наших телефонов и узнать сколько, примерно, может стоить такой концерт.

Через пару дней я встретился с завхозом. Прошло много лет, но Пал Палыч узнал меня и мы даже обнялись. Правда, на этот раз обошлось без его дежурной фразы. Оказалось, что «Привет с Канатчиковой» тоже любит Высоцкого и готов нам помочь.

— Не боитесь, что про концерт станет известно начальству?

— А что бояться? Мне так и так в следующем году на пенсию. Тем более фронтовик фронтовику всегда должен помогать.

О том, что имел в виду бывший майор, называя Высоцкого фронтовиком, я понял только во время концерта.

План сработал. Через несколько дней после спектакля Владимир Семёнович позвонил Толику, назвал удобный день и время, сказал, что его устроили бы 300 рублей, и оставил свой домашний номер телефона.

Развешивать объявления было нежелательно, но мы надеялись на сарафанное радио. И оно сработало. В назначенный день ещё за час до начала концерта аудитория ломилась. Многие сидели в проходах. Пришли и несколько преподавателей. Им уступили место. Мы с Толиком стояли у входа, собирали по 5 рублей и складывали в заранее приготовленный большой бумажный пакет. В первом ряду, в парадной военной форме при орденах и медалях, сидел завхоз.

В 8 вечера, как и договаривались, приехал Владмир Семёнович. Сейчас уже не помню какие песни он пел. Запомнились «Тот кто раньше с нею был», «Что случилось в Африке?», «Банька по белому». Каждая песня вызывала шквал аплодисментов. Неожиданно, в какой-то момент Высоцкий сказал «Сейчас я спою несколько военных песен, которые посвящяются нашему уважаемому фронтовику». И Владимир Семёнович спел «Солдаты группы центр», «Штрафные батальоны», «На братских могилах», что-то ещё.

Неожиданно майор встал и слушал песни стоя. После песни «На братских могилах» он подошёл к Владимиру Семёновичу с раскрытыми руками. Высоцкий снял гитару, поставил к стене и они обнялись. И вдруг Пал Палыч подошёл к микрофону:

— Ты, Володя, не помнишь меня. Я сильно изменился. Но я тебя хорошо помню. Ты был в моей роте в июле 1944 года в составе 42-ой мотострелковой дивизии, когда мы освобождали Гродно. Это был тяжёлый бой. Очень тяжёлый. Много наших полегло. Ты помнишь? Тогда я был контужен и провалялся в госпитале почти три месяца.

Тут неожиданно голос у майора сорвался и на глазах выступили слёзы. В зале стояла мёртвая тишина.

Высоцкий взял гитару и долго молчал, глядя в окно. Потом сказал: «Спасибо тебе, майор» и низко поклонился. До конца концерта он пел, в основном, военные песни…

frenklahГригорий Френклах. Катрены Предсказамуса

Слава Богу, что страной
Управляют прохиндеи —
Всех бы резали давно,
Бескорыстные злодеи…

Мы отстаём десятки лет подряд,
Но, пусть нас обошли другие страны,
И, пусть мы смотрим этим странам в зад —
Хочу вам рассказать про наши планы…

Парады Победы в России
Решают нацизма Судьбу —
На прошлое планы такие,
Что спёрло дыханье в зобу…

Россия отыскала средство
Добиться сразу и всего —
Она на время впала в детство,
Во всей жестокости его…

Начнёт Держава лес рубить —
Чудес не стоит ожидать,
В иллюзиях, как прежде жить —
Пусть щепки учатся летать…

Смешно почти до неприличия
Чужой победой обгордиться:
Не стоит зря трясти “величием” —
Случайно может отвалиться…

От последних событий зверея,
(Кто в войне этой Гог, где Магог?)
Православные делят еврея,
Выясняя, чей больше он Бог…

Хватит сказок нам о доброте,
О каком-то особом пути —
Невозможно, прозрев в темноте,
Через ночь бесконечно брести…

Сломали нации хребет
Краеугольными камнями,
Которые бросали вслед,
Играя прошлого тенями…

Не прожив даже дня без лжи,
Напрасно ищет Власть,
Где у Рассии точка G
И как туда попасть…

Почесал Верховный репу —
Вот засада, блин!
Православие — не скрепа,
А, скорее, клин…

Разочаровались фарисеи:
Западу не в силах портить кровь —
Положил на ненависть Рассеи,
Как забил когда-то на любовь…

Всё тупее и тупее
Депутатский их отряд —
Видно носят портупею,
Но о том не говорят…

Как крыса выгрызает сыр —
Власть изнутри грызёт страну
На радость быдлу-моргуну,
Не замечающему дыр…

Уехал на чужбину жизнь прожить…
Туда, где ничего бы не мешало
Мне так приятно Родину любить,
Забыв её привычное еб*о…

Хлебаем лаптем щи пустые —
В стране раздрай, в кармане шиш.
Причина в том, что мы… тупые,
Коль правит нами серый мыш…

Когда Союз сполна
Дерьмом ужрался,
Распалась не страна —
Народ распался…

Опять неловко получилось —
Фемиду домогалась Власть,
Та сильно перевозбудилась
И, сняв повязку, отдалась…

Беги скорее из страны,
В которой будущего нет
И не испытывай вины,
Купив в один конец билет…

Сижу с пакетом санкций в луже я,
И список контрмер в руке —
Победа русского оружия,
Но непонятно, блин, над кем…

Затеял Главный перестройку,
Хоть поначалу и темнил —
В борделе переставил койки,
Но девочек не заменил…

Патриотический маразм
И новый взрыв энтузиазма —
Потоки маленьких оргазмов
Слились в один большой оргазм…

Терешкова — тётка скрепна…
На неё клюёт народ —
Выбрана, чтоб раболепно,
Предложить «недоворот»…

Парад Победы не отменят…
Коль нету совести в штабах —
Дедов «на палочках» заменят
Деды, которые в гробах…

Иго Штатов сбросят страны,
И тогда случится, бля,
На руинах Пиндостана
Камбэк блудного Рубля.

Мы снова вечным всё засеем!
Спешу обрадовать народ —
Пусть в жопу я завёл Рассею,
Но выход есть — он там, где вход…

Подарен Вирус нам Судьбой,
Чтобы врагов разоблачать —
Следить все будут за собой
И сами на себя стучать…

Иосиф Гальперин32. Иосиф Гальперин. Печенежская зорька

Дважды за несколько лет В.В. П. сказал, что Россия перенесла половцев и печенегов и с любым кризисом справится. Его пресс-секретарь объяснил, что этот пассаж президент вставил без помощи спичнайтеров, но не объяснил, какое отношение яркий образ адвоката Плевако имеет к мировой заразе, для которой Россия — не единственная цель. Такой вот военно-исторический патриотизм с уклоном в медицину. Рунет взорвался, мы с Сергеем Канчукером (Израиль) по нашей КВНовской привычке тоже не смогли удержаться от импровизации. Минут за 10, правая ветка — С. К.

Печенюшка печенегу —
из госдепа для разбегу…

Как один мужик двух печенегов прокормил.
Печенеги! Ничего вас не берет — ни пожары, не морозы.
Идут печенеги — салют Мальчишу.
Печенег печенегу друг, товарищ и брат.
И летели наземь печенеги под напором стали и огня.

Уберег ли оберег,
если рядом — печенег?

Печенега съел бульдог
и немного занемог.

Приходите, печенеги, я вас чаем угощу.
Половец без пола — как печенег без денег.
Береги печень смолоду, а печенега — к слову.

— Кто шагает дружно в ряд?
— Печенегский наш отряд.

Повесть о настоящем печенеге.
Печенеги, на минуту встаньте…
Печенег — всем ребятам пример!
Печенег-66…

Печенег, печенег, подтянитесь…

В холе и неге
живут печенеги…

Поэтом можешь ты не быть, но печенегом быть обязан!
Я, юный печенег Советского Союза…
Печень — ок? Печень — юк? Печень — ег!

Статья УК «Печенежество»…
26 бакинских печенегов…
Печенег печенегу — волк.

В Литве — Печенежюс.
Очень печенежно.

Дмитрий СтровскийДмитрий Стровский. Карантинная сага

Что такое карантин, сегодня известно едва ли не младенцам. В эти дни, когда движение коронавируса продолжается по всей планете, каждый возвратившийся из-за рубежа, не говоря уже о тех, кто заболел, вынужден сидеть в четырех стенах. Большинство — впервые в своей жизни. Как и я.

Домой, в Израиль, я прилетел из Праги в середине марта. В тамошнюю Высшую школу экономики меня пригласили для чтения лекционного курса по проблемам развития современных массмедиа. Но в аудиторию зашел только в первый день, а в последующие пришлось проводить занятия уже по скайпу, сидя в пражской гостинице.

То, что нам кажется новым, через некоторое время теряет свою первозданность. А потом забываются и детали. Именно поэтому, сев по возвращении домой на карантин, я начал вести дневник, день за днем.

Так и получилась эта карантинная сага длиной ровно в две недели (как и было предписано израильским Минздравом). Она ни на что не претендует. Так, мысли вслух. О времени, жизни, ну и о себе заодно…

Что-то уже изменилось с того момента, когда писались эти строчки. Но кое-что не утратило своей актуальности. Впрочем, любые изменения той, карантинной, жизни не так уж и важны — на фоне по-прежнему сохраняющейся тревоги, царящей в мире и во мне по поводу коронавируса. И об этом мои заметки тоже.

За день до карантина

Перед тем, как переступить порог пражского терминала, надел маску. Ее тесемки уперлись в дужки очков, которые тотчас повело в сторону. Ко всему в жизни надо привыкнуть.

В масках были все. И те, кто шел к стойкам регистрации авиарейсов, и те, кто бродил по залу. И работники аэропорта — все, как один, — тоже надели маски. И поэтому общение часто шло на языке жестов.

Впрочем, молодые индийцы, даже будучи в масках, по-прежнему болтали друг с другом. А рядом с индийцами сидели индонезийки, тоже не закрывавшие рта. Со всеми ними я летел до Варшавы.

Наш рейс был одним последним из Праги. По-моему, находившиеся в самолете были несказанно рады тому, что вырвались из коронавирусного плена чужой для себя страны. Чтобы, скорее всего, попасть через какое-то время в… родной плен.

При пересадке на другой самолет в Варшаве, в очереди на паспортный контроль, стояло человек двести — с разных рейсов. Двигались медленно. Народ заметно нервничал: одни боясь запоздать на свой самолет, другие — из-за общей суеты.

Видимо, интуитивно я сделал лишний шаг вперед.

— Не приближайтесь ко мне! — зашипела на меня какая-то девица. — Это мое пространство.

Уловить выражение ее лица под маской было невозможно. Но возникало стойкое ощущение, будто я покушался на ее девственность.

— Если вы на Лиссабон, так мы летим туда же! — сверкнула на меня взглядом молодая женщина слева.

— Так ваш Лиссабон через 45 минут после рейса в Тель-Авив. Не пропустите?

— Ладно, — ответила женщина, теперь более миролюбиво.

В самолете до Тель-Авива оказалось пассажиров тридцать, не больше. Какой-то папа в черной кипе объяснял своему ребенку, что все вокруг болеют. Тот смотрел на отца внимательно, а потом спросил: «И мы?»

Что ответил папа, я не услышал.

Может, больны, а может, нет. Все равно всем сидеть сейчас на карантине.

Тель-Авивский аэропорт имени Бен-Гуриона — совсем притихший. В зале прилета в этот час — человек двадцать, не больше. А на табло значатся прибывающие рейсы, примерно по одному в час. Еще недавно они приземлялись каждые шесть минут.

Мы живем в новом мире.

Карантин. День 1-й.

Где-то довелось прочитать, что в общей сложности карантин распространится на 300 тысяч израильтян. Так это или нет, не знаю, но я тоже среди этих счастливцев.

При упоминании слова «карантин» мое воображение всегда рисовало могильный склеп, где непременно холодно. Стены этого пространства должна была опоясывать паутина, а с потолка капать вода.

В реальности же карантин рождает совсем иные чувства. Не такие страшные, даже продуктивные. Например, желание что-то пожевать. Не знаю, как ведут себя другие «узники», но в первый день меня непреодолимо потянуло к холодильнику…

К вечеру в нашем семейном холодильнике, образно говоря, «повесилась мышь», и если бы не жена, купившая незамысловатой снеди, то совсем бы оголодал. Закупленный накануне моего прилета провиант все-таки оказался спасительным. И первый день карантина завершился на оптимистичной ноте.

Мне по-прежнему любопытно: а как Израиль собирается отслеживать, не нарушают ли правила карантина те, кто оказались в этих условиях? И возможно ли одновременно проконтролировать сотни тысяч человек?

Сегодня услышал, что к этому процессу собираются привлечь израильскую армию (ЦАХАЛ). И одновременно использовать какие-то современные технологии слежения. Не примитивные браслеты, которые давно стали привычными, а что-то иное — по последнему слову техники. Если так — можно только порадоваться за Израиль.

При этом возникает явная дилемма. Если техника сегодня действительно позволяет вмешиваться в жизнь всех и каждого, не получится ли так, что в самом ближайшем будущем она всех нас сделает своими заложниками, а заодно и заложниками всей административной системы? Как показывает история, «закручивание гаек» редко переходит в демократию. Чаще всего гайки продолжают крутить и дальше, как было до сегодняшнего дня на примере десятков стран. Боюсь, что Израиль может ожидать схожая участь

Поживем — увидим, но пока вопросов у меня больше, чем ответов.

Карантин. День 2-й.

— Ну что там, на воле? — спрашиваю нашего кота Лазаря Моисеевича. Он только что с прогулки. Сидит на диванчике и мягко урчит, всем своим видом показывая, что у него хорошее настроение.

Хорошо быть израильским котом. Поиграл на улице, а потом вновь прибежал обратно, поел. И вновь весел. А я — только поел. И больше никаких развлечений.

Героиня одного из чеховских рассказов сидела у окна в провинциальном городке и подмечала прохожих: во что каждый одет, куда идет. А у меня нет даже этого заделья. Правда, я пишу очередную научную статью. Но при этом на душе такое чувство, будто меня неволят.

«Отсутствие выбора, — писал Шопенгауэр, — так же пагубно для человеческой природы, как и его изобилие». Похоже, карантин делает меня философом.

… Днем позвонила Хая. Ей уже почти восемьдесят. В 1949-м, сразу же после образования Израиля, Хаю совсем ребенком привезли сюда родители.. И уже много лет Хая живет в Ариэле. Иногда мы созваниваемся. Хая одна, и ей часто хочется просто поговорить. Я же в общении с ней практикую свой по-прежнему несовершенный иврит. Так что мы оба рады нашему общению.

В этот раз Хая, видать, совсем забыла, что мой иврит по-прежнему плох, и затараторила как пулемет. Ей было совсем неважно, насколько хорошо я понимаю ее речь. Хая сказала, что чувствует себя плохо, не может толком спать по причине все того же короновируса, из-за которого «все умирают». Я посоветовал ей не смотреть телевизор, раз она так сильно за все переживает. Хая возразила, что меня водят за нос, убеждая, что все хорошо. А на самом деле все плохо. И отсоединилась.

А я подумал, что когда человек достигает преклонного возраста, он становится хрупким и бессильным в борьбе со стихией. И мне стало очень жалко Хаю, которая говорит о коронавирусе так живо, будто он уже пришел и живо беседует с ней.

Наши страхи — это чаще всего не реальность, а лишь данность, присутствующая в ощущениях. И я, наверное, стану таким, когда доведется дожить до Хаиного возраста. Только этого, скорее всего, не случится. Разве у меня такая же воля к жизни, как у Хаи? Нет, по этой части она даст мне сто очков вперед.

Когда бы я еще обо всем этом задумался, если б не карантин. При всем дискомфорте он помогает лучше понять и мир, что вокруг, и себя.

Карантин. День 3-й.

Израильское государство ограждает своих работников от взаимодействия с внешним миром. И активно рассылает письма-предупреждения. Например, канцелярия министра безопасности Гилада Эрдана вчера распространила по всему Израилю депешу о недопустимости посещения внуками своих бабушек и дедушек. Мой дом — моя крепость, как гласит английское изречение.

Теперь старики лишены возможности повседневного общения с малышами. Остаются лишь всякие «скайпы», но разве они заменят личное присутствие? Думаю, однако, что нынешние ограничительные действия — это правильно. Речь-то идет о самом главном — о здоровье людей. Зато израильский министр экономики Эли Коэн заверил сограждан, что Израиль не допустит перебоев с едой, и это тоже хорошо для здоровья.

… Днем раздался телефонный звонок. Через какие-то шорохи, различимые в невидимом проводе, услышал, что звонят из полиции.

— Ну, как дела, Дмитрий? — полюбопытствовал женский голос. — Нет ли температуры или недомогания?

Счастья бы побольше, хотел ответить я. Но смолчал.

— Ло, — лишь произнес в ответ («нет») — Никаких отрицательных симптомов у меня нет.

— Тов, — продолжил голос («хорошо»). — Прошу помнить, что вы должны быть на карантине до 29 марта и что все это время не имеете права покидать свое жилье. За это может грозить уголовное наказание. Вы в курсе?

Конечно, я в курсе, о чем тотчас и сообщил своей собеседнице, беседующей со мной своим беспристрастно-стальным голосом. И подумал, что наверняка по жизни она и не такая суровая, но сейчас у нее и ее коллег совсем хлопотная пора. Тут и захочешь быть предельно любезным, да не очень-то получится.

… Вчера сообщили, к примеру, что из израильской больницы сбежал зараженный коронавирусом человек. Выбил стекло и отправился по своим делам. «Несознательного гражданина», как назвали его в сводке новостей, поймали и посадили под замок — в прямом смысле слова. По телевизору сказали, что через некоторое время этот человек пойдет прямиком под суд. Так что полицейские предупреждения об уголовной ответственности — это не шутки, а вполне себе повседневная реальность.

Ну что мне думать об этом. Израильские законы я чту. В отличие от нашего кота Лазаря Моисеевича, который сейчас недоверчиво смотрит на меня. Вот уж кто нарушитель порядка! Поспит и снова бежит на улицу. И шастает туда-сюда днем и даже ночью.

Карантин. День 4-й.

Строчки на манжетах

Сидя целый день на карантине,
Вдруг подумал, кинув взгляд в окно,
Что скучаю я об апельсине,
И не ел я яблока давно.

Но поскольку мысли часто в кучку,
И душа привычно не поет,
По привычке взял я авторучку,
И… куснул, как яблоко, ее.

Так бывает — мы же просто люди,
Каждый жест расхожий странным стал
Правда, Б-г, надеюсь, не осудит,
Если съел не то, не то сказал.

Если водки выпью вместо чая —
Кто мне скажет что-нибудь потом…
Важно, впрочем, жить, не омрачая,
Ни себя, ни мир, что за окном.

Пусть не то я съел, излишку выпил —
Все спишу на странный аппетит,
Главное, что чувствами насытил
Этот день, что только что прожит.

Карантин. День 5-й.

Строчки на манжетах:

Сижу, как сыч, в своей квартире,
И телефонный вдруг звонок…
Вопрос сналету: «Все купили?»
Я ничего сказать не мог.
Звонила из Бат-Яма тетя,
С вопросом четким и простым:
«Вы там чего так долго ждете
И не идете в магазин?»
И в самом деле: вдруг в дальнейшем
Шарахнет вирус по мозгам?
И магазинов будет меньше,
И кушать станет меньше нам.
… Жену отправив за картошкой,
Остался дома ее ждать.
А вдруг лишусь последней крошки,
И что смогу я написать?
Коронавирус удивляет.
Себя уже не узнаю,
И каждый новый день меняет
Характер мой и жизнь мою.

Карантин. День 6-й.

… Когда учить иврит и готовить научную статью становится уже невмоготу, включаю телевизор.

Что отчетливо отмечаю: в то время, как израильские и зарубежные телеканалы изрядный объем времени уделяют коронавирусу, российские, как ни в чем не бывало, продолжают транслировать эстрадные концерты. Вчера Е. Петросяна, сегодня Н. Бабкиной, с ее «двумя прихлопами, тремя притопами».

Я не против всего этого. Однако, когда веселуха в России, как и раньше, в буквальном смысле заслоняет телеэкран, невольно начинает казаться: что-то неладно с сознанием тех, кто организует этот процесс. Все лихо пляшут и весело поют даже тогда, когда ситуация с коронавирусом уже начинает не просто тревожить — бить по мозгам.

Все это не ново, кстати. Так было и пять лет назад, и десять, и полвека. Гибнут люди, а эфирная сетка, составленная заранее, остается без изменений. И всякий раз наивно надеешься, что российские теленачальники научатся, наконец, ощущать хотя бы толику ответственности перед обществом — за то, что и как они транслируют.

В гробу телевизионщики видали эту ответственность.

Сейчас точно такая суровая реальность, как была в дни Чернобыля, гибели подлодки «Курск» и многих других трагедий. Коронавирус уже не просто вторгся в пределы России, но и, похоже, весьма вольготно чувствует себя там. Но для его телевидения это, видимо, незначительная опасность. Коронавирус, судя по телепрограммам, существует где угодно, но только не в этой стране.

Смотрю пару дней назад ток-шоу «Док-ток», которое ведет на «1 канале» российского ТВ Александр Гордон. Он сообщает, что от этого диагноза умерла первая женщина 78 лет. Минздравовская чиновница и телеведущая Елена Малышева, сидящие тут же, начинают говорить о том, что у той были и другие печальные диагнозы, и, дескать, случившееся — совокупность ряда обстоятельств.

Лица всех присутствующих непроницаемы, а их реакция на происходящее — более, чем спокойная, беспристрастная даже.

Разумеется, в студии не стоит проявлять излишние эмоции. Но с другой стороны, при наличии нынешнего формата передач в общественном сознании никогда не возникнет ощущения реальной опасности. Да и к тому же, как сказал сам А. Гордон, «на российских дорогах ежегодно погибает больше людей, чем от самых тяжелых болезней».

Так что могу утверждать: зрителей в России по-прежнему держат за идиотов. А когда к тебе относятся так годами, ты и сам постепенно, но уверенно входишь в этот образ. Сам того не замечая.

Карантин. День 7-й.

Строчки на манжетах:

Седьмой мой день пошел в неволе,
Пусть не в тюрьме, но под замком.
Бьет камертоном мозг: «Доколе?»
Хотя я знаю обо всем.
Гляжу с тоской я из окошка,
Пустынен мир, как в выходной,
И все — как будто понарошку,
И это словно — не со мной.

Пусть не тюрьма, но что-то близко,
И те же чувства, как всегда.
Кто мне нальет сегодня виски,
Ведь мне из дому — никуда?
Душой и чувствами я стыну
Перед божественным венцом,
И взгляд мой устремлен в пустыню,
Что протянулась за окном.

Карантин. День 8-й.

Что ни говори, а карантин отупляет. По всем телеканалам тебе постоянно советуют, чем заняться дома. Чтобы, дескать, жизнь проходила продуктивно.

Мне не нужны советы. Потому что нет для меня большей радости, чем посидеть наедине с умной книжкой. Однако сегодня и это заделье оказывается тяжелой ношей. На восьмой день пребывания на карантине начинаешь уставать от всего того, что вокруг.

… А телевизор все вещает о коронавирусе. Но на какую страну не обрати взор — всюду клин. Особенно жалко итальянцев. И вместе с тем у них потрясающее чувство стойкости! Способны петь песни на своих балконах, когда национальный «Титаник», кажется, устремился ко дну. Правда, веселья на их лицах нет.

А вот Россия не унывает. Здесь, судя по всему, дела идут превосходно. И правительство работает в поте лица, и врачей с медсестрами в избытке, и санитарных препаратов запасли сполна.

Я сегодня специально посмотрел новостную программу «1 канала». И просто умилился тому, как все в РФ ладно и складно. Вот и продуктов припасено немеряно. Корреспондент окидывает взглядом какой-то супермаркет и гордо произносит, что с такой продовольственной безопасностью стране ничего не страшно. Лепота да и только! После этого репортажа, будь я в России, точно бы пошел затариваться крупой и сахаром. Если журналисты, обслуживающие власть, говорят такое, значит, пора сушить сахари. И никто меня не переубедит, что это не так.

Израильским телеканалам я верю больше. Но они меня не успокаивают. Сегодня услышал по «12 каналу», что вся эта эпопея с коронавирусом — на несколько месяцев. «И это при хорошем раскладе», — сказал ведущий. «А при плохом?», — мысленно полюбопытствовал у него. Но тот больше ничего не добавил. У меня же осталась куча вопросов — по поводу того, как мы будем доживать до осени.

Но я все-таки сел за свою научную статью. Не предаваться же унынию! С ним до осени можно просто не дотянуть — помрешь от грустных мыслей. Независимо от того, живет в тебе самом злополучный вирус или нет.

Карантин. День 9-й.

Строчки на манжетах

Вирус ходит по планете,
До Израиля дошел,
Наши взрослые и дети
Это знают хорошо.

Все вокруг пока в порядке,
Но котам известно всем,
Что стране не очень сладко —
Не мяукают совсем.

Не надеясь на удачу,
Близких искренне любя,
Дам как будто бы на сдачу
Три совета от себя.

Если вновь ты вышел «в люди»,
Рот прикрой и не дыши,
А иначе худо будет —
Помнят даже малыши.

Если ходишь ты без маски,
Виноватым будешь сам
Не помогут даже сказки.
Как поможешь дуракам?

Если кашляешь сильнее,
Что противен сам себе,
То проверься поскорее,
Может, вирус жив в тебе.

А в конце желаю снова:
Не болеть и видеть сны,
Чтобы жизнь была здорова,
Без болезней и войны

Окончание
Print Friendly, PDF & Email

27 комментариев к «Декамерон Плюс Плюс, или Сколько можно пировать? Продолжение»

  1. Лева… только прочел… как классно… Вот спасибо тебе!

  2. А есть совсем обратный случай
    Проникшись сложностью момента
    Бандюга стал намного лучше
    Завзятого интеллигента

    Он снял из платины цепочку
    Две фиксы подарил детдому
    В милицию отнес заточку
    Бездомного пустил в хоромы.

    Но прочитавши перепалку
    В стихах залился громким плачем
    Упал, инфаркт… Бандита жалко
    Но воспитание ж не спрячешь.

    А если б посылал: «Иди ты»
    То б жил и здравствовал бандитом.

  3. Тема посылов нах@@ не занимает подобающего ей места в моём «творчестве» но бесколько четверостиший всё таки нашёл…

    Зачем понапрасну нам вместе страдать,
    Коль жить невозможно без скуки —
    Что ж нах… дорога без пробок всегда —
    Иди(те) и… Глобус Вам в руки…

    Здесь галстук — не предмет одежды,
    А пожелание идти
    Плюс направление пути
    И выражение надежды…

    Знакомый нах@@ вдруг послал,
    Но было некуда податься —
    Поэтому он сам съе@@л
    А мне, увы, пришлось… остаться…

    С наступающим днём космонавтики. Поехали…:)

  4. Лев Мадорский11 апреля 2020 at 17:05 |
    __________________________
    А знаете, Лев, это ведь на самом деле, не смешной, а трагический рассказ. А какая реакция у Высоцкого, как сразу он нашел достойные слова. За это ему честь и хвала. А ведь мог обратить это в фарс, подыграть этому бедняге.

    1. Спасибо, дорогой Лев! Ваш рассказ-воспоминание прекрасно написан, и фронтовик, и Высоцкий просто замечательно поданы. Интересно, что в начале 70-х я был в Москве, приезжал на очередное заседание Совета по кинообразованию при Союзе кинематографистов СССР — был такой, и я был в нём. Работали мы днем, а вечером я пытался попасть в Таганку на Любимовско-Высоцкие спектакли. На Гамлета не удалось, но смотрел «Жизнь Галилея» Б. Брехта с Высоцким в главной роли.

  5. Дорогие авторы, комментаторы и просто читатели!

    Радостно видеть вашу творческую активность. Стихи и прозаические тексты в ваших откликах совершенно замечательные и заслуживают увековечения в публикации. Что ж, мы планировали выпустить сегодня в полночь (по среднеевропейскому времени) заключительный 9-й (девятый!!!) выпуск нашего круглого стола и, как говорится, «на этом подвести». Наш «Декамерон» — уже «Плюс Плюс»! Чего же боле? И Оруэлл, и коллеги-программисты подтвердят, что ++ — это предел; +++ — синтаксически недопустимая штука. Но… Но мы всегда подводили итоги больших круглых столов (а этот — крупнейший за всю историю — девять выпусков) в дополнительном итоговом выпуске, где печатались «внеплановые» произведения, появившиеся экспромтом в отзывах и/или присланные в последнюю минуту, а также подводились итоги всенародного голосования и чествовались лауреаты. Пока никакого голосования не было, но сегодня вечером с появлением последнего девятого выпуска полный корпус всех текстов предстанет перед читателями. Так что, дело в ваших руках. Творите и критикуйте (лучше в стихах), а будет желание поставить авторам оценки, милости просим (хоть по первоначальным номинациям, хоть просто, дескать, понравились такие-то произведения таких то авторов: золото, серебро, бронза — как в большом конкурсе “Автор года”).

    И техническая информацию к вашему сведению. Наши программы устроены так, что если в вашем отзыве есть две и более интернет-ссылок, то этот ваш отзыв (вне зависимости от того, что Вы — многолетний участник и заслуженный автор) автоматически ставится на премодерацию. Почему разработчики программ так сделали? Потому что спам-рассылки состоят по большей части из ссылок на сайты, где — вот, кстати, для меня полнейшая загадка — продаётся порнуха, всякие прозаки-валлиумы и… — это-то понятно, но вот третье — и формы статистической отчётности (по-русски, российские). Что там так мёдом намазано в этих формах, что конкурируют по популярности с порно? Тайна сия велика есть! Но так или иначе, лавина спама обрушивается на каждый сайт и наш — не исключение. Но почему программа не доверяет давно известным ей авторам отзывов, точнее, не доверяет их персональным компьютерам? Потому, что любой компьютер теоретически может быть захвачен вирусом и из него понесутся тысячи и тысячи вирусных спамовых рассылок, а хозяин ничего даже подозревать не будет. Кстати, не усматриваете здесь полнейшую аналогия с миром биологическим и вирусами, так сказать, настоящими?

    То же — постановка на премодерацию — происходит, когда программа видит неизвестный ей доселе ник (имя). Например, не «Л.С.-2», как было в течение многих лет, а вдруг «Леонид.С.-2», чего не было никогда раньше. Для человека никаких проблем, но для компьютерной программы имеет значение наличие-отсутствие любой буквы или знака пунктуации. Новое имя — новый автор (а вдруг порнограф или продавец форм статотчётности?) — на премодерацию его! Такая же история, если вы нечаянно укажете другой емейл или (совсем неприятный случай) у вашего компьютера изменится т.н. IP-адрес, над чем вы совсем не властны. У нас есть такие комментаторы — совершенно законопослушные, вежливые, никогда правил не нарушают, но… их провайдеры постоянно меняют айпишники и их бедные отзывы постоянно маются в предомодерации. Увы, тут мы можем помочь лишь тем, что как можно чаще заглядывать в наше «КПЗ» и освобождать из плена премодерации хорошие отзывы (отправляя в корзину плохие).

    Ещё раз: радостно видеть вашу творческую активность, дорогие авторы. Мы, как можем, посодействуем вам в превращении текстов в публикации. И спасибо, разумеется, читателям за их доброжелательный интерес.

  6. Вот и дожили и мы до катаракты…
    Как сказал мой друг, что чтит себя поэтом
    «Наша жизнь всегда идет неверным трактом»
    Спаведливо, хоть и друг с большим приветом.

    Посылаю тебе Постум это мыло
    Знаю я у вас в столице что-то сбилось
    Да, сейчас уже не то, что прежде было
    Ну а ты уж руки мой в короновирус

    Про провицию не верь газетным сказкам
    Разве можно верить СМИ, тем паче в осень
    Впрочем я вчера видал гетеру в маске
    Но клиенты их пока еще не носят

    Воздух липок, видно скоро будут грозы
    Понт шумит и бьются волны с ветром споря
    Да никто теперь не может жить без позы
    Без понтов не может нынче даже море

  7. Читаю и вижу с грустью, с какой быстротой и лёгкостью из под интеллигентской оболочки
    вылезает истинный облик.
    Завсегдатая заднего двора.
    Рядом с помойкой.

  8. Какой замечательный выпуск Декамерона получился! Ну просто «Ура!» 🙂

  9. Борис Вайнштейн 11 апреля 2020 at 10:17 |
    _________________________
    Ваш ответ Б.Г.- гениальный!

  10. Точно, Борис, грань есть и еще какая. Можно послать чела прямым текстом на три буквы, и он поймет. А можно нормативно и вежливо так обидеть, что у него инфаркт будет. Когда десятилетиями в экстремальных условиях командуешь большими коллективами, набирается большой опыт. Притом обоюдный, поскольку легко сам можешь стать посланным.
    Посланный на х.., бреду по дороге
    Думаю, е…. в ..т!!
    Здесь же, когда-то в борьбе и тревоге
    Шел восемнадцатый год

      1. Это точно, дорогой Григорий.

        Там где стоял я с киркой и лопатой
        И матерился зимой
        Там 18-был, был и 5-й
        Там был и 37-й

        Вот стою матерюсь в укоризне
        Не отвечает мне тишь
        Много годов было в нашей отчизне
        Всех и не отматеришь

        1. Это я Борису, не уверенному в своих силах:

          Раз не уверен — не стоит и браться,
          грубый и тягостный труд,
          только, по-моему, надо стараться,
          сами они не дойдут.

          Делишься с миром значительным самым,
          точен, находчив, остёр,
          люди в ответ обзываются хамом
          и волокут на костёр.

          Всех посылая налево-направо
          в бога, и в душу, и в мать,
          значит, имеешь священное право
          даже с креста всех послать.

          Ясно, понятно, доходчиво, просто,
          не для пустого словца,
          в каждой деревне найдётся апостол —
          договорит до конца.

          Без подтасовки, коверканья, фальши,
          метко, без промаха, влёт,
          просто, по-русски пошлёт всех подальше
          и непременно нальёт.

          1. Я вас послал. Куда же дале?
            И это не каприз не блажь.
            И вы меня туда послали.
            Как говорится:»Баш на баш»

            К тому же вы, спросив: «Доколе»
            Потом добавили: «Хе*ня»
            Ну да, у вас в душе броня
            И вы привычны к это роли

            Зачем же упрекать сейчас
            Взывать и к властям и населенью
            Грозить, что будет заявление…
            Лишь бог один рассудит нас.

  11. Лев Мадорский
    Как Пал Палыч (при участии нас с Толиком) расстрогал Владимира Высоцкого
    ___________________________
    Мне очень нравится, как вы пишете, Лев. Это как-то примиряет с человеческими слабостями и миром. А Толик ваш- супер!

  12. Когда проводишь жизнь в толпе
    То шлешь других не для прикола
    А вот куда на Х иль в П?
    Учили и семья и школа

    Но если посланный уже
    Пути не понял — он тупица
    То слать его еще и в Ж…
    Или вовремя остановится?

    Пройми посылкой, но не рань
    Как быть когда наш мир так зыбок?
    Но я то знаю эту грань
    И не наделаю ошибок.

  13. В пределах скромного стиха
    я вёл себя весьма примерно,
    и посылал всех не на Х,
    а в жопу — т.е. не чрезмерно.
     
    Не быть ханжой — вот мой девиз,
    я быть для всех старался братом,
    но те высовывались из
    и отвечали грубым матом.
     
    Что ж, на земле здесь правды нет,
    а выше — сам пока не знаю,
    и раз вы так, то я в ответ
    всех на три буквы посылаю!

  14. Л.Соколу:
    Леня, я это ПНХ еще давно применил: «Меня-то защищать не надо, … просто пошлю НИК на родном и понятном языке на три буквы. Я ведь не оскорбляю конкретного человека и не нарушаю правил, говоря НИКу: «ПНХ!». Этой аббревиатурой известного посыла на три заветные буквы…»
    После нападения на МСТ я не стал осуждать и быть ханжой, наоборот допускал ПНХ, но не чрезмерно.

    1. Сокол мне ответил:

      В пределах скромного стиха
      я вёл себя весьма примерно,
      и посылал всех не на Х,
      а в жопу — т.е. не чрезмерно.

      Не быть ханжой — вот мой девиз,
      я быть для всех старался братом,
      но те высовывались из
      и отвечали грубым матом.

      Что ж, на земле здесь правды нет,
      а выше — сам пока не знаю,
      и раз вы так, то я в ответ
      всех на три буквы посылаю!

      1. Грише.
        —————
        Ответ Сокол, практически, экспромт, блестящий

        1. Да, Лева, практически минут через 10 после моего поста он позвонил сообщить, что написал ответ, но взяли на модерацию

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *