Александр Левинтов: Апрель 20-го

 330 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Знаю, знаю — не отойдёте, вас ни от какого корыта ни за какие уши не оттащить. И знаете, чем всё это кончится? — правильно: медным тазом. Но в этом тазе вы обвините не себя, а жителей города и страны. И вы никогда не поймете и не поверите, что, кроме вас, никто не виноват в происходящем и случившемся.

Апрель 20-го

Заметки

Александр Левинтов

Две Страстные недели
(хроника)

Предположение

Кончается первая неделя путинской афёры с коронавирусом, у католиков завтра Вербное, или, как они говорят, Пальмовое воскресенье. У евреев Песах — вровень с православным Вербным. Скоро Благовещение. Всем тяжело и всем понятно. А у нас тяжело и непонятно, тяжело прежде всего потому, что непонятно.

Американский президент раздает жителям страны деньги, германский канцлер помогает мелкому бизнесу. А что делает наш козёл?

У меня есть подозрение и предположение, что он решил на этом деле здорово заработать. На чём?

Малый бизнес, буржуазия и демократия

Малый бизнес — это буржуазия (французское «буржуа» совершенно эквивалентно немецкому «бюргер» и русскому «мещанин», «горожанин»), буржуа — основное население города, основная масса производства (а вовсе не рабочие) и потребления, если в производство включать производство услуг. Буржуа, живя и теснясь в городах, поневоле, просто в силу своей скученности, склонен к демократии. По Ф. Броделю, демократия возможна лишь при плотности не менее 10 человек на 1 кв. километре, в России средняя плотность — 7 человек на кв. километре, при этом 90% территории можно считать практически не заселённой (менее 1 человека на кв. километре). В таком разреженном пространстве ни демократия, ни рыночная экономика невозможны. Путин как страстный любитель абсолютной монархии и диктатуры, делает всё возможное и невозможное, чтобы в этой стране не было ни нормальной экономики, ни хоть какой-нибудь демократии, именно поэтому ему так радостен случай сильно проредить и даже свернуть шею всему малому бизнесу и вернуться к квази советской монополизации типа «Главсвечка», «Главспичка» (сегодня это ГАЗПРОМ, РОСНЕФТЬ, РОСАТОМ, РЖД, РУСГИДРО и другие монополии-монстры).

Когда я пишу «Путин», то я вовсе не демонизирую умственные способности и интеллектуальный потенциал этого мелкого невежды. Разумеется, я понимаю, что он — лишь жалкая креатура бывшего ЦК и бывшего КГБ, нынешних АП и ФСБ, даже территориально совпадающие со своими советскими родителями.

Демократия и политика — это умение слушать и говорить. Диктатура и монархия умеют только вещать.

Мы выйдем из нынешнего кризиса с обновленной версией монополизированной торговли, сельского хозяйства, транспорта, промышленности, а жалкие остатки малого бизнеса будут кустарной оторочкой этого скопления «государственной» экономики приближённых, дружбанов, кунаков и подельников.

Старичьё

Пенсионная реформа уже и сразу, решительно проредила ряды этого отработанного материала, этих социальных шлаков и бюджетных обуз. Коронавирус не только уничтожит значительную часть этого никчемного населения, но и загонит их в их квартирные норы — на безмолвное и быстрое вымирание. Население вновь станет «производительной силой», способной производить не только углеводороды, но и детей, мы вновь станем трудовыми ресурсами и трудовыми резервами.

Мирная жизнь и гражданское общество

Мирная жизнь и диктатура несовместимы — это стало понятно уже в Новгородской Руси с её конунгами-князьями, которых приглашали только на случай войны. Угроза войны и сама война, на сей раз гражданская, то есть против гражданского общества и населения началась с этих карательно-карантинных мер и теперь это будет проводиться неотвязно. Тонтон-макуты, они же опричники, они же чоновцы, они же омоновцы, чекисты, полицаи и росгвардейцы — вот, кто будет вести эту гражданскую войну: теперь открыто и навсегда. При этом под гражданским обществом следует понимать не безгласный электорат типа сталинских масс, а тех немногих, кто в состоянии вынести на политический рынок собственные политические продукты — проекты, программы, конституции, декларации и другие документы.

Вертикаль власти

Как ни странно, но выстроенная вертикаль власти сознательно и намеренно неустойчива — сверху донизу. Путина на самом верху так покачивает, что он меньше батальона телохранителей вокруг себя не держит. Но и на каждой жёрдочке ниже — полная потрясучка и лихорадка и никто не знает, когда его сковырнут и выбросят. Сейчас, под коронавирус, полетят многие со своих постов и насестов. И первым, заблаговременно, полетел король бездарности Медведев, который умеет делать только одно — ошибки.

Когда всё успокоится, к впадающему в ребячество Путину вернётся этот давний дружок, ни хрена ни в чём не разбирающийся, но с которым можно покататься на лошадках и комбайнах, порыбачить, поиграть в бадминтон, покормить уточку. Это и есть уровень их интеллекта: бибикалки, раздевалки-одевалки, град шайб в пустые ворота.

Россия живет в условиях ресурсной экономики — не только как сырьевой и топливный придаток к экономике развитых стран, что, конечно, унизительно, но и как экономика, умеющая порождать и создавать ресурсы, вот только использовать их те, кому они предоставлены, не могут и не умеют — бодливой корове бог рогов не даёт. И потому тут всё втуне.

А сейчас начнется чехарда и смена лояльных на сверхлояльных, преданных на сверхпреданных — безо всяких выборов и прочих демократических примочек.

Мировая экономика будет с трудом выходить из кризиса и рецессии, Россия — с лёгкостью воздушного шарика, поскольку собственно экономики здесь нет, а люди готовы и способны быстро переехать в коммуналки, встать в очередь за хлебом и класть зубы на полку — мы привычные ко всему и ко всему уже готовые.

Благая весть

7 апреля-2020, в Благовещенье, ровно в семь вечера ко мне пришла благая весть.

Правда, назвать её благой я бы не решился, но объективно это — благая весть: Россия сама себе подписала приговор и приступила к самоликвидации.

Что же произошло?

Сначала Путин признал, что руководить страной больше не может и все инициативы отдаёт губернаторам, которые по большей части — всего лишь пешки и куклы вроде тульского губернатора, бывшего телохранителя Путина. Ясен пень никто из этих прихлебателей руководить самостоятельно не умеет, не может, а потому и не хочет.

Затем Путин в очередной раз отверг вполне разумные предложения саудитов по сокращению добычи: Россия добывает почти 600 млн т, внутреннее потребление не составляет и половины этого объёма. В условиях вялого и продолжающегося сокращаться спроса наращивание и даже стабилизация добычи выглядит суицидально: что делать с добытой и никому теперь не нужной нефтью? Просто сжигать? Срочно создавать гигантские хранилища? Загонять добытую нефть назад в пласты? Тупая политика поддержания тупого Сечина обернулась катастрофой, теперь уже непоправимой.

А в 19:00 Путин объявил, что «оплачиваемые каникулы» — мухлёж и обман невиданных размеров. Людей сажают на голую ставку, без премиальных и стимулирующего фонда. Что это значит?

Наш университет — государственный. Номинальная средняя зарплата — около 30 тысяч (я — ведущий научный, моя ставка 55 тысяч), реальная средняя зарплата — более 180 тысяч. Понятная разница? В частном секторе она ещё выше. Люди теряют фактически 80% и более своих доходов, к которым приучены и привыкли. При этом розничные цены на продовольствие за пару недель уже подскочили на 20%. Удвоение цен ожидается к Первомаю. И никакие карантины, росгвардейцы и даже армия не удержат взрыв возмущения и недовольства. Конечно, ситуацию с коронавирусом Путин попытается превратить в гос. террор, но, кроме жертв, это ничего не принесёт, и я не уверен, что армия пойдёт на сотрудничество со своим главнокомандующим.

Джин выпущен и назад в бутылку его уже не загонишь, даже если завтра отменят вынужденное сидение дома — жрать нечего и не на что.

Это всё напоминает управление взорвавшимся четвёртым реактором в Черноболе и ситуацию конца 80-х, когда КПСС окончательно себя дискредитировала. СМИ в эти дни исчерпали свои пропагандистские ресурсы — им больше никто не верит.

Неслыханный экономический кризис и кризис власти может привести к развалу государства на три типа регионов:

— объявившие свой суверенитет ресурсные территории (Красноярский край, ХМАО, ЯНАО, Якутия и подобные им) — с национализацией ресурсов, предприятий и капиталов

— объявившие свой суверенитет безресурсные территории (Московия, Питер с окружением, отчасти Татария и Нижегородская область); отсутствие естественных ресурсов может оказаться спасительным для них, так как произойдет мобилизация и переструктурирование интеллектуальных и технических ресурсов

— несамопределившийся отстой (весь Дальний Восток, Бурятия, Костромская область, национальные республики Кавказа и Поволжья) — здесь быстро сформируются удельные княжества, вовсе не обязательно возглавляемые нынешними руководителями, чаще — просто местным криминалом); эти межрегиональные пространства могут стать головной болью — прежде всего для Европы, Китая и Казахстана.

Всё-таки для меня это — благая весть:

— меня наконец выкинут на пенсию и я опять смогу стать свободным деятелем

— вместе со мной из университета полетят люди моего ближайшего окружения — мы не преподаватели, а потому висим на тоненьких ниточках

— у нас имеется почти законченное исследование (его непременно надо закончить, даже если придётся заканчивать бесплатно), которое может оказаться спасительным средством для наиболее хрупкой и беззащитной институции — науки; нам надо найти первого и обязательно единственного потребителя нашего товара, чтобы сделать себе имя и выходить на рынок — на первых порах монополистами

— нам надо актуализировать и привести в боеспособность все другие наши ресурсы, в частности, надо спасать нашу Мастерскую и искать нашим людям достойное применение

— разразившееся — испытание для нас: ни в коем случае не надо переходить в режим экономии и ожидания лучших времён — они настанут только для тех, кто не ждал, а действовал.

Нам приходится опять спасать себя, свои семьи и свою страну (страну, а не государство). В моей жизни это уже третий раз, значит, дело спасения страны становится привычным.

Я желаю всем нам успеха и победы.

Семь последних слов
(интерпретация в жанре пешарим)

На кресте Христос успел произнести семь коротких фраз, которые, не будучи ни завещанием, ни заповеданием, играют огромную роль в формировании миропонимания и миросозерцания христианина.

Пешарим — жанр интерпретации, изобретенный кумранскими ессеями, воспринимавшими пророчества Хаввакука, Даниила, вообще любые тексты Священного Писания как происходящее непосредственно при интерпретаторе. В одном из романов Белова вологодские крестьяне во время коллективизации читают по ночам «Апокалипсис» и понимают его содержание как происходящее с ними — это и есть пешарим.

Вчера, в католическую Страстную среду, Бориса Родомана отвезли в отрадненскую инфекционную больницу рядом с Митинским кладбищем. В очень тяжелом состоянии.

Молитве я предпочитаю интерпретацию, в данном случае семи последних слов Иисуса Христа

«Отче! прости им, ибо не знают, что делают». (Евангелие от Луки 23:34)

Растерянность и глубокое непонимание — вот, что испытывает человечество и каждый человек в эти дни и в это время. Кто-то пытается спасти всех, кто-то — себя и свою семью, кому-то всё по барабану, потому что он решил, что финал скор и неизбежен и надо успеть ухватить нечто лакомое — наконец-то попробовать устриц, купить дорогущий автомобиль (в марте продажи новых авто увеличились на 22%), за который выплачивать кредит не понадобится, элитное или бизнес-жильё, цены на которое за неделю подскочили на 19.8%, удариться во все тяжкие или встать на колени перед образами и вымаливать прощение за всё свершённое или даже помысленное, как вариант — пить до чёртиков (греческое слово «энтузиазм» означает ритуальное винопитие до богоуподобления или, что то же самое — умопомрачения).

Чаще же всего люди находятся в оцепенении.

И только власти вынуждены действовать. Но, так как действовать — значит мыслить, а мыслить власть органически не умеет, то власти демонстрируют действия: чем демонстративней, тем бессмысленней: например, чекисты бросились ловить и ликвидировать террористов — в тундре, следаки возбудили уголовку по поводу сноса памятника Коневу в Праге, президент мобилизует на борьбу с коронавирусом росгвардию и полицейских.

И все, столь разные траектории и стратегии нуждаются хоть в чьём-нибудь прощении и понимании, потому что ведение, знание, чувствование, осознание становятся всё более недоступными. Прощение же без понимания невозможно. И только прощение и понимание могут утешить нас, растерянных и потерявших себя.

«Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю». (Евангелие от Луки 23:43)

Трусливое «авось пронесёт» надо забыть — не пронесёт, и к смерти надо быть готовым уже сегодня: надо привести все свои дела в порядок, чтобы не оставлять по себе хаос и двусмысленности. Надо быть готовым уйти вполне иконически — тем, что ты есть, а не кажешься себе или окружающим.

Слова эти обращены к разбойнику Гистасу, висящему одесную. В рай же Христос повёл за собой людей (и первым действительно шёл Гистас) лишь в Вознесение, на сороковой день после Воскресения.

Смерть в один день выглядит как милость, готовым же надо быть к мукам и страданиям довольно длительным, образно — в течение сорока дней.

И надо не терять своей вменяемости, хотя, понятно, это очень сложно и мучительно. Надо набраться мужества оставаться вменяемыми и не впадать в бездумное очарование песен Пана, в панику, Пан же поёт изо всех СМИ, включая сарафанное радио и Интернет. Заткни уши, как Одиссей, и не слушай сладкозвучный рёв сирен, будь собой, будь в себе, будь с собой.

«Иисус… говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя!» (Евангелие от Иоанна 19:26,27)

Мы живём в двух мирах одновременно — безграничном универсумально-духовном и тесном социо-культурном, мы живём также в мире своего рода, семьи, клана, племени, tribe и в мире своих учителей и учеников — и тот, и другой мир — вереница генераций и поколений, и тот и другой мир существуют и в универсумально-духовном и социо-культурном мирах, они имеют свойство и способность пересекаться, но это — четыре разных способа нашего существования. Моим учителем был в обоих мирах мой дедушка Саша, я стараюсь быть для своего внука Вани и тем и другим учителем. Это не распространимо на всех — по крайней мере у меня, человека ограниченного и слабого, это не получается.

Передряги вроде той, в которую мы сейчас попали, рвут эти квадранты нашего существования — не надо поддаваться этим разрывам, никого не надо бросать и забывать — зачем нам эти изъяны.

«Боже Мой, Боже Мой! — для чего Ты Меня оставил?» (Евангелие от Матфея 27:46)

Тут ключевым является «для чего», выражающее и цель, и смысл.

Бог оставил нас, чтобы мы, наконец, перестали рассчитывать и надеяться на нечто внешнее и постороннее/потустороннее. Большинство оцепенело в выживании и надежде, что пронесёт — не пронесёт, никого из ожидающих. Спасены будут действующие, а, стало быть, мыслящие, кто готов взять ответственность за себя и свой, пусть совсем крошечный мир.

Раньше люди, рискуя опоздать на работу, стояли в длиннющих очередях за газетой «Правда» и глотали её всю, от корки до корки, а также все остальные газеты, содержащие в принципе то же самое, потому что «от всех газет попахивает «правдой», ныне же все бегут от самих себя, хавая Интернет, который также попахивает «правдой», теперь многоликой и многозначной, но, как и когда-то бессмысленной: искать смыслы и цели надо не вовне, а внутри себя.

Бог, он же Космический Разум, устроен так, что ему нужен индукционный контур с кем-то, например, с человеком (мы называем его совестью или сознанием, что практически одно и то же). Если он оставил нас, значит мы ему больше не нужны как конденсаторы его индукции, он нашел более достойную замену. Более того, мы же её и сварганили для него. Чего ж мы теперь спрашиваем: «Или, Или, лама савахфани?»?

«Жажду». (Евангелие от Иоанна 19:28)

Да, мы все испытываем жажду и каждый пьёт своё. Кто — уксус, чтобы скорей умереть, кто — вино, чтобы утешить эти дни и вдохновить себя на труды и творчество, кто жаждет простую воду.

Жаждем и алкаем, с жадностью и с пониманием того, что то, что мы потребляем из внешних источников каким-то образом питает наши внутренние источники. В конце концов, «кто я такой, чтобы не пить?» (М. Жванецкий).

Но более всего мы жаждем времени — не прошедшего, а оставшегося и будущего. Это удивительно: чем невероятней приход будущего, тем сильней мы его жаждем. Это значит — мы жаждем жизни, взахлёб. И, может быть, это окажется спасительным (подумал я в это мгновение, вспомнив Бориса Родомана в больничной палате — тот жаждет и метафорически и подлинно, физически, помоги ему в этом, Бог, в которого он никогда не верил и никогда не сомневался в его несуществовании).

«Совершилось!» (Евангелие от Иоанна 19:30)

Да, всё уже свершилось и все алармистские пророчества и прогнозы сбылись и состоялись.

В Иосафатовой долине оба берега Кедрона занято могилами: справа, ближе к стене Храма, арабскими, слева — еврейскими. Почему-то почётно быть на Последнем Суде первыми. Ну, вот, первые из живых уже пошли — первая сотня тысяч. Сколько будет унесённых этим потоком? Даже самые осторожные оценки говорят о миллионах.

Но тут очень важно, чтобы каждый себе и про себя сказал: «Свершилось» и не лукавил «авось, пронесёт». Пронесёт, но не всех, может быть даже немногих. И «говорю вам тайну: не все мы умрём, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мёртвые воскреснут нетленными, а мы изменимся» (апостол Павел Первое послание к Коринфянам, 15.51-52)

«В руки Твои предаю дух Мой». (Евангелие от Луки 23:46)

Я часто стал чувствовать неподвижную тяжесть себя, грузную, как надгробие. И нечто невесомое над собой и вне себя. Кажется, это и есть сепарация, раздельная утилизация плоти и духа. Всё так покойно, уверенно и освобождающе. Меня в том, что отделяется вверх, нет никакого.

«Вместе мы победим любую заразу»

На Страстной неделе эта мантра Путина повторяется по всем каналам радио-, теле- и интернет-эфира ежечасно, но стыдливо никем не обсуждается это место — президентский бункер в Ново-Огарёво. Если бы не трагическая ситуация в Москве и стране, этот слоган можно было бы считать просто злой шуткой.

Трагедия России, как всегда, никак не связана с мировой трагедией-пандемией. В России это трагедия стремительного поглупения властей всех мастей.

На входах в метро и на дорогах полиция устраивает чудовищные скопления людей, надолго и без соблюдения безопасной дистанции во имя проверки пропусков — через несколько дней следует ожидать аномального скачка заболеваемости.

В Госдуме и Гордуме принимаются решения, одно другого глупее и страшнее, хотят, например, вводить продовольственные карточки и начать жёсткий контроль цен на продовольствие — по закону тезаврации денег («дурные деньги вытесняют из обращения хорошие деньги») начнётся спекулятивная вакханалия торговли этими бумажками, которые, кстати, будут не обеспечены товарной массой, потому что сначала введут эти карточки, а потом начнут думать о запасах товаров по их обеспечению.

Глупость властей усугубляется тем, что, помимо принципа «сначала делаем, потом думаем», после провала очередной затеи хватаются за следующую, не рефлексируя совершённые ошибки и не ведя дефектную ведомость, а потому обеспечивая себе возможность наступать на одни и те же грабли бесконечное число раз.

По всей стране мгновенно закрыли киоскёрскую торговлю «Роспечати». Купить сборник судоку, кроссвордов, чайнвордов, ключвордов и прочих головоломок теперь и надолго невозможно не только в этих киосках, но и у касс супермаркетов, вообще нигде. Для многих, сидящих по своим жилищам в осаде, это — серьёзная интеллектуальная и досуговая потеря. Но кто в стране выступил за возвращение книжной торговли и торговли периодическими печатными изданиями? — писателями, борзЫми на удовлетворение общественного любопытства и, наверняка, уже настрочившими километры коронавирусных текстов.

Пресс-секретарь Путина, ныне гордо называющий себя государственным деятелем, откровенно не знает ничего о происходящем в стране, кроме одного: «Президент здоров и великолепно чувствует себя». Об этом сообщается по нескольку раз на дню, очевидно, полагая, что это новость может кого-то обрадовать. Но таких в стране всё меньше.

Кого в Москве и России обеспечивают масками, респираторами и прочими средствами защиты? — правильно, чиновников, полицию и прочих силовиков. А кого в последнюю? — тоже правильно: врачей и дворников. Эти должны покупать всё это сами, но ни денег, ни мест покупки для этого не предусмотрено. Врачи оказались менее всех защищёнными, а потому скоро лечить будет просто некому. Уже сегодня ожидание прибытия скорой помощи в среднем составляет 9 часов: острым хроникам и просто остро больным — каюк безо всякого коронавируса. И нас ещё ждёт мусорный коллапс из-за нехватки здоровых дворников и уборщиц на фоне приближающегося тепла (Бог хранит дураков и пьяниц — сегодня, 15 апреля, опять выпал снег; тепло и весна, слава Всевышнему, не спешат к нам).

Очумевшие от денег и карательных успехов в течение 20 лет, власти обсуждают только эти вопросы: где и как заработать на пандемии и где и как ещё прижать. В этом отношении моя ситуация плачевна: чтобы добраться до дому из деревни, расположенной на границе Московской и Тульской областей, мне надо проехать под полусотней камер наблюдения за дорогой. Каждая камера автоматически выпишет мне штраф по 5 000 рублей каждая, итого, четверть миллиона, безакцептно.

Чем опасней и тревожней будет сказываться ситуация, тем глупее будут действия властей, чем глупее будут телодвижения властей, тем опасней и тревожней будет ситуация. И из этого водоворота нам не выкарбкаться.

Открытое письмо Почётному Оленеводу

Однажды я брал интервью у мэра крошечного, в 15 тысяч жителей, городка Carmel-by-the-Ocean в Калифорнии. В ходе интервью, я спросил его:

— Как вы полагаете?

— Никак.

Через десять минут я спросил:

— Каково ваше мнение?

— У меня нет мнения.

На третий подобный вопрос он взорвался:

— Я не имею права иметь собственное мнение — я мэр города, исполнительная власть, и я должен исполнять волю и желания моих избирателей и жителей этого города, а не вылезать со своими мнениями!

Алекс Токвиль в своей знаменитой книге «Демократия в Америке» (вы её, разумеется, не читали, в библиотеке Няксимволя таких книг не бывает) утверждает: политик — это не тот, кто умеет публично выступать, а тот, кто умеет слушать других людей. Не уверен, что вы когда-нибудь поймёте, о чем писал один из лучших дипломатов и министров иностранных дел 19 века, потому что привыкли и говорить исключительно демонстративно.

Город — это плацдарм коммуникаций, поэтому голос и воля одного человека в городе ничего не значат: город — это не стадо оленей и не казарма, в городе нет и не может быть командира. «Der Stadtluft macht frei» — воздух города делает свободным. Между прочим, этой пословице, ставшей правовой нормой, уже тысяча лет — никаких стойбищ тогда ещё не было, оленеводы мигрировали, не останавливаясь, появление полуномадных форм возникло от контактов с условно осёдлыми русскими лет 300-400 тому назад, всего лишь.

Недобрый день, но здравствуйте!

Вот, представьте себе больничную палату, не одиночку, а как у нас принято — на 12-30 коек. Люди в этой палате — не только пациенты, кстати, на разных стадиях болезни и с разными диагнозами, они прежде всего люди. Они живут — разговаривают, едят, пьют, читают, играют, влюбляются, грустят, веселятся, нарушают режимы, своевольничают, умирают, страдают, кряхтят, молятся: люди, что с них взять? В палату время от времени (раз в день) заглядывает лечащий врач — скорее обрядово, чем для осмотра, который в принципе не нужен, потому что диагностика и курс лечения идут по результатам анализов и по принятой методике. Помимо лечащего в палате бывают: медсестры, делающие процедуры, санитарки, следящие за чистотой и гигиеной, а также посетители, чистой воды нарушители порядков, но зато превращающие палату в нечто жилое и человеческое.

Я понимаю, почётные оленеводы не болеют, а если болеют, то в других условиях, потому так подробно и рассказываю.

И вот представьте себе, что вместо лечащего врача в палате появился сержант или прапорщик, в медицине и во всём остальном — полный профан, настоящий оленевод, а вместо медперсонала — полицейские, гаишники и росгвардейцы. Все медицинские слова и термины они услышали впервые, вчера, на плацу, смыслов этих слов не понимают, но употребляют часто и с придыханием, уверенно. Тут даже ханты-мансийской фантазии достаточно, чтобы понять: больным в такой ситуации — хана и единственный путь спасения у них — ноги в руки и как можно быстрей и дальше из этой палаты и больницы бежать.

Эту картину можно было бы назвать смешной карикатурой, но, увы, это реальность. Реальность, созданная оленеводом в городе, оленеводом, не знающим, ни что такое город, ни что такое медицина, ничего, кроме оленей, не знающий, но зато жуликоватый оленевод.

А у оленевода есть начальник — жуликоватый мытарь, он, правда, также ничего не понимает ни в медицине, ни в городе, но зато у него есть наибольший начальник — жуликоватый шпион, с такими же «компетенциями» и незнаниями.

И вот вы, эти ребята, орудуете в больнице и по палатам, гоняете и больных, и медсестёр, и врачей, и посетителей.

Уважаемый оленевод, вы там с другими жуликоватыми, подчинёнными и теми, кому, подчиняетесь, часто тусуетесь и устраиваете тёрки. Вы как-нибудь соберитесь опять и примите решение — а не отойти ли вам от этого сомнительного дела?

Знаю, знаю — не отойдёте, вас ни от какого корыта ни за какие уши не оттащить. И знаете, чем всё это кончится? — правильно: медным тазом. Но в этом тазе вы обвините не себя, а жителей города и страны, потому что они не умеют жить строем. И вы никогда не поймете и не поверите, что, кроме вас, никто не виноват в происходящем и случившемся.

Очереди

В нашем городке всё на виду, потому что практически вся жизнь — на центральной улице Ленина. Я эту улицу, а она чуть больше километра, всю, из конца в конец, просматриваю.

И все очереди мне видны.

Сначала очереди были только у банкоматов — их у нас два: у дома № 14 и наискосок, у дома № 17. Очереди длинные, потому что народ у нас дисциплинированный и дистанцию в два метра друг от друга даже без разметки соблюдает.

На позапрошлой неделе очереди как-то двигались, а на прошлой превратились в стоячие, в ожидании инкассаторской машины. Все стоят, потому что банкоматы стали заправлять исключительно сотками. Это значит, более 40 купюр в одни руки банкомат не выдаёт. А что такое четыре тысячи? — один поход в магазин, если не брать алкоголь, а алкоголь надо брать, потому что он заметно убывает на полках и, говорят, завоза не предвидится. Самогонные же аппараты есть далеко не у всех.

В воскресенье появились первые очереди за хлебом. Я сам в Интернете на официальных правительственных сайтах читал, что урожаи в южных регионах России такие хорошие, вовсю экспорт зерна развернулся, на поверку же основная часть урожая зерновых имеет не пищевое, а питьевое — для производства спирта на ликёро-водочных заводах. В наших магазинах мука кончилась в числе первых, а тут оказалось, что половина хлебопёков — в инфекционном отделении больнички и один уже умер.

Потом появились очереди у давно закрытых и даже заколоченных киосков Союзпечати, точнее, только у одного, к которому, поползли слухи, будто подвезут целый фургон судоку-кроссвордов-ключвордов: люди ж сидят по домам, делать абсолютно нечего, мозги запариваются, к тому же кто-то сказал, что японцы так мало болеют коронавирусом, потому что постоянно решают разные головоломки. Эти очереди — с ночным дежурством и перекличками, как и аптечные — за масками и респираторами, которых нет и не предвидится, но вдруг привезут?

Мне с балкона не видно, но бывшая коллега по работе, теперь такая же пенсионерка, как и я, сообщила, что у горбольницы огромная очередь, потому что горздравом получена секретная инструкция по разворачиванию сбора крови на плазму и для операций: доноры будут получать два бесплатных обеда, сто граммов чистого спирта или два стакана красного сухого, а ещё три биткоина: у кого наберется 500 биткоинов, получат бесплатную доставку самых дефицитных товаров: гречки, туалетной бумаги и свечей по нормальным ценам.

Она же сообщила, что очередь уже установилась, переклички в 8 утра, в 3 дня и в 11 вечера, но мне беспокоиться нечего: у кого нулевая группа крови, те идут без очереди, а у меня как раз нулевая, с отрицательным резус-фактором.

Сам я решил открыть небольшую торговую фирму «Земля — пухом» (могильные участки в море Спокойствия на Луне). Земли у меня там никакой, конечно, нет, но очередь к себе гарантирую.

Что дальше?

В Москве уже целый месяц буйствуют три весны: климатическая, коронавирусная и дуровластная. Последствия первой очевидны: за ней настанет лето и, если будут посевы, то будет и урожай. Последствия второй также понятны, прежде всего демографические, включая мобильность и занятость населения. Что касается третьей, то тут придётся долго разбираться, а пока вот, что лежит буквально на поверхности:

в сфере здравоохранения

Мы практически невосполнимо потеряем медицинский персонал. Менее всего это коснётся управленческих кадров, более всего — нижний слой (санитарки, уборщицы, процедурные и постовые медсёстры, лаборанты, персонал приемных отделений, регистраторы поликлиник, персонал «Скорой помощи»): они — передний край фронта, окопная медицина, но без средств защиты и главное, под угрозой авантюрных управленческих воздействий, поскольку управленцы смотрят не на них и пациентов, а наверх, смотрят своему начальству в рот и пытаются угадать по глазам, чего оно хочет, а то само жадно смотрит на главного сумасшедшего, которому мировой опыт и здравый смысл — не указ, а направление, куда идти не надо. В этом смысле врачи и ниже находятся под прицелом тех, кто ими командует: позорная история войны повторяется вновь. Кроме того, медицина сильно дискредитирована. В качестве примера дискредитации случай с Родоманом: у него — хронические проблемы с легкими, его поместили в инфекционную больницу. Тест на коронавирус дал отрицательный результат, но его пациент по двухместной палате имел положительный результат теста, Родомана выписывают после недельной госпитализации, но его самоизоляция нарушена и нет никакой уверенности в том, что он не заразился от своего соседа.

в сфере образования

недоученные студенты и школьники, сорванный процесс воспроизводства (а этот процесс прерывать нельзя, поскольку восполнение займет гораздо больше времени), всеобщая ненависть к дистантному образованию отбросят эту сферу лет на 20 назад; учителя в школах и университетская профессура уже измотаны дистантным режимом, требующим серьёзного умножения усилий и ресурсов, в том числе ресурсов времени, кроме того, всплыли все огрехи и неудобства программных продуктов, в частности МЭШ («московская электронная школа») и других ФДП (фиктивно-демонстративных продуктов), которыми славится вся наша отечественная организация, но более всего — образование и здравоохранение: одни делаю вид, что лечат и учат, другие — что выздоравливают и учатся.

в сфере торговли

в сфере обращения процесс воспроизводства также является ведущим и его нарушение, прерывание весьма чревато;

торговля продовольствием сильно и необратимо интернетизирована, что скорее позитивно, но с рынка сильно вымыло мелкую торговлю, и без того испытывавшую серьёзнейшую конкуренцию со стороны сетевых супермаркетов и ритейлерных сетей; сильно пострадала и рыночная торговля, но у неё есть шансы регенерации

катастрофа непродовольственными промышленными товарами очевидна: в отличие от Америки и Европы, где имеют место огромные универсальные магазины типа Costko, Cortes Ingles, Mervin, Mays’is, Stockman, Лафайетт и т.п., в России вся промтоварная торговля доведена до размеров лавочек, бутиков, фирменных магазинчиков и просто ручной торговли — к этому будет также трудно вернуться как и в своё время к советским заводам по массовому производству никому ненужного; по-видимому, следует ожидать диверсификации уже имеющихся крупных универсамов (Leroy Merlin, Ikea и т.п.), а также вторжения новых мировых брендов

в сфере общественного питания

вот, где пик разорений, потерь рабочих мест и источников безработицы; при этом главный удар нанесен по метекам — полулегальным и нелегальным гастарбайтерам

в сфере бизнеса

предпринимательству хребет уже сломан — эти люди, надежда формирования в России пусть уродливой, но рыночной экономики, уже не воспрянут и превратятся в привычных для этой страны служащих и занятых по найму, без инициатив, воли, идей, затей и фантазий

в шоу-сфере

весь этот бизнес не мыслим без коммерческого успеха, поэтому выживут только политически ангажированные и ориентированные на пропаганду формы, а также формы, связанные с азартом, например, спортивные игры

в сфере туризма

мы все выйдем из коронакризиса стройными, с туго затянутыми ремнями и кошельками — мой американский опыт учит и подсказывает: нас ждёт бум экологического туризма, спартанского, неприхотливого, самодеятельного и очень дешёвого — будем надеяться и на взрыв бардовской песни, вновь станет сверхпопулярным сбор съедобных и лекарственных дикоросов, притихшее было шестисоточное сверхубыточное сельское хозяйство, рыбалка и охота, по преимуществу браконьерные

в сфере финансов

инфляция и падение курса рубля повлекли уже ограничения в области обмена валюты и обналичивания/обезналичивания — произойдет криминализация этой сфере до уровня начала 90-х; вся сфера сильно посереет, особенно на рынке труда, а уклонение от налогов вновь станет основным источником доходности; взрыв безработицы (в том числе и такой благодатной в области частной вооружённой охраны) больно ударит по пенсионной системе и правительству придётся приложить немало усилий по сокращению численности поголовья пенсионеров

в военной и силовой сфере

доберётся эта кара небесная до казарменной России, сильно доберётся и накосит здесь обильный урожай — всякое снижение обороноспособности России есть её безусловное благо, поскольку обороняться мы умеем только и исключительно от собственного населения

в криминальной сфере

пожалуй, это единственная сфера, где ожидается бум и оживление, особенно в сегменте имущественных преступлений: карманных, квартирных и магазинных краж, разбоя, грабежа, жульничества и мошенничества: этому будут способствовать: безработица, удержание гастарбайтеров, потери в полиции, общее обнищание, вынужденные амнистии и прекращения дел мелкой уголовной сволочи

в религиозной сфере

разочарование и даже омерзение, которые обрушила на себя РПЦ, приведут к росту эсхатологических настроений и формированию эфемерных сект вроде той, что демонстративно сжигала фотоизображения коронавируса в помойном ведре; в общем-то РПЦ открыла благодатную ниву для самозванных мессий и других духовных мошенников

во властной сфере

самое важное для властей уже произошло — глубокое и всеобщее сомнение в их вменяемости и дееспособности; разумеется, скоро настанет волна увольнений, вынужденных и добровольных отставок, но тут не людей надо менять, а всю систему власти, растущую сверху вниз, то есть корнями вверх; так как мы имеем дело с явно буйными, то более всего следует опасаться агрессии, обращённой вовне, и готовиться следует не только Украине с Беларусью, но и всему честнòму миру.

Страстная пятница по-юлиански
(репортаж)

— Что ж ты, Родя, старушку-процентщицу за 20 копеек топором убил?

— Не скажите, Порфирий Петрович: пять старушек — рубль.

Дальнее Подмосковье. Мы едем в ближайший городок снять деньги из банкомата и закупить продукты. Конечно, нужны не только они, но ничего другого купить невозможно — всё закрыто. Между нами и городком всего одна деревня, а в деревне — засада, милицейский пост:

— Пропуска!

Мы показываем в телефоне и на бумажке свои электронные пропуска, которые не без труда оформили на сайте «Моя Москва». Проверить их достоверность он, естественно, не может — нечем, но и отпускать нас неохота, потому что, видать, уже давно здесь стоит, машины ездят крайне редко, а порывистый снежок, между прочим, всё сыплет и сыплет:

— И вы верите в эту хрень?

— Ну, вы же нас проверяете.

— Я на службе.

— И нам по службе велено верить и на работу не ходить. А в целом — бережёного Бог бережёт, а не бережёного конвой стережёт.

— Что верно. Мне до плана ещё семерых надо задержать.

— А скольких по плану надо оштрафовать?

— Да хотя бы одного! Все, блин, ушлые, с пропусками норовят проехать. Проезжайте!

— Мы через час-полтора назад поедем.

— Поможете план выполнить.

МЧС дало уже несколько раз инструкцию по всем мобильным телефонам: на улице маски носить не надо. Но практически все прохожие и все в автомобилях — в масках. В сберкассе и в магазине — и персонал, и почти вся публика — в масках, хотя мы тут бываем уже месяц и ни в одной аптеке ни разу не видели, чтобы их продавали: типичная ситуация маленьких городов — официально ничего нет, но фактически у всех всё есть. Помню, на Байкале долгие годы был мораторий на лов омуля, но омулем тебя могли угостить в любом доме.

На рынке идёт ожесточённая конкурентная борьба за редкого по нынешним дням покупателя: раньше, что ты есть, что тебя нет, теперь — все с тобой здороваются, тебя заговаривают и уговаривают, тебе нашёптывают («во вторник приходите — я для вас специально сало оставлю, от спинки, самое вкусное»), тебе стараются подсунуть самый лучший кусок и хоть немного больше того, что ты просишь, стоимость округляют исключительно в меньшую сторону.

Откуда-то из-за Оки понадвинулась чёрная мрачная туча, как будто это и не Ока вовсе, а Ершалаим. Мы катим назад в деревню, накрываемые этой Божьей карой с градом и порывистым ветром — уже знакомый мент машет «Проезжайте!», чёрт с ним, с планом: град бьёт больнее. Над Голгофой сейчас, наверно, тоже собирается нечто ужасное:

— По случаю градобития и ужасной казни на кресте предлагаю сегодняшнюю вечернюю дозу крепкого алкоголя увеличить хотя бы на пол-стакана.

— И дамам вино наливать сегодня на палец выше.

Окончание
Print Friendly, PDF & Email

15 комментариев к «Александр Левинтов: Апрель 20-го»

  1. Без всякой иронии. Мне показалось, что это самое настоящее горе от ума. Или: многие знания — многие печали. Я готов выразить своё сочувствие автору, живущему с такими тяжёлыми мыслями.
    ————————
    «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю».
    Не думал, что здесь можно что-то придумать, кроме того что это невыполненное обещание. Максимум, желание поддержать несчастного в этот тяжёлый момент. Читал и такой вариант: переписчик ошибся, запятая должна стоять после «ныне». Ещё более грамотные утверждают, что это перевод с греческого, в котором тогда не было никаких запятых.

    1. неужели я выгляжу сумасшедшим?
      Мне кажется, мы просто не замечаем, что в России люди, захватившие власть, со страху просто поглупели на два штыка вглубь. Кто мне может разумно объяснить, что в Москве больше нет спасительных для одиноких стариков судоку, кроссвордов, ключвордов и т.п.? Почему закрыты поликлиники? это ведь не со зла, а от пропавшего ума. Я сегодня провел семинар в узком кругу своей мастерской. Зачем Калине. министру образования Москвы. непременно тотальный, массовый перевод всей системы школьного и университетского образования на вебинары: других образовательных средств нет? Почему слабоумие властей приписывают мне?

      1. Левинтов
        неужели я выгляжу сумасшедшим?
        ————————————————————
        Ни в коем случае. Мой текст без всякого подкола, без всякой иронии.
        Я не слышу столько и таких страшных подробностей про жизнь и власть от своих друзей-обычных пенсионеров москвичей, сколько описали вы. Вот и выразил своё удивление таким образом.

  2. Добрый день, уважаемые дамы и господа!
    Я вернулся в Москву, к нормальному Интернету, и увидел эту оживлённую дискуссию.
    Всё не так плохо, как кажется, всё гораздо хуже и гаже. Я не про бытовые подробности и ментов, в изобилии ни хрена не делающих.
    Я про атмосферу вяло текущего уныния, апатии и безволия. «Жизнь-то налаживается» — вот хотят вновь открывать Серебряный университет, в режиме он-лайн, а зачем закрывали? Главнокомандующий Козёл бредит только днями Победы над Германией и Японией, обещал помахать ручкой с балкона 9 мая (интересно, где там в бункере балкон? с видом на что?). Система образования фурычит, но при этом демонстрирует свою полную фиктивность. Всё это напоминает перевозки вод из Москвы во Владивосток решётами: работы много, а воды нет.
    А тут ещё грозятся сверх-жарким летом.
    Родоман выздоровел, более или менее, и стал тих и кроток.
    Сущее — прилагательное от глагола «суть», множественное число 3-го лица в настоящем времени глагола «быть». Произошло от имени греческой богини истины Гестии. Меня трудно обвинить в ненависти к идее множественности истин, но это так, грамматическое.
    Всем большое спасибо за дискуссию.

  3. Нет оснований сомневаться, что мудрый автор отобразил в своем не сильно оптимистическом эссе взвешенные аналитические размышления о наблюдаемой вокруг реальности происходящего процесса разложения российской государственности .Они. увы, в определенной мере, воспринимаются вполне убедительными
    Подобные мотивы оценок российской ситуации приведены в источнике:
    https://www.youtube.com/watch?v=gNiTLPeBLJc

  4. Прежде всего, здоровья Б.Родоману.
    В дополнение (утешение?) мой старый лозунг: человек — такая сволочь, ко всему привыкает. В нашем случае, приноравливается. 🙂

    1. Не скромничайте, Сильвия 🙂 , укажите автора Ф.М. Достоевского: «Ко всему-то подлец-человек привыкает!», роман «П&Н». Однако в мире уже 230 тыс. «подлецов не привыкли», а в голодомор миллионы в СССР. Вы-то, конечно, сами со стороны планируете наблюдать за «привыканием»? 😉

      1. Aharon
        30 апреля 2020 at 18:07 | Permalink
        Не скромничайте, Сильвия 🙂 , укажите автора Ф.М. Достоевского: «Ко всему-то подлец-человек привыкает!», роман «П&Н».

        Я где-то утверждала, что я — автор своего лозунга? Да и Достоевский — этот тот автор, из которого не помню ни одной фразы, что и логично в отношении нелюбимого мною писателя.

        Однако в мире уже 230 тыс. «подлецов не привыкли», а в голодомор миллионы в СССР.

        Знаете, это, уж простите, настолько глупо, что даже не сойдет за демагогию.

        Вы-то, конечно, сами со стороны планируете наблюдать за «привыканием»?

        Так же, как и Вы. Кончайте с пионерской логикой, товарищ. 🙂

  5. Есть и такая человеческая порода — ненавидящая всё сущее.

  6. Н-да, очень пессимистическое эссе, но автор аргументирует свою точку зрения.
    Возможно, этот текст был продиктован машинистке, а потом не проверен, не перечитывался. Ошибок и опечаток много, правда, они не очень существенны, заметны и легко исправляются.

  7. Уважаемый Александр! Рад, что авторитетом ученого поддержали этими словами:
    =====================================================
    Бог, он же Космический Разум, устроен так, что ему нужен индукционный контур с кем-то, например, ч человеком (мы называем его совестью или сознанием, что практически одно и то же). Если он оставил нас, значит мы ему больше не нужны как конденсаторы его индукции, он нашел более достойную замену. Более того, мы же её и сварганили для него.
    =========================================
    мое легковесно-поэтическое эссе «Миссия выполнена?» http://club.berkovich-zametki.com/?p=49186

  8. Весело. Здоровья Родоману и вам. Я, конечно, не в Москве и мне отсюда плохо видно, но кажется, что краски вы слегка сгущаете. Вирус канет в засаду до следующего раза, все быстро забудется, народа помрет сравнительно немного, власть очухается первой и на экстрим не пойдет, путина опять полюбят всей окрепшей душой и новый крымнаш станет на повестку где-нибудь на окраине — народ надо держать в тонусе и патриотизме по-русски. Миллионы затянут пояса, это верно. Но дачи и матка в деревне опять спасут. А к очередям не привыкать. Будет весело, но в этом спасение российской цивилизации — от буржуазной удушливой благопристойности она задыхается. Не привыкла.

    1. Игорь Ю.: … Миллионы затянут пояса, это верно. Но дачи и матка в деревне опять спасут. …
      ========
      Возможность работать по удаёнке это тоже серьёзный довод в пользу «спасут».
      Может быть и на Западе и в России это «разгрузит» мегаполисы в пользу деревни. Даже если только немножко, то будет фундаментальное изменение в структуре общества.

      1. «Кончается первая неделя путинской афёры с коронавирусом, у католиков завтра Вербное, или, как они говорят, Пальмовое воскресенье. У евреев Песах — вровень с православным Вербным. Скоро Благовещение. Всем тяжело и всем понятно. А у нас тяжело и непонятно, тяжело прежде всего потому, что непонятно…» — так начинается «Апрель 2020» А. Левинтова.
        Прочтя такое предположение, полагаю, большая часть (так наз.)
        читателей, засмущавщись, перейдёт к очередному сериалу.
        Потому что понятно. Но страшновато — такое есть у меня подозрение.
        \»Демократия и политика — это умение слушать и говорить. Диктатура и монархия умеют только вещать…
        Джин выпущен и назад в бутылку его уже не загонишь, даже если завтра отменят вынужденное сидение дома — жрать нечего и не на что.
        Это всё напоминает управление взорвавшимся четвёртым реактором в Черноболе и ситуацию конца 80-х, когда КПСС окончательно себя дискредитировала. СМИ в эти дни исчерпали свои пропагандистские ресурсы — им больше никто не верит..\» — — Самое время подправить А.Л.: есть ещё порох в старых пороховницах, полученных от месткомов-райкомов-из-бир-комов и т.д. Не истлели блок-ноты агитаторов и сеятелей популярных около-научных незнаний для трудящихся огромной страны.
        ЗДРАВСТВУЙТЕ, уважаемый Александр!
        Ни от \»буржуазной удушливой благопристойности\», ни от чего другого
        Вы не задохнётесь. Нет Мастерских без мастеров.
        А опечатки исправит дружный коллектив.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *