Меир-Яков Гуревич: Так желать ли ближнему того, чего не хочешь себе?

 212 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Меир-Яков Гуревич

 

Так желать ли ближнему того, чего не хочешь себе?

(Тунисское утро, египетский вечер и сирийская ночь)

Пусть у них будет столько бед,
Что они о нас позабудут.
Еврейская поговорка[1]

 

Кто принимается за евреев,
Предстаёт пред дьяволом.[2]

 


 

Признаюсь – слушаю сообщения из Сирии об идущих там боях между войсками Асада и оппозицией с нескрываемым стыдным, но злорадным удовольствием. Стыдным, потому что там гибнут люди. А удовольствие испытываю от того, что очень многие из них, уверен, вполне готовы были погибнуть во вред Израилю и мне, а теперь занялись куда более спокойным для меня делом – самоуничтожением.

Ещё вчера Асад считал себя, да и не только он, одним из самых важных людей на Ближнем Востоке. Он требовал вернуть ему Голаны, без чего даже разговаривать с Израилем не соглашался. Он требовал, приказывал, пугал, набирал на выборах чуть ли не 100% голосов (а иногда даже больше) и ничего. Но и ничему приходит конец.

Куда это всё теперь для него подевается? Как в старинном анекдоте про еврея, который обещал спрыгнуть с Исаакиевского собора в Петербурге, а влезши по шатким ступенькам лестниц на самый верх, произнёс знаменитые слова – «Об соспрыгнуть речи быть не может. Дайте совет, как отсюда слезть!». Нет, не слезть отсюда Асаду – ему прямая дорога вслед за Саддамом и Каддафи.

И не пугает меня больше помощь ему России. Ведь ворьё не может помогать бескорыстно, а раньше Сирию, очертя верхнюю часть туловища, бросались выручать полуидейные – сначала науськивали на Израиль, а потом – выручали, притом делали это себе и СССР в убыток. Из этого, кстати, тоже ничего не выходило, кроме неприятностей самому же СССР. Сейчас во главе России «прагматичные лидеры». Значит, не видать Асаду тихой подмосковной дачки в «Нижней берестянке» или уединения группы домиков в провинции Сунь-Пьюнь–вынь. И это не может меня не радовать, и наполняет сердце чувством благодарности к тем, кто Асадом занялся всерьёз, рискуя и жертвуя собственными жизнями, вне зависимости от целей, которые при этом ими ставятся. При таком раскладе всякие вето в Совете Безопасности, без подкрепления истинной великодержавностью, противников Асада только разпаляют.

Конечно, очень глубоко в душе я на стороне повстанцев, хотя ясно понимаю, что они не просто так сами взяли и повстали. И когда говорят о всемирном заговоре, о роли большого Сатаны и Малого, я не спешу говорящих упрекать в нелогичности. Конечно, плохому танцору всегда штаны мешают. Но какое мне дело до внешней помощи, штанов и т.п. – не важен метод, важен результат. Имел бы право поэт написать сейчас так:

 

«Мысль сменяют слова, а слова - дела,
и глядишь, с городских небоскребов
раскачав, в мостовые вбивают тела -
Мубараков, Кадаффи и Асадов»

 

Или что-то в этом роде, но ещё более поэтичное и для меня впечатляющее. Хотя хватает и такого.

Конечно, я за свободу повстанцев, если она не состоит в том, чтобы покончить с Израилем, а заодно и со мной. А в их добрых намерениях в нужном для меня направлении я совем не уверен. Ведь ещё недавно весь многоэтнический сирийский народ выбирал единогласно своего вождя, уже почти 12 лет ведущего его из бухты в барахты, но непременно враждебно «сионистскому образованию». Что он, внезапно прозрел и осознал? Такого не бывает. Просто на истином верху сказали «генуг», а обладающие хорошим слухом правильно перевели это как «хватит». И пошли у Асада цурес, в которых вижу только хорошее, и ничего плохого. Одна проблема – куда будет сирийских беженцев Израиль размещать. Не уверен, но допускаю, что вполне ретивые из асадовского окружения именно в Израиль и рванут – не в страны же «дружественной» Лиги арабских государств подаваться. Там неправильно поймут движенье тел и душ беглецов, и отделят ненароком одно от другого.

Мне читатели, добравшиеся до этого места могут сделать два замечания. Во-первых, чего это я всё про Израиль, и куда ушёл мой общечеловеческий гуманизм. Отвечу по порядку. Своя рубашка ближе к телу, да и нападением Асад грозил не Китаю или Индии. Что касается общечеловеческого гуманизма, то у меня он есть, но примерно в том же количестве, сколько этого гуманизма изливается на меня. Как учили в школе – действие равно противодействию.

От асадовского ухода – добровольного или через повстанческое повешение, Израилю, а заодно и мне терять нечего. Это он старалсяи сделать атомную бомбу против Израиля, а заодно и меня. Это он приводил в порядок базу российского военного флота, которая что ни сделает, то обязательно обернётся против Израиля, а заодно и меня. Хизбаллу он кормил и лелеял против Израиля, а заодно и меня. Мне его нисколько не жаль – собаке – собачья смерть. Или свинячья – всё равно. Как когда-то говаривали пираты – на рею его, а трупчик — акулам. Как сейчас подумаю про хизбалят – сердце просто поёт. Не успел Насрала выйти из бункера, где, «победив» Израиль, безвылазно провёл шесть лет, и на тебе – неожиданно проблема кормов стала главной заботой. Ну, ничего. Пойдут по стопам старшего друга Ирана, который так успешно ведёт дела, что, как недавно прочитал, скупает даже израильское продовольствие по миру, чтоб было чем прокормить оголодавший от стирания Израиля с карты мира свой прожорливый народ.

Пока и если новые руководители очухаются – пройдёт немало времени. А я сейчас смотрю на карту, и сердце радуется – отодвигается особо опасная зона по границам Израиля в правильном направлении. Ещё раз убеждаюсь – не надо бояться перемен. Вон, пугали обострением отношений с Турцией. Даже особо ретивые из СМИшной братии по этому поводу выучили личное имя Эрдогана, премьера Турецкого, а некоторые – даже два. Привёл бы, но позабыл. Тогда он сыпал ультиматумами и требованиями, и в воспалённых мозгах «смелых людей» огнём горела кривая двухсотпятидесяти миллионная ось Тегеран- Каир-Анкара. «Не боись»,- как говаривали в моём далёком детстве. Эрдоган уже не требует извинений, позабыл про проблему с девятью убитыми полутурками – не знает, что с сирийцами и своими курдами делать. Пусть временно, но как кусок оси не работает и Египет – его временный лидер, генерал Тантави, глядишь, ускоренными темпами пойдёт по пути маршала Мубарака. Словом, слабеет ось, а снею гнёт, когда ко власти прёт народ.

По правде говоря, мне всё-таки чуть-чуть стыдно того, что пишу. Папа мой всегда говорил – «не думай, как сделать другому плохо. Думай, как сделать хорошо себе». Не могу сказать, что всю свою жизнь посвятил и посвящаю противодействию папиным советам и заветам. Но многое из того, что он рекомендовал, у меня не получается. Например, про «плохо другому». Как самоцель, этого никогда у меня не было. Но, когда у врага печаль или трудность, мягко говоря, не всегда испытываю состродание – целиком зависит это от причин вражьих печалей и трудностей.

Иногда нет во мне ни малейшего сочувствия и состродания, а, наоборо, в чём каюсь, просто мстительная радость. Я это к тому, что совсем недавно весь Ближний Восток казался монолитным и стабильным. Его направленность против Израиля не выливалась в большую войну просто из-за сомнительности для окружающих «добрых людей» исхода – победы над «сионистским образованием» и одновременно «раковой опухолью». Перед зрелыми государственными мужами, вождями соседей, не исчезали картинки совсем недавнего прошлого – капитуляция египтян в 1967, дивизия Шарона вблизи Каира, израильские танки в одном часе хода от Дамаска и многое другое. А начни войну и проиграй, кто бы платил им убытки, а?. Вот и стали они сторонниками «холодного мира», эти соседи израильские.

Конечно, и здесь не могу папу не вспомнить с любимым его изречением – «худой мир лучше доброй ссоры». И это правильно, но «худость мира» была уж больно очевидна. И тут, откуда ни возьмись, пришёл на Ближний (или Средний) Восток ветер перемен. Задул он, явно злобно завывая. Только очень наивные увидели здесь тягу к демократии, так и прущей из просторной груди простого феллаха. Я же, глядя на картинки ТВ, видел другое – скот и скотское вылезло наружу. Как иначе объяснить, что даже праздник на пощади Тахрир, что стала центром египетской сумятицы, связанный с годовщиной свержения Мубарака, сопровождался изнасилованием одиннадцати иностранных гражданок прямо на площади. Можно было бы просто отнести происшедшее к южному темпераменту феллахов, но мне кажется логичнее связать это с их скотской натурой. Именно эта натура и вылезла на площадь, судя по всему. К счастью, натурой этой военной выучки и умения не заменить. Так что пока можно египетского направления не опасаться.

Поскольку на площадь выходить не собираюсь, тем более, в Египте, и мне поэтому ничего там не угрожает – казалось бы, какое мне до всего этого дело? Я должен испытывать сострадание – согласно всей иудео-христианской морали, следуя канонам иудаизма, или плюнуть на это, обдумывая, как себе сделать лучше, следуя идеям папы. Но человек слаб, и я признаюсь – испытываю удовлетворение от той кутерьмы, которая разворачивается вокруг Израиля.

Умные и развитые говорят мне – чему, глупый, радуешься? Вот ведь вместо стабильного, и ещё не казнённого Мубарака, и теперь уже окончательно стабильного Кадаффи, к личной стабильности движется Асад. И вместо них злейшие враги Израиля, вроде «Братьев-мусульман», так и не защитивших сестёр на Тахрире, придут всюду к власти. Они сразу объединят свои ряды и Израилю будет худо. Мой ответ – ему уже давно было бы худо, если бы они могли. Помню, как стращали в этом же направлении ликвидацией Саддама Хуссейна, как будто не по его приказу обстреливали Тель-Авив «Скадами». Отмечу, что после его ликвидации Ирак как гнездовье активного антиизраилизма сдулся.

Меня могу упрекнуть – он всё про Израиль, да про Израиль. А где общечеловеческая мораль и справедливость?! Отвечаю – их нет. Были бы они – не пришлось бы Израилю столь рьяно заботиться о своей безопасности. Но не видеть положительного в происходящем – признак слепоты и пессимизма. А это мешает жизни. Приятностям следует радоваться, а неприятности следует преодолевать по мере их реального появления. Это говорю вам я, Меир-Яков Гуревич, который никогда, нигде и ни в чём не ошибался и не ошибается.

 

Иерусалим

 


[1] Золн зей азей фил цорес хобн кидей эбер унц фергесен — идиш

[2] Вер фангт он мит идн, эндикт митн малхамовес — идиш

Print Friendly, PDF & Email