Дмитрий Гаранин: Поэзия академическая и функциональная

 435 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Современная функциональная поэзия — это перформанс, состоящий, как минимум, из трёх компонент: стихотворного текста, голосовой читки и музыкального сопровождения. В противоположность этому, академическая поэзия — это в основном текст, читаемый глазами и слышимый внутренним слухом.

Поэзия академическая и функциональная

Дмитрий Гаранин

Поэзия поэзии рознь — одну читают или слушают маленькие кучки людей, в основном сами поэты, а на другую собираются полные концертные залы восторженных поклонников. В век интернета различие стало ясно как никогда — количество просмотров записей тех и других чтений можно сравнивать, не выходя из дома. И сравнение просто ошарашивает — это десятки и сотни против сотен тысяч и миллионов.

Первое — поэзия как искусство, стремящееся открыть что-то новое как в плане содержания, взгляда на мир, так и в плане стихотворной формы. Можно назвать это «серьёзной поэзией», по аналогии с музыкой или, избегая оценочного определения, «академической поэзией». Эта поэзия рассчитана на успех у критиков и коллег, но не у массового читателя. В частности, требуемая массовым читателем душевность в академической поэзии обычно избегается как дешёвое средство выразительности. Кто-нибудь может себе представить, что критик пишет: «В стихотворении с особой силой выражено чувство горечи потери в связи со смертью бабушки»? Я не могу… Вообще, спектр человеческих чувств довольно ограничен по сравнению с множеством идей, зрительных образов и стихотворных форм, поэтому в академической поэзии наметился уход от выражения чувств, поскольку главное — новизна и самобытность, а если в стихотворении есть определённое чувство, это как бы сразу помещает его в один «ящик» со многими другими.

Второе — это поэзия, служащая определённым целям, например, пробуждать чувства, смешить, воспитывать. Если иметь в виду концерты в больших залах, такую поэзию можно назвать эстрадной. Но лучше использовать более общее название «функциональная поэзия». Тогда к этой группе можно причислить, например, сходный поэтический продукт, записанный на телефон и выставленный на Инстаграм.

Функциональная поэзия затрагивает проблемы обычного массового человека, с которыми он сталкивается повседневно, частично по собственному идиотизму или из-за плохого воспитания. Это в первую очередь воспитательная поэзия, особенно полезная для юношества, и она распространена гораздо шире, чем юмор (которым обладают далеко не все). В такого рода поэзии молодые воспитывают друг друга, обмениваются опытом, причём главным образом опытом в том, что их на данном этапе наиболее интересует — в отношениях с партнёром. Львиная доля функциональной поэзии — об отношениях.

Раскол русскоязычной поэзии на две струи идёт, видимо, от Эдуарда Асадова, достигшего во второй половине прошлого века неимоверной популярности среди молодёжи своими стихами, в которых он на примерах доходчиво объяснял, что хорошо и что плохо и как надо жить правильно. Как Асадов мог писать резонансные тексты при недостаточном жизненном опыте, поскольку потерял зрение в войну ещё молодым человеком, находится за пределами всяческого воображения. Вместе с тем, с точки зрения поэзии тексты Асадова — просто версификация на заданные темы, не развивающая форму, и академические поэты Асадова за своего не признают. Это в чистом виде утилитарная, функциональная поэзия.

Хоть Эдуард Асадов и умер, но дело его живёт. В то время, как в среде любителей поэзии продолжаются споры о том, поэзия это или нет, стихи Асадова продолжают звучать в концертных залах, а теперь зазвучали и по интернету. Что ещё более важно — пишутся горы стихов в подобном ключе, и звучат повсюду, и находят своих слушателей. Популярность этого жанра многократно превышает популярность академической поэзии, которая преследует оригинальность и массам непонятна.

Функциональной поэзии не до шуток, и основной упор она делает на содержание, которое, как правило, несёт в себе конфликт, способный высекать эмоции из души слушателя. Основной конфликт в настоящее время — это неспособность партнёров жить вместе по причине психологической несовместимости или чего-то ещё, обычно не специфицированного. В стихотворении происходит разрыв, сопровождающийся чувством облегчения и новой свободы. По законам жанра, после этого любовь в какой-то степени ещё жива, притяжение есть, но с ним можно успешно бороться. Если это убрать, всё произошедшее будет казаться менее серьёзным и стихотворение станет несколько холодным и бездушным, не таким резонансным. В функциональной поэзии освещаются всевозможные варианты этого основного конфликта, также как и других аспектов отношений. Молодёжь из этих стихов может узнать, что вообще в жизни бывает и какие есть варианты разрешения ситуаций. Возможно, в каких-то случаях кто-то узнаёт себя и радуется, что не одинок.

Если у Асадова тематика советская (например, юноша должен быть смелым и готовым защитить девушку от хулиганов), то сейчас центр тяжести сместился в сторону проблем, характерных для общества потребления (например, чувство глубокой неудовлетворённости жизнью без всякой социальной подоплёки, что лечится антидепрессантами или, если хотите, функциональными стихами, в которых это проговаривается). Возросла доля поэтов-женщин и женской тематики, со сверхзадачей освободиться от угнетающей власти мужчины.

Что касается формы, то функциональные стихи обычно примитивно сколочены по готовым шаблонам, так что тексты разных автором слабо отличимы друг от друга. Все они оптимизированы на читательский резонанс, и все их параметры известны. В них нет поэтических тонкостей и красок, свойственных академической поэзии. Нет тропов, нет аллитераций. Нет благозвучия, которое обычно называется «музыкальностью». Эти стихи сами по себе не звучат, поэтому всегда зачитываются под фонограмму. Музыкальное сопровождение многократно усиливает воздействие этих стихов, как соус придаёт вкус невыразительному продукту.

Кроме сильного смыслового посыла и эмоционального музыкального сопровождения, функциональные стихи требуют незаурядного актёрского мастерства. Очень важно, чтобы чтец имел приятную внешность и красивый, убедительный голос. Поскольку во многих случаях содержание на грани или за гранью банальности, далеко не все могут вжиться в образ и произнести слова с подлинным чувством. Каждое искусство требует своих талантов.

Таким образом, современная функциональная поэзия — это перформанс, состоящий, как минимум, из трёх компонент: стихотворного текста, голосовой читки и музыкального сопровождения. В противоположность этому, академическая поэзия — это в основном текст, читаемый глазами и слышимый внутренним слухом. Поэты, читающие свои стихи на выступлениях, очень часто не относятся к этому серьёзно, не подготовлены и бубнят по бумажке или, в последнее время, с телефона. Исполнение академической поэзии профессиональными чтецами или артистами — отдельный и несколько спорный жанр, поскольку во многих случаях чтецов обвиняют в переигрывании. Во всяком случае, лишь небольшая часть написанных стихов получает такое прочтение. С другой стороны, Эдуард Асадов зародил функциональную поэзию как чисто текстовую и добился огромной популярности своими книгами. Но сейчас, в век интернета и мультимедии, воздействие этих текстов усилилось многократно. При желании здесь можно усмотреть возвращение к практике Древней Греции, где поэзия и музыка ещё были вместе как один вид искусства.

Ещё один важный аспект функциональной поэзии связан с возможностью видеть лицо исполнителя на экране крупным планом. Красивые молодые девушки с большими красивыми глазами, неотрывно глядя в камеру читающие проникновенные строки под романтическую музыку, не могут не излучать эротику, независимо от смысла зачитываемых стихов. Это уже напоминает киберсекс, где доминирует невербальное, а от смысла можно постараться и отключиться, тем более, что ничего эротического обычно там нет. Таких поэтических видео с красивыми девушками очень много на Инстаграм, и я заметил, что количество просмотров увеличивается с размером лица на экране. Представьте себе, что в реале к Вам подходит на расстояние меньше метра очень красивая молодая женщина и, неотрывно глядя Вам в глаза, что-то долго и проникновенно говорит. Это практически невозможно-либо это интим в общественном месте, либо нарушение личного пространства. Да и не нужны Вы таким девушкам в реале! А в виртуале, по интернету, это ещё как возможно и вошло в норму, и Вы очень даже нужны со своими лайками и подписками. Кто-то эти видео не может смотреть, но массы на них буквально западают, что подтверждается внушительными цифрами.

В то время как чтицы функциональной поэзии в массе делают своё дело хорошо, имеют блестящие внешние данные и несомненный талант, бросается в глаза определённая стереотипность их исполнения. Все они излучают мудрость старшей подруги, делящейся жизненным опытом с более молодыми и зелёными — и опыт сей велик! Имея это в виду, в начале этой статьи я отмечал воспитательную роль функциональной поэзии. Действительно, поскольку в большинстве семей родителям не до воспитания детей, дети учатся жизни от сверстников. А с приходом интернета возник ещё один мощный канал.

Отклонений от мудрого тона у чтиц практически не наблюдается. Нет смятения, нет смены регистров, которые актёры часто показывают при чтении стихов. Откуда же такая однородность? Я ломал голову какое-то время, а потом некто на Инстаграм упомянул, что слушает Анну Егоян. Найдя Анну, я осознал, что она и есть основная в этом жанре и что все эти девушки подражают именно ей. Анна Егоян имеет миллион (!) подписчиков на Инстаграм и чуть меньше миллиона подписчиков на ютуп. Наиболее популярные из её видеозаписей собирают по несколько миллионов просмотров. У Анны есть менеджер, и она выступает с концертами. Читает в основном стихи других авторов (включая Эдуарда Асадова), но постепенно включает и свои собственные, написанные в том же стиле на те же темы. Насколько я понял, у Анны нет актёрского образования, она просто самородок по внешним данным, голосу и умению говорить убедительно. Всё, что написано выше про крупный план, имеет к ней непосредственное отношение. Но поражает одна вещь, бросающаяся в глаза намного сильнее, чем у её подражательниц — красивая молодая девушка и своей мимикой, и своими интонациями создаёт впечатление, что у неё за плечами вся жизнь, что она всё уже пережила и всё знает, что ей сто лет и что внутренне она, как Мать Тереза. Такой контраст между внешностью и внутренностью крайне необычен, и Анна в одном из интервью говорит, что когда она идёт на сцену, в голове что-то щелкает и она становится на время другим человеком. Видимо, девушка прямо родилась с Матерью Терезой внутри и может её включать, когда надо. Огромный талант, ничего не скажешь!

Чтобы избежать однобокости, следует упомянуть и успешных чтецов-мужчин в интернете. В отличие от женщин, они обычно не показывают себя крупным планом, а часто и вообще не показывают. Это не мальчики, но мужи, красотой не блещут. Упор делается на голос и на чувственную сопровождающую музыку. Тематика тоже несколько другая, более общечеловеческая, чем у женщин («Мы все умрём, и в мире ничего не изменится» и т.д.). Попадаются произведения классиков. Но проблемы отношений, как наиболее волнующие большинство, остаются в центре. Многие тексты настолько душещипательны, что диву даешься, как чтецы могут их прочесть, не расплакавшись или не рассмеявшись. Да что там! Уже одни фонограммы вышибают слезу. Если перформанс девушек можно ещё воспринимать как лёгкую форму эротики, то продукция мужчин — это уже просто патока, насыщающая за одну минуту. Но это я говорю как мужчина. С точки зрения женщин всё может быть как раз наоборот.

Многие тексты озвучиваемой функциональной поэзии приходят с сайта stihi.ru. Этот крупный поэтический сайт считается гнездом графоманов. И действительно, стихира представляет собой перевёрнутую пирамиду — чем хуже стихи, тем больше читаемость и тем больше одобрительных комментариев, тем выше рейтинг. Хороших поэтов с хорошими стихами там тоже хватает, но они теряются в общей массе, не поднимаясь наверх. В общем, стихира и другие сайты самопубликации — огромный культурный эксперимент, результаты которого заставляют чесать затылок. А дело в том, что на этих сайтах академическая поэзия смешана с поэзией функциональной и явно проигрывает последней в глазах массового читателя. Много на стихире текстов с явными дефектами стихосложения — с плохими рифмами, со сбоями или неоправданными сменами размера. Эти тексты имеют большой успех на сайте, но, тем не менее, на озвучку они не попадают, потому что явно плохие стихи невозможно прочесть голосом — фальшь сразу вылезет. Чтецы выбирают гладко написанные функциональные стихи, а банальность при этом не помеха, а преимущество.

Что же посоветовать академическим поэтам, для которых поэзия — искусство, а не средство просвещения молодёжи? Думаю, что главное здесь — осознать, что поэзия академическая и поэзия функциональная — разные жанры. Соревнование с функциональной поэзией бессмысленно и бесполезно. Те, кто идут впереди массы, никогда не наберут миллионы просмотров. Нужно довольствоваться малым. Вместе с тем, следует учиться обращаться с современными технологиями, не упускать возможностей, которые они предоставляют. Сейчас очень легко записать на видео собственное чтение стихов и поставить это на ютуп. Можно поработать над выразительностью чтения — это увлекательное занятие и помогает лучше понять собственные стихи. Этим я и занимаюсь в последнее время, открыл свой поэтический канал. Надеюсь, что он приобретёт известность, как говорится, «в узких кругах». С могучими каналами функциональной поэзии тягаться не пытаюсь.

Print Friendly, PDF & Email

22 комментария к «Дмитрий Гаранин: Поэзия академическая и функциональная»

  1. Элла, авторы «Сказки о тройке» не могли заглянуть так далеко в будущее. В современной реальности графоманы и вообще посредственные стихописцы очень даже хорошо читаются, потому что их очень много и они читают друг друга на сайтах самопубликации вовсю, накручивая друг другу рейтинги. У приличных поэтов в такой среде мало шансов пробиться наверх, чтобы их больше читали. Это есть демократия во всей красе.

    1. Вы имеете в виду, что не хватает самих стихов? Вот, пожалуйста:

      За функциональную поэзию выступает Эдуард Асадов

      Все как будто сделал славно я:
      Кончил разом все сомнения.
      Понял я, что ты — не главная:
      Не любовь, а увлечение,

      Ты, я верю, неплохая,
      Ни игры в тебе, ни зла,
      Ничего не ожидая,
      Все дарила что могла.

      Только счастье невозможно
      Без клубящихся дорог,
      Слишком было все несложно,
      Слишком много было можно,
      Но ни бурь и ни тревог…

      Видно, в том была причина,
      Что любовь не жгла огнем,
      И была не ярким сном,
      А простой, как та рябина
      У тебя перед окном.

      И ушел я в синий вечер,
      Веря в дальнюю звезду.
      В путь! В пути я счастье встречу,
      Здесь — зачахну, пропаду!

      Все как будто сделал правильно,
      Кончил разом все сомнения:
      Понял ведь, что мной оставлено
      Не любовь, а увлечение.

      Значит, скоро распахнется
      Даль счастливых, новых дней.
      Сердце песней захлебнется.
      Годы мчат… дорога вьется…
      Только сердцу не поется,
      Не поется, хоть убей!

      Только холодно и тесно
      Стало сердцу моему.
      Все как будто сделал честно,
      В чем же дело — не пойму!

      Отчего сквозь километры,
      Как в тумане голубом.
      Я все чаще вижу дом,
      Шторку, вздутую от ветра,
      И рябину под окном?!

      За поэзию академическую выступает Геннадий Айги

      Дом – в роще мира

      Посвящение – девочке Александре

      дом – или мир
      где я в погреб спускался
      белый был день – и я
      за молоком – это долго держалось
      спускаясь со мной: это был
      день – как река: наплывающего
      расширения света
      в мир перекидываясь: я
      события был – творцом
      в возрасте
      первотворений –

      – в погреб – давно – это просто и длительно было –

      роща белела в тумане
      а этот
      с кринкой ребёнок – глаза ведь вселенною были –
      и небо
      пело всей ширью – как пенье особое
      в мире распластывают
      женщины – просто лучась переходом
      своей белизны – в расширение поля
      где голосом я начинался –

      быть – вселенной-ребёнком:
      был – ибо пелось и было

      1987

  2. Поэзия академическая и функциональная…
    Поэзия поэзии рознь …- Дмитрий Гаранин
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    «Часто приходится слышать: это хорошо, но это вчерашний день. А я говорю: вчерашний день еще не родился. Его еще не было по-настоящему» — Осип Мандельштам…
    Этой парадоксальной формулой из статьи «Слово и культура» он выразил сущность своего отношения к наследию прошлого, совпадавшего с идеей Мережковского о том, что классическая русская литература нам, по сути, еще неизвестна, ее еще надо заново прочитать. Мандельштам отвергал ложный прогрессизм в понимании развития искусства.
    «Теория прогресса в литературе – самый грубый, самый отвратительный вид школьного невежества…»
    * * *
    Поэзия — из племени ос золотых.
    Укусит оса — и пишется стих.
    Каждый пишет, как может; так-то,
    Господин редактор.
    Конст. И. Галчинский

    1. Можно и так и так, но «кич» на одну букву короче и, поэтому, наверное, более употребимо 🙂

  3. Да-да, по части пользовательского интерфейса Поэмбук великолепен, знаю. Он позиционирует себя как социальную сеть, портал для общения. Посему всячески пытается развлечь почтенную публику. Но это дело на любителя, и отбирает уйму свободного времени — дуэли, конкурсы… И публика не всегда «почтенная», и вязнешь, как в болоте, то в псевдо-дружбе, то в обидах и грызне. Мышиная возня, в общем, с очень низким КПД для творчества. Конечно, оно лучше, чем водку пить. Я не ищу там общения и похвал особых не жду. Вы тоже, как я понял. Заглядывают неизвестные — уже хорошо.
    Отмечаю некоторые отдаленные совпадения в нашей судьбе: Вы росли в брежневский застой, я тоже, Вы уехали в 92-м из Москвы в США, я в 92-м из Питера и в Израиль. Вы профессиональный физик, я всю жизнь интересовался физикой, но, в отличие от Вас, так и завис в дилетантах (как и в поэзии), способностей и упорства не хватало. Се ля ви.

    1. Не понимаю, как сайт самопубликации стихов может быть социальной сетью! Они, конечно пытаются, но у меня скептицизм. Там же все не читатели, а писатели! Должно быть немного поэтов и много читателей, чтобы это работало. Но поэтов всегда и везде слишком много, от них спасу нет.

      1. С одной стороны, можно посмеяться над положением. Я как-то доже написал набросок траурной речи «на смерть последнего читателя».
        С другой стороны, здесь о многом можно серьезно и долго говорить. Ясно, что это общественный вектор — все получили доступ в сеть, и с ней иллюзию, что могут влиять на умы, многие устремились к творчеству, благо есть свободное время. (На стихи.ру сейчас 51 миллион стихов). Не к этому ли мы стремились, когда строили коммунизм: машины и роботы освободят человека для творчества? Теперь видим, что никто не будет в состоянии переварить, или хотя бы отсортировать это «творчество».
        В принципе, Поэмбук задуман не как социальная сеть, а скорее как клуб, клубная тусовка. И ничего, на самом деле, странного нет в том, чтобы поэтов читали сами поэты, раз уж критики и редакции не в состоянии справиться с потоком «творчества» и служить посредником между пишущими и читающими. В конце концов, ведь физики пишут для физиков (программисты для программистов, психологи для психологов), пусть и лирики пишут для лириков. И сами меж собой разбираются, выбирая лучших на свой вкус.
        Проблема в том, что в клубной тусовке всегда образуется некая правящая верхушка, «сливки» (из более активных и контактных, а не из лучших), которая начинает диктовать некий стандартный запрос, некую «формулу успеха» — как и о чем следует писать, чтобы получить признание и лайки. И это даже на хороших конкурсных площадках происходит.
        Вот гляжу я на результаты последнего кубка Балтии, на стихи победивших поэтов, отобранных самими поэтами, — и мне скучно их читать. В них нет интересной, притягательной личности автора. Они добротно отшлифованы, в них есть неизбитые рифмы, они написаны на темы, которые должны нравиться жюри. Но автор в них, скорее, прячет, скрывает себя и свои чувства. Там много женщин, среди победителей, со стихами, написанными как бы от мужского лица, или «бесполыми». И это индикатор притворства, неискренности. А ведь что такое лирика, по определению, — это откровенное раскрытие своей личности.
        И я уже не знаю, что лучше, честно говоря. Плохие, неумелые стихи с искренним чувством, или такие вот искусные, но неискренние.

        1. И ничего, на самом деле, странного нет в том, чтобы поэтов читали сами поэты, раз уж критики и редакции не в состоянии справиться с потоком «творчества» и служить посредником между пишущими и читающими.

          В известной «Сказке о Тройке» есть персонаж — пришелец Константин — с очень редкой и тяжелой професией «читатель амфибрахия». У них там, на звезде Константине, живут очень сострадательные, чуткие люди, создавшие специальные оплачиваемые должности читателей нечитаемых графоманов, они откликаются, сопереживают и вообще морально поддерживают непризнанные таланты. Это очень тяжелая работа, поэтому у Константина отпуск более продолжительный.

          1. Элла, авторы «Сказки о тройке» не могли заглянуть так далеко в будущее. В современной реальности графоманы и вообще посредственные стихописцы очень даже хорошо читаются, потому что их очень много и они читают друг друга на сайтах самопубликации вовсю, накручивая друг другу рейтинги. У приличных поэтов в такой среде мало шансов пробиться наверх, чтобы их больше читали. Это есть демократия во всей красе.

  4. Все так и есть, дорогой Дмитрий. Вот уж несколько лет я посещаю Стихиру и Поэмбук и могу засвидетельствовать, что положение там в точности такое, как Вы пишите. Но и на много более солидных, казалось бы, сайтах, где проводятся конкурсы с профессиональным жюри, ситуация достаточно унылая, мне кажется. То, что вижу на последних поэтических конкурсах Балтии, например, не радует.

    1. «пишете», конечно… руки у меня не такие грамотные, как голова, извините

    2. Вот что я писал о стихире в 2014 году. С того времени много воды утекло. В статье я пишу, что я поэт-любитель и в журналы стихи не посылаю. Теперь же я в журналах печатаюсь, а на стихиру стихи добавляю редко. Зато теперь я на поэмбуке, которых технически гораздо более продвинут. Туда идут лучшие стихи со ссылками на моё авторское чтение на моём канале ютуп. Но в плане популярности авторов на поэмбуке та же перевёрнутая пирамида, что и на стихире.

      https://stihi.ru/2014/06/01/1324

      1. На стихи ру и проза ру если себя не рекламировать путём анонсов и приглашений, но поддерживать активность профиля — количество читателей растёт со скоростью ~ 5-7 тыс. в год.
        Возможно, если не поддерживать активность профиля — будет то же самое. 🙂

  5. Я бы подошёл к этому с немного другой точки зрения…
    И не только к поэзии, но и к искусству, музыке и т.д.
    Идея, которая будет высказана — не моя. Впервые я её услышал ну о-о-чень давно (в конце восьмидесятых) — от Ю. Мурашковского, написавшего потом книгу Биография искусства
    http://www.libok.net/writer/10001/murashkovskiy_yuliy_samoylovich
    Заключается идея в том, что для любой из упомянутых выше областей (и не только их) можно построить этакий граф с координатными осями, одна из которых (ось Y) представляет собой вклад в развитие, а другая (Х) — вклад в потребление (поэзии, музыки, искусства и т.д.) сам граф представляет собой нечто похожее на у = 1/х (разумеется, х имеет только положительные значения)
    В соответствии с этим графиком то, например, что развивает максимально поэзию, как таковую (высокий вклад в развитие — у) имеет весьма низкий вклад в «потребление» поэзии.
    То же самое касается и музыки.
    Ю.Мурашковский приводит в качестве примера симфонии Гайдна, которые внесли огромнейший вклад в развитие симфонии, как жанра, но слушать их… почти невозможно — на любителя. Практически нулевой вклад в потребление. Гораздо приятнее слушать симфонии Моцарта (это где-то середина графа), которые внесли в развитие симфонического жанра меньший вклад, чем симфонии Гайдна, но гораздо больший вклад в «потребление» этого жанра.
    Ещё приятнее слушать симфонии Чайковского, который взял своим девизом «Никаких новаций!». В развитие симфоничского жанра вклад…, как у симфоний Гайдна в «потребление», но вклад в «потребление» симфонического жанра максимальный.
    Я бы и гениев (во всех областях) делил по этому же принципу на два типа:
    1. У-Гении
    2. Х-Гении
    Надеюсь, что объяснил понятно, а если нет — почитайте книги статьи Ю.Мурашковского на эту тему. Я с ним, кстати, далеко не во всём согласен, но я и с самим собой не всегда соглашаюсь 🙂

    1. Совсем забыл — небольшое (но существенное) дополнение…
      Есть образцы поэзии, искусства, музыки (как и техники), которые не вносят вклада ни в развитие, ни в потребление. Поэтому невозможность «потреблять» те или иные стихи вовсе не означает (автоматически), что они вносят вклад в развитие того или иного поэтического жанра. 🙂

    2. Это очень хороший подход. У меня рассмотрены крайние случаи, но, вообще говоря, возможны все промежуточные варианты. Мне кажется, промежуточные варианты гораздо менее представлены. Дело в том, что сейчас огромная конкуренция в области информации, и на первый план выходит то, что наиболее оптимизировано. Конечно, хотелось бы, чтобы твои стихи частично продвигали искусство поэзии и частично резонировали с читателем, но одно может противоречить другому, и можно, так сказать, сесть между двух стульев. Но этот мой аргумент имеет отношение к вопросу достижения успеха, но от достижения успеха можно и отказаться (это хорошо с моральной точки зрения, да и достижение не гарантировано).

      1. Некоторые умудряются «покрывать» отдельными произведениями достаточно большие области под «графом», внося вклад и в развитие, и в потребление. Есть несколько человек в мировой истории, которые «покрыли» почти всё.
        Но мы главным образом знаем Х-гениев.
        Есть конечно исключения во всех областях человеческой жизни, но и это связано, скорее, с работой «популяризаторов», например от той же науки, «опустивших» и упростивших гениальные идеи развития до «суррогатов ширпотреба».
        Вершина «потребления» — это так называемый кич ( http://www.endic.ru/enc_culture/Kich-1731.html ) — Статья «Кич», Словарь культуры XX века. В.П.Руднёв.

        1. Гугл поиск по: кич культурология тарантино даёт много ссылок на статьи, объясняющие, что такое кич.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *