Юрий Солодкин: Пурим

 670 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Мы помним, тяжело вздыхая, / Века печалей и невзгод. / И про Эстер и Мордухая / Мы вспоминаем каждый год. // И чудо тут неоспоримо. / И всем евреям надо в дым / Напиться в этот день Пурима, / И старикам и молодым…

Пурим

Юрий Солодкин

Вступление

— Глазам не верю, это ж ребе,
А пьян в дымину. Что за хрень?
— Так им какой-то выпал жребий.
Быть надо пьяным в этот день.

— А там, гляди, танцуют кругом,
Без женщин, только мужики.
И, потешаясь друг над другом,
Хохочут, словно дураки.

— А что им выпало на долю
Такого, что один раз в год
Им велено напиться вволю?
Непьющий ведь они народ.

= Покуралесят, покричат,
К утру затихнут, протрезвятся.
— А посмотри на еврейчат —
Как ошалелые, резвятся.

Одни колотят в барабаны,
Трещётки у других в руках.
— Должны услышать все аманы,
Что быть им вечно в дураках.

— А что аманы за злодеи?
В чём их извечная вина?
Ведь неспроста же иудеи
Должны напиться допьяна.

— Про это свиток древний есть.
Там про Эстер и Мордехая.
Неплохо бы его прочесть.
— А что, идея неплохая!

Трон царя Соломона

1

Умён был Навуходоносор,
Не верил на ухо доносам
И созидал во время оно
Мощь и величье Вавилона.

Не чужд был гордости имперской,
Был тать не тать, но та же стать.
Не ждал от Иудеи дерзкой,
Что та осмелится восстать.

Но Иудея вдруг восстала.
Что ей всесильный Вавилон!
Потомкам Шломо не пристало
Чужим богам нести поклон.

И Иудея поднимала
На смертный бой своих сынов.
— Что ж, не покажется им мало!
Сатрапу бунт такой не нов.

И гнев, что нет ему названья.
— Смерть примет каждый иудей.
И Первый Храм до основанья
Разрушить повелел злодей.

2

Доставили сатрапу в Вавилон
Подарок — иудейский царский трон.
Он изготовлен был для Соломона,
И много было чудных свойств у трона.

Ступени в монолите с ним. Их шесть.
По ним подняться надо, чтобы сесть.

У лестницы по краю птицы, звери,
Чтобы никто не усомнился в вере,
Что Соломон из всех царей один
Всему, что есть живое, господин.

И ноги на ступень когда вставали,
Фигуры на ступени оживали.
И рёв зверей, и воркованье птичье —
Всё воспевало царское величье.

3

А почему ступеней было шесть?
И в этом смысл, конечно, тоже есть.

Царь поднимался к трону не спеша.
Парила в небесах его душа.
Пока он шёл, вершился диалог
Про шесть мицвот, которых хочет Бог.

На первом шаге царь услышал:
— Шма!
Хотя тебе не занимать ума,
Но в Торе много знаний наперёд.
И сам учись и просвещай народ.

— Как с теми быть, которые без чести,
И злоба через край, и жажда мести, —
Царь на втором шагу спросил у Бога.
— Наказывать ты их не должен строго.
Наказаны пусть будут не тобой,
А сломанной, несчастною судьбой.

На третьем шаге о законах речь.
Как совместить телесное с духовным
И подданых своих предостеречь,
Чтоб видели преступное греховным.

А на четвёртом шаге разговор
О тех, кто казнокрад, убийца, вор.
И приговор суровым должен быть,
На долгий срок в тюрьму или убить.

— А если кто-то враг твоим запретам? —
На пятом шаге разговор об этом. —
Как с ним прикажешь поступить царю?
— Не первый раз тебе я говорю,

Что если дело примет оборот,
И весь почти взбунтуется народ,
Тогда не станет у народа дома.
Всех ждёт судьба Гоморры и Содома.

Ступень шестая перед троном — брит,
И о завете с Богом говорит.
Она вершина с Богом диалога.
Царь сотворцом становится для Бога
И может сесть уверенно на трон.
Успехов и удачи, Соломон!

4

Итак, в подарок соломонов трон
Доставили сатрапу в Вавилон.

Победой как царю не усладиться.
— И где он есть, единый их Хашем?!
И мощь свою показывая всем,
Сатрап пошёл на этот трон садиться.

На первую ступень поднялся он.
Тут ожил лев и поднял кверху лапу,
И так ударил ей под зад сатрапу,
Что взвыл сатрап, издав протяжный стон.

И с той поры пошёл в народе слух,
Что лев на этом троне не напрасно,
И только дураку ещё неясно,
Что в нём остался Соломона дух.

Ахашверош

1

Персидский царь Ахашверош,
Он молод и собой хорош.
Наслышан он про чудный трон,
Но сам проверить должен он,
Насколько достоверны слухи
Про трон и в нём живущем духе.

Ахашверош и смел и крут.
Все приближённые к сатрапу
Ждут, лев свою поднимет лапу,
Или про это слухи врут.

Царь, не спуская глаз со льва,
Одной ногой ступил сперва.
Не шелохнулся даже лев.
Тогда, немного осмелев,

Ступил другой, и верь-не верь,
В одно мгновенье ожил зверь,
И лапа двинулась у льва.
Царь отскочить успел едва.

2

Самолюбив Ахашверош:
— Как может, чтоб такое было!
Неужто стоит медный грош
Его магическая сила?

И золота ему не счесть,
И ценные вокруг каменья.
Искусные умельцы есть.
Ужель не хватит им уменья?

И повелел всесильный царь
Умельцам разобраться в троне
И сотворить такой, что встарь
Сработан был при Соломоне.

3
Умельцы, времени не тратя зря,
К работе важной приступили сразу,
Всё получив по царскому указу,
Что нужно для работы, от царя.

И золота полно, и серебра,
И кости в изобилии слоновой.
Работали три года мастера,
И вот он, трон, роскошный, царский, новый.

Три года кропотливого труда,
И в мире близко нет такого трона.
Роскошный получился — это да,
Но чуда нет, как в троне Соломона.

Царь не казнил за это мастеров.
Он был не из садистов и злодеев.
Ахашверош, пусть будет он здоров,
Всесилен и без чуда иудеев.

Гостей созвать хороший повод есть,
И пир устроить долгий и обильный.
На зависть всем на новый трон воссесть.
Пусть видят, кто богатый и всесильный.

Неделю продолжался пир горой,
И вот один упившийся герой,
Где царь, гле он, забыв о пиетете,
Осклабившись, царя спросил спьяна:

— А как твоя красавица жена?
Она и вправду краше всех на свете?
Позвал бы, пусть порадует красой.
Мужицкие уже обрыдли рожи.

— Да нет проблем. — Царь тоже был косой,
Настолько пьян, что он забылся тоже.

4

Вашти царица, краше в мире нет.
Ещё и танцевать могла и пела,
А грубости и хамства не терпела.
Сам Навуходоносор был ей дед.

Ко сну уже готовилась Вашти
И, как обычно, наслаждалась ванной.
Быть никуда не собиралась званой.
Вдруг главный евнух просится войти.

— Царь повелел царицу привести.
С гостями он сейчас пирует вместе.
Гостей он хочет удостоить чести
Увидеть красоту твою, Вашти.

Он хочет, чтобы ты, его жена,
До пояса была обнажена.

Твои, Вашти, божественные перси,
И танец живота, и ты сама…
Ахашверош желает, чтобы персы
От красоты твоей сошли с ума.

— Что, довела до чёртиков гульба?
Народу показать меня нагую!
Скажи, поищет пусть себе другую.
Ему я не служанка, не раба.

5

На день другой, лишь занялась заря,
Во всех углах об этом говорится.
Ослушалась и мужа и царя
Строптивая красавица царица.

Ахашверош собрал с утра совет.
Один вопрос, его важнее нет.

Как поступить с его женой Вашти?
К каким ему прибегнуть надо мерам.
Сегодня ты проступок ей прости,
А завтра будет всем дурным примером.

Не знаем мы истории конца.
Вашти казнили или из дворца
Её, как мусор, вымели метлой,
Но царь с того момента холостой.

Мордехай

1

Персидская империя в расцвете,
На пол-Земли её простёрлась длань.
Сильнее царства не было на свете.
Тьма государств царю платила дань.

В наследство перешли от Вавилона
С несметными богатствами дворца
И люди моисеева закона
С их верою в единого Творца.

Под Вавилон попала Иудея
Четыре поколения тому.
Перед врагом от страха холодея,
Евреи не противились ему.

Смирились с поражением без боя.
Какая трусость! Просто стыд и срам.
Но нет ни грабежей и ни разбоя,
Погибших нет и не разрушен Храм.

Царь Навуходоносор был умён.
Он знал, что иудейская элита
Талантами своими знаменита.
Её забрать бы надо в Вавилон.

И то был первый вавилонский плен.
Элита и с надеждою и с верой,
Иначе всех карали высшей мерой,
Ушла надолго от родимых стен.

Не для каменоломен, не для нив,
Для этого другие были руки,
Чтоб расцвели искусства и науки —
Царь уповал на это, их пленив.

И оказалась достижимой цель.
Евреи добросовестно служили,
Свободно и вполне достойно жили,
И даже стал пророком Даниэль.

Полно евреев в свите у царя,
А Даниэль советником по праву.
Всё обрели — почёт, достаток, славу,
Но чувствуют себя в плену не зря.

И хедеров полно и синагог,
Но быть или не быть второму Храму?
И как Господь закончит эту драму,
Вернёт ли их в края родные Бог?

2

И вот прошло, быть может, десять лет.
Настало время новой молодёжи,
А с ней во все века одно и то же —
От героизма просто спасу нет.

Не оказалось рядом мудрецов,
Которые могли сдержать бы страсти.
Восстала Иудея против власти
И потерпела крах в конце концов.

У нас уже была об этом речь.
В ужасном и трагическом финале
Одних убили, всех других угнали,
И Храм не получилось уберечь.

Немало пережить пришлось царей.
Служили им на совесть, ублажали,
Покорность и почтенье выражали.
Учился жить в изгнании еврей.

На этот раз, хорош иль не хорош,
Лишь только время скажет нам об этом.
К еврею обращался за советом
Великий царь царей Ахашверош.

По прошлому вздыхай иль не вздыхай,
Его не изменить. Что будет следом?
Свершиться даст Господь каким победам?
… Того еврея звали Мордехай.

3

Невесть как много в Персии невест,
Но много меньше женихов достойных.
Их столько гибнет в непрерывных войнах —
В гаремах часто не хватает мест.

В гареме у царя немало жён,
Но первою Вашти была по праву.
— Моя ей просьба не пришлась по нраву.
Зачем она полезла на рожон!

Кого же сделать первою женой,
Ему, как Богу, чтоб она внимала.
В гареме кандидаток есть немало,
Но быть царицей можно лишь одной.

Советов царь наслушался сполна.
Но вот у Мордехая, иудея,
Возникла интересная идея.
Властителю понравилась она.

Для выбора царицы конкурс нужен.
Пусть в конкурсе участье примут все.

В финале семь несверленых жемчужин
Стоят перед царём во всей красе.

Красивы так, что глаз не отвести.
А как танцуют! Как искусны в пенье!
И на царя все смотрят в нетерпенье —
Кому должно сегодня повезти?

4

В волненье необычном Мордехай.
Казалось бы, ну что ему царица.
Спокойно жди, расслабься, отдыхай,
Будь с выбором любым готов смириться.

Смотри, как улыбается Аман.
Сидит на кресле, самом близком к трону,
И так несёт он свой высокий сан,
Что впору на него надеть корону.

Но Мордехай волнуется не зря.
Хоть понимает он, что всё от Бога,
На этот раз от выбора царя
Зависит, к сожаленью, очень много.

Из всех красоток, вышедших в финал,
А шансы есть у каждой стать царицей,
Была одна, которую он знал
И ждал, что всё вернёт ему сторицей.

Эстер была племянницей его,
Осталась очень рано сиротою.
Она любила дядю своего,
И все её пленялись красотою.

Она была в семье его, как дочь.
Умна, добра. Читать любила книги.
И вот теперь должна ему помочь.
Судьба в одном свершиться может миге.

Никто судьбу не знает наперёд.
Покрыто всё грядущее туманом.
Как будет дальше жить его народ?
Чем кончится его вражда с Аманом?

Эстер

1

Не каждый царь увидеть мог такое.
Семь юных дев судьба к нему свела.
Изваяны божественной рукою
Красавиц совершенные тела.

Никто в гареме с ними не сравнится,
И всем семи в гареме место есть.
Но как же выбрать, кто из них царица.
Какой из них по силам эта честь?

Но вот он миг! Глаза в глаза. И вдруг
Исчезло всё, лишь тишина осталась.
Улёт в нирвану. Никого вокруг.
Не объяснить, что с Ашверошем сталось.

Он утонул в неведомой дали.
Струился дивный свет из этой дали.
О Господи, ты этот миг продли.
Слов не найти, чтоб чувства передали.

2

Немало о царице говорится,
Но ни один не знает во дворце
О не родном, но всё-таки отце,
И что из иудеев их царица.

А Мордехай? Кто ведает, что в нём.
Конечно, рад, что удалось с обманом,
Поскольку отношения с Аманом
Становятся всё хуже день за днём.

Ахашверош на днях издал указ
О первом и заслуженном визире.
Амана полномочия всё шире.
К нему с поклоном нужно каждый раз.

Как этим возмутился Мордехай!
— С поклоном?! Да не может быть и речи.
Скорей умру, чем поклонюсь при встрече.

— А я не возражаю, подыхай. —
Ответил ненавистнику Аман.
За словом не привык он лезть в карман.

В обоих мигом закипает злоба.
Они друг друга ненавидят оба.

3

Аман визирствует толково.
Всё в государстве по уму.
Царь счастлив, что нашёл такого,
И доверяет всё ему.

Аман твердит Ахашверошу,
Что Мордехай ему не друг,
Что иудеев нет хороших,
И слишком много их вокруг.

Из них богатых очень много,
А их дела — сплошной обман.
И в своего лишь верят Бога —
Царю нашёптывал Аман.

Визирь решил проблему просто.
Всё завершится днём одним.
Чтоб выбрать день для холокоста,
Бросали жребий перед ним.

И письма шли во все пределы.
Должны быть власти на местах
Заранее готовы к делу.
У всех евреи на устах.

Энтузиазма не ослабить.
Вот есть где разгуляться всласть.
Всех перебить, добро разграбить,
И это позволяет власть.

На день тринадцатый Адара
Пур, или жребий, выпал им.
Чем завершится эта кара?
Хашем не знает про пурим?

4

Понять нетрудно Мордехая.
С ума сойдёшь от новостей.
Как он кричит, кляня и хая,
Антисемитов всех мастей.

И рвёт он на себе одежды.
Ужели нет ответных мер,
И на спасенье нет надежды?
Последний шанс — просить Эстер.

Но как вопрос решить о встрече?
В гарем — не может быть и речи.
Нет хода даже во дворец.
Неужто вправду всем конец?

И тут идея неплохая
Возникла вдруг у Мордехая.

5

Идёт по улице прохожий,
На сумасшедшего похожий.
Босой. В мешок с дырой одет.
Смеются все ему вослед.

Вопит безумные слова.
Взъерошенная голова.
Злость в облике его косматом.
Он кроет всех персидским матом.

На площади перед дворцом
К гарему встал крикун лицом,
И здесь такой устроил ор,
Что всполошил весь царский двор.

6

Эстер зовёт к себе Атаха.
И евнух и слуга Атах.
— Кто там орёт? С какого страха?
Узнай, чем он напуган так.

— Что за кретин здесь поднял хай.
Конец он этому положит. —
Атах подходит. Быть не может —
Советник царский Мордехай!

Атах прогнал толпу зевак,
А Мордехай затих мгновенно.
Он рад Атаху откровенно.
Так рад, что не поверить, как.

7

И передал Эстер Атах
Про день тринадцатый Адара,
Что меж евреев жуткий страх.
Все ждут смертельного удара.

Про письма, что во все концы
Уже доставили гонцы.

И отовсюду донесенья,
Что изо всех исполнят сил.
— Лишь ты надежда на спасенье,
Так Мордехай сказать просил.

8

Отправив с благодарностью Атаха,
Эстер решает, что же делать ей.
Евреев ждёт смертельная атака,
Не уцелеет ни один еврей.

Как быть, Эстер сама себя спросила.
Понятно, что Аман — источник зла.
Лишь у царя достаточная сила
Власть отобрать у этого козла.

О встрече надо б ей договориться,
Но это только тратить время зря.
Не можешь, даже если ты царица,
Прийти без приглашения царя.

Эстер же целый месяц, как не звана.
Царь то ли занят, то ли охладел.
Пошлёт за ней он поздно или рано,
Но быть не может неотложней дел.

Евреи все от мала до велика,
А вместе с ними и она сама,
Погибнут, как бы ни звучало дико.
Где силы взять, чтоб не сойти с ума.

9

Всем, кто допущен в царский двор,
Царь назначает разговор.

Непрошенным вошёл во двор —
Немедля смертный приговор.

С Ахашверошем не шути.
Пойти к царю нельзя без риска.
На памяти царицы близко
Пример с ослушницей Вашти.
Но нет к царю других путей.
Эстер приходится решиться.
А если жизни вдруг лишится,
Судьба такая значит ей.

Ступила в царский двор она,
И сердце колотилось гулко.
Чем эта кончится прогулка?
Простится ли её вина?

Ни слова ей не говоря,
К ней подошла амбалов пара,
И молча ждут, какая кара
Царице будет от царя.

А зван сегодня во дворец
Аман, и он сидит с указом.
С евреями покончить разом
Им выпал жребий, наконец.

И в руки царь берёт указ,
Но тут Эстер он ловит взглядом.
— А что, пускай побудет рядом. —
Был добрым царь на этот раз.

10

— О мой великодушный господин!
С тобою не сравнится ни один
В могуществе, величии и славе.
Твоя раба просить тебя не вправе,
Но я нашла в твоих глазах приязнь,
И вот сумела одолеть боязнь.

— Не надо лишних слов, моя царица.
Полцарства попроси, как говорится,
И ты его получишь в тот же миг.
Скажи мне, что ты хочешь, напрямик.

— Есть книга у тебя «Событья дней».
Всё, что случилось, отразилось в ней.
И в этой книге есть одна страница,
Хочу напомнить, — говорит царица.

— А что, припомнить прошлое неплохо.
И ни Аман, ни царь не ждут подвоха.

11

— Два евнуха, Бигтан и Тереш,
Которым ты наивно веришь,
Тебе еду приносят с ядом.
Но, к счастью, Мордехай был рядом.
Отвёл он от тебя беду.
И съели евнухи еду.

Тебя ослушаться не смели,
Всё до последней крошки съели.
И евнухи давно в могиле,
А ты здоров и в полной силе.

— Ждала награда Мордехая.
Напомни нам, Аман, какая.

— Была щедра твоя награда.
Зачем сейчас об этом надо?

— Затем, — Эстер в лицо Аману, —
Чтобы сейчас не быть обману.

Не получил герой награды,
Но твоему спасенью рады
Все были, кроме одного,
И видишь ты сейчас его.

Одна лишь страсть бушует в нём —
Безумно хочет быть царём.

Два евнуха, Бигтан и Тереш,
Неужто ты, мой царь, поверишь,
Что в деле только их рука?

И побледнел Аман слегка.
— Мой царь, не слушай этот бред.
Тебе я верен много лет.
Царица не в себе, больна,
И полный бред несёт она.

А я тут рядом на беду.
Поставь печать, и я уйду,
А ты дослушаешь один.

— Не торопись, мой господин.
Немного подождёт указ,
А я закончу свой рассказ.

Амана ненависть такая
Прожгла, что места не найдёт.
И если б лишь на Мордехая,
А то на весь его народ.

Он начал петь тебе на уши,
Враждебны их чужие души.
Они везде свой нос суют
И персам ходу не дают.

Полна евреями столица.
Носатые их всюду лица.
Они купцы, владельцы лавок,
Обманывать их главный навык.

Тебе, великому царю,
Затем я это говорю,
Что на столе твоём указ.
Всех уничтожить надо нас.

— Царица, ты сказала «нас».
Что значит оговорка эта?
Они с Эстер не сводят глаз,
И оба ждут её ответа.

Как молния пронзила ночь:
— Я этого народа дочь!

12

— Аман, вопрос на случай есть,
Прошу я твоего совета.
Воздать хочу кому-то честь.
Как мне достойно сделать это?

Аман подумал про себя,
Кто, как ни он, достоин чести.
И, восхваления любя,
Себя он ощутил на месте.

— Мой царь, такое видно мне.
В заслугу о своих деяньях
Он на твоём сидит коне
В роскошных царских одеяньях.

— Вот, наконец, и случай есть. —
И царь воздал герою честь.

Был Мордехай героем дня.
Отмеченный особой метой,
Он сел на царского коня,
В одежды царские одетый.

Вёл под узцы коня Аман.
Его глаза застил туман.
И всем, на зрелище пришедшим,
Аман казался сумасшедшим.

Одно и то же говоря,
Нахохлился Аман, как кочет:
— Вот что вам будет от царя,
Когда воздать он честь захочет.

13

Убийство грех великий есть,
Но всемеро грешнее месть.

Ещё, добро бы, месть такая —
Аман, злодей и хитрый лис,
Хотел повесить Мордехая,
Сам на верёвке той повис.

Возмездию народ покорен.
Растёт убитыми число.
Семью аманову под корень,
Чтоб древо больше не росло.

А остальные все ведомы.
Решать дела не их умам.
Вчера готовы на погромы,
Сегодня в страхе по домам.

Прилюдно их могли бы высечь,
И им хватило бы вполне.
Но убивать десятки тысяч
Зачем ещё по всей стране?

14

Жизнь — это прошлого повторы.
Не знали разве мы из Торы,
Как утопили Шхем в крови
Два брата, Шимон и Леви.

Как был отец их Яков в шоке.
Он помнил прошлого уроки:
Убийство грех великий есть,
Но всемеро грешнее месть.

И доносилось из шатра,
Где Яков встретился с сынами:
— Так ты хотел бы, чтоб сестра
Была неотомщённой нами!

— Во много раз грешнее месть,
И возвратится к нам жестоко.
— А за поруганную честь
Не мстить? Ну нет. За око око.

— И зуб за зуб, — со всех сторон
Сыны воинственно кричали.
А Яков пребывал в печали:
— И месть за месть, — добавил он.

Заключение

Мы помним, тяжело вздыхая,
Века печалей и невзгод.
И про Эстер и Мордухая
Мы вспоминаем каждый год.

И чудо тут неоспоримо.
И всем евреям надо в дым
Напиться в этот день Пурима,
И старикам и молодым.

И целый день Пурима спьяна
Врагов своих не замечать.
И Мордехая и Амана
Хотя бы день не различать.

Забыть антисемитов надо,
И хорошо бы на века.
Но больше, как ни жаль, чем на день,
Не получается пока.

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Юрий Солодкин: Пурим»

  1. Много откликов на «Пурим» получил в личную почту и с удовольсчтвием, несмотря на всю мою скромность, хочу ими поделиться.

    Юра, спасибо тебе за Пурим. Для меня это, как прекрасное путешествие в древнюю историю. Прочитал дважды — настолько всё образно, просто и понятно..Всегда поражался, какой силой обладают порой стихотворные строки…Вот всего лишь четверостишие, а .в нём информации на толстый том.. Так и монахи-врачи Древнего Тибета читали «студентам» курс многотомной медицины тысячелетий, написанный в стихах — легче запоминалось…Спасибо тебе! С нетерпением ожидаю. новых с тобой путешествий и надеюсь, что когда-нибудь прочту и твой научный труд «Путешествие в Древнюю историю в стихах».
    Всех благ твоей семье, а тебе новых творческих задумок и их исполнения.
    Игорь Войтенко

    Большое спасибо, Юрий! Как всегда — замечательно — сами прочитали с большим удовольствием и переслали всем друзьям.
    Лена (Розенфельд)

    Нет слов! Как всегда здорово! Ждем новые плоды творчества! Си Ю сандэй на Зуме.
    (Виктор Рутман)

    Спасибо за поздравление. Желаю вам в этом году встретить Пурим там, где вы хотите.
    А поэма замечательная, за неё отдельное спасибо.
    Борис (Рубин)

    С удовольствием прочитали Юрину поэму на эту тему – отлично сделано, Юра! Здесь явно проявился положительный аспект карантина – «в результате чего появилась поэма «Пурим»»
    (Юра Окунев)

    Большое спасибо за поздравление
    и за замечательную поэму!
    Примите и Вы с женой мои искренние поздравления
    с этим веселым и по-весеннему радостным праздником!
    (Леонид Юниверг)

    Юра, можно я эту поэму перешлю своему товарищу? Он случайно в интернете набрел на твои стихи, они ему очень понравились и он прислал их мне.. Тогда я дал ему читать твои книжки.
    С ув. Оскар и Флора (Черкавские)

    Дорогой Юрий Наумович,перечитал дважды.
    Невероятно талантливо.
    Прекрасно и точно изложена мегилла Эстер
    С наилучшими пожеланиями.
    Искренне Ваш.Н(Наум Шур)

    Дорогой Юрий,
    спасибо!
    И Вас, и Ваших — с прекрасным праздником Пурим!
    Поэма замечательная!
    Поздравляю!
    Саша (Избицер)

    Прекрасно. Я разошлю эту поэму всем своим приятелям.
    Вы обладаете писательским и поэтическим талантом, но главное в Вас сидит еврейская душа.
    Будьте здоровы и счастливы
    Я с Соней (Диневичи)

    Спасибо, Зоечка. С праздником! Юре привет и благодарность. Я напиваюсь уже многие годы в Пурим и участвую в Пуримшпиль, но Юра ввёл интересные детали в поэму.
    Best regards,
    Yefim Leshchinsky

    Большое спасибо.Красиво ты написал поэму.Что мы можем пожелать вам здоровья.счастья.удачи.Желаем вам весёлого Пурима.
    (Борис Коган)

    Юра, читала и радовалась Элиэзер, конечно, найдет неверные трактовки, а я в своих ограниченных знаниях только радуюсь, читая. Просто восточная сказка! Поделюсь с друзьями. Вот с «напиться» проблема, но я, кажется, и без того жаждой мести не пылаю:) Happy Purim!
    (Зоя Полевая)

    Спасибо за поздравление. И мы с Ларисой сердечно вас поздравляем с этим чудесным праздником. Поздравляем также с публикацией прекрасных стихов. Мысленно вместе с вами по этому поводу выпьем под Оду к радости из 9-й: «Радость, дивной искрой Божьей ты нисходишь к нам с небес»…
    Ваши Ицковичи.

    Purim Спасибо! Как всегда прекрасно! Наилучшие пожелания тебе и твоей необыкновенной прекрасной семье (Рина Хаит)

    Юрна, замечательно, полный восторг! Восхищаюсь тобой, ты большой МАЛАДЭЦЬ!!!!!!!! (Аркадий Блумин)

    Cпасибо за поэму, здорово! Фаина, Давид (Ахинблит)

    Только что закончила читать историю Пурима.
    Поэма
    Веселого Пурима Вам! (Марина Острова)

    Потрясающе!
    Ты превзошел самого Мордехая.
    Потому пить будем и гулять будем не один праздничный день, а весь год до следующего Пурима!
    Знай наших.
    Поздравляем и обнимаем тебя и Галю.
    С. и Р. Резники

    Дорогой Юра!
    Ты продолжаешь быть гениальным поэтом!
    С ПРАЗДНИКОМ!
    Юлий. (Зислин)

  2. Очень хорошо написано!
    Может быть на Пурим читать эту поэму вместо ситка Эстер?
    Шутка 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *