Мирон Амусья: Эгоизм альтруизма

 231 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Когда своё удовольствие становится в глазах человека дороже жизни другого, тебе постороннего — сторонник своего удовольствия теряет право называться человеком. Замечу, что силу пытки сытостью я видел на примере многих людей, включая некоторых моих сотрудников. Многие её не выдерживали.

Эгоизм альтруизма

(Некоторые замечания о пользе самоотвержения)

Мирон Амусья

Да здравствуют Антимиры!
Фантасты — посреди муры.
Без глупых не было бы умных,
оазисов — без Каракумов.

Нет женщин — есть антимужчины,
в лесах ревут антимашины.
Есть соль земли. Есть сор земли.
Но сохнет сокол без змеи.

А. Вознесенский, «Антимиры»

“Эгоизм — высшая форма альтруизма”
Ю. Харари, «Краткая история человечества»

Совсем нередко напоминаю читателям моих заметок на ненаучные темы о своей профессии, поскольку полагаю, что не только все многочисленные минусы в написанном мною, но, хоть и изредка, встречающиеся там плюсы продиктованы тем стилем мышления, который выработался профессиональными многолетними занятиями теоретической физикой. Эти занятия во многом определили круг общения, который для меня сыграл просто формирующую роль, и определил методику подхода к любому материалу, совмещающую опору на сравнительно узкий набор фундаментальных, трудно изменяемых принципов, с острокритическим отношением к описанному кем-то и услышанному от кого-то.

Сказанное давно и прочно отвратило меня от общефилософских проблем, которые с научной точки зрения просто и проблемами-то считать неуместно. Уничижительные выражения типа «пустая философия», «глубокая философия на мелком месте» давно и прочно угнездились, и вполне уютно себя чувствуют в моём сознании, поощряя выбор таких тем, где можно что-то конкретное сказать, и что-то доказуемо утверждать.

Так получается, что я нередко просматриваю журнал «Континент США». Ещё в конце мая 2020 я натолкнулся там на статью Коронавирус и альтруизм, написанную Др. Валдемаром (Вадимом) Малининым (Valdemar Malin). Слово «альтруизм» пугало философичностью, но тема коронавируса к тому времени занимала меня уже почти три месяца, и держала при себе, как и сейчас, весьма прочно. Однако прямо вкупе с «альтруизмом» она ещё не встречалась, и допускала возможность неожиданного разворота. К сожалению, сам по себе текст был традиционно для «Континента» выдержан в стиле «подумаешь, это обыкновенный грипп», а новизна, опасность и необходимость серьёзной борьбы с болезнью рассматривалась как несказанно преувеличенная по политическим мотивам, по сравнению с главной, по мнению автора, угрозой — грядущим и уже вполне проступившим экономическим кризисом, и страданиями производителей материальных благ, им вызванным. А виной всему автор объявлял якобы навязанный «левыми» роду человеческому альтруизм, понуждающий людей забывать о себе и своих нуждах, концентрируясь лишь на том, чтобы жить не только лично для себя, что в наше время, однако, просто невозможно, но и в основном для других. Последнее и есть альтруизм. Вот эту то манеру жизни — «и для других», т.е. альтруизм, — автор считает вредной, но целиком, к его сожалению, не умершей. Он так и пишет:

«Но, как и все вирусы, альтруизм не сдох. Он всё ещё жив, хотя полностью скомпрометировал себя, и больше не является темой для публичных дискуссий. Зато альтруизм нашёл себе надёжный приют в городах-убежищах — в университетах, в средствах массовой информации и в Голливуде. Здесь ему сделали подтяжку, чтобы разгладить старые и отпугивающие морщины на его зловещем лице».

Мне этот пассаж, как и многие другие в статье Малина, показались, мягко говоря, странными. Он утверждает, что гораздо естественнее, во всяком случае, в применение к коронавирусу, дать природе доделать своё дело, позволить человечеству набрать естественным путём должный «стадный иммунитет», после чего пандемия сама кончится. При этом большинство, разумеется, не умрёт. Это вместо того, чтобы заниматься всякими там карантинами, лок-даунами и искать прививки, поскольку данный вирус истребляет в основном людей старых. Так пусть же осуществится природное «выживает сильный». Малин пишет:

«Естественное решение проблемы базируется на рекомендациях природы. Основная идея — это позволить инфекции распространяться до тех пор, пока более половины населения не заразится и не приобретёт «стадный» иммунитет против этого вируса. Такой путь позволяет надеяться на полное угасание пожара в связи с отсутствием горючих материалов. Это путь может оказаться не самым быстрым и безопасным, но он не подвергает людей таким лишениям и не подрывает так экономику».

Обращаю внимание на утверждение про то, как естественный ход «не подвергает людей таким лишениям». Когда Малин писал свою статью в середине мая 2020, ситуация была следующая: в мире диагностировали 23.6 млн случаев с коронавирусом, из них умерло 812.6 тыс. человек. В США на тот момент умерло почти 181 тыс. В Израиле к тому моменту умерло 834 человека. Отмечу, что на сегодняшний день число случаев коронавируса достигло 117 млн, умерло 2.6 млн, из них в США 537 тыс., в Израиле 5.8 тыс. человек. А ведь такого уровня болезнь достигла лишь за год, при всех лок-даунах и карантинах, и после месяца прививок. Судя по примеру гриппа «испанки», «естественное» могло бы растянутся более, чем на два года, и ликвидировало бы сегодня, при той же смертности, что у испанки в 1918-1920, но с учётом прироста населения Земли, эдак 250 млн человек.

Если бы следовали природному ходу вещей, не мешали бы ей-матушке самой «тушить пожар», то на сегодня в мире умерло бы как минимум 15, а то и все 20 млн человек. Отсюда видно, что невмешательство в дела природы было бы не только негуманным поведением, но, совершенно очевидно, и экономическим преступлением, при учёте также затрат на лечение заболевших. Сейчас развелось немало людей, внешне приличных и добропорядочных, у кого при слове «гуманизм» рука сама тянется к пистолету, как у некоего не слишком дальновидного литератора. Так что, оставляя гуманизм в стороне, дополнительная смерть 15-20 млн людей, даже в среднем весьма пожилых, едва ли не отразилась бы негативно самым серьёзным образом на всей жизни и деятельности выживших и переболевших, включая, разумеется, и экономику.

Удивил меня и такой пассаж у этого Малина:

«Коронавирус, внедрённый в человеческий организм, может убить своего хозяина. Таким же образом ведёт себя и подлинный альтруизм. Внедрённый в человеческое общество, он может удушить это общество».

Роясь в ворохе причин, почему столь многие не идут в противостоянии коронавирусу по «естественному пути», и даже не упоминая, по существу, морально-этическую неприемлемость этого пути сегодня, Малин видит причину поведения анти-естественников в том, что они хотят разрушить свободную капиталистическую экономику, а не только сменить президента США или сделать другие преступные и ошибки-глупости.

Не скрою, открытая политическая тенденциозность приводимого текста Малина поражала меня уже в мае, когда у наивных или некомпетентных могло быть непонимание в оценке огромной потенциальной опасности коронавируса. Случайно поискав у Малина другие писания, я обнаружил, что он давний и упорный борец с альтруизмом, выпустивший на эту тему даже две книги — каждая о двух языках.

Примечательно, что борец с альтруизмом по профессии, как я нашёл в описании при одной из его публикаций, специалист по электросварке. Вообще, несмотря на весьма громкое представление журналом как широко известного инженера, я о Малине как о профессионале в чём-то, данных в сети не нашёл, хотя старался. Мне это важно, поскольку считаю, что профессионализм, скажем, в инженерии, проявляется и в писаниях-хобби. Я упоминаю его книги, притом не издательства типа «Ламберт», чтобы оправдать своё внимание даже такому странному пассажу, как этот:

«… главная цель подлинного альтруизма достигнута, когда правительство подчиняет своему контролю не часть, а всё население, и не временно, а постоянно. Альтруизм не может существовать, если даже небольшая группа людей экономически не зависит от государства. Вот почему левые так настаивают на закрытии всей экономики и бессрочно. Под прикрытием пандемии легче захватить власть и заставить всех жить для партии или правительства и жертвовать всем ради левой идеологии».

Малина почитаешь, так почудится, что пандемию левые чуть ли не организовали для захвата власти в мире.

Так получилось, что в день, когда набрёл на статью Малина, получил электронное письмо от своего бывшего ученика, ныне профессора физики из Ташкента, который среди прочего писал:

«… я отправлен институтом в оплачиваемый отпуск до 1 сентября. Мы практически не выходим из дому. люди приносят продукты прямо к двери. денег не берут — полный коммунизм. молодые девушки, живущие в моем доме, соревнуются в желаниях спасти старика, распад которого я с ужасом наблюдаю».

Примерно в это же время масса молодых добровольцев в Израиле разносили бесплатную (т.е. от имени государства или благотворительных организаций), готовую еду, покупали продукты тем в Израиле, кто из-за возраста и одиночества, в условиях карантина, был вынужден сидеть дома. Знаю об этой незабываемой, к месту и времени, помощи не понаслышке. Разумеется, государство использовало весьма уместно для этих целей средства, собранные у налогоплательщиков.

Все эти молодые люди работали бесплатно. Их действия есть проявление свойственного человеку альтруизма в самом прямом, непосредственном смысле этого слова, и заслуживают всяческих похвал. Однако, несомненен тут и определённый элемент самоутверждения, поскольку не делать всегда проще, чем делать, а, следовательно, требуется заметное усилие над собой. Есть тут и элемент тщеславия, которое вознаграждается, когда поступки удостаиваются похвалы. Есть тут и желание действовать правильно, в соответствие с тем, что предписывается общепринятой моралью. Всех факторов нет ни нужды, ни возможности перечислить. Но всё это вместе со стороны альтруиста есть проявление присущего любому человеку, а может быть, и животному, эгоизма, т.е. действия, направленного на достижение личной выгоды, если, разумеется, выгоду это понимать не в примитивном материальном смысле этого слова.

Хотя подчас и альтруизм приводит к выгоде, иногда даже заранее просматривающейся альтруистом. И ничего предосудительного в этом нет. Например, кто-то занимается волонтёрской работой (альтруизм), думая при этом, что набирается опыта в организации и распределении помощи нуждающимся, и одновременно надеясь использовать наработанные навыки для занятия какой-либо государственной должности, совсем не низкооплачиваемой. К альтруистической можно отнести деятельность в разных странах добровольцев Корпуса мира, которые ехали в слабо развитые, иногда — воюющие страны, с риском для жизни оказывая на местах помощь людям. Но, разумеется, успешные добровольцы становились потом ответственными чиновниками и получали хорошие должности в частных фирмах. Подобные примеры можно множить до бесконечности.

Приведу и пару памятных мне ситуаций. Так, начиная одну из конференций, председательствующий попросил всех встать, чтобы почтить память недавно ушедшего коллеги, человека отнюдь не кристально чистых моральных принципов и безукоризненно высоких помыслов. А мой сосед, очень известный физик, сразу, как сели, говорит мне шёпотом (я тогда ещё слышал, когда говорили шёпотом): «Ведь пакостный был человек, и учёный скромных размеров. Но стояли мы по себе. Стандарт общий устанавливали и утверждали». И шепчущий был, разумеется, прав. Приведу ещё один пример. Много лет назад, в начале девяностых, в экономически очень тяжёлое для многих, в том числе непривычно тяжёлое для научных работников время, разрешили в нашем Физико-техническом институте им. Иоффе повышать научным сотрудникам зарплату. Однако деньги надо было брать за счёт увольнения коллег, достигших пенсионного возраста. На пенсию тогда было не прожить, но молодые настаивали на добавках.

Словом, предлагалось человека пожилого уволить, а его зарплату разрешалось поделить между сотрудниками отдела, в первую очередь помогая этим молодым. Мне такое увольнение тогда совсем не грозило, но картина людей, буквально жрущих своего вчерашнего коллегу, была просто отвратительна. И я сказал, что подобное есть просто людоедство, каннибализм, и я сделаю всё, что могу, чтобы безобразия не допустить. Нашлись и у меня сторонники, и мы своего добились. Правда, тогдашние наши старики быстро уходили в мир иной, не дотягивая до разрешённого им возраста. А сейчас стары уже те, кто проявляли альтруизм, который, как показало время, отлично совмещался с эгоизмом, т.е. действием в своих интересах, правда, с заметной задержкой во времени.

Вспоминаю доклад на коллоквиуме института физики имени Д. Рака одного из наиболее крупных научных и государственных деятелей Израиля профессора Ю. Неэмана. Рассматривая социальную эволюцию, он, споря через век с Ф. Ницше, отмечал, что стабильность общества достигается не культивированием сильной личности, созданием Сверхчеловека, но обеспечением заботы о слабых звеньях человеческого общества, тем самым отмечая преимущественную роль альтруизма в обеспечении стабильности и развития человечества как биологической системы. Эта точка зрения проявилась и в той конкретной помощи, которую сам Неэман оказывал множеству людей. Объектами этой помощи, для которой при его поддержке и по его инициативе были созданы специальные программы, стали многочисленные научные работники, приехавшие в Израиль из стран бывшего СССР, и позднее очень успешно работавшие в Израиле.

Теме альтруизма вообще посвящено множество работ, среди которых с моей точки зрения особо интересны те, в которых проясняется генетическая основа альтруизма, согласно которой именно альтруизм вносит большой вклад в выживание и развитие популяций. Упомяну в этой связи интереснейшую статью и книгу знаменитого советского генетика В. Эфроимсона «Родословная альтруизма (Этика с позиций эволюционной генетики человека)» // «Гениальность и этика». М.: Русский мир, 1998. Не случайно поэтому, что альтруизм встречается и в животном мире (См. Альтруизм у животных).

Пандемия впервые со времени ВМВ в таком широком масштабе поставила вопрос о необходимости ограничивать свободу. Сам начальный для очень многих момент появления ограничения личной свободы, права каждого действовать так, как он хочет, заботясь лишь о себе и своих близких, оказался болезненным особенно в начале ВМВ. В это время проявлялось насильственное отключение от эгоизма, обычного антипода альтруизма. Но эгоизм, проявись он в попытке отказаться от призыва в армию или, идя вместе с другими, на боевую операцию, подавлялся либо добровольно самим человеком, или принудительно — государством, навязываемым войной с её, как это ни странно звучит, экстремально альтруистическим лозунгом «сам погибай, но товарища выручай».

Однако последующие послевоенные десятилетия сопровождались в США и Европе, в первую очередь Западной, просто дотоле невиданным размахом свобод и прав человека, расширившим уже и без того дотоле невиданно широкую область действия каждого отдельного человека по эгоистическому принципу «Я так хочу, хотя могу иначе». Пандемия с её довольно быстро прояснившейся ситуацией показала, что, следуя принципу «я так хочу», один человек многих обрекает на смерть. Увы, но это не случайно, что именно в Китае, где личные свобода каждого совсем нередко приносятся в жертву интересам многих, а точнее, тому, что их интересами считает государство, удалось, карантином длиной в 76 дней фактически с пандемией покончить, потеряв всего 4.5 тысяч жизней, что очень мало для гигантской страны.. Сейчас у них лишь 10-20 заражений в сутки, и экономика полностью компенсировала потери. В это время развитейшие страны мира, в первую очередь США, имеют и продолжающуюся пандемию, и повторяющиеся чередой карантины и лок-дауны. А до восстановления экономики ещё ох как далеко.

Видна жизненная важность, особенно во времена масштабных бедствий, отказа от эгоизма и следование альтруизму как норме поведения. Маска-намордник, защищающая в первую очередь других, а не себя, тому убедительный пример. Кстати, уж коли упомянул про маску, отмечу, что их ношение попутно снизило вполне заметно число заболевших обычным сезонным, т.е. осенне-весенним гриппом. Требования введения полных карантинов, к тому же в больших странах, поставило во весь рост проблему необходимости отказаться от своей неограниченной свободы и части материального благополучия во имя интересов других, что обратилось в своеобразную массовую пытку.

Сохранение человекообразия человека издавна испытывали голодом, бессонницей, болью. Люди ломались, клеветали на себя и близких. В новые времена появились новые тесты, новые пытки — в первую очередь, сытостью, обилием удовольствий. Действительно, когда человек живёт просто чрезмерно хорошо, он начинает боятся это потерять. Подобный страх устраняется разумным самоограничением, способностью самому поставить предел ненасытности во всех отношениях. Меня давно раздражают отели с так называемыми шведскими завтраками, обедами, ужинами, в которых после ухода посетителей остаются столы, просто заваленные хорошей неиспользованной едой. Постояльцам не мешал бы ветерок альтруизма, который напоминал бы им, что в мире есть ещё совсем немало людей, которые остро нуждаются даже в простой, а не деликатесной еде. «Зажравшимся эгоистам» альтруизм добавил бы смелости — они не так боялись бы потерять то, что им вовсе не нужно. Когда своё удовольствие становится в глазах человека дороже жизни другого, тебе постороннего, но перед тобой ни в чём не виновного — сторонник своего удовольствия теряет право называться человеком. Замечу, что силу пытки сытостью видел на примере многих людей, включая некоторых моих сотрудников. Многие её не выдерживали.

Вопрос о соотношении альтруизма и эгоизма, опасности избыточного богатства интересовал людей издавна. Вот что я прочитал в связи с праздником Сукот:

«Еврейские мудрецы, комментируя начало Торы (рассказ о змее-искусителе, «прахом будешь питаться») говорят: Всевышний проклял змея изобилием пищи. Тот, у кого все есть, не нуждается в Б-ге и не видит Б-га. Благословение богатством может обернуться проклятием безверия. Человеку трудно жить в бедности, но трудно жить и в ситуации изобилия и собственного «всемогущества».

Иерусалим

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Мирон Амусья: Эгоизм альтруизма»

  1. Vitaly VovnoboyЕдинство Израиля
    10 ч. ·
    «Ха-ха ха! Будучи в оппозиции, критиковали Нетаниягу: он передает деньги ХАМАСу! А вот мы бы… Утром еще СМИ торжественно вещали о своих любимцах: «Новое правительство ставит условием передачи денег в Газу возврат останков израильских солдат». Круто!
    Но не прошло и двух часов – в 9 утра – сообщили, что деньги в Газу передадут. Ка-ак?! Сейчас адепты марионеточной власти напишут здесь: «Газа получит не наличными в чемоданах, а через банковые переводы прямо нуждающимся».
    Да ладно, не перебрасывайте нам на уши вашу лапшу, ешьте сами. Деньги и тогда делились между нуждающимися в Газе. Нет же у вас данных, что эти нуждающиеся их не получали? Не умирали же они там с голоду. Тогда часть в качестве отката брал себе ХАМАС? А что мешает все контролирующему в Газе ХАМАСу путем повышения цен часть суммы опять переложить в свои карманы? Тем более, что ХАМАС нисколько против такого банковского перевода не возражает. Он уже приготовился.
    ***
    И вообще, привыкайте, что теперь СМИ, которые замалчивали настоящие достижения Нетаниягу, будут возвеличивать все телодвижения своих марионеток, чтобы они укрепились – и потом стали энергично выполнять задачу разрушения еврейского Израиля. В той же сводке новостей с придыханием сообщили, что новый министр просвещения Шаша-Битон мудро распорядилась позволить выпускникам школ, провалившим по родному языку госэкзамен, пересдать осенью. На первый взгляд – хорошо же. На деле: министр пытается повысить процент получивших аттестат за счет тех, кто подготовится уже вне рамок системы образования (родители наймут репетиторов), а СМИ будут рапортовать: школы при новом министре стали работать лучше.
    Как я писал на днях: «Люди спрашивают у Картеля пост-сионистских СМИ:
    — А ваши марионетки Беннет и Лапид тоже какают?
    — Мммм… Какают, но понимаете, как-то добрее, честнее».
    Нас не надуешь.»
    =Yuri Moor

  2. Татьяна Берлин
    7 ч. ·
    Правительство Беннета все достижения предыдущего правительства по борьбе с коронавирусом спустило в унитаз всего за три недели 🙁
    На утро 13 июня было выявлено всего 5 заболевших за сутки.
    Всего больных было 266 человек.
    На сегодняшнее утро, 4 июля:
    183 выявлено за последние 24 часа
    Уже болеют 2460 человека.
    Количество больных увеличилось в 9 раз!!!

  3. From: Albert G
    Sent: Thursday, March 11, 2021
    To: Miron Amusia
    Subject: Re: инф

    Дорогой мой друг Мирон Амусья!
    С большим интересом ознакомился
    с вашей заметкой «Эгоизм альтруизма».
    Благодарю за возможность ознакомиться с ней!
    Разошлю своим друзьям.

  4. 1) О втором эпиграфе. Неосторожно это: цитировать эту «экстравагантную» персону. Тем более, что за 150 лет до него эту новость уже сообщил человечеству некто Чернышевский Н.Г.
    2) «… я тогда ещё слышал, когда говорили шёпотом …»
    Вот прислушайтесь, пожалуйста, к бессильному шептанию. Есть известное Вам речение: Бог проявляет себя в деталях. В частностях. Например, в такой, что я Вам не ровня. Обидно и завидно – но ведь эту разность не отнять и не поделить … Как альтруист, Вы обязаны зато снизойти и понять. Понять нижеизлагаемое, даже если оно не покажется Вам прямо относящимся к «тезисам» инженера Малина .
    Природой нам определен различный амортизационный срок. По истечении которого мы не просто обессилеем во всех отношениях, но и, не дай бог, лишимся разума – единственного нашего отличия от остальной живой природы. Что делать с человекообразным, но – растением? Оно ведь невменяемое, родное наше. В своем человеческом прошлом мы были сутью, содержанием, смыслом его жизни. Оно кормило и сохраняло нас, по полной мере его сил, до последнего, но не смертного, увы, часа. Теперь оно – не по его воле — наше горе, . Спросите его за год, за день, за миг до крушения: что он думает о такой судьбе. Не нужно? Вам этого не нужно, Вы этого никому не желаете? Никто никому не желает? Тогда почему, для чего существует индустрия гериатрических оранжерей, именуемых политкорректно домами престарелых. В этих «домах» достижениями науки затягивается на года кончина жизни, не являющейся уже человеческой. Не альтруизма ради, но – прибыли для.
    В Израиле существуют относящиеся к данному казусу Религия и Закон. Клерикалы заявляют о святости жизни как непреодолимом препятствии эвтаназии, и отказываются от обсуждения «воли Господней». Нам с Вами известно определение Эйнштейна «Бог не зловреден». Не Бог, а медработники препятствуют естественной кончине обреченного. Более образно: Бог прислал за человеком Ангела смерти, но врачи затеяли с ним препирательства и затянули исполнение Воли Господней, добавив этим страданий больному и близким его. Закон же, как я узнал при попытке составить превентивное указание на случай утраты дееспособности, действителен когда рассудок еще не оставил пациента: аз-ох-ен-вей а-юристен у нас, под стать священникам.
    Такую вот ассоциацию навеяла мне Ваша заметка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *