Инна Беленькая: О магической значимости веревок, сетей, узлов

 432 total views (from 2022/01/01),  6 views today

Задача состоит в том, чтобы установить, к каким древним верованиям и представлениям восходит та или иная группа однокоренных слов. «Веревка» и «террорист», «узел» и «заговор», «цепь» и «сплетаться-истреблять» — все эти необычные связи между словами, которые устанавливает иврит, получают свое объяснение.

О магической значимости веревок, сетей, узлов

И отражении этих древних представлений в языке

Инна Беленькая

Что общего между словами «узел» и «заговор», которые в иврите обозначаются одинаково — кэшэр, или между словами «заговорщик» и «привязывает» — кошэр? (От этого же корня глагол קשר кашар — связывать, обвязывать, составлять заговор).

Почему древний иврит соединяет общим корнем такие разнородные слова, как веревка, силки, сети (хэвэл) и повреждение, ущерб, вред (хэвал).

А современный иврит в это корневое гнездо включает производные от того же корня слова уловка (тахбула), ловкач (тахбэлан), а также диверсия (хабала) и террорист (мэхабэл), отдавая тем самым дань реалиям нашей жизни.

Что связывает древнегреческого Гефеста — бога-колдуна с колдуном — каверзником из Малороссии?

А также, в чем смысл народного средства для сведения бородавок?

На все эти вопросы мы постараемся ответить в ходе дальнейшего изложения. Добавим только к этим семантическим рядам еще ряд слов, связанных одноименным корнем: шаршэрэт (цепь), шараш (сплетаться, в переносном смысле — истреблять, говоря о человеке, по О.Н. Штейнбергу).

Другое корневое гнездо включает в себя такие разнородные слова, как: ירש йараш (захватить, завладеть, присвоить), рэшэт (сеть, ловушка, западня) — производными от этого глагола (согласно О.Н. Штейнбергу), а современный иврит — рэшут (право) и рашут (орган власти, управление).

Как видно из этого, образование в иврите семантических рядов слов с одноименным корнем идет вокруг таких понятий, как «веревка», «сеть», «узел», «цепь». На вопрос, что их объединяет, можно ответить — общность семантики, означающей угрозу жизни, причинение какого-либо вреда человеку.

Но тут напрашивается другой вопрос: почему? Что лежит в основе образования этих разнородных по значению рядов слов?

Если обратиться к мифологии, то можно видеть, что в структуре таких корневых гнезд находят отражение мифологические представления о магической значимости «веревок», «сетей», «цепей» и «узлов».

Символика этих мифологических образов прослеживается в разных архаических культурах.

Начнем со славянской мифологии, трудов замечательного русского лингвиста А.А. Потебни (1835-1891).

Согласно Потебне, одно из поверий, распространенных у славянских народов, является поверье, связанное с такими действиями, как «вить» и «вязать». В древнем сознании понятия «вить», «вязать» ассоциировались с понятием «силы». «Сильный» представляется человеком, имеющим возможность вязать». Власть как произведение силы также символически изображается вязанием. «Завязать — значит вообще уничтожить» [1]. Потебня приводит в сравнение такое природное явление, как «закручивание колосьев на ниве на погибель хлеба, до сих пор наводящие ужас на целые села».

Опираясь на лексику славянских языков и образы народной поэзии, Потебня решает вопросы происхождении слов. Он обращается к языку как основному источнику сведений о древней эпохе. Это позволяет ему проводить языковые сближения, выявляя этимологию тех или иных слов.

Так, по мнению Потебни, слово «сила», несомненно, одного корня с «силок» и «си-то». А «плен-полон не только добыча вообще, но и добыча связанная, как видно из ст.-сл., плЪни-ца, цепь». Далее Потебня пишет, что «вязанье» переходит к значению не только связанной, скрученной или вяжущей веревки, но и узла».

У славян существовало поверье, по которому считалось «дурной приметой, если на нитке у шьющего сами собой вяжутся узлы». Потебня пишет, что «в Сербии враги незаметно завязывают узлы на платье молодой или молодого, чтобы у них не было детей».

Даже народное средство от бородавок связано с этими представлениями. Для того, чтобы избавиться от бородавок, надо «завязать на нитке по узлу над каждой бородавкой и бросить нитку эту в сырое место: когда узлы сгниют, тогда пропадут бородавки».

Однако магическая значимость веревок, сетей, цепей, символизм узлов, нитей не ограничивается славянским фольклором, а является принадлежностью и других архаических культур.

Так, в индуизме бог Варуна, сменивший Небесного бога, олицетворяет собой стража космического порядка. Варуну всегда изображают с веревкой в руке. Любого, кого он намерен погубить, он опутывает. Все должны бояться «пут» Варуны. Даже само имя Варуна, по словам М. Элиаде [2], восходит к индоевропейскому корню «uer» — «связывать» (санскритское «варатра» — ремешок, веревка).

Путы Варуны мистические, они выражают магико-религиозную силу, необходимую для того, чтобы НАКАЗЫВАТЬ, УБИВАТЬ, ПОВЕЛЕВАТЬ, УПРАВЛЯТЬ. И он наказывает всех нарушителей своих законов, «опутывая» их (болезнями или бессилием).

Помимо этого узлы также имели «специфическое отношение» к Варуне, указывает М. Элиаде.

В вавилонской религии главным оружием бога Мардука является «сеть». Мардук «связывает» богиню Тиамат, «сковывает» ее и убивает. Тем же самым образом он сковывает всех богов и демонов, которые помогали Тиамат, и бросает их в темницы и подземелья.

В древнегреческой мифологии бог Неба Уран также «опутывает» своих детей, заковывает в цепи циклопов и отправляет их в Тартар.

Особое место занимает бог-колдун Гефест. Он еще бог огня и кузнечного мастерства, но превыше всего то, что Гефест, по выражению М. Элиаде, — умелый «вязальщик». Своими изделиями (цепями, сетями) он связывает богов и богинь, как и титана Прометея. Это образ хитрого, действующего путем разных уловок, божества.

Что интересно, в Малороссии колдун называется «каверзник», т.е. вяжущий, о чем пишет Потебня [3]. Каверзник — это тот, кто любит делать каверзы, плетет (!) интриги, пускается на хитрость, уловки, что напоминает бога-колдуна Гефеста. И наверное, не случайно в иврите слова тахбула (уловка) и тахбэлан (ловкач) связаны общим корнем со словами «веревка», «сети», «силки», «обвивать», «закручивать», «обвязывать».

Какой вывод из этого следует? В первую очередь мы видим удивительное совпадение мифологических образов и символов, принадлежащих разным народам.

Ученых, изучавших древние верования, мифы, культы, издавна занимал вопрос, в чем причина такого поразительного сходства, которое проявляется в мельчайших деталях обрядовых культов и верований?

Большинство ученых склонялось к тому мнению, что это является результатом влияния и заимствования чужих культурных традиций, следствием миграции населения или в какой-то степени миссионерской деятельностью.

Принципиально новый подход к этой проблеме, изменивший взгляд на умственный механизм низших обществ, прежде всего связывается в науке с именем французского ученого Л. Леви-Брюля (1857-1939).

Он считал, что древние верования нельзя понять и объяснить путем одного только рассмотрения психики индивида как такового, поскольку в них заключается прошлое не отдельного человека, а всего человечества. По его мнению, верования «примитивов» предстанут совсем в ином свете, если их рассматривать не как изолированные факты, а как производное от коллективных представлений его общества.

Согласно Леви-Брюлю, источником и содержанием древних верований являются коллективные представления. Коллективные представления глубоко отличны от наших идей и понятий и не равносильны им. Это совершенно иная установка сознания в отношении предметов и явлений окружающего мира. Коллективные представления существуют до индивидуумов, которые усваивают их с рождения, и обнаруживают себя после их смерти. Они передаются из поколения в поколение, навязываются всем членам социальной группы и независимы от отдельной личности.

Главным свойством коллективных представлений, лежащих в основе психической деятельности примитивных обществ, является их мистичность, как мистична сама эта деятельность, подчеркивал Леви-Брюль. Но среди его современников эти идеи не нашли признания.

Дальнейшее развитие и продолжение его изыскания получили лишь в учении швейцарского ученого-психиатра К.Г. Юнга (1875-1961) о коллективном бессознательном.

В полном согласии с Леви-Брюлем, Юнг считал, что каждое человеческое существо характеризуется, с одной стороны, сознательной деятельностью, с другой — иррациональным опытом, кроющемся в глубинах бессознательного. Он писал, что необходимо признать существование некоего «коллективного психического субстрата», или, по его определению, коллективного бессознательного. Коллективного — потому, что речь идет о бессознательном, имеющем всеобщую природу, которая идентична у всех людей. Оно включает в себя типы и образы поведения, которые являются повсюду одними и теми же.

Содержанием коллективного бессознательного, по Юнгу, являются архетипы. Отдавая должное своему предшественнику, он писал, что архетипы, по существу, соответствуют понятию коллективных представлений в психологии примитивов, введенному Леви-Брюлем. Архетипы (от др.-греч. ἀρχέτυπον — «первообраз») — это врожденные психические структуры, составляюшие содержание коллективных представлений в психологии примитивов и принадлежащие к стержневому каркасу бессознательной психики.

Образы, из которых берут свое происхождение мифы, «находятся в человеческой душе с дней сотворения мира» (Юнг).

Таким образом, мифы всех народов имеют архетипические корни в коллективном бессознательном и являются неличностным достоянием.

Поэтому прежние выводы ученых в отношении влияния чужих культурных традиций, лежащих в основе сходства мифологических сюжетов и символов, с его точки зрения, не выдерживают критики. Существуют универсальные или архетипические, кроющиеся в глубинной психике человека, символические сюжеты, которые свойственны всем традиционным мифологиям.

В этом причина того сходства, которое обнаруживают поверья славян с мифологическими сюжетами других народов. Из этого следует, что представления о магической значимости «веревок», «сетей», «цепей» и «узлов» можно рассматривать как архетипические образования.

Говоря о коллективных представлениях, нужно иметь в виду и соответствующие им особенности речевого мышления. Язык сопутствует мысли и в своем словообразовании и построении должен отвечать внутренней организации мышления; соответственно этому, древний язык — отвечать закономерностям древнего мышления.

Какое отражение эти древние представления находят в иврите, в особенностях построении его корневых гнезд? Что это за особенности?

В свое время выдающийся ученый И. Франк-Каменецкий (1880–1937) писал о том поразительном факте, что в древних доисторических языках «один и тот же корень может служить для обозначения самых разнородных понятий, связь которых, кажется неуловимой для современного сознания». Такой семантический разброс издавна озадачивал ученых.

Этому много примеров в иврите: «шекед» שקד, которое обозначает одновременно, и «миндальный жезл», и «бодрствую», «кэрэн» — луч и рог, «айн» — глаз и источник, «эцэм» — кость и суть, «кэшэр» — узел и заговор. Слово «гэшэм» — это и дождь и тело, плоть, «нахаш» — это змей и ворожба, нашептывание и пр.

К ним же относятся и те семантические ряды слов, восходящих также к общему корню и образованных вокруг таких понятий, как веревка, цепь, сеть. Как выше говорилось, их связывает общность семантики.

Но без обращения к мифологии невозможно объяснить языковые сближения, которые приведены выше.

В истории развития цивилизации был период мифотворчества, отмеченный всюду общими чертами, когда по выражению Н.Я. Марра:

«… люди мыслили мифологически, мыслили так называемым «дологическим» мышлением, собственно они еще не мыслили, а мифологически воспринимали…»

Идеи Н.Я. Марра согласуются с воззрениями известного немецкого философа и историка Эрнста Кассирера (1874–1945), в лице которого Марр находит единомышленника и союзника.

Э. Кассирер рассматривал язык и миф в качестве параллельно развивающихся форм, утверждая, что миф и язык неразделимы и взаимообусловливают друг друга. Язык и миф зарождаются в доисторический период одновременно, связываясь друг с другом, как форма и содержание. Почти любое слово для древнего человека имело особую мифологическую глубину и сакральный смысл.

По утверждению Кассирера, для начальной стадии первобытного сознания характерным является структурное тождество языкового и мифического мышления. Поэтому процесс первичного зарождения языковых элементов и мифических образов необходимо рассматривать в их единстве.

Мифологическое мышление построено на образах, их семантическом тождестве, поскольку в мифологическом сознании все предметы представляются тождественными. А иврит тесно связан с мифологией.

Задача состоит в том, чтобы установить, к каким древним верованиям и представлениям восходит та или иная группа однокоренных слов. В свете сказанного, «веревка» и «террорист», «узел» и «заговор», «цепь» и «сплетаться = истреблять» — все эти необычные связи между словами, которые устанавливает иврит, получают свое объяснение.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Потебня А.А. О некоторых символах в славянской народной поэзии. В кн. Символ и миф в народной культуре. Москва Издательство «Лабиринт», 2000, с. 82
  2. Элиаде М. Очерки сравнительного религиоведения. Научно-издательский центр «Ладомир» Москва, 1999, с.77–83
  3. Потебня А.А. О некоторых символах в славянской народной поэзии. В кн. Символ и миф в народной культуре. Москва Издательство «Лабиринт», 2000, с. 83
Print Friendly, PDF & Email

26 комментариев к «Инна Беленькая: О магической значимости веревок, сетей, узлов»

  1. VladimirU
    22 октября 2021 at 16:01 | Permalink
    _______________________
    Во многом вы правы. В том, что «в иврите есть ещё множество слов (узел, связка, сочетание, соединение, привязанность, сообщение, петля) с корнем קשר, которые никак не связаны с причинение какого-либо вреда человеку. Точно также שרשרת можно переводить и как «ряд» или «свиток». И то, что «слова в основу которых входит один и тот же корень, могут иметь весьма разный смысл…»
    Действительно, полисемантизм, многозначность характерны для архаических языков. Только в долговременном употреблении языка в литературном и житейском обращении каждый предмет получает одно определенное название и за каждым названием утверждается одно специальное значение, как писал один ученый. Казалось бы, на этом можно поставить точку, глядя с вашей позиции. А они (ученые) все пишут и пишут. Не подумайте, я не о себе. Я себя к лингвистам не причисляю. Но ваше мнение, что мифы и все остальное, о чем я тут пишу про семантические ряды, притянуто за уши, — с этим я не соглашусь, уж извините.

    1. Уважаемая Инна, у меня к вам нет никаких претензий. Наоборот, это я должен извиниться за то, что влез в дискуссию по теме , в которой, как говорится, «ни ухом, ни рылом». Но все же замечу, что я не говорил, что приведенные вами мифы притянуто за уши- я написал что наверняка есть и другие мифы, которые не укладываются в ваши построения. Ещё раз извиняюсь…

  2. Inna Belenkaya: Вы так считаете? Странно. Ведь «узел» и «заговор» — от общего корня, как «цепь» и «истреблять», «заговорщик» и «привязывает» и пр. родственные слова. Где тут орудия труда, как производные от общего корня? Подскажите. А потом, вы забываете про мифы, которые я привожу для чего-то. Они тоже про орудия труда?
    ———-
    Мне так КАЖЕТСЯ;) Уважаемая Инна, я не буду с вами спорить, но в иврите есть ещё множество слов (узел, связка, сочетание, соединение, привязанность, сообщение, петля) с корнем קשר, которые никак не связаны с причинение какого-либо вреда человеку. Точно также שרשרת можно переводить и как «ряд» или «свиток». Я прекрасно понимаю, что Вам хочется, чтобы все согласились с вашей трактовкой. Но я не соглашаюсь. Только и всего.
    Относительно мифов, которые вы приводите. Будьте уверены, я прекрасно понимаю для чего вы их приводите-для подтверждения правильности ваших выводов. Однако мне опять КАЖЕТСЯ, что есть множество мифов, которые вашим выводам противоречат.
    Ещё раз подчеркну, я ни разу не специалист в лингвистике. Но на мой взгляд, древний иврит-язык довольно примитивный (как и прочие древние языки) и, вероятно, поэтому слова, в основу которых входит один и тот же корень, могут иметь весьма разный смысл…
    Ещё раз подчеркиваю-я ни в коей мере не хотел и не хочу оспаривать ваши выводы. Просто зацепился за одну фразу и решил высказать свое о ней мнение…

  3. Е.Л.
    22 октября 2021 at 11:04 | Permalink
    ___________________________
    Мне очень жаль, что разговор ушел в сторону антисемитизма(мнимого ли? настоящего?) Юнга.
    Предшественником Юнга был Леви-Брюль. И Юнг отдавал ему должное, говоря, что архетипы, по существу, соответствуют понятию коллективных представлений в психологии примитивов, введенному Леви-Брюлем. А Леви-Брюль был евреем. Но он нигде в своих трудах не рассматривал коллективные представления в плане различий по национальному признаку.
    О том, как поссорились З.Фрейд и К.Юнг у меня есть статья в Блогах https://blogs.7iskusstv.com/?p=59015 Не буду ее пересказывать, но она любопытна тем, что это взгляд Юнга на ссору с Фрейдом. Я привожу то, что Юнг писал о своих отношениях с Фрейдом. А вообще Юнг был медиум, а Фрейд им не был. Это тоже сыграло свою роль в разрыве их отношений.
    Ефим, я спрашивала, перечеркивает ли антисемитизм Юнга его научные заслуги и вы ответили: думаю, что да. По-вашему, будет некорректно обращаться к его трудам, а «цепи», «сети» и «узлы» лучше и вовсе не трогать. Я вас понимаю. Мало ли что…

  4. Eugene22 октября 2021 at 10:42 |
    Слова: узел, узы,связывать и пр. имеют происхождение из иврита- оз (сила), каверза= К подобие + АВА поступать плохо, нечестиво (грешить) + РАЗ тайно; т.е. тайное нечестивое действие (поступок).
    Русский язык — возник в века Хазарского Каганата, где основным языком был арамейский и иврит (кстати слово «язык» из иврита , что означает «позовет», слово «русский» от «росс (рош)».
    _________________________
    Все это очень интересно, Владимир, но далеко от темы.

  5. VladimirU
    22 октября 2021 at 11:45 |
    Инна Беленькая:«Как видно из этого, образование в иврите семантических рядов слов с одноименным корнем идет вокруг таких понятий, как «веревка», «сеть», «узел», «цепь». На вопрос, что их объединяет, можно ответить — общность семантики, означающей угрозу жизни, причинение какого-либо вреда человеку»
    Я конечно не специалист, но, на мой взгляд, это ну очень спорное утверждение. С не меньшей уверенностью можно утверждать, что эти слова имеют совершенно другую семантику, что они относятся к орудиям труда (или к их деталям), которыми люди пользовались для добычи пропитания.
    ____________________________
    Вы так считаете? Странно. Ведь «узел» и «заговор» — от общего корня, как «цепь» и «истреблять», «заговорщик» и «привязывает» и пр. родственные слова. Где тут орудия труда, как производные от общего корня? Подскажите. А потом, вы забываете про мифы, которые я привожу для чего-то. Они тоже про орудия труда?

  6. Инна Беленькая:«Как видно из этого, образование в иврите семантических рядов слов с одноименным корнем идет вокруг таких понятий, как «веревка», «сеть», «узел», «цепь». На вопрос, что их объединяет, можно ответить — общность семантики, означающей угрозу жизни, причинение какого-либо вреда человеку»
    Я конечно не специалист, но, на мой взгляд, это ну очень спорное утверждение. С не меньшей уверенностью можно утверждать, что эти слова имеют совершенно другую семантику, что они относятся к орудиям труда (или к их деталям), которыми люди пользовались для добычи пропитания.

  7. Слова: узел, узы,связывать и пр. имеют происхождение из иврита- оз (сила), каверза= К подобие + АВА поступать плохо, нечестиво (грешить) + РАЗ тайно; т.е. тайное нечестивое действие (поступок).
    Русский язык — возник в века Хазарского Каганата, где основным языком был арамейский и иврит (кстати слово «язык» из иврита , что означает «позовет», слово «русский» от «росс (рош)».

  8. Е.Л.21 октября 2021 at 20:49 |
    Но ведь, согласитесь, Ефим, это же не перечеркивает его научные заслуги. Или перечеркивает, как по-вашему?
    ————————————
    Я думаю, что перечеркивают. Правда, я нахожусь под впечатлением книги Нины Воронель «Между Фрейдом и Юнгом».
    ++++++++++++++++++++++++++++
    Не читала , но вы меня заинтересовали. Название — прямо сколок с книги «Между Эдипом и Озирисом», которую я люблю.
    А вообще, хотела вас спросить: какое отношение к антисемитизму Юнга имеют «цепи», «сети» и «узлы» ? Я ведь только хотела показать, что эти мифологические представления находят отражение в иврите. Это же наглядная иллюстрация к тому тезису, что древнее словотворчество имеет свои особенности, что слова. связанные общей семантикой, восходят к единому корню. Благодаря чему, получает объяснение структура корневых гнезд в иврите, куда входят слова разнородные по значению, но производные от одного корня.

    1. «А вообще, хотела вас спросить: какое отношение к антисемитизму Юнга имеют «цепи», «сети» и «узлы» ?»
      ————————————————
      Уважаемая Инна!
      Здесь я для начала процитирую (по памяти) Воронель, которая пишет (если меня не подводит память), что Юнг говорил о коллективном бессознательном в человеке в отношении прежде всего своего племени, а не всего человечества, как вы пишете. И когда он пишет о племени, здесь явно видно его противостояние Фрейду и его венскому окружению, состоявшему сплошь из евреев, и подыгрывание назревающей ситуации в Германии. По началу Фрейд был рад Юнгу, разбавившему это окружение арийской похлебкой. Из этих соображение он сначала даже назначил Юнга своим преемником, но он затем ужаснулся увиденным вблизи.
      Что касается «цепей», «сетей» и «узлов», то здесь я пока не готов к разговору.

  9. Согласен, Инна. Юнг «противоречит» сам себе. Беру в скобки, потому что думаю все (почти?) великие умы противоречили себе в течение творческой жизни. Ведь не стояли на месте. В случае же с Югом, думается мне, корень противоречия связан с проблемой «подсознательного» как проблемы индивида и как проблемы расы. К тому же «большая глубина психологического сознания» есть вещь туманная. Чем измерена? Закостенелостью, потерянной способностью к развитию? Вот ту опять всплывают связь нацизма с учением об архетипах: заматерелых и юношеских. Я понимаю, почти у любой теории, особенно в такой науке как психиатрия, найдутся интерпретаторы «вправо и влево». Старая проблема: социального использования науки (от прагматического до проституирования), особенно гуманитарной. Вот только время жизни Юнга все еще стучит в наше сердце.

  10. Борис Дынин
    21 октября 2021 at 23:23 |
    «Арийское» бессознательное имеет более высокий потенциал, чем еврейское; в этом и преимущество, и недостаток юности, еще не отлученной от варварства».
    ____________________________
    Спасибо, Борис, за такой подробный комментарий. Но вам не кажется, что Юнг сам себе противоречит? Достаточно сравнить два его высказывания: то, что вы приводите, и вот это: «Представители расы с тремя тысячами лет истории — евреи, также как и китайцы, обладают большей глубиной психологического сознания, нежели мы».
    Юнг ( это отмечали многие ученые, исследовавшие его теорию о коллективном бессознательном и архетипах) довольно часто был непоследовательным в своих утверждениях и менял формулировки. Как, например, при определении архетипа.

  11. Inna Belenkaya
    — 2021-10-21 21:14:57(500)
    поискала в интернете: « Юнг и антисемитизм», «Юнг и нацизм». Оказывается, «несмотря на опровержения Юнга, обвинения в антисемитизме и даже нацизме следовали за ним в течение всей его карьеры, и сохранились даже после его смерти». А я даже и не знала об этом, хотя его многочисленные книги у меня на полке стоят.
    ==============================
    Инна, я не специалист в психиатрии, хотя занятия философией приводили меня к соприкосновению с ней. Так, в статье «Между апостолом и врачом» посвященной Б.П. Вышеславцеву («Борис Петрович Вышеславцев», РОССПЭН, 2013) мне пришлось специально остановиться на связи его самой известной книги «Этика преображенного Эроса» с учением Юнга, которым была пронизана книга философа. Так или иначе, как кажется, Юнг не был лично антисемитом, если только… не спросить себя : «Не заключаются ли в его учении посылки, ведущие к антисемитизму?» Так он говорил : «Еврейская раса в целом обладает бессознательным, которое только с оговоркой можно сравнить с «арийским». Если не считать творческих личностей, средний еврей слишком сознателен и дифференцирован, чтобы забеременеть напряжением нерожденного будущего. «Арийское» бессознательное имеет более высокий потенциал, чем еврейское; в этом и преимущество, и недостаток юности, еще не отлученной от варварства». Гитлер для него выразитель арийского бессознательно германской нации, и хотя отношение Юнга к Гитлеру не есть безоговорочное восхищение, он полагал, что беременность нерожденным будущим в нацизме (воплощенном в Гитлере) разрешится родами оздоровленного арийского бессознательного. Так что вопрос не только в том, был ли Юнг антисемитом (можно сказать:вряд ли в прямом (?) смысле этого слова), но не заключен ли заряд антисемитизма в его учении о бессознательноv, о наследуемой структуре психики, развивавшейся в течение сотни тысяч лет и теперь определяющей наш жизненный опыт, чья заложенная в нас (евреях, арийцах, конкретнее немцах) определённость выражается в архетипах, влияющих на все, что мы собой представляем. Отсюда непреодолимое различие между евреем и арийцем, что в нацизме (пусть не у Юнга) обернулось противопоставлением еврея арийцу как абсолютного зла добру, пусть еще юношескому, не преодолевшего еще варварства, которое, однако, помогает принять «окончательное решение».
    Знаете ли вы интервью с Юнгом: http://www.oldmagazinearticles.com/carl_jung_studied_hitler-pdf, где он ясно говорит о единстве Гитлера с немецким народом, И если даже это не по душе Юнгу, таков дух и момент и, момент раскрытия бессознательного немецкой нации.

  12. Е.Л.
    21 октября 2021 at 16:22 |
    Я Вас понял Инна: Юнг извратил Юнга.
    ______________________________
    Я сначала не поняла вашего сарказма, Ефим. Но с вашей подачи поискала в интернете: « Юнг и антисемитизм», «Юнг и нацизм». Оказывается, «несмотря на опровержения Юнга, обвинения в антисемитизме и даже нацизме следовали за ним в течение всей его карьеры, и сохранились даже после его смерти».
    А я даже и не знала об этом, хотя его многочисленные книги у меня на полке стоят.
    Но окончательного вердикта нет, как я поняла, почитав об исследованиях ученых мужей на Западе. Они сами запутались. Многие не столь категоричны в своих оценках. Кто-то говорит об амбивалентности Юнга. С одной стороны, Гитлер для него герой, как какой-нибудь мифологический Один, а с другой — помогал евреям, многих спас…
    Но ведь, согласитесь, Ефим, это же не перечеркивает его научные заслуги. Или перечеркивает, как по-вашему?

    1. Но ведь, согласитесь, Ефим, это же не перечеркивает его научные заслуги. Или перечеркивает, как по-вашему?
      ————————————
      Я думаю, что перечеркивают. Правда, я нахожусь под впечатлением книги Нины Воронель «Между Фрейдом и Юнгом».

  13. Михаил Поляк20 октября 2021 at 13:36 |
    Дорогая Инна! А есть ли связь между семантикой и мифами в ивритских именах Создателя — Элоим, Яхве?
    ____________________________
    Интересный вопрос, но мне пока в голову ничего не приходит.

  14. Элла Грайфер20 октября 2021 at 15:04 |
    Скажите пожалуйста, Штейнберг, на которого вы ссылаетесь, это Осе́й Нау́мович Ште́йнберг (в ранних источниках также Овсе́й Мена́химович, Овсе́й Ме́нделевич и Овсей Наумович; 1830, Вильно, Российская империя — 11 марта 1908 ?
    __________________________
    Совершенно верно.

  15. Скажите пожалуйста, Штейнберг, на которого вы ссылаетесь, это Осе́й Нау́мович Ште́йнберг (в ранних источниках также Овсе́й Мена́химович, Овсе́й Ме́нделевич и Овсей Наумович; 1830, Вильно, Российская империя — 11 марта 1908 ?

  16. Дорогая Инна! А есть ли связь между семантикой и мифами в ивритских именах Создателя — Элоим, Яхве?

  17. Ефим Левертов
    20 октября 2021 at 9:00 | Permalink
    «Коллективного — потому, что речь идет о бессознательном, имеющем всеобщую природу, которая идентична у всех людей. Оно включает в себя типы и образы поведения, которые являются повсюду одними и теми же».
    ———————————-
    Юнг «изобрел» это, чтобы «перепрыгнуть» своего учителя Фрейда. Однако, взгляды Юнга, взятые на вооружение немецкими психиатрами, позволили последним говорить о коллективном бессознательном, характерном именно для евреев, от которого им, евреям, никогда не освободиться. Отсюда — недалеко до антисемитизма.
    ****************************
    Ефим, но ведь каждую теорию и любую идею можно извратить, сами знаете. Вон даже сказки Чуковского, по указанию Крупской (если не ошибаюсь), должны были изъять из библиотек. Нашли в них антисоветчину и намеки на порнографию. Ну как же… «Вдруг какой-то старичок. паучок нашу Муху в уголок поволок…».

  18. Джейкоб
    19 октября 2021 at 22:56 | Permalink
    Можно предположить, что в создании однокоренных слов и звуков участвуют одни и те же способы артикуляций, которых не так уж много. А они в свою очередь вызваны архетипами из тёмного прошлого и мало осознанного человеческого опыта. В любом случае, трудно переоценить сакральность осознtания находки однокоренных звуков для первобытного человека
    Возможно, для модификаций однокоренного звука примешивалась радость, торжество, страх, ужас, горе, которые добавляли в окраску слова свой колорит.
    ____________________________________
    Вы , Джейкоб, прямо в точку попали. По словам О.М. Фрейденберг, в самую раннюю эпоху космического словотворчества, когда слов было мало, «вначале не только язык, а каждая отдельная его фраза представляла систему, в которой все слова значат одно и то же, повторяют друг друга и семантически, и фонетически, и ритмически. Вот почему в примитивном языке так много повторений, однообразия звуков, бесконечных выкрикиваний одних и тех же восклицаний и звуковых комплексов».
    А в данной статье больше говорится об образовании семантических рядов вокруг определенных понятий, т.е. когда разнородные слова, но связанные общей семантикой, восходят к одному корню.
    Спасибо вам за отклик

  19. «Коллективного — потому, что речь идет о бессознательном, имеющем всеобщую природу, которая идентична у всех людей. Оно включает в себя типы и образы поведения, которые являются повсюду одними и теми же».
    ———————————-
    Юнг «изобрел» это, чтобы «перепрыгнуть» своего учителя Фрейда. Однако, взгляды Юнга, взятые на вооружение немецкими психиатрами, позволили последним говорить о коллективном бессознательном, характерном именно для евреев, от которого им, евреям, никогда не освободиться. Отсюда — недалеко до антисемитизма.

  20. Хорошая статья, дорогая Инна. Есть чем заняться))
    Можно предположить, что в создании однокоренных слов и звуков участвуют одни и те же способы артикуляций, которых не так уж много. А они в свою очередь вызваны архетипами из тёмного прошлого и мало осознанного человеческого опыта. В любом случае, трудно переоценить сакральность осознtания находки однокоренных звуков для первобытного человека
    Возможно, для модификаций однокоренного звука примешивалась радость, торжество, страх, ужас, горе, которые добавляли в окраску слова свой колорит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *