Михаил Ривкин: Афтара Толдот

 224 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Книга Малахи, от начала до конца, написана в остром, полемическом стиле. В это время страсти бурлили в Иудее и в Иерусалиме, полемика, резкие споры были характерным признаком той эпохи. Пророк не раз повторяет слова своих обвинителей, дабы сделать наиболее убедительным и понятным ответ на эти обвинения…

Афтара Толдот

(Малахи 1:1-2:6)

Михаил Ривкин

Пророка Малахи можно назвать самым скромным среди пророков времён Второго Храма. В отличие от своих старших собратьев, Хаггая и Зехарии, со словами которых пророчество Малахи иногда перекликается, он не удостоился особого внимания ни со стороны традиционных толкователей, ни со стороны библеистов. Книга Малахи открывается традиционным зачином:

Пророческое слово Г-спода к Йисраэйлю через Малахи (Малахи 1:1)

Само слово Малахи сразу привлекает внимание: нужно ли его писать с большой буквы, переводя с иврита на иностранные языки? Это — действительно имя собственное?

«Слово мале ‘ахи может обозначать посланца — человека, посланного от человека к человеку, или посланного Б-гом к людям, например пророка, или небесного посланца — полубожественного существа, ангела. Следовательно, возможны три ответа: мале ‘ахи — это полубожественное существо, ангел, что маловероятно, поскольку ни одна из пророческих книг в Танахе не имеет своим «автором» ангела; мале’ахи может быть именем собственным, и такая возможность не исключена, так как это имя упоминается в надписи VII в. до н.э. из Арада; мале ‘ахи— это псевдоним, за которым прячется анонимный пророк. Последний ответ представляется наиболее вероятным потому, что слово мале’ахи по отношению к пророку встречается в пророческих речениях»[i]

Похоже, что и редактор-составитель книги Малахи не был уверен в окончательном ответе, но решил приписать авторство этого сборника пророчеств, подобно всем предыдущим, конкретному человеку, имеющему своё, уникальное, имя собственное, и этим именем назвать всю книгу.

В отношение времени пророчества, напротив, никаких сомнений быть не может. Из самых первых пророчеств мы узнаём это время достаточно точно. Пророк говорит о падении Эдома, разрушенного набатеями и о том, что эдомитяне пытаются понемногу отстроить своё разрушенное царство. Однако пророк предсказывает им, что понапрасну они стараются. Далее становится понятно, что это гневное предсказание связано с известной историей о смешении «дочерей чужеземцев» с иудеями. История эта приключилась во времена Эзры, ещё до прибытия Нехемии в Иерусалим. Далее пророк намекает и на прибытие Нехемии, с которым обитатели Иудеи связывали много надежд и ожиданий, поскольку тот был важным царским сановником:

Вот посылаю Я посланника Моего, и очистит он дорогу предо Мной; и внезапно придет в храм Свой Г-сподь, которого вы ищете (там 3:1)

Исходя из этих фактов, текст Малахи достаточно уверенно датируется 460-445 гг. до н.э.

Книга Малахи, от начала до конца, написана в остром, полемическом стиле. В это время страсти бурлили в Иудее и в Иерусалиме, полемика, резкие споры были характерным признаком той эпохи. Пророк не раз повторяет слова своих обвинителей, дабы сделать наиболее убедительным и понятным ответ на эти обвинения. Это один из редких случаев, когда пророк позволяет нам услышать, без всяких искажений, аргументы своих оппонентов. Мы слышим взволнованный монолог жителей Иудеи и Иерусалима, мы чувствуем, как накал их страстей прорывается в многочисленных повторах и риторических вопросах-восклицаниях. Вторую сторону в этом споре мы тоже отлично слышим. Но это вовсе не пророк Малахи! Оппонентом выступает Творец Мироздания, собственной персоной, и Он тоже использует все указанные риторические приёмы!

«Спор с Б-гом как основное выражение и проявление отношения «Б-г—человек, человек—Б-г», во многом определил также стиль книги Малеахи, в которой доминирует динамичный диалог в прозе, быстрый обмен репликами в прямой речи между Б-гом и человеком: «Я возлюбил вас.» — слова Б-га; «В чем явил Ты Свою любовь к нам?» — слова человека, «И Я возлюбил Йаакова… а Эсава возненавидсл…» — слова Б-га и т.д. Поскольку в этом споре одним из главных вопросов была обрядность, ее соблюдение или отступление от нее, то язык книги Малеахи насыщен культовыми терминами, заимствованными в основном из законов Пятикнижия, /…/ Язык закона, особенно ритуального, должен быть точным, опираться на базис, банк однозначных слов и избегать многозначных метафор — именно таким и является язык книги Малеахи»[ii]

Книга состоит из ряда пророчеств.

Первое пророчество Малахи (там 1:1-5)

«Книга открывается доказательством любви Г-спода к своему народу, продемонстрированной на различие судеб Израиля и Эдома»[iii]

Предсказан бесславный финал Эдому, слова пророка выдают неприязнь к этому народу, он категорически отказывается быть объективным, и упрекает своих реальных или воображаемых оппонентов, когда те пытаются приписать некую объективность, нейтральность Всевышнему:

Я возлюбил вас, сказал Г-сподь. А вы говорите: «В чем (явил) Ты любовь к нам?» Разве не брат Эйсав Йаакову, слово Г-спода! Но возлюбил Я Йаакова. А Эйсава возненавидел Я, и сделал горы его пустошью, и удел его — (жилищем) шакалов пустыни (там 1:2-3)

Судя по намёкам на некие, хорошо известные потенциальной аудитории пророка (но не нам) факты, Эдом пытался отстроить своё царство, и эти попытки очень раздражали и гневили пророка:

… они построят, а Я разрушу, и назовут их пределом преступности и народом, на который прогневался Г-сподь навсегда. (там 1:4)

Далее следует торжественная декларация величия и всемогущества Б-га во все времена и всюду:

И глаза ваши видеть будут, и скажете вы: возвеличен будет Г-сподь за пределами Йисраэйля (1:5)

Второе пророчество Малахи (там 1:6-14)

Зачином идут суровые упрёки современникам, которые пренебрегают священным служением у жертвенника. Все пророки времён Первого Храма, а также Зехария, пророчествовавший незадолго до Малахи, наставляли и поучали народ Израиля, что Всевышний желает не всесожжений и возлияний на жертвенник, и что не жертвоприношениями исправляет человек пути свои пред Г-сподом, а добрыми делами. Это — краеугольный камень пророческого учения. Не то у Малахи! В его пророческой риторике Всевышний ожидает от человека строго соблюдения всех норм жертвенного ритуала, чистого, беспорочного и щедрого жертвоприношения.

«Богобоязненность и праведность проявляется главным образом в точном и полном соблюдении йахвистского ритуала, которому в книге Малеахи уделено особое внимание. Это подтверждается не только высокой частотностью употребления ритуальных терминов, но главным образом тем, что ритуал, его соблюдение (или несоблюдение) является основным предметом спора, тяжбы между Богом и человеком»[iv]

«Верующие подвергаются осуждению за то, что приносят в жертву выбракованных животных»[v]

Малахи, а иногда и сам Всевышний, «от первого лица» спорит с жителями Иерусалима, которые приносят в жертву отбракованных и увечных животных, грубо нарушая веление Всевышнего:

И когда приносите для жертвы слепое — не скверно ли? И когда приносите хромое и больное — не скверно? Поднеси-ка это правителю своему — будет ли он благоволить к тебе и окажет ли тебе почтение? (там 1:8)

Пророк сравнивает заискивающее, униженное отношение иудеев к земным правителем, которых никто не рискнул бы обмануть и откровенное пренебрежение Славой Всевышнего: «на тебе Б-же, что нам не гоже», он «даёт слово» разгневанному Творцу Мироздания, и мы слышим Его голос:

Закрыл бы также кто-нибудь из вас двери! И не зажигайте (огня на) жертвеннике Моем напрасно. Не нужны вы Мне, сказал Г-сподь Ц-ваот, и дар не угоден Мне из руки вашей (там 1:10)

Г-сподь в гневе отсылает с пустыми руками народ Израиля, который приносит негодные жертвы:

И говорили вы: «Вот труд!» А пренебрегаете им, сказал Г-сподь Ц-ваот, и приносите награбленное, и хромое, и больное, — и приносите в дар! Угодно ли это Мне из руки вашей? сказал Г-сподь (1:13)

Третье пророчество Малахи (там 2:1-9)

Строгое предупреждение коэнам, которые не исполняли своей главной миссии: не надзирали за простонародьем, когда те приносили в Храм «награбленное, хромое и больное». Судя по общему смыслу слов пророка, коэнов интересовали только те жертвоприношения, частям которых они имели законное право пользоваться. Что же касается жертв всесожжения, самых важных в храмовом ритуале, то коэны смотрели сквозь пальцы, если животные для таких жертв были явно негодные. В результате, коэны выглядели в глазах простого народа униженными и презренными мздоимцами. Пророк, снова от имени Всевышнего, сурово предупреждает коэнов:

Вот проклинаю у вас семя и раскидаю помет на лица ваши, помет праздничных (жертв) ваших, и он понесет вас к себе (презренны будете). (там 2:3)

Пророк напоминает, какую великую и священную роль играли коэны в былые времена, когда хранили они Завет, и из уст их внимал народ учению Всевышнего, учению добра и справедливости:

Завет Мой был с ним, жизнь и мир — Я дал их ему (для) страха, и он боялся Меня, и перед именем Моим трепетал он. Тора истинная была в устах его, и несправедливость не пребывала на губах его, в мире и справедливости ходил он со Мной и многих отвратил от греха; (там 2:5-6)

В те времена каждый коэн был «посланник (на иврите: малах) Г-спода Ц-ваота». Мы слышим в этом пророчестве новую, достаточно неожиданную, критику в адрес коэнов. Пророк порицает их от имени «Торы истинной», той Торы, которой некогда народ внимал из их уст, но которую современные ему коэны начисто позабыли. Возможно, в такой критике коэнов, как утративших, в какой-то момент «Тору истинную» и изменивших своему назначению, уже просматривается первый зародыш идеологии Прушим, которые смогли бросить вызов монополи коэнов на иудаизм, противопоставив ей своё собственное понимание того, что же такое «Тора истинная».

«Пророк прибегает к системе риторических вопросов и ответов, тем самым предваряя Талмуд»[vi]

Но у Малахи мы, конечно, видим не талмудическое учение в знакомой нам форме споров между мудрецами, не зрелую идею Устной Торы, а лишь первые, затушёванные, робкие намёки на неё.

___

[i] И.П. Вейнберг Введение в ТАНАХ Пророки Гешарим Иерусалим 5765 Мосты культуры М 2005 стр.. стр. 118

[ii] И.П. Вейнберг Введение в ТАНАХ Пророки там

[iii] Майкл Грант История Древнего Израиля Терра М 1998 стр. 276

[iv] И.П. Вейнберг Введение в ТАНАХ Пророки стр. 117-118

[v] Майкл Грант История Древнего Израиля там

[vi] Майкл Грант История Древнего Израиля там

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Михаил Ривкин: Афтара Толдот

  1. Если мы (читатели портала) и молчим, но мы очень благодарны вам за все ваши публикации и об’яснения!
    Спасибо, и всегда ждем продолжения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *