Борис Певзнер: Против демонизации Хиросимы

 495 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Борис Певзнер

Против демонизации Хиросимы

К годовщине капитуляции Японии во Второй мировой войне

8 августа сотрудник канцелярии премьер-министра Израиля г-н Симан поместил на своей странице в Facebook следующее высказывание: «Меня достали японские правозащитные организации с их ежегодным трауром по Хиросиме и Нагасаки. Хиросима и Нагасаки были жертвами японской агрессии. Что посеешь, то и пожнешь. Вместо этого они должны оплакивать 50 миллионов китайцев, корейцев, филиппинцев, малазийцев, вьетнамцев, камбоджийцев, индонезийцев, бирманцев и других жертв японской агрессии и геноцида. Не говоря уже о 120 тысячах жертв из армий союзников, которые боролись против японского геноцида. Это они заслуживают того, чтобы их вспоминали на этой неделе…»

Незамедлительно Израиль принес извинения послу Японии за это высказывание, а Симан был отстранен от должности. Очередной раз пресловутая политкорректность попрала здравый смысл и исказила историю. Ведь всё, что сказал Симан, совершенно справедливо, но уже не раз подобные единичные высказывания безуспешно пытаются разрушить всемирный стереотип, утверждающий атомную бомбардировку Хиросимы однозначным злом, «преступлением американской военщины». Такая трактовка должна быть решительно пересмотрена!

Еще в 2001 году я опубликовал статью «Бомба, которая спасла Японию» (Альманах «Панорама» №1061, 8 — 14 августа 2001г.), где утверждал:

«Атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки спасла намного больше жизней японцев, чем американцев, предотвратила разделение Японии на американскую и советскую зоны оккупации, и в целом, как это ни парадоксально, послужила на благо Японии даже в большей степени, чем на благо США.»

В доказательство этого утверждения позвольте привести (и дополнить) основные положения той статьи.

После начала войны вероломным нападением на Перл Хабор Япония к середине 1942 года захватила почти весь бассейн Тихого океана к западу от Гавайских островов — все его прибрежные страны от Маньчжурии до Индокитая, гигантские архипелаги Индонезии и Филиппин, часть Новой Гвинеи. Американцам удалось остановить ее лишь на подступах к Австралии. В августе 1942-го войска США высадились на Соломоновых островах и, отбив за несколько месяцев тяжелых боев самый большой из них — Гвадалканал, начали свое наступательное движение к Японии. До Токио было пять тысяч километров.

Это движение не было непрерывным, как на сплошных полях сражений в Европе. Та война вся состояла из отдельных вторжений с моря на сушу, с острова на остров. В ее ходе произошли самые крупные в мировой истории морские сражения, и в них основные силы японского флота были потоплены. Наконец, летом 1945 года был завоеван остров Окинава — от него до берегов Японии было 550 километров, и он мог служить плацдармом для вторжения на ее землю.

Но обе стороны понимали, что главная война еще впереди. США и союзники готовились к вторжению, большему, чем в Нормандию, а Япония — к отчаянному сопротивлению. Боевой дух этой страны, никогда за всю историю не допускавшей врага на свою землю, был очень высок. Массовое движение камикадзе — пилотов-самоубийц и ритуальные самоубийства потерпевших поражение генералов и офицеров не имели аналогов в других армиях мира. Назначенный премьер-министром в апреле 1945 года 78-летний адмирал Сузуки Кантаро был более умеренной фигурой, чем его предшественники, но даже и он призвал народ Японии скорее погибнуть, чем сдаться. [1, стр.387]. После Потсдамской декларации союзников — США, Великобритании и Китая от 26 июня 1945г. о решимости вести войну до безоговорочной капитуляции врага, японская милитаристская верхушка приняла следующую официальную линию: «США и их союзники хотят разрушить Японию и превратить японцев в рабов. Лучше смерть, чем рабство; японский народ должен быть готов защитить свою священную землю до конца, и если это означает смерть японской нации, то пусть будет так. (…and if it meant the death of the Japanese race, so be it.)» [5, стр.399]. Но еще и до Потсдамской декларации, 8 июня 1945г. японский Верховный совет по руководству войной принял новую программу «Основы политики ведения войны», которая допускала «почетную смерть ста миллионов», но не капитуляцию. [1, cтp.387].

Реальный потенциал Японии был еще высок. К концу войны оборону на японских островах держали 53 пехотных дивизии и 25 бригад с общим составом 2350 тысяч человек, а в ополчении (civilian militia) числилось 28 миллионов. Еще 4,5 миллиона солдат находились в Китае и других оккупированных странах и могли быть возвращены на родину для ее спасения.

Таким образом, предстояла еще большая тяжелая война на японской густонаселенной территории с неизбежными огромными потерями гражданского населения. К этому времени, достигнув полного господства в воздухе и почти полного на море, американцы смогли существенно сократить свои потери.

В книге Джона Довера «Война без пощады» [2, стр.297-300] приводятся подробные данные о потерях обеих сторон. Общие потери Японии убитыми составили 2,25–2,5 млн. человек, в том числе в боях против США потери армии 485717 человек, потери флота 414879 человек, итого примерно 900 тысяч. Со стороны же США в войне с Японией армия и авиация потеряли убитыми 50380 человек, флот и морская пехота — 50617 человек, итого около 100 тысяч. Таким образом, японские потери превышали американские в 9 раз! Такое же соотношение потерь было и в отдельных сражениях. В битве за остров Сайпан японцы потеряли около 30 тысяч человек, а американцы — почти в десять раз меньше. На острове Гуам безнадежный приказ стоять насмерть выполнили 10 тысяч японцев, а потери союзников составили 1400 человек. Наиболее показательны потери на Окинавe [4, cтp.78], ибо это был уже японский остров с большим гражданским населением. За три месяца боев США, захватив остров, потеряли убитыми 7700 человек. С японской же стороны из общего числа 120 тысяч солдат сдались в плен лишь 7871 человек, а все остальные погибли. Погибла и треть населения острова — 150 тысяч жителей. Здесь японские потери превысили американские более чем в 20 раз! Генералы, руководившие обороной, совершили самоубийства. «Некогда тихий фермерский уголок, остров Окинава, превратился в вонючую свалку разлагающихся трупов.» [6, стр.28]. Это был прообраз того, что могло ждать всю Японию.

США и союзники прогнозировали свои потери при вторжении в Японию примерно в 1— 1,5 миллиона человек. Япония при этом, учитывая сложившееся в войне соотношение потерь, могла потерять еще много миллионов жизней. Погибшие в Хиросиме и Нагасаки 200 тысяч человек это лишь исчезающе малая доля реально грозивших этой стране утрат. Было бы поголовно выбито молодое поколение японцев. Кроме того, война, которую страна ведет заграницей, это совсем не то, что война у себя дома, даже при жестоких бомбежках. Ненависть японцев к врагу в ходе тотальной войны на своей земле достигла бы такого уровня, что быстрый переход к послевоенному сотрудничеству с США, оказавшемуся столь полезным для Японии, был бы невозможен.

В Хиросиме воздвигнут мемориал погибшим, люди со всего мира отдают там дань памяти павших и переживают «злодеяние американцев». По справедливости, рядом с ним следовало бы установить обелиск с текстом принятой японским Верховным советом по руководству войной 8 июня 1945 года преступной Программы ведения войны, которая допускала «почетную смерть ста миллионов», но не капитуляцию — в напоминание, от чего спасли Японию те две атомные бомбы.

Не забудем и о советском факторе. 8 августа 1945 г. (через три месяца после капитуляции Германии, как и было договорено в Ялте,) Советский Союз объявил войну Японии, и его войска стремительно вторглись в оккупированную ею Манчжурию. На этом моменте следует задержаться.

Между СССР и Японией существовал договор о ненападении, заключенный в апреле 1941 г., и Япония честно соблюдала его весь период 2-й Мировой войны. Это спасло СССР и в декабре 41-го года, когда переброшенные с Дальнего Востока войска остановили немцев под Москвой, и еще через год, когда остатки дальневосточных войск были введены в битву под Сталинградом. В 1945 г. Сталин напал на Японию, порвав договор о ненападении, точно так же, как это сделал Гитлер в июне 1941 г., даже хуже, чем Гитлер, т.к. тот явно упреждал готовившийся против него Сталиным удар, а Япония в августе 1945 г. Советскому Союзу уже совершенно не угрожала. (Поэтому, по моему мнению, Россия не имеет морального права на сохранение южных Курильских островов.) Мне возразят, что СССР выполнял свой союзнический долг, обязательство, принятое перед США и Великобританией. Но ведь и у Японии был договор о союзе с Германией и Италией, и Гитлер настойчиво требовал и в 41-м и в 42-м году, чтобы Япония напала на СССР, однако она оставалась нейтральной. Да и союзникам 8 августа, после Хиросимы, помощь СССР была уже не нужна. Здесь действовал уже не «союзнический долг», а собственные интересы — советские войска двинулись за своей долей добычи. Уже 12 августа они вступили в Корею. Ялтинские соглашения не предусматривали выделения советской зоны оккупации Японии, но они не предусматривали этого и в отношении Кореи, а фактически по ходу событий это произошло. После капитуляции Японии СССР настаивал на том, чтобы остров Хоккайдо был занят его войсками, и даже связывал с этим возвращение японских военнопленных, но натолкнулся на твердую позицию США.

Нечего и говорить, что если бы война продлилась, и участие в ней СССР не ограничилось десятью днями, то он получил бы свою зону оккупации Японии. Вторжение союзников планировалось на сентябрь 1945г. — на южный из трех японских островов Кюсю (операция «Олимпик») и позднее на центральный остров Хонсю в районе Токио (операция «Корона»). Вряд ли США и Англия стали бы препятствовать одновременной высадке советских войск на северный остров Хоккайдо — для них стремление сократить свои потери было важнее политических видов на будущее, иначе они постарались бы вообще не подпустить СССР к войне на Дальнем Востоке.

В итоге Япония оказалась бы разделенной, как Германия и Корея. ( И даже прочнее, поскольку Хоккайдо — это остров.) Этот чрезвычайно важный момент почему-то совершенно упускается из виду, я ни разу не встречал комментариев на эту тему. А ведь такой вариант был бы губителен для Японии — не за Курильские островки пришлось бы ей много лет бороться. Стоит лишь напомнить, что и пяти лет не прошло после окончания войны, как Сталин в июне 1950 г. начал новую войну именно с линии разделения Кореи, и разделенную Японию та война тоже, конечно, не миновала бы. И если представить сегодня рядом с Северной Кореей родственную ей по режиму Северную Японию, то ситуация в мире оказалась бы намного опаснее!

Итак, 6 августа была сброшена первая атомная бомба, 8 августа вступил в войну СССР, 9 августа была взорвана вторая бомба, а того, что третьей у США еще не было, никто не знал. 10 августа император Хирохито принял решение прекратить сопротивление. Как внезапные выстрелы останавливают дикую рукопашную драку в кабаке — известная сцена из голливудских вестернов — так эти атомные взрывы резко остановили войну. Они позволили Японии до некоторой степени «сохранить лицо», сдаться без полного бесчестья, даже если одной из подлинных причин было вступление в войну СССР и страх перед советской оккупацией. «Узнав об атомной бомбе, — говорил мудрый Черчилль, — я сразу подумал, что японцы, храбростью которых я всегда восхищался, могли бы найти во внезапном появлении этого почти сверхъестественного оружия оправдание, спасающее их честь и освобождающее их от долга стоять насмерть до последнего бойца». Эти строки приведены в книге видного британского историка Мартина Гилберта [3, стp.707]. И действительно, в своем обращении к нации по радио 15 августа император обосновал капитуляцию именно тем, что противник применил новое оружие массового уничтожения.

Тем не менее, движение за битву до последнего человека было еще сильно, и теперь оно прорвалось снизу. Японские фанатики-офицеры решили предотвратить оглашение капитуляции. Группа офицеров среднего звена — майоров и полковников, при пассивной поддержке части высшего командования, совершила попытку изолировать императора и уничтожить манифест о капитуляции [6]. Свыше тысячи их солдат штурмовали дворец, был убит генерал — начальник охраны императора, но нападение не удалось. Военный министр и часть членов Верховного совета, принявшего упомянутую Программу ведения войны, покончили жизнь самоубийством, доказав, что то были не пустые слова.

В послевоенный период при активном воздействии США в стране была ликвидирована власть военщины и принята демократическая конституция. В США была разработана экономическая модель восстановления и развития Японии, внедрение которой (при американской же экономической помощи) оказалось чрезвычайно успешным. Столь впечатляющий переход вчерашних врагов к сотрудничеству стал возможен, конечно, только благодаря своевременному прерыванию войны, когда она не перешла еще в тотальное сражение на японской земле.

Нет надобности много говорить о послевоенном японском экономическом чуде — оно общеизвестно. В конце ХХ века Япония была на первом место в мире по золотому запасу, выплавке стали, производству судов, автомобилей, тракторов, телевизоров, другой бытовой электроники, роботов, по улову рыбы [7]. Она превратилась в символ технического прогресса и во многом обошла США.

В 1946 г. два молодых японца, недавно снявших военную форму, купили из распродававшегося имущества американской армии старую радиостанцию, отремонтировали ее где-то в гараже и основали крохотную компанию по производству радиоаппаратуры. Раньше Нобелевского комитета оценив только что изобретенный в США транзистор, они разработали и выпустили на рынок в 1957 г. первый в мире транзисторный радиоприемник, а вскоре дали своей фирме короткое и звучное название «Сони». Со временем мир узнал их имена — Акита Морика и Масару Ибуку, признал их финансовым и техническим гениями, а их фирма десятки лет (теперь, увы, уже без них) ведет к процветанию японскую экономику и мировую технику. Хорошо, что эти парни не погибли на войне, что им не пришлось стоять насмерть, защищая японские острова. А были бы сегодня в опустошенной вторжением Южной Японии компании Тойота, Хонда, Мицубиси?

В послевоенные годы два атомных взрыва были настолько выделены из всех катастроф Второй мировой войны, настолько осуждены и прокляты, что можно смело говорить о «демонизации Хиросимы». Между тем по числу жертв они особо не выделяются. Хиросимский взрыв убил около 70 тысяч человек сразу и еще примерно столько же впоследствии. В Нагасаки погибло сразу 36 тысяч, а всего около 70 тысяч человек. А при «обычной» массированной бомбардировке Токио 9 марта 1945 г. и последовавшем гигантском пожаре погибло свыше 80 тысяч человек, бомбардировка авиацией союзников Дрездена унесла более ста тысяч жизней, в ленинградскую блокаду умерло ужасной мучительной смертью в десять раз больше мирных жителей, чем в Хиросиме. Когда японцы при отступлении сожгли столицу Филиппин Манилу, там погибло около ста тысяч жителей. Вот что пишет об этом в упомянутой выше книге Мартин Гилберт [3, стр.642]: «В битве за Манилу японские солдаты, отказываясь сдаваться, жестоко сражались за каждую улицу и каждый дом, превратив красивый когда-то город в бойню и руины. В этой оргии смерти японцами было убито почти сто тысяч филиппинских жителей; были случаи, когда японцы поджигали госпитали, привязав больных к кроватям. Массовое убийство мирных граждан достигло безумия». В Нанкине при японской оккупации погибло 250 тысяч китайцев. Так что не следует считать применение атомных бомб каким-то особым злодеянием той кошмарной войны, как вообще не следует судить события войны по меркам мирного времени. Кто помнит Войну, знает, что тогда все средства были хороши. Я не сомневаюсь, что если бы атомную бомбу первыми создали советские ученые и она была бы сброшена весной 1945 г., скажем, на Мюнхен, то в СССР было бы всенародное ликование, и если люди и сомневались бы в чем-то, то только — почему не на Берлин?!

Послевоенные оппоненты нередко говорят, что достаточно было продемонстрировать японцам атомный взрыв в необитаемом месте, и они бы сдались. Это необоснованная надежда — ведь японцы не сдались даже после гибели Хиросимы, а часть армии подняла мятеж, желая продолжать войну даже после двух атомных бомбежек и и нападения СССР!

Встречается и такое возражение: «А зачем Америке вообще надо было вторгаться на Японские острова? Япония, с уничтоженными флотом и авиацией уже никакой опасности не представляла, войну можно было на этом и закончить, не добиваясь ее капитуляции и не сбрасывая атомных бомб». Но в 1918 году, после 1-й Мировой войны, союзники именно так и поступили с Германией — одержав военную победу, они не стали вторгаться на ее землю и подписали Версальский мирный договор. Через 20 лет они получили с этой земли новую войну, намного худшую. И главное — даже если бы американцы остановились перед берегами Японии, СССР бы не остановился. Отказаться в августе 1945 г. от вторжения в Японию значило бы целиком отдать ее Сталину. А для Советской армии это повлекло бы еще огромные потери солдат.

Так что всё правильно сказал господин Симан, и не следовало правительству Израиля за него извиняться!

Литература

1 Dan Van der Vat. The Pacific Campaign.New York. 1991

2 John W. Dower. War without Mercy.New York. 1986

3 Martin Gilbert. The Second World War. A complete History.New York. 1989

4 Stephen Ambrose. The Good Fight. 2001

5 Edvin Hoyt.Japan’s War.New York. 1986

6 Уильям Крейг. Падение Японии (пер. с англ.) Смоленск. 1999

7 Страны мира. Справочник. Москва. 1999

Читайте также по теме: http://berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer11/Volsky1.php

Print Friendly, PDF & Email

22 комментария к «Борис Певзнер: Против демонизации Хиросимы»

  1. К сожалению прочел статью слишком поздно. Но считаю, что поднятая тема интересна и дает материал для размышлений.
    «На рассвете 7 марта 1936 года 19 пехотных батальонов германской армии и несколько военных самолетов были переброшены в Рейнскую область. Они достигли Рейна в 11 часов утра, и три батальона переправились на западный берег. После того как германские разведывательные самолеты отметили концентрацию тысяч французских солдат на границе, генерал Бломберг (военный министр) умолял Гитлера немедленно отдать приказ об отводе войск. Гитлер спросил, перешли ли французы границу. Получив ответ, что они этого не сделали, он заверил Бломберга, что этого и не произойдет[10]. В отличие от Бломберга, который все время очень нервничал, Нейрат (министр иностранных дел) на протяжении всего кризиса оставался очень спокойным и горячо убеждал Гитлера поддерживать жесткий курс[11]. (см.http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F_%D0%A0%D0%B5%D0%B9%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B8)
    А теперь давайте предположим, что в ответ на ввод немецких батальонов Франция провела бомбардировку Кельна или Франкфурта на Майне. И в результате ее погибло несколько сотен немцев.
    Гитлер сам был готов в случае отпора со стороны Франции отвести назад немецкие войска. Но вполне можно предположить, что в марте 1939 года этим бы все не окончилось — немецкая армия, вероятнее всего, сместила бы Гитлера с поста рейхсканцлера.
    Ведь не только фельдмаршал и военный министр Бломберг, но и возглавлявший немецкую армию генерал Вернер фон Фрич, и начальник Генерального Штаба генерал Людвиг Бек считали, что Германия не удержит Рейнскую область.
    В результате бомбардировки немецких городов в марте 1939 года, вероятно погибли бы сотни немцев. Но миллионы немцев и миллионы людей в других странах сохранили бы свою жизнь.

  2. Уважаемые господа.
    С опозданием прочел обсуждение этой весьма полезной статьи. Прошу извинения.
    Мне приятно видеть, как История, пусть и с обычной своей запоздалостью, расставляет свои факты по ранжиру.
    Этой запоздалости, нашей слабой обучаемости, я посвящаю свой комментарий.
    Статья Б.Певзнера и 20 комментариев с похвальной логичностью осветили факты Той Войны.
    История никого не учит, люди – обязаны учиться на ее материалах. Такое самообучение воспитывает стремление вглядываться в будущее и строить его для блага наших потомков.
    Вот самая яркая цитата из прочитанного: “…народ, опъянённый мечтой о (полу)мировом господстве, в своём безумии далеко перешедший “нормальную” грань жестокости и варварства – в том числе и по отношению к себе самому – должны были получить урок, запоминающийся на всю жизнь. Такой, чтобы сама мысль о мести, о реванше казалась бы абсурдной. И дело тут не только в разумности меры, в соотношении жертв “без урока” и “с ним”. Дело в принципе. Рука, совершающая такие злодеяния, должна потерять способность подниматься. Тогда наступает момент отрезвления, и нация понимает, что надо менять “философию жизни”. Гуманность, проявленная в таких случаях, оборачивается ясное дело чем “.
    Обратимся теперь к переживаемому нами времени и приложим к нему это умозаключение.
    Как известно всем присутствующим здесь, наше время заполнено очередной войной за мировое господство. Оно наполнено также нездоровой увлеченностью людей правами животных, домашних и диких, правами опасно для окружающих больных людей, правами преступников всех видов, вплоть до убийц детей.
    Детей – цели и смысла жизни. Ради них разумная жестокость разрушения японских и германских городов должна пропагандироваться как неизбежное средство перевоспитания претендентов на мировое господство.
    Только таким образом действий может быть уничтожен агрессивный ислам – угроза жизни наших детей. В этом – будущее, фундамент которого мы обязаны строить.

  3. Анализировать итоги атомной бомбардировки Японии с помощью калькулятора ,по меньшей мере,не корректно.Во время холодной войны межу СССР и США у американцев была реальная возможность развалить СССР,одномоменгтно уничтожив атомными бомбами основные советские политические центры (Москву,Лениград,Киев и Минск ).Калькулятор показывал
    стопроцентную реализуемость этой задачи..При этом погибло бы «всего» 3-4 млн. человек (т.е. жители центральной части названных городов).И только опыт атомной бомбежки Японии сохранил мир от этого кошмара.Даже советское правитель-
    ство,не отличавшееся сентиментальностью не только к населению предполагаемого противника,но даже к собственному населению,не применило атомного оружия.Вот роль Хиросимы и Нагасаки.И если дипломат этого не понимает,то он просто не дипломат.Мне так кажется…

  4. Великолепная статья. И то, что среди массы отзывов нашелся лишь один человек, истерично выкрикивавший стандартные политкорректные клише приятно поразило.

    Спасибо автору.

  5. Уважаемый г-н Арзамасский,

    то, что Вы несогласны с автором / отзывом ряда читателей не даёт Вам ни малейшего права награждать их отклики эпитетами «подло», «стыдно» и пр. Я советовал бы Вам прочесть замечательную по ясности позиции и изложения книгу Юрия Окунева «Старческая болезнь левизны в либерализме» и в особенности фрагменты из этой книги, посвящённые псевдогуманизму — в отличии от подлинного гуманизма оборачивающемуся неизлечимыми отрицательными последствиями для любой страны/общества/нации. Тогда Вы, возможно извинитесь перед Юрием Окуневым.

    Что же до Вашего тезиса «не мне, не Вам – но и не Б. Певзнеру – обсуждать военный аспект атомной бомбардировки» — почему, собственно?

    Моше бен Цви

  6. Прочёл статью с большим интересом. Согласен со всеми пунктами. Страна, развязавшая такую войну/бойню, стремившаяся стать суперимперией, народ, опъянённый мечтой о (полу)мировом господстве, в своём безумии далеко перешедший «нормальную» грань жестокости и варварства — в том числе и по отношению к себе самому — должны были получить урок, запоминающийся на всю жизнь. Такой, чтобы сама мысль о мести, о реванше казалась бы абсурдной. И дело тут не только в разумности меры, в соотношении жертв «без урока» и «с ним». Дело в принципе. Рука, совершающая такие злодеяния, должна потерять способность подниматься. Тогда наступает момент отрезвления, и нация понимает, что надо менять «философию жизни». Гуманность, проявленная в таких случаях, оборачивается ясное дело чем

    Интересен в отношении Японии следующий факт, который мне сообщил покойный Леван Ивлианович Хайндрава — родившийся и учившийся в Харбине, ставший известным журналистом, интервьюировавший, в частности, Чан Кай Ши и др.: по непрямым каналам ряд японских военных высшего эшелона приглашался посмотреть на испытания атомной бомбы. На приглашение последовал высокомерный отказ.

    Второй факт. Японские медики занимались медицинскими экспериментами не хуже Менгеле, в частности, оперируя на американских пилотах БЕЗ наркоза (в частности, удаляя кусочек за кусочком лёгкое) — см. книгу японского автора Эндо Сюсаку. Море и яд. За такие и другие дела (в т.ч. испытания на людях ОВ и пр.) ряд японских ведущих медиков были приговорены американскими судами к смерти и повешены.

    О таком важном (важнейшем) доводе применения атомной бомбы, как сдерживание аппетитов СССР, автор говорит точно. Думаю, не будь этого, ручка братской помощи союза нерушимого протянулась бы в сторону «угнетённого японского народа».

    Моше бен Цви

    1. Уважаемый Моше!
      Я согласен в Вашй высокой оценкой статьи.
      Только одно замечание: приглашение японцев на испытание — не факт, а красивая байка.

  7. Действие атомного оружия вреднее любого обычного так же, как Чернобыльская авария хуже, чем неатомная техногенная или стихийное бедствие — своей долговечностью — период полураспада м.б. сотни лет и больше, из-за чего и территории выводятся из хозяйственной деятельности и радиоактивное заражение людей и животных продолжается вечно с помощью ветра, воды и др.

  8. По сути всё правильно. И всё же очень режет слух и сердце фраза о Хиросиме и Нагасаки — «по числу жертв они особо не выделяются». Может быть, мешает рукоплескать fdnjhe чтение Достоевского? Но не будем забывать о том, что даже Эйнштейн писал: «Достоевский даёт мне болше, чем Гаусс»…

  9. Уважаемый г-н Певзнер!
    Огромное Вам спасибо за честный анализ, мудрое и спокойное рассмотрение войны на Дальнем Востоке.
    Спасибо за правду.
    С уважением,
    Юрий

  10. «—В 1945 г. Сталин напал на Японию, порвав договор о ненападении, точно так же, как это сделал Гитлер в июне 1941 г., даже хуже, чем Гитлер, т.к. тот явно упреждал готовившийся против него Сталиным удар—

    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::

    В такой прекрасной, аргументированной работе — допустить такую глупость…

  11. Я давно в восторге от всех публикаций Б.Певзнера (как и Ю. Окунева), отличия моего мнения по рассматриваемым ими вопросам обычно микроскопические. Настоятельно рекомендую книги Бориса Певзнера Время – назад! (2008 г) и Жизнь и взгляды (2013г). Их можно купить на сайте http://www.Lulu.com. Леонид Лейтес

  12. Спасибо автору за блестящий анализ важнейшего исторического события Второй мировой войны.
    Я бы только добавил, что, по мнению многих аналитиков, 2 атомных удара 1945 года, вероятно, предотвратили Третью мировую войну.
    Четкие аргументы Бориса Певзнера перевешивают тонны благоглупостей, накрученных вокруг бомбардировок Хиросимы и Нагасаки псевдогуманистами и псевдопацифистами.

    1. Уважаемый г-н Окунев! читать это — стыдно, писать — подло.
      Профнепригодность дипломата израильского — обсуждать смешно —
      Об отношении военных к оружию массового поражения — см. у Сахарова; не мне, не Вам — но и не Б. Певзнеру — обсуждать военный аспект атомной бомбардировки.
      Но характер поражения, долговременные последствия…
      И уж совсем отвратительны хвалебные отзывы постоянных читателей.
      Объявляю себя псевдогуманистом и псевдопацифистом и желаю господам аналитикам <…>
      Модератор: а вот этого не надо, еще увидим такие пожелания — забаним. Чем столь бурно и болезненно реагировать, лучше не читать.

  13. Анализ, проведенный автором, безупречен. Кратко, доходчиво, с выкладкой количества жертв воюющих сторон. На фоне этой статистики советская пропаганда замалчивала ход боевых действий на Тихом океане. Уж очень ничтожны были потери при достигнутых успехах. Сначала японцев, потом союзников, и в частности США. Да-а… МакАртур не Жуков… В курсе «Истории военного искусства» в ВУ в 50-х годах операции союзных войск на Тихоокеанском театре военных действий «не проходили». Учитывая уроки Версаля, Американцы безусловно по окончании войны поступили мудро, предоставив помощь разорённой Европе по плану Маршалла. Советский Союз, отказавшись от помощи поплану Маршалла и разбирая до фундаментов немецкие заводы в качестве репараций, способсвовал их возрождению на новейшей технологической основе, обрекая себя на заведомое техноогическое отставание. Так что, если отбросить эмоции, израильский чиновник прав. Политкорректность же в данном случае совершенно неуместна. Нынче она чаще работает на преступника, а не на жертву. Историю следует проверять с калькулятором в руках, не полагаясь на эмоции.

  14. Конечно, в моей статье нет никакой «положительной оценки» Версальского договора! Наоборот, я сказал, что он привел через 20 лет к новой мировой войне.

  15. «…Американцам удалось остановить ее лишь на подступах к Австралии…»
    =============================
    Это небольшая неточность. Японцы добрались до Австралии. Бомбили Дарвин.

  16. Господин Б.М. Певзнер – разрушитель стереотипов восприятия и оценки исторических событий.
    Это рискованная и неблагодарная роль.
    Двадцатый век принес человечеству практику применения оружия массового поражения (ОМП), оружия направленное на тотальное разрушение больших площадей, уничтожение масс людей, подрыв морального духа населения, оружие с экологически опасными сопутствующими явлениями и эффектами.
    Человеческое сознание и воображение, оценка событий зачастую не поспевают за техническим прогрессом. Это в полной мере справедливо и по отношению к достижениям в области вооружений.
    Человечество, порой руководствуясь самыми благими намерениями, опираясь на предыдущий опыт и принципы, принимает правовые документы, формирует общественное мнение, не поспевающее и/или не охватывающее технические достижения и их влияние на расстановку сил и исход тех или иных политических процессов.
    В случае ядерного ОМП мы, например, наблюдаем в ряде случаев, что наличие такого оружие служит сдерживающим фактором, выступает средством, обеспечивающим баланс сил при большой разнице ресурсов и средств противостоящих сторон.
    Строго говоря, переключаясь на горячую тему – сирийские события последних дней, мы констатируем, что, Президент США взяв политические и военные обязательства, основываясь на старых подходах и оценках применения ОМП попадает в сложное положение, препятствующее принятию решения. Положим, если бы со стороны Асада против мятежников было применено только конвенциональное оружие с тем же по численности пораженных результатом, то и юридически обоснованного повода для реакции США не было бы.
    Подводя итоги сказанному, можно прийти к выводу о необходимости пересмотра оценки и отношения к ОМП.
    Покамест не выработан новый подход к этой проблеме, то конкретно по отношению к Японии и скандальному высказыванию израильского дипломата (если такого чиновника можно считать дипломатом!), учитывая все обстоятельства (традиционную оценку событий, чувствительность японской общественности к данному вопросу, возможные последствия и вероятный ущерб двусторонним отношениям) то в данном случае была действительно допущена досадная ошибка, извинение принесено правильно и своевременно.
    М.Ф.

  17. errata: в скобках следует читать не «у Леонида, а «у автора».

  18. Дорогой Элиэзер, по прочтении фразы: «…пока вдруг увидел в конце оценку Версальского договора – положительную, с которой полностью несогласен» хочу заявить, что на этом месте я полностью не согласен с Вами: никакой положительной оценки Версальского договора там нет (для верности давайте спросим у Леонида). У Вас точнее: противопоставляются усилия Америки по восстановлению поверженных стран грабительскому договору в Версале. Оккупация или нет — здесь, на мой взгляд, на втором плане. Поэтому, в отличие от Вас, согласен с автором не в основном, а полностью, разделяя его позицию о правильности решения «Бомбить».

  19. В основном, согласен с автором. При беглом чтении хотел написать, что согласен с каждым словом, пока вдруг увидел в конце оценку Версальского договора — положительную, с которой полностью несогласен. Многие участники переговоров сразу увидели в этом договоре не мир, а перемирие на 20 лет, и так и произошло.

    Вторая мировая война закончилась уникально: злая, страшная, тяжелая, но победители, и в первую очередь, Америка бросились на восстановление и почетный прием как Германии, так и Японии в семью равных. Я не знаю ничего в истории послевоенных периодов, что было бы подобно плану Маршалла для Германии и Европы и деятельности МакАртура в Японии. Поэтому в этой цивилизации войн больше нет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *