Эдуард Малинский: Действительно ли « Израиль — это мировая сверхдержава в области Hi-Tech» (по Биллу Гейтсу), или «По Сеньке ли шапка?»

 842 total views (from 2022/01/01),  1 views today

И потому, по свидетельству сайта <vesty.co.il>от 20.08.21.в Израиле работодателям приходится искать их везде, в т.ч. и за границей. Как рассказал основатель компании BigID Нимрод Вакс, на которого трудятся более 300 человек, лишь 130 из которых в Израиле, а 30 — в Киеве, и еще более 100 — в разных странах, т.к. поначалу он набирал кадры за границей из-за их относительной дешевизны.

Действительно ли « Израиль — это мировая сверхдержава в области Hi-Tech» (по Биллу Гейтсу), или «По Сеньке ли шапка?»

Эдуард Малинский

Окончание Начало

Таким образом, израильскую армию с полным основанием можно считать кузницей кадров для хайтека. Этот процесс чрезвычайно динамичен: израильской армии постоянно требуются актуальные и неординарные высокотехнологичные разработки для защиты своих граждан, и потому во время службы специалисты в кибервойсках, призванные в соответствии с законом о всеобщей воинской повинности из разных компаний хай-тэка, обмениваются своими знаниями и идеями и вместе создают новые эффективные решения. После окончания срочной службы многие выпускники компьютерных и телекоммуникационных войсковых частей объединяются и продолжают реализовывать свои знания на практике, уже на гражданке. Такая система дает возможность сделать карьеру в хайтеке, даже не обучаясь в университете. Эран Лассер, бывший командующий подразделения киберразведки армии обороны Израиля, в интервью для одного интернет-издания подтвердил:

. «У половины наших айтишников нет университетских дипломов, и работодателям не придет в голову их требовать»

И многие солдаты и офицеры специальных частей, занимающихся кибершпионажем, после службы идут работать в высокотехнологические компании, нередко обслуживающие интересы государства: т. е. существует постоянный спрос на продукцию хай-тека, гарантирующей задачи национальной безопасности, актуальные на всем протяжении истории Израиля. Но не будем увлекаться чрезмерным официальным оптимизмом, понизим его градус до реальной величины.

 Дело в том, что ситуация стремительно изменяется, и то, о чем говорилось выше, хотя и соответствует действительности, но в самых общих чертах. Но посмотрите, о чем сообщает сайт < nep.detaly.co.il > от 21.02.22. под заголовком: Шок в министерстве обороны: молодые инженеры не заинтересованы в госслужбе. «Когда-то у нас на каждую вакансию претендовало от четырех до восьми опытных специалистов, — говорит Сасон Перец, председатель рабочего комитета министерства обороны, — Сегодня у нас есть 40-50 вакантных должностей, и ни одного кандидата. И к нам не только не хотят идти новые люди, опытные работники встают и увольняютсяИ причиной этому явлению он и его коллеги — лидеры других рабочих комитетов государственных учреждений — считают, что в эпоху пост-эпиде мии и дальнейшего раздувания пузыря хайтека, госслужба выглядит не так уж привлекательно, в первую очередь, для обладателей инженерных и иных технических специальностей. Более того, им стало очевидно, что самые обычные требования, которые из года в год предъявляли кандидатам на замещение вакантных мест, утратили свою актуальность для нынешнего рынка труда. Ни одна надбавка к зарплате, которую предлагает государство, несравнима с заработками в хайтеке; социальные условия, которые предлагают госучреждения, ничем не лучше предложений частного сектора. И даже постоянство — одно из главных преимуществ госслужбы — гораздо меньше привлекает молодое поколение. Да и чисто с технологической точки зрения «не ладно что-то в Датском королевстве » Несмотря на связь с военно-промышленным комплексом — а это уникальный элемент израильской хай-тек-индустрии, — по информации сайта <vesty. co.il> от 14.02.22,: ситуация в кибербезопасности в Израиле в действительности выглядит хуже, чем принято считать: Взломы систем, кража личных данных с целью выкупа угрожают всем — и компаниям, и отдельным гражданам, и даже государственной безопасности. «Что следует сделать Израилю, чтобы переиграть хакеров?» — переспрашивает Йоси Сасси, эксперт по кибербезопасности|. Во-первых, организациям нужно выделять больше ресурсов и времени на работу по внутренней и внешней защите своих систем, на разработку более эффективных правил, процессов и механизмов, которые будут лучше защищать организацию от кибер-угроз. Во-вторых, нужно готовить специалистов в сфере безопасности данных. Их нехватка ощущается как никогда остро, что на сегодняшний день является вызовом не только для промышленности, но и для всей страны. Одна из проблем в том, что сфера защиты информации сложнее других технологических областей. Не будет преувеличением сказать, что не каждый рождается специалистом высокого класса в сфере кибербезопаснсти. Подготовить такого специалиста сложнее, чем переквалифицировать обладателя второй степени в работника хай-тека., а квалифицированных кадров, которые могут защитить от любой атаки, крайне мало. При новой реальности постоянных хакерских атак в Израиле обнажилась острая нехватка специалистов в сфере киберзащиты — работающие в этой сфере компании не в состоянии удовлетворить огромный спрос, и как никогда сегодня звучит актуально: «Кадры, кадры, кадры…»

Как бы то ни было, армия, при всех этих недостатках, остается надежным поставщиком кадров для хай-тэка. И всё-таки даже она не успевает выпестовать нужное количество специалистов, чтобы полностью удовлетворить спрос на них.

И потому, по свидетельству сайта <vesty.co.il>от 20.08.21.в Израиле работодателям приходится искать их везде, в т.ч. и за границей. Как рассказал основатель компании BigID Нимрод Вакс, на которого трудятся более 300 человек, лишь 130 из которых в Израиле, а 30 — в Киеве, и еще более 100 — в разных странах, т.к. поначалу он набирал кадры за границей из-за их относительной дешевизны. Однако после того, как его компании удалось собрать достаточно инвестиций, ему приходится набирать иностранцев уже из-за нехватки кадров в самом Израиле. Об этом 20 августа рассказывает сайт Ynet. Одновременно обсуждаются и другие решения. Министр науки и технологии Орит Фаркаш-Хакоэн, например, предлагает поощрять приезд в Израиль репатриантов-программистов и завозить сюда иностранных работников для этой сферы труда так же, как их завозят для работы сиделками или строителями. По ее мнению, это позволит остановить пагубную для израильского хозяйства тенденцию нанимать работников за границей для работы в подразделениях хай-тэка, там же и платить зарплаты и налоги в казну иностранных государств вместо того, чтобы привозить людей сюда. Поэтому она считает опасным процесс постепенного вынужденного перевода целых отраслей израильского хайтека за рубеж. И её можно понять. Помимо поощрения приезда в Израиль репатриантов и иностранцев хайте-кистов, Фаркаш-Хакоэн предлагает поощрять возвращение в страну израильтян, уехавших работать в хайтеке за границей. Она же планирует и другие шаги, как–то: привлечение в эту сферу представителей арабского сектора и внедрение в школьную программу обучения ультраортодоксов навыков программирования и прочих, необходимых для работы в технологической отрасли. Однако ее решение воспринимается со стороны руководства харедим резко отрицательно по идеологическим причинам.

 А вот Эли Беренбойм, заведующий торговыми отношениями в компании Deel, не очень — то верит в выполнимость плана министра Фаркаш — Хакоэн по завозу в Израиль репатриантов и иностранцев для работы в местном хайтеке, хотя полностью его поддерживает. Он подтверждает факт наличия острого дефицита кадров в хайтеке и говорит, что израильские компании предпочитают набирать сотрудников в Польше, Португалии, Ирландии, Канаде и других странах, где хайтекисты. хорошо знают английский язык и чьи требования по зарплатам вполне соответствуют израильским возможностям. Он поведал, что в компаниях, которые с ним сотрудничают, количество вакансий для иностранных граждан за границей выросло за последние месяцы более чем на 50%. « Израильские работники обладают превосходными данными, но их не хватает, и нам приходится обращаться за рубеж,» — рассказывает он.

. Но на этот счёт существуют разные точки зрения. Так, по мнению Ротема Хабера, основавшего компанию Sidelines, для долгосрочного решения проблемы необходимо развивать инфраструктуры внутри Израиля, чтобы в хайтек шли работать не только жители центра страны, но и периферии. Рассуждает он логично, но сам почему-то не спешит следовать своей же логике : в самой компании Хабера из 30 работающих специалистов, 10 трудятся в Польше и Украине, причём украинский филиал существует уже три года и его планируется расширить. И вообще следует признать, что Украина уже давно стала для Израиля главным субподрядчиком в этой сфере: почти 45% израильского ауторсорсинга, т.е. привлекаемые в компанию со стороны специалисты хайтека для выполнения непрофильных для этой компании функций, базируются на Украине. По израильским заказам там задействованы 10-17 тысяч программистов. Некоторые эксперты говорят о почти 20 тысячах украинских программистах, выполняющих заказы компаний Израиля. Это надежный и квалифицированный тыл израильского хайтека — многомиллиардный рынок, и сегодня израильские стартапы, включая «единорогов», связаны крепкой «пуповиной» с украинскими субподрядчиками в Киеве, Харькове, Днепре и Одессе . Но говоря об «этом надежном и квалифицированном тыле израильского хайтека», нельзя уже утверждать так сегодня: на наших глазах он рушится из-за войны. И это сулит новые сложности сектору высоких технологий : предстоит масштабная перестройка уже в самом ближайшем будущем, и нам остаётся только пристально следить за событиями.

А вот генеральный директор товарищества Itworks Ифат Брон, занимающая — ся привлечением в хайтек представителей слабых слоев населения, не очень удовлетворена идеей завоза иностранцев, в то время как внутри Израиля существует огромный потенциал кадров для сферы высоких технологий: « Посмотрите, какой абсурд! С одной стороны, в Израиле живет много граждан, желающих влиться в хайтек, а с другой –по 20 тысяч вакансий ежегодно отдаются на откуп иностранным гражданам в Восточной Европе и Индии, хотя это приводит к утечке миллиарда долларов из израильской казны» — и потому она предлагает инвестировать бюджеты в переквалификацию израильтян, которые не могут сами кончать дорогостоящие курсы из-за ограниченных финансовых возможностей и проживания на периферии. С нашей точки зрения — это самое корректное решение.

 Вот так мы и пришли к выводу, что несмотря на наличие успехов в комплектовании сферы хай — тэка кадрами, подготовленными в израильской системе образования, в армии, и привлеченными из других стран, все говорят, что в Израиле в хай — тэке всё-таки не хватает тысяч работников. И поэтому их надо готовить на курсах профессиональной подготовки: другого пути нет. СМИ отмечают, однако, что в Израиле вкладывают очень мало средств в профессиональную подготовку персонала во всех сферах. Но, если мы говорим о хай-теке, где с финансированием нет проблем, казалось бы, здесь остается только наладить подготовку сотрудников, добиться того, чтобы спрос на кадры и предложение сбалансировались. Но… все это верно при условии, если мы умеем предугадывать, какие профессии нам понадобятся не завтра, а через три года, пять или десять лет. А вот с перспективным видением ситуация как раз не слишком хороша. Об этом свидетельствует сайт <detaly.co.il > от 14.05.2018.

 И существуют большие сомнения в том, что правительство или какой — либо другой орган способен определить, какие профессии вскоре потребуются. А ведь изменения в хай-теке происходят гораздо быстрее, чем в других сферах. В этом и недостаток, и преимущество. Недостаток: крайне трудно предвидеть, что произойдет в будущем. Профессия, приобретенная сегодня, может очень скоро утратить значение. Преимущество: наличие массы стартапов в Израиле предоставляет разнообразные и широкие возможности для быстрой и эффективной смены профессиональной ориентации курсов переподготовки кадров.

. И ещё одна проблема, влияющая на эффективность подготовки кадров в сфере высоких технологий, о ней информирует сайт <detaly.co.il> от 28.12.21, которая способна оказать серьезное влияние на израильскую экономику и социальную мобильность, открывая «двери клуба» высоких технологий для большего количества людей — это методы работы израильского Управления инноваций, которое в настоящий момент располагает крайне недостаточными данными о работниках, проходящих обучение, и которое не собирает необходимую информацию с целью выработать наилучшую стратегию подготовки кадров. Вероятно, одна из причин заключается в том, что эта структура не несет ответственности за повседневное обучение, а преследует главную цель формально увеличить количество занятых в отрасли высоких технологий.

Или вот ещё одна опасность, исходящая от непропорционально раздутого, по отношению к остальному народному хозяйству страны сектора израильского хай-тэка. Согласно отчету, подготовленному аналитическим центром Кнессета, сообщает сайт <newsru.co.il >от 1 февраля 2022 в Израиле остро ощущается нехватка гражданских инженеров, что ставит под угрозу реализацию крупных инфраструктурных проектов. Одной из основных причин дефицита является разрыв в зарплатах между ставками гражданских инженеров и зарплатами, которые предлагает сектор высоких технологий. Способная молодежь уходит — об этом прискорбном явлении мы уже сообщали выше — учить программирование, а не классические инженерные специальности. Уже сейчас в стране не хватает от 3700 до 4500 специалистов. К середине десятилетия дефицит достигнет 5-8 тысяч специалистов, а к концу десятилетия — 11-15 тысяч специалистов.

И причина тому: в хайтеке по-прежнему зарабатывают вдвое больше, чем в среднем по стране. Для подтверждения: немного статистики по зарплатам — самые свежие данные опубликовало Центральное статистическое бюро от 3.02.2022. В минувшем ноябре средняя зарплата наемного работника в Израиле составила 11 349 шекелей в месяц (брутто, за полную ставку), а зарплата специалистов хай-тэка в том же ноябре 2021 года составила 25 750 шекелей брутто. Как мы видим, израильский хайтек готов хорошо платить, поскольку по — прежнему нуждается в кадрах . За год число сотрудников, занятых в сфере высоких технологий, выросло на 10,9%. По состоянию на ноябрь 2021 в хайтеке работали 360,4 тысячи человек. Это 9,4% от всех рабочих мест в израильской экономике. Но читатель должен помнить, что правительство решило увеличить численность работников хай — тека до 15% за ближайшие 5 лет.

То ли ещё будет в недалёком будущем: достаточно сравнить зарплату в разных сегментах экономики (ноябрь 2021 года): Информация и коммуникация (включая цифровые технологии) — 25 025 шекелей. Электроснабжение, водоснабжение, канализация и переработка мусора — 19 469 шекелей. Финансовые и страховые услуги — 18 414 шекелей. Профессиональные услуги в научно-технической сфере — 16 399 шекелей. Местное самоуправление, безопасность и национальная безопасность — 15 818 шекелей. Промышленность — 15 440 шекелей.  Недвижимость (продажа, сдача в аренду и т. д.) — 12 940 шекелей.  Транспортные услуги, логистика, складское хранение и почта — 11 421 шекель.  Строительство — 11 223 шекеля.  Оптовая и розничная торговля — 9605 шекелей.  Здравоохранение, соцобеспечение и уход — 8749 шекелей.  Сельское хозяйство, лесное хозяйство и рыбоводство — 8597 шекелей.  Образование — 8557 шекелей.  Искусство, досуг и развлечения — 6 050 шекелей.  Гостинично-ресторанный бизнес — 5372 шекеля.

 Эти данные говорят о том, что ввиду такой ощутимой разницы в зарплате процесс перекачивания кадров в хай тэк из других отраслей народного хозяйства Израиля может стать настолько непрерывным, что этим отраслям реально грозит перспектива стать безлюдными в сфере подготовки инженерных кадров. И мне лично эта ситуация напоминает процесс испытания стомегатонной водородной бомбы на советском ядерном полигоне на заполярном острове Новая Земля в 1961 году. Именно самим процессом, а не, разумеется, последствиями, не дай бог! Накануне, было проведено испытание бомбы мощностью 50 мегатонн в обычном штатном режиме, путём сброса бомбы с самолёта. Но уже в этом случае, учитывая размеры «изделия», пришлось увеличить стандартные размеры бомболюка бомбардировщика. Так что испытать изделие вдвое большей мощности в штатном режиме вообще не было никакой возможности. Испытание провели аналогично первому испытанию атомного боеприпаса в американском Лос-Амосе в 1944 году, подорвав установленное на вышке взрывное устройство заданной мощности. И тут случилось невероятное: вместо положенных нескольких минут двадцатикилометровый огненный гриб раскаленной плазмы полыхал над Землёй целых два часа. Писатель Михаил Веллер в книге «Всё о жизни» описывает подавленное настроение руководителей испытания весьма живописно: всё это время позеленевшие от необычного явления генералы плачуще материли ученых, которые удручённо утирали пот и обменивались бессмысленными замечаниями. Дело в том, что ещё в свое время Нильс Бор утверждал, что теоретически возможно запустить термоядерную реакцию такой мощности и такого объёма, что пойдет она не с отрицательным, а с положительным балансом. Это означает, что поверхность плазменного сгустка и его температура будут таковы, что в синтез начнёт вовлекаться водород воздуха и водяных паров атмосферы, а там наступит очередь воды Мирового океана с ее водородом и кислородом, и пойдёт реакция с положительным балансом. Но, к счастью, после 2х часовой репетиции Апокалипсиса цепная реакция начала явно затухать. В правительстве ужаснулись возможной перспективе, и стали продвигать идею договора с США о запрещении ядерных испытаний в атмосфере, в воде и под водой. Договор был подписан летом 1963 года Хрущевым и Кеннеди

 Ещё буквально два слова об этом событии. Хорошо помню, как Хрущев, выступая на каком-то публичном мероприятии после событий на Новой Земле, в присущей ему хвастливой манере рассказал об испытаниях 50ти мегатонной бомбы, ни словом не обмолвился о взрыве стомегатонного заряда, ограничившись коротким замечанием о том, что не стали испытывать 100 мегатонную бомбу по совету ученых, опасавшихся нежелательного влияния на природу. Правда, популярные в то время конферансье Шуров и Рыкунин восполнили этот пробел в речи генсека, исполнив свои куплеты о «ста миллионах тонн тротила, чтоб кондрашка их хватила» Впрочем, откуда им было знать, что «кондрашка хватила» бы не только «их», но и нас.

 Так почему же мне вспомнился этот эпизод почти 60и летней давности? Да потому, что уж очень похож процесс термоядерной реакции с положительным балансом, описанный выше, с деятельностью хайтэка, который, опираясь на разрыв в зарплатах между ставками гражданских инженеров и зарплатами сектора высоких технологий вынуждает способную молодежь уходить осваивать программирование, а не классические инженерные специальности, результатом чего институт инженерных кадров ряда отраслей народного хозяйства Израиля рискует, как уже было упомянуто выше, стать безлюдным. Ну, прямо-таки библейский Молох — символ жестокой и неумолимой силы, непрерывно требующий жертвы у людей. А результат будет печальный: к 2025 году нехватка инженеров приведет к неспособности реализовать инфраструктурные проекты стоимостью в 20-35 миллиардов шекелей.

 Итак, что же мы видим? Пора сделать выводы. Результатом ориентации Израиля на хайтек является все большее отставание в других областях. Традиционным отраслям и общественному сектору трудно конкурировать по уровню зарплат с хайтеком за привлечение к себе работников. Действительно, израильские высокие технологии способствуют экономическому росту, экспорту и налоговым поступлениям, но особого. влияния на традиционные сферы экономической деятельности страны они, к сожалению, не оказывают. Пример — производительность труда, которая в Израиле на 20-30 процентов ниже, чем в других развитых странах. Конечно, со стороны дальнего зарубежья, так сказать, при взгляде «из далёка», многое кажется преувеличенно привлекательным, о чем свидетельствуют слова Билла Гейтса, вынесенные в заголовок статьи. Но нам — то, здесь, внутри страны, просто не простительно игнорировать те отрицательные последствия, которыми угрожает чрезмерное, в виде «флюса», развитие сектора хай — тэка, и, как следствие, тот ущерб, который он приносит остальному народному хозяйству Израиля.

 Спрос на инженеров и разработчиков программного обеспечения огромен, это сделало их наиболее востребованными работниками на рынке труда, их зарплаты в прошлом году подскочили еще на 8 процентов и, по оценкам, в обозримом будущем продолжат расти, несмотря на недавнее падение биржевой стоимости некоторых компаний высоких технологий на десятки процентов, о чем уже упоминалось выше. В израильском хайтеке сейчас заняты 9,5 процента наемных работников, и это очень высокий показатель по сравнению с другими странами.

 В то же время израильскую стратегию развития инноваций сложно назвать идеальной — она сама содержит немало «но». Всякий, кто хоть раз был в Израиле, прекрасно знает об очень высоких ценах в этой стране практически на все — от продуктов питания до недвижимости (за среднюю квартиру в новостройке Тель-Авива могут легко запросить миллион долларов). В значительной степени эта дороговизна — прямое следствие перегретых зарплат в высокотехнологичном секторе, который, конечно же, не может обеспечить занятость и отличные доходы большинству жителей страны. Достаточно лишь переместиться из богатого Тель-Авива в промышленную Хайфу, чтобы убедиться, что значительная часть израильтян живет очень скромно. Конечно же, в сферу ответственности компаний высоких технологий не входит повышение производительности труда в других отраслях, это является уже обязанностью государства , но оно — то этим как раз и не занимается. И если израильские компании хай тэка весьма успешно борются за успех и выживание на международных рынках, где не помогают ни лоббирование, ни связи, ни поддержка правительства, то на местном уровне все работает иначе: государственные программы стимулов по-прежнему нацелены на хайтек и на другие компании-экспортеры. А что касается других отраслей хозяйства, тут, как и раньше, все завязано на законы и нормативные акты, препятствующие конкуренции, и неизбежный итог — низкая производительность и высокие цены. Лишь с приходом к власти нового правительства делаются первые попытки изменить ситуацию, невзирая на яростное сопротивление лоббистов. . В Израиле сфера высоких технологий — это аналог российского нефтегазового комплекса: высокодоходная отрасль, тянущая за собой всю экономику, в ряде сфер весьма отсталую. И в России и в Израиле правительства смотрят на свои высокодоходные секторы как на средство разового обогащения, нисколько не заботясь о вкладывании части доходов в инфраструктуру отсталых отраслей. Налицо явное пренебрежение законом пропорционального развития народного хозяйства, что, несомненно, ещё аукнется в будущем для этих стран большими неприятностями. И это, несмотря на имеющиеся примеры в истории Европы: Испания и Португалия в эпоху великих географических открытий, в течение 16го века, колонизовав Латинскую Америку, не использовали богатства своих колоний — целые корабли с золотом и серебром — для вложения их в инфраструктуру своих стран, предпочтя завозить необходимые товары по импорту из зарубежья. Результат известен: дождь из серебра и золота щедро оросил другие страны, оставив в архаичном состоянии хозяйства этих стран-метрополий.

 Еще одна проблема — и, пожалуй, самая серьезная — разрыв в трудовых навыках у разных групп населения. В Израиле этот разрыв один из самых больших в мире: наряду с талантливыми сотрудниками хайтек-компаний у нас существует огромная группа людей с очень низкой квалификацией в сфере цифровых технологий — это ультраортодоксальный и арабский сектора. Но подробнее об это — немного ниже.

. В последнее время в публицистике , например, сайт <detaly.co.il > от 23.01.2022, стало расхожим сравнение сектора высоких технологий с локомотивом израильской экономики, к которому необходимо подцепить вагоны — другие отрасли народного хозяйства, чтобы весь состав — экономика страны — успешно двигался вперёд. И я тоже в предыдущей статье писал, что если отдельные отрасли экономики Израиля представить в виде вагонов, из которых сформирован этот состав, то становится понятно, что только исправное техническое состояние вагонов позволит локомотиву двигаться вперёд с достойной скоростью, но для этого необходимо добиться повышения производительности труда в тех секторах (сельское хозяйство, жилищное и транспортное строительство, и прочая и прочая ), которые в течение десятилетий были защищены от конкуренции регуляцией и политикой протекционизма; модернизации государственной службы; расширения систем повышения квалификации или переквалификации кадров. .Но, продолжая эту не чуждую для меня железнодорожную тематику, хочу дополнить это сравнение ещё и таким фактором, как и наличие устойчивого рельсового пути в нормальном состоянии. А вот под этим понимается массовое развитие цифровой грамотности среди населения страны.

 Несмотря на то, что Израиль называют «страной стартапов», с этим есть еще немало проблем. По данным международного отчета «Рынок труда — 2030», подготовленного под руководством госконтролера Израиля Матаньягу Энгельмана, в Израиле насчитывается 3,7 миллиона человек трудоспособного возраста (в возрасте 18-64 лет ), чей уровень цифровой грамотности определяется как низкий или минимальный. Многие из них представляют арабский и ультраортодоксальный сектора. Лишь 1 процент из них участвовал в правительственной программе по повышению цифровой грамотности в 2019 году. Потому-то так важно техническое перевооружение всего народного хозяйства накануне той технологической революции, которая произойдет в современном постиндустриальном обществе к 2030 году, и о которой нас предупреждает уже упомянутый отчет госконтролёра. Это, в первую очередь, относится к сектору ультраортодоксов. Приоритетной целью должен стать их выход на рынок труда. А для этого необходимо обучить их востребованным на рынке специальностям. Необходимо поменять приоритеты и инвестировать не только в инновации, но и в повышение квалификации сотен тысяч людей. А этому очень препятствует идеологическая позиция партий харедим.

. И несмотря на то, что в израильском хайтеке заняты уже 9,5 процента наемных работников, а нынешнее правительство поставило перед собой задачу увеличить долю работающих в нем, как уже было упомянуто, до 15 процентов, все равно возникает ситуация, вписывающаяся в несколько перефразированную ленинскую формулу: «Узок круг этих…профессионалов. Страшно далеки они от народа», т.е. имеет место огромный разрыв между «тончайшим слоем» блестящих специалистов и миллионами работников, чью цифровую грамотность госконтролер рекомендует повышать на курсах переподготовки.

Но как же усваивается бесценный опыт израильского хайтэка на внутреннем рынке труда, становится ли он достоянием других категорий работников в стране? Успешно ли протекает процесс превращения Израиля в страну сплошного применения цифровых технологий, что крайне необходимо осуществить в самом ближайшем будущем, т.к. как утверждает сайт <Detaly.co.il > от 26.12.21. почти каждое седьмое рабочее место в Израиле может в очень недалёком будущем исчезнуть, а занимающие их работники, без знания этих технологий, больше не найдут себе место на рынке труда. И отчет госконтро — лера говорит о том же: как изменится рынок труда уже к 2030 году, и о готовности разных стран к этим изменениям. Документ подготовлен в сотрудничестве с государственными контролерами из ЕС, Финляндии, Южной Кореи, Италии, Болгарии и Северной Македонии. А вот что говорит об этой проблеме сайт <nep.detaly.co.il> от 31.01.22.

 Исследование Института экономической политики Аарона показывает, что качество и масштабы цифровизации в стране влияют на её экономический рост, и в Израиле отсутствие цифровой инфраструктуры крайне негативно влияет на ВВП и производительность труда. Проблема цифровизации в Израиле заключается не только в неуклюжести государственных служб: государство заставляет своих граждан физически являться в то или иное учреждение для получения фронтальной услуги ( например, регистрация вручную, распечатка квитанций, отправка документов по факсу и т.д.) вместо обслуживания через интернет, но и потому, что Израиль значительно отстает в предоставлении цифровых услуг гражданам. . Это происходит ввиду относительно низких инвестиций правительства Израиля в переход к цифровизации. Согласно исследованию, общие инвестиции государства в цифровизацию составляют всего 0,6 процента от ВВП Израиля, в то время как в сравниваемых странах в этой области — странах, которые по размеру схожи с Израилем и на которые, по оценке Института, Израиль должен быть похож с точки зрения готовности продукта: Австрия, Дания, Финляндия, Ирландия, Нидерланд и Швеция — уровень инвестиций приближается в среднем к 1 проценту от ВВП, и эта разница сдерживает экономический рост и не позволяет повысить производительность израильского наемного работника, К таким выводам пришли авторы исследования, которое. было проведено доктором Хилой Аксельрад, доктором Сергеем Сумкиным и доктором Шахаром для того, чтобы представить его результаты в Институт экономической политики Аарона.

 Одним из ключевых параметров, отражающих значительный разрыв в цифровизации в Израиле, является запас государственного капитала в инфраструктуре, то есть общая стоимость активов цифровой инфраструктуры государства. Эти инфраструктуры включают компьютерные системы, аппаратное и коммуникационное оборудование. Стоимость запасов рассчитывается по отношению к часу работы в экономике, из чего можно сделать вывод, сколько государство инвестирует в инфраструктуру, обеспечивающую высокий уровень цифровизации, которая оптимизирует работу в экономике. . Согласно исследованию, основанному на данных МВФ и ОЭСР, в ценах 2011 года стоимость цифрового государственного капитала в Израиле в расчете на час работы в экономике составляет 3,8 доллара, в то время как этот же показатель сравниваемых стран превышает его более чем в три раза — 14,8 доллара в час, — чем у Израиля. Другими словами, государство не обеспечивает наемных работников в Израиле достаточным количеством технологий. Согласно этому же исследованию, если Израиль увеличит свой цифровой государственный капитал и сократит разрыв между ним и сравниваемыми странами, ВВП Израиля может вырасти на 14 миллиардов долларов в год — дополнительный темп роста почти на 1 процент каждый год. Но пока что Израиль занимает последнее место среди сравниваемых стран в индексе онлайн-услуг. У него всего 0,75 балла по сравнению с такими странами, как Швеция с 0,90 или Дания и Финляндия с 0,97 балла. Авторы исследования рекомендуют разработать стратегический план цифровых инвестиций в Израиле, чтобы сократить разрыв в производительности труда между Израилем и остальным миром.

 Однако сложность проведения цифровой трансформации в Израиле связана не только с нехваткой бюджета, но и с препятствиями, которые создают рабочие комитеты, мешая технологическим усовершенствованиям. Например, несколько недель назад было подписано соглашение между работниками УАО (услуги автоматизированной обработки), отделом, отвечающим за компьютерную систему Налогового управления, и руководством Управления. Соглашение было подписано только после затянувшегося трудового конфликта, ( у рабочего комитета были опасения, что автоматизация трудового процесса служащих превратит часть персонала в безработных: прямо — таки чем не ремейк движения «луддитов», происходившего сотни лет назад в Англии!?), который помешал администрации Налогового управления консолидировать деятельность и улучшить цифровые услуги для граждан, но теперь позволит добиться такого прогресса. Прорыв наступил после того, как сотрудники управления получили то, чего добивались, — значительного повышения заработной платы и различных дотаций. Вот они — издержки демократии.

 И, наконец, в заключение. Информация на сайте < nep.detaly.co.il > о том, что 13 февраля состоялось особое заседание правительства с участием генерального секретаря OECD Матиаса Кормана, появилась . 16.02.22., В присутствии высокого гостя выступили Нафтали Беннет, Яир Лапид и Авигдор Либерман — все они пели дифирамбы израильской экономике, превознося ее достижения и успехи. Лучше всех на подобных встречах обычно выступает Яир Лапид. Не разочаровал он и на этот раз, описывая свое видение израильской экономики: миллион работников хайтека. Но это же намного больше, чем то, о чем говорило правительство в момент своего создания! Тогда речь шла об увеличении доли работников хайтека в Израиле с 9,5 до 15 процентов в течение пяти лет. То есть количество ставок в хайтеке в течение пяти лет планировалось увеличить на 170 000, или достичь чуть более 0,5 млн работников. Теперь же Лапид говорит о 650 000 новых работников. Это претенциозное заявление,(конечно, приятно получать комплименты от самого Билла Гейтса, возводящие Израиль в ранг мировой супердержавы в области хай тэка!?), но не имеющее ничего общего с реальностью и даже опасное, что мы, надеюсь, обосновали своей статьёй достаточно убедительно. Поэтому не будем лишний раз доказывать несостоятельность популистского «видения Лапида», что увеличение числа работников хайтека означает лучшую экономику и лучшее общество. Просто очень огорчает, что мой призыв в конце статьи учитывать «ту сложность, которая существует в поддержании баланса развития израильского хай-тэка и традиционных отраслей общественного сектора, т.е. не увлекаться кажущейся легкостью и эффективностью развития хай — тека, а непременно учитывать все последствия.» который как я надеялся, будет услышан, ещё до опубликования натолкнулся на непонимание реальности даже альтернативным премьер-министром, что меня, признаюсь, отнюдь не обрадовало. А какова же будет реакция у большинства израильского общества?

 Завершая же статью, мне хочется еще раз подчеркнуть ту сложность, которая существует в поддержании баланса развития израильского хай-тэка и традиционных отраслей общественного сектора, т.е. не увлекаться кажущейся легкостью и эффективностью развития хай — тека, а непременно учитывать все последствия. Здесь не может быть мелочей: все важно. Потому что прав был известный российский историк В.О.Ключевский, когда писал: «Крупный успех составляется из множества заранее предусмотренных обдуманных мелочей». Что же касается толкования заголовка, то он призывает не поддаваться льстивому обману со стороны Билла Гейтса, присвоившему Израилю ранг мировой супердержавы в области хай тэка, не впадать по этому поводу в эйфорию, а, напротив, больше доверять мудрости русской народной пословицы, ведущей свою родословную ещё с 17 века; пословицы, выражающей скептическое отношение к человеку, замахнувшемуся на нечто, оказавшееся ему явно не под силу; имея ввиду, что не пропорциональный для экономики рост израильского хай тэка способен подорвать её развитие.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Эдуард Малинский: Действительно ли « Израиль — это мировая сверхдержава в области Hi-Tech» (по Биллу Гейтсу), или «По Сеньке ли шапка?»»

  1. И наоборот:
    Десятки израильтян по многу лет работают в России и других странах.
    Высокие заработки позволяют купить(!) жильё и прочие блага.
    Печальный факт.

  2. Многоликая тень
    A.Л.

    «Но на солгавших зла в душе не держит
    Константинос Кавафис
    * * * * *
    Когда меня заманивают духовностью,
    – я вижу отрешённость нездешних лиц.
    Когда от меня требуют благородства,
    – я узнаю речь нечестивца.

    Когда меня призывают к жертвенности,
    – я слышу: «ответь за все наши грехи».

    Когда мне напоминают о честности,
    – я всё-таки сдерживаю гнев
    и улыбаюсь им, лгущим в руинах.

    И гоню их всех – оборотней смерти.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *