Александр Левинтов: Марианна Веревкина, тихий гений

 666 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Александр Левинтов

Марианна Веревкина, тихий гений

К годовщине со дня рождения (1860 — 1938)

Ее называли русским Рембрандтом, а она долго не могла выбрать между позицией художника и позицией жены художника… она училась у Поленова и Репина, но стала авангардисткой, экспрессионисткой и «повивальной бабкой» абстракционизма. Она была философствующим, размышляющим художником, но вокруг нее всегда вилась богемная жизнь живописцев.

В возрасте под тридцать она случайно прострелила себе правую кисть, которая так до конца ее жизни и висела плетью, но ее левая рука оказалась тверже и резче большинства мужских.

Она родилась в Туле и около сорока лет прожила в России, в Москве и Петербурге, потом — Мюнхен, потом еще двадцать лет в Швейцарии — в России ее почти не знают, но в Асконе на берегу Лаго Маджоре музей Marianne von Werefkin хорошо известен и изрядно посещаем.

Генеральская дочь. Она получила превосходное художественное образование. Когда ее отца назначили комендантом Петропавловской крепости, семья переехала из патриархальной Москвы в блистательный Санкт-Петербург. Правда, вскоре, генерал умер, оставив дочери солидную государственную пенсию по случаю потери кормильца — на эти деньги она могла безбедно существовать и содержать своего гражданского мужа. Художника Алексея Явленского.

Обладая несомненным талантом и признанием, Марианна тем не менее бросает живопись и предается философии, той, что много позже будет названа экзистенциализмом.

Вот её кредо, сформулированное в 1914 году:

«Я верю и хочу, чтобы за мной верили и другие, что кроме суетного мира преходящих форм есть мир незыблемого покоя истины, мир примирений, куда тянет меня всей душой. Это — моё чувствование и моя вера, моя художественная суть, моё «Я» художника. Я долго искала тот язык, на котором я могла бы говорить обо всём этом, на котором я могла бы выразить свою любовь и свою веру. Сквозь все извилины принятого ложного художественного воспитания, сквозь реализм моего учителя Репина и шик моих заграничных учителей, сквозь свою личную талантливость, столь враждебную исканию чистых идеалов искусства, добралась я, наконец, до сознания, что в душе моей, рядом с моей любовью и верой — живут совершенно тождественные им линии и краски и что движения и сочетания этих, ближе всего, ближе всякой фотографии, ближе всякой аллегории, могут передавать суть моего двойственного Я. С минуты этого сознания во мне проснулся настоящий художник: я перестала думать символом слова, который в нашем искусстве не может быть символом, а думаю исключительно символом линий и красок».

Никому более точно не удалось сформулировать суть абстрактной живописи как живописи мышления.

Из Москвы они уехали в Мюнхен, где они прожили десять лет, вращаясь, как и в России, в высшем слое богемы. Первая мировая заставила их переехать в нейтральную Швейцарию.

Ее любили и ценили гораздо больше, чем она сама себя. Благодаря усилиям очень разных людей тексты художницы, ее переписка, заметки, дневники, газетные вырезки, коллекция картин и рисунков были спасены от уничтожения и распродажи.

Марианна Веревкина приезжает в Мюнхен с Алексеем Явленским, Игорем Грабарем и Дмитрием Кардовским. В мюнхенском салоне Веревкиной собираются члены основанного ею Братства Св. Луки — самые разные художники, в том числе Василий Кандинский, Габриела Мюнтер и Поль Клее.

Всмотритесь в картины Василия Васильевича Кандинского: в них читается палитра красок Веревкиной, в них — твердость и резкость ее руки, в них, наконец, ее мысль, ставшая лейтмотивом абстракционизма: рисовать надо не объективный мир и его красоту (классическая живопись), и не чувственный внутренний мир художника и его красоту (импрессионизм), а саму мысль и ее красоту. Зритель не должен отныне догадываться, что хотел сказать художник — зритель приобретает право самостоятельного слова и самостоятельной мысли по поводу увиденной картины. Он, по Коллингвуду, — соавтор, а не пожиратель видов и смыслов.

В философской работе «Письма к Незнакомцу» Марианна излагает свою теорию абстрактного искусства как предельной сокровенности художника. Эта работа оказала решающее влияние на членов «Нового художественного общества» и «Голубого Всадника», а ее идеи будут позже развиты Кандинским в его книгах 1909-1911 годов.

Ясность мысли, ясность краски, ясность линии — потом мы это найдем не только у Кандинского, но и у Казимира Малевича, в неистовых полотнах Сальватора Дали и — очень отчасти — в композициях Хуана Миро. Но и в картинах самой Веревкиной читаются Гоген, Ван Гог, Сезанн, Матисс, Тулуз-Лотрек и Дерен. Она — то, так недостающее нам звено от импрессионизма и экспрессионизма к абстракционизму и сюрреализму.

Война заставляет Веревкину и Явленского бежать из Мюнхена в Швейцарию. Пенсия за отца исчезает. По-видимому, это были самые трудные годы их жизни.

В Цюрихе, в дадаистском кабаре «Вольтер» они знакомятся, среди прочих богемных завсегдатаев, с Германом Гессе, который не только станет их недальним соседом, но и идейным соумышленником: и в «Степном волке», и в «Путешествии в страну Востока» и особенно в «Игре в бисер» явственно читаются мотивы абстракционизма и полотен Марианны Веревкиной.

Оставшись в 1921 году одна, Веревкина всё начинает заново. Отныне главная ее тема — судьба, суровая и неумолимая, судьба как дорога, уходящая за горизонт или в никуда, что, в сущности, одно и то же. Судьба, как мистическое продолжение и воплощение веры.

Всю жизнь оставаясь на обочине всех дорог, течений и собственной судьбы, Марианна Веревкина оставила нам свое яркое и невыразимо прекрасное искусство — мы всматриваемся в полотна, написанные сто лет тому назад и видим в них свое угаданное ею будущее.

А теперь посмотрите некоторые, наиболее яркие работы Марианны Веревкиной. Я нарочно убрал все их названия, чтобы вы смогли принять участие в сотворчестве с Марианной и сами придумали к ним названия, проникли в мир ее идей и образов.


***

http://berkovich-zametki.com/Articles/Article626.php
Print Friendly, PDF & Email

9 комментариев к «Александр Левинтов: Марианна Веревкина, тихий гений»

  1. За иллюстрации надо благодарить выпускающего редактора — у меня их всего было 3-4. Вообще иллюстрирование материалов им достойно самых громких благодарностей. Что касается квалифицированной критики картин Марианны Веревкиной, то мне трудно с ней согласиться (хотя я и не профессионал в искусствоведении) на том основании, что у нас долгое время в живописи царил сексизм и женщинам отказывали в художественном таланте. Яркое доказательство тому — печальная судьба Марии Башкирцевой (см., например, «Дневник девственного гения» на сайте http://www.redshift.com/~alevintov, июль 2000 года; к сожалению, я тогда не умел транспортировать иллюстрации на свой сайт, но работы этой замечательной художницы есть в Интернете). В 1990 году я познакомился с семьей художников Жилинских. Дмитрий Дмитриевич — прекрасный мастер гиперреализма, но самого высокого восхищения достойна его жена, рисунком разрабатывавшая тогда совершенно парализованную правую руку. Это — героизм.
    Большое спасибо читателям, знакомым и незнакомым, за сочувственное отношение к художнице и моему тексту.

  2. Присоединяюсь к комментаторам: интересная статья и интересное творчество до сих пор неизвестной мне Марианны.

  3. Саша, прекрасная работа!
    Для меня имя новое. Работы очень интересны. А четко сформулированные идеи
    в данном случае, на мой взгляд, не меньшая ценность. Спасибо!

  4. Хорошая публикация и интересная подборка иллюстраций. Marianne von Werefkin прострелила себе в молодости, в 1988 году во время охоты, правую руку, которая осталась на всю жизнь деформированой и обезображеной. Кроме Братства св. Луки организовала вместе с Кандинским и Мюнтером „Новое общество художников“ в Мурнау, позже присоединилась к группе «Der Blaue Reiter» в Мюнхене. Эпигонство, конечно, заметно, но у Верёвкиной исключительно умные и драматические композиции, которых не найти у её мужских коллег. Мне её работы нравятся. Кроме того, Верёвкина оставила очень интересные публикации по теории искусства.
    То, что сделали евреи многих стран в Париже в объединении под названием «Парижская школа», делали в Германии в начале века русские эмигранты.

  5. Мне эта статья показалась избыточно комплиментарной. Веревкина известна любителям живописи именно как хозяйка салона (ов) и подруга замечательного Явленского. Ее же собственная живопись мало того, что вторична, но вторична по отношению к десятку художников. Повернитесь налево — плоховатый Мане, повернитесь направо — здравствуйте, Василий Васильевич, что-то Вы сегодня неважно выглядите. Олег Торчинский находил в ее творчестве связь с русским символизмом — и это правда, с ним тоже. Об экспрессионизме и говорить нечего. В общем, полный букет.

    1. Поддерживаю. Действительно вторичная живопись. Куча больших ушей отовсюду торчит)

  6. Прекрасная живопись!

    О перепевах, подражательстве, вторичности и т. д. – это «для птиц» (Сэлинджер).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *