Валерий Рапопорт: Две сказки

 352 total views (from 2022/01/01),  4 views today

На следующий день я пыталась сделать укол. Боцман ругался, открывая рот на ширину плеч, и не хотел давать руку для укола. Я его уговорила, что дам один раз покурить трубку. От укола он так визжал, что я боялась, что к нам приедет полиция. А когда он выпил ложку хлористого кальция, то схватил литровую бутыль и в миг её выпил.

Две сказки

Валерий Рапопорт

Боцман заболел

Одесситка рассказала своим друзьям ещё одну историю из своей жизни.

— Боцман в кафе поспорил с посетителями, что за час съест один килограмм мороженого. Он разделил один килограмм на пять порций разного сорта мороженого и съел их быстрее, чем за полчаса. Посетителям пришлось платить за мороженое. На следующий день у Боцмана заболело горло и поднялась температура. Я вызвала врача, хотя Боцман был против. Врач пришел к вечеру. Это была молодая женщина с красивыми голубыми глазами. Боцман не хотел открывать рот и ругал врача. Но я уговорила его.

— О, у Вас ангина. Надо лечить. Я выпишу Вам лекарства, и надо делать уколы антибиотика. От курения воздержаться на неделю.

Я с врачом вышли на кухню, где она выписала рецепт.

— Я не умею делать уколы.

— Я научу. Но Ваш друг очень грубый человек.

— Он в жизни боится двух вещей: врачей и уколы. Это, как он рассказывал, у него с детства. Да и друг он сложный, меня похитили, а он и бровью не повёл. Его надо немного проучить.

— О, есть одно средство. Оно и от аллергии на антибиотики, и в чувство приводит: хлористый кальций*.

Я угостила врача чаем и пошла в аптеку. Врач рассказала, как делать укол, и мы вмести пошли к Боцману.

— Я сейчас Одесситке буду показывать, как делать укол, а Вы отверните голову в сторону.

— Ой! — сказал Боцман.

— Я ещё не делаю, а показываю, как делать уколы небольно.

Это длилось минут десять.

— Ну, когда мне сделают укол? — закричал Боцман.

— Уже давно сделали!

На следующий день я пыталась сделать укол. Боцман ругался, открывая рот на ширину плеч, и не хотел давать руку для укола. Я его уговорила, что дам один раз покурить трубку. От укола он так визжал, что я боялась, что к нам приедет полиция. А когда он выпил ложку хлористого кальция, то схватил литровую бутыль и в миг её выпил. А затем сказал:

— Такую гадость я ещё никогда не пил.

Вечером за трубку табака я сделала укол, а визг, наверное, был слышан по всей Одессе. А когда он опять выпил хлористый кальций, слезы покатились из глаз.

Температура не падала, и я опять вызвала врача. Пришла та же молодая женщина. Боцман долго ругался, но дал себя посмотреть.

— Как Вы себя чувствуете?

— Плохо, может мне написать завещание?

Послушав его и посмотрев горло, врач сказала:

— Ну, больной, Вы ругаетесь, а у Вас сильно увеличены гланды. Их надо удалить, я могу это сделать сейчас без наркоза или проведем операцию в больнице. Ну а завещание я бы написала, — пошутила врач из-за его ругани.

Боцман побелел, как мел, и сказал:

— Мне плохо. Одесситка, вызови нотариуса. Я буду писать завещание.

Мы с врачом ушли на кухню. Попили чай, и врач сказала:

— Через день-два он будет здоров. Но я его сильно напугала. Не будет больше при мне ругаться.

Мы посмеялись, и врач ушла к другим больным. А я привела нотариуса. Боцман написал завещание. Как я потом узнала, мне он завещал старинный сундук. Через день он был здоров, но хлористым кальцием я поила его ещё 3 дня, а как он ругался, я вам не скажу.

* Хлористый кальций — кальциевая соль соляной кислоты в виде гигроскопических кристаллов, с горько-соленым вкусом, настолько неприятным, что вызывает мощное слюна выделение. 

Ну, Гена, получи!

Цирк возвращался в родной город. Слонёнок и все руководство ещё были в пути, а обезьяны уже прибыли в город и сходу пошли в школу. В их класс поступил новый ученик, волк по имени Гена. Он любил вкусно поесть. На перемене, съев свой домашний завтрак, он выбирал ученика с большим бутербродом и отнимал его, говоря при этом, что, если тот пожалуется, следующий бутерброд он сделает из него. Вся малышня боялась его и молчала. Маленькая обезьянка, которую звали Ники, на перемене вышла в коридор, но, не успев поднести ко рту бутерброд, лишилась его. Ники хотела сопротивляться, но, увидев волка, испугалась.

Вечером в цирке собрался совет:

— Надо отучить Гену отнимать бутерброды, но как это сделать — не знаю, — сказала Ники.

Поступило много предложений, но остановились на одном. Надо в бутерброд вместе с кусочком сыра положить болт. И все обезьяны дружно закричали:

— Ну, Гена, получи!

Обезьяны положили коробочку с бутербродом на подоконник и стали ждать волка. Гена, войдя в школу, почувствовал запах сыра, открыл коробочку и надкусил бутерброд. Раздался рев. Затем Гена выплюнул болт вместе с зубом и сказал:

— Кто это шделал? Ужнаю — шъем! — из-за отсутствия зуба он вместо звуков «с» или «з» выговаривал звуки «ш» или «ж».

Волк пошел к зубному врачу.

— Зуб молочный не починить, корень удалить! — был вердикт врача.

Из зубного кабинета Гена вышел мокрый или от страха, или от слёз. После уроков он встретил на улице обезьян, отвесил им подзатыльники и пригрозил:

— Ешли будет ещё один болт в бутерброде, то я иж ваш жделаю фарш.

Вечером опять был совет, который решил в бутерброд сверху и снизу положить по кусочку колбасы, а между ними положить горчицу и жгучий перец. И все дружно закричали:

— Ну, Гена, получи!

На следующий день Гена отнял у Ники бутерброд, пощупал его и, убедившись, что там нет болта, откусил несколько раз. Вой был слышен на всю школу. Он помчался в туалет и выпил целое ведро воды, но горел желудок. Вызвали скорую помощь и отвезли Гену в больницу.

Через несколько дней цирк собрался в родном городе, и слонёнок тоже пошел в школу.

Волк вернулся через неделю, на перемене он уже не отбирал у малышей еду, но, когда обезьяны вышли из школы, он их встретил.

— Ну малышня, шейчаш я иж ваш буду делать фарш! — но, не успев это сказать, он повис в воздухе. Это слонёнок взял его за шкирку:

— Кто из моих друзей хочет сделать фарш? Ты дурной Ген. Я тебя сейчас подкину до туч, и ты при приземлении превратишься в фарш!

— Ну, Гена, получи! — злорадствовали обезьяны.

— Не надо, я боюшь вышоты, — умолял волк.

— Тогда отправим его на мясокомбинат, а из шкуры сделаем коврик, — предложила Ники.

— Ну, Гена, получи! — сказали обезьяны.

— Не хочу быть ковриком, я худой, и иж меня даже не выйдет палка колбашы. Пощадите!

Слонёнок, почесав за ухом, предложил:

— Гена худой, подождём, пока он поправится. А потом отведем его на мясокомбинат.

На следующий день мама Гены пришла к директору школы:

— Эти циркачи хотят сделать колбасу из моего сына Гены.

— Ваш сын отнимал у малышей бутерброды, грозил их съесть. Вот они ему и отомстить хотят. Пусть он извинится перед ними, и тогда они его, может быть, простят, — ответил директор.

Гене пришлось извиняться перед всей школой на линейке, малышня простила его, а мама Гены давала ему теперь по два бутерброда.

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Валерий Рапопорт: Две сказки»

  1. Ну, Автор! Как можно один килограмм мороженого разделить на «пять порций разных сортов»? Как я Вас?

  2. Спасибо журналу, что в такое серьёзное и трудное время можно прочитать сказки, которые дают надежду: все будет хорошо. Справедливость восторжествует.
    А ты, дорогой Сказочник, стал добрым другом. Встречи с тобой ждёшь . По каким неожиданным фантастическим лабиринтам добра и зла ты поведёшь нас сегодня? С детской надеждой, что добро всегда победит, но по-доброму
    Спасибо тебе за это.4

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *