Анатолий Стеклов: Литературный вечер при свечах

 499 total views (from 2022/01/01),  4 views today

— Понимаете, Лермонтов — это непревзойденный талант. Пушкин тоже талант. Но Лермонтов, я считаю, выше.
— Согласен с вами. Возьмите Лермонтовскую «Мцыри». Сила-то какая! Не оторваться!
— Пушкин, между прочим, «Евгений Онегина» тоже талантливо написал. Так что, не надо на Пушкина наезжать!
— Перестаньте ссориться, господа. Давайте поднимем тост за этот прекрасный литературный вечер при свечах.
— Вам что? Водочки или коньячку? Хозяйка, ваши баклажаны просто великолепны!

Литературный вечер при свечах

Анатолий Стеклов

— Лермонтов, я вам говорю, лучше Пушкина и Гоголя был. Если бы его не убили в таком раннем возрасте, он бы намного больше классики написал.

— А Пушкина, к твоему сведению, тоже убили.

— Ну, Пушкина убили в зрелом возрасте.

— А я и говорю, если бы Лермонтова не убили, он бы что-то получше «Евгений Онегина» выдал. — Передайте, пожалуйста, квашенной капустки на этот край стола. Спасибо.

— Понимаете, Лермонтов — это непревзойденный талант. Пушкин тоже талант. Но Лермонтов, я считаю, выше.

— Согласен с вами. Возьмите Лермонтовскую «Мцыри». Сила-то какая! Не оторваться!

— Пушкин, между прочим, «Евгений Онегина» тоже талантливо написал. Так что, не надо на Пушкина наезжать!

— Перестаньте ссориться, господа. Давайте поднимем тост за этот прекрасный литературный вечер при свечах.

— Вам что? Водочки или коньячку? Хозяйка, ваши баклажаны просто великолепны!

— Уж старалась. Нашла в Интернете особый рецепт. С сыром, с чесночком, правда вкусно?

— Прекрасно!

— А я вам говорю, что талант — он в любом возрасте талант. Вот Лев Толстой в позднем возрасте «Войну и мир» написал. И ничего. Не хуже, чем у ваших Лермонтова и Пушкина.

— Не люблю Толстого, книга толстенная. Маша, вам кто больше нравится, Лермонтов или Пушкин?

— Сеня, я не по этому делу. Мне больше Пугачева и Киркоров подходят. Вы уж извините.

— Старуха она, твоя Пугачева. Пора со сцены слезать. Ты знаешь, в каком году она родилась?

— Ну и что? А Пушкин твой в каком году родился?

— Скажу прямо, ничего вкуснее этих баклажан я давно не ел. Надо выпить коньячку. Хозяйка, вы просто одновременно Лермонтов и Пушкин в кулинарии.

— Давайте, выпьем за прекрасных дам!

— А я бы выпил за Лермонтова.

— Так давайте, сначала за дам, а потом, без перерыва за Лермонтова.

— Тогда сразу и за Пушкина выпьем. Великий ведь поэт был.

— Да, да, правильно. Не убирайте, пожалуйста, баклажаны со стола. И сыр не убирайте. Ничего не убирайте, ни соленых огурцов, ни селедки, ни стихов Пушкина.

Сидим-то как приятно.

— Да, что и говорить. Славный литературный вечер. Свечи… Пушкин, Лермонтов прямо в воздухе витают. Холодец просто замечательный.

 — Можно, я вам Есенина под гитару спою?

— Ну, причем тут Есенин? Вечер же классической поэзии.

— А Есенин, по-вашему — не классика? Да он и вашего Лермонтова запросто переплюнет. Помните: «Не жалею, не зову, не плачу…»?

— Слёзы сами на глаза лезут. Воронеж свой вспомнил. Как жизнь быстро пробегает! Еще вчера пацаном арбузы из соседнего огорода таскал… Годы, годы… Я, как в Америку приехал, пошел на такси работать, так классической поэзией и увлекся.

— Пушкин, Лермонтов… Вот, знаете, недавно всего Лермонтова опять прочитал.

От корки — до корки. Думаю, а не выучить ли мне «Мцыри» наизусть?

— Можно, я вам тарелку поменяю? А то у вас из-за этих баклажан стихов Лермонтова не слышно.

— А к новым тарелкам — и выпить не грех.

— За баклажаны!

— И за Пушкина! За Пушкина мы еще не пили.

— А за баклажаны пили?

— Хочу рассказать анекдот. «Сидят как-то Пушкин, Лермонтов и Чапаев в Майами на пляже… Пушкин говорит: «Скажи, брат Лермонтов, с чего бы это так много беременных россиянок во Флориде появилось?

 Лермонтов отвечает:

 — Это они борются с путинским режимом, брат Пушкин. Россиянки рожают американцев и уменьшают население России… А Чапаев наморщил лоб и говорит: — Надо американок заставить рожать в России!..»

— Господа, господа! А вот этого не надо. Не надо опошлять литературный вечер при свечах анекдотами.

— Давайте, поговорим о театре…

— А чё о нем говорить? Театра больше нет. Нет театра. Раньше Немирович и Данченко были — силачи, великие люди! А сейчас все в театр лезут играть, кому скучно. Все артисты, и у всех артистические романы. Не поймешь, у них в жизни роман, или на сцене.

— Тогда выпьем за театр! И за хозяйку! И за холодец!

— Торт, торт, кому торт? Ой, смотрите, на торте написано слово «Пушкин». И перо гусиное воткнуто. — Красота какая! Какой удачный литературный вечер!

— При свечах!

— И при торте!.. Интересно, где вы гусиное перо раздобыли?

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Анатолий Стеклов: Литературный вечер при свечах»

  1. Под стеклом увеличительным
    Водку дули эмигранты
    И с пафОсом поэтическим
    Пожирали баклажанты.
    Долго жившие в Америке,
    Не знакомые с аглицким.
    Закусь: Лермонтов с Есениным,
    Фет и Пушкин, и Багрицкий…

    Сохраняет толерантность
    Это мутное болотце,
    Что очиститься не может,
    А тем боле — отколоться…
    ===================
    Аналогичные посиделки нередко случаются в нашем израильском ишуве. Даже мысли, вроде такой, возывают:

    И, как мне, еврею преклонных годов,
    Из прожитой выскочить сути?
    И русский забыть
    лишь только за то,
    Что им разговаривал Путин?

  2. «- Давайте, выпьем за прекрасных дам!»

    Давным-давно написал пунктирную методику для придумывания смешных тостов — вот один из примеров тоста:

    «Давайте выпьем за женщин! А женщины делятся на дам, не дам и дам, но не вам. Поэтому я предлагаю поднять тост не просто за женщин, а за прекрасных дам!»

  3. Живо, эмоционально и, как говорится, со вкусом. Спасибо, Анатолий С.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *