Игорь Юдович: О консенсусе в исторической литературе

 231 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Игорь Юдович

О консенсусе в исторической литературе

Недавно в Гостевой портала «Заметки по еврейской истории» возник интересный спор. Говоря о предвзятости исторических исследовований, один из «гостей» заметил, что факты, которые сами по себе часто не подлежат сомнению, могут интерпретироваться историками или людьми, пишущими на исторические темы, совершенно по-разному, в зависимости от главенствующей идеологии в сознании историка. Именно по этой причине невозможен консенсус среди историков по любой теме, любой исторической фигуре, любому историческому периоду. Как пример было высказно убеждение, что начиная с Артура Шлессинджера-мл практически вся историческая литература о ФДР и его времени является классическим образцом либерального мышления и левой идеологии, за ним стоящей. В завязавшейся вялой дискуссии было высказано еще одно интересное мнение: самыми ужасными американскими президентами 20 века были Вудро Вильсон и Франклин Делано Рузвельт. И совсем близко к ним был еще один «мерзавец», фамилия которого была тоже Рузвельт.

Сама по себе постановка вопроса об интерпретации, безусловно, справедлива и, конечно, связана не только с индивидуальностью историка, как человека со всеми его достоинствами и недостатками, но и принадлежностью его к определенной исторической школе, к господствующим в данное время представлениям в обществе, в конце концов — к своему поколению со всеми его предубеждениями. Характерный пример — отношение к отцам-основателям американской республики. Где-то до начала 1830-х, пока живы были они сами и люди, знающие их лично, они не были предметом обожествления или какой-либо исключительности. В исторических работах этого периода они представляли из себя совершенно обыкновенных людей, волею случая оказавшимися в нужное время в нужном месте. Последующие годы, где-то до 1880-х, историки почти не вспоминали отцов-основателей, хотя постепенно отрицательные черты и поступки некоторых из них стали уходить из сознания новых поколений, уступая место пониманию того, что все вместе, как группа, они были уникальны во многих аспектах, а именно в тех, что оказались решающими во время обретения Независимости и учреждения Конституции. При этом новые поколения постоянно находили что-то свое — хорошее или плохое — в поколении отцов-основателей, таким образом не давая умереть самой дискуссии и поиску консенсуса. В 1830-50-е их ругали за неопределенность в Конституции по вопросу разделения суверенитета между штатами и федеральным правительством. После — за создание реальной возможности коррумпированного большинства одной из партий в Конгрессе. Во время Гражданской войны их ругали за нерешенный вовремя негритянский вопрос. После — за отсутствие гражданских прав у женщин, в 1920-е — за конституционную слабость Президента, особенно в критические для внешней политики события. И так продолжается до наших дней.

Но во всей истории Соединенных Штатов нет периода и Президента, спор о которых продолжался бы с такой безрассудной яростью на протяжении такого длительного времени, как спор о том, что произошло в 1928-1940 годах — Великая Депрессия и выход из нее — и о роли Франклина Рузвельта в это время и о последствиях его управления страной. Я могу подтвердить сказанное одним примером.

Френсис Паркман

Фрэнсиса Паркмана (1832-1893) называют «оцом американской исторической науки». В 1957 году Американским обществом историков была учреждена ежегодная премия его имени на лучшую книгу на тему истории США. С тех пор эта премия вручалась более 50 раз (в некоторые годы не было достойных претендентов). Темы книг, получивших премию, могут быть самые разнообразные. Первую премию в 1957 году получил знаменитый советолог Джордж Кеннан за книгу «Russia Leaves the War». Последнюю, в 2013 — Фредерик Логвалл за книгу «Embers of War: The Fall of an Empire and the Making of American’s Vietnam». Так вот, за более чем 55 летнюю историю премию получили всего три книги-биографии президентов: Гранта, Трумэна, ФДР. Количество же книг, так или иначе исследующих жизнь и время ФДР, равняется девяти (включая упомянутую биографию). Ни один из других исторических периодов, ни один человек в истории страны не был в числе книг-победителей даже дважды. Всего же мне известно 19 полных биографий ФДР, думаю, что мне известно далеко не все и, думаю, что это абсолютный рекорд.

Как же оценивают время и личность ФДР американский народ и профессиональные историки? Существует ли консенсус? Как ни странно, но на этот вопрос есть точный ответ. И для ответа не надо идти дальше всезнающей ВИКИ и статьи «Historical rankings of Presidents of the United States«.

Что же говорит нам умная ВИКИ? Ну, во-первых, различных систем расстановки президентов США по ранжиру существует очень много. Прежде всего, мнение профессионалов-историков. Затем — опросы общественного мнения различными известными и не очень известными организациями-профессионалами, как Гэллап, Размуссен и прочими. Затем — опросы общественного мнения медийными компаниями. Есть опросы общественного мнения в рамках исследования университетов и специализированных общественных организаций. Есть аналитические рейтингы известных аналитиков-политологов. Есть, наконец, рейтинги, объединяющие все другие рейтинги. В общем и целом, есть рейтинги на все вкусы и проделанные организациями всех направлений. Детально по каждому рейтингу читатель найдет информацию в приведенной статье. Нас будет интересовать всего пять.

Первое — популярное мнение американского народа в целом. По этому параметру у интересующих нас Президентов места следующие (всего было 43 Президента):

ФДР — второе,
Вильсон — шестое,
ТР — четвертое.

Второе — мнение историков-профессионалов:

ФДР — второе,
Вильсон — шестое,
ТР — пятое.

Третье — опрос, проведенных Wall Street Journal (по определению — консервативный, хотя газета, по ее словам, стремилась к сбалансированному опросу):

ФДР — третье,
Вильсон — одиннадцатое,
ТР — пятое.

Четвертое – суммарное место по всем известным опросам:

ФДР — второе,
Вильсон — шестое,
ТР — пятое.

Здесь мне надо остановиться и ответить на очевидный вопрос: а какое это имеет значение и какой в этом прок, если, например, в России на первое место всегда выйдет или Сталин или Петр Великий? У меня есть два ответа на этот справедливый вопрос. Во-первых, американское общественное мнение все же отличается от российского, а американские историки-профессионалы — от российских историков. А вторым ответом будет последний, самый замечательный опрос (1982 год) — только среди людей, которые себя определяют либералами или консерваторами. Итого, по либералам:

ФДР — второе,
Вильсон — шестое,
ТР — пятое.

По консерваторам:

ФДР — третье,
Вильсон — восьмое,
ТР — пятое.

Напоминаю — всего в конкурсе «участвовало» 43 президента. Поэтому всем искренне уверенным, обычно по одной или двум книгам одиозных авторов, в мерзости вышеупомянутых Президентов, я так же искренне посоветовал бы «учить матчасть», то есть, прочесть и попытаться понять другую интерпретацию времени и деятельности людей, в этом времени живущих. Можно, кстати, начать с книги, которая получила премию Фрэнсиса Паркмана в 1958 году: Артур Шлезинджер-мл, «The Crisis of the Old Order» — замечательная книга, на мой и не только мой взгляд (по русски доступна его книга «Циклы американской истории»ред.).

И, наконец, маленькая история.

Наше представление о событиях прошлого неминуемо определяется знанием того, что произошло «после». Но и взгляд современников «прошлого» на события в их жизни не может не зависеть от предрассудков их времени, которые в свою очередь завязаны на их представлениях о своем прошлом. Интересно, как совершенно обыденные, привычные и нормальные для нас атрибуты жизни, которые мы сегодня никак не связываем с идеологией, в свое время были на острие идеологического расслоения общества.

Моррис Коллен

В ноябре 2013 в Сан-Франциско отмечали столетие доктора Морриса Коллена (Morris Collen). Сегодня он знаменит тем, что по-прежнему напряженно работает, руководя крупным исследовательским отделом в системе госпиталей Kaiser Permanente, возможно, крупнейшей медицинской и одновременно страховой компании страны, и тем, что был пионером, разработавшим первую настоящую компьютерную информационную систему в американском здравоохранении. Но среди его достижений есть еще одно, почти забытое сегодня. В начале Второй Мировой он оказался одним из основателей (вторым был Сидней Гарфилд, его начальник) обособленной системы здравоохранения для рабочих и сотрудников многочисленных военных предприятий великого Генри Кайзера (Кейзера, как говорят в Америке). Генри Кайзер был как бы министром и министерством военной промышленности — все в одном лице. Например, организованные им верфи в Окленде и Ричмонде построили около тысячи кораблей серии «Либерти». Всего на его военных предприятиях работали многие сотни тысяч людей. Гарфилд, Коллен и еще несколько врачей по просьбе Кайзера разработали систему prepaid group-practice medical care для всех работников кайзеровских верфей, а когда война закончилась многие профсоюзы и крупные индустриальные предприятия с большим количеством рабочих добровольно вступили в созданную «кайзеровскую» систему здравоохранения. По этому поводу Коллен с улыбкой вспоминает: «Все было очень и очень не просто. Когда мы подписали договор с лидером профсоюзов докеров Сан-Франциско и пожали руки с Гарри Бриджес (легендарный профсоюзный лидер), о, Боже, все вокруг называли нас коммунистами».

Print Friendly, PDF & Email

17 комментариев к «Игорь Юдович: О консенсусе в исторической литературе»

  1. Пока туда-сюда, Игорь, я бы предложил перенести отзывы, которые по теме, отсюда — в отзывы к моеий работе о Новом Курсе. Прямо начиная с вашей заметки, за исключением куска про д-ра М. Коллена, который, по-моему, не пришей кобыле хвост. Я понял, думаю, что вы имели в виду, и готов обсудить это отдельно, но от основной темы это очень далеко. Ваш пойнт — история и историки. так давайте держаться пока этой темы.
    Если вы не возражаете, я могу это проделать.
    А то получается «несправедливое распределение доходов». На вашу мимоходную заметку забияки отзывов пришло больше, чем на мою основательную работу. И первыми откликнулись те, кто числится у меня в друзьях, и от кого я мог бы ожидать хотя бы оценки проделанной работы по достоинству — в отношении охвата, глубины, использования числового материала, эрудиции и чего угодно прочего — работа большая, чего в ней не найдешь, если захочешь отозваться.

    Такая оценка в общем случае не требует согласия с тезисами и выводами. Тот печальный факт, что никто из «друзей» вообще никак не откликнулся, много говорит, и совсем не то, что написал БМТ. Пусть он только вернется из Москвы, за «игнор контекста» придется ответить.

  2. Хорошая статья. А системный подход нами всегда приветствуется.
    Относительно Картера: он, конечно, немного «свихнулся» в последние годы, но я помню его
    важную роль в заключении мира между Египтом и Израилем. Меня тогда поразило, что президент США разъезжает неоднократно туда и обратно, из Каира в Иерусалим, из Иерусалима в Каир и обратно, как простой курьер. Но ведь он добился своего, уломал упрямых — мир был подписан.

  3. Евгений Михайлович, да за ради бога, портал открыт всем мнениям и идеологиям. Писал я эту мелочь, конечно, не для Вас, Вас уже ничем с Вашей позиции не столкнешь. Писал я это так — больше в пустоту, похоже, что в Гостевой уже почти нет людей, способных на восприятие каких-либо аргументов. Примерно так, как Ваши аргументы не могут сдвинуть меня с моей позиции. Но у меня есть опасение — это вне последней заметки, что Вы хотите занять пьедестал прямо противоположный по идеологическому сектору известной и крайне одиозно-левой истории Америки тов. Х. Фаста. К истории по Фасту уже давно никто не относится серьезно. Так что там громить уже некого.
    И мне очень жаль, что Вы не поняли окончание статейки, то, что о докторе.

  4. Превосходная статья, Игорь. Но, как и было предупреждено, без ответа не останется. Первый выстрел уже прозвучал, ждите еще тройку-другую типа «товарищ не понимает…» Народ оболванен, высшее образование захвачено коммунистами, в Белом Доме — криптомусульманин, в магазинах скоро исчезнет постное масло.

    1. Юлий Герцман15 Ноябрь 2013 at 19:21

      Народ оболванен, высшее образование захвачено коммунистами, в Белом Доме – криптомусульманин, в магазинах скоро исчезнет постное масло.
      000000000

      Верно, Юлий, все перечисленное тобой — полное вранье, согласиться можно только с постным маслом.

  5. Маркс ТАРТАКОВСКИЙ
    15 Ноябрь 2013 at 18:25 | Permalink
    Худшим президентом считают – и я считаю – Джимми (как сам он себя инфантильно именовал) Картера. Это он оставил миру иранскую проблему, о которой при шахе и речи не было.
    Я бы назвал вторым в этом ряду Эйзенхауэра, блистательного (надо полагать) военноначальника, – по требованию которого (к чему тут же с восторгом присоединился Хрущёв) британцы с французами после справедливой победы 56-го г. оставили Насеру Суэцкий канал, Израиль же – Синай.
    Деколонизация была в ХХ в. навязчивой идеей всей американской политики, как сейчас – демократизация (по американскому образцу), доведенная до идиотизма. (Исламист Мурси – действительно законно избранный президент влиятельнейшей арабской страны…)
    Вся послевоенная история – и не только Бл.Востока – повернулась бы, вероятно, по иному, не случись эта принципиальная глупость. Деколонизация могла бы пройти гораздо мягче – с меньшим числом войн и жертв.
    ===================================================

    Автор статьи забыл о полувеке оболванивания и индоктринации населения. Только поэтому известные и скрывавшиеся эти же полвека «подвиги» ФДР равно как и глубокая продуманная оценка стратегических и исторических последствий не оказали ни на публику, ни на специалистов никакого статистически значимого влияния.

    Сегодня известно гораздо больше (хотя я уверен – не все), но даже сегодня фактам или просто не верят, не взирая на открывшиеся документы, либо даются самые идиотские интерпретации. Даже здесь на Гостевой.

    По поводу же Картера и Эйзенхауэра – не согласен в оценке мотивов, хотя соглашусь, что по последствиям — действия обоих принадлежат к одним из худших в истории страны. Оба они действовали с позиций идеологических концепций – первый – с радикально левых, как Обама, позиций переустройства мира и страны, второй – с позиций конкурентной борьбы с Великобританией и Францией, и захвата Ближнего и Среднего Востоков в сферу своего влияния.

  6. Худшим президентом считают — и я считаю — Джимми (как сам он себя инфантильно именовал) Картера. Это он оставил миру иранскую проблему, о которой при шахе и речи не было.
    Я бы назвал вторым в этом ряду Эйзенхауэра, блистательного (надо полагать) военноначальника, — по требованию которого (к чему тут же с восторгом присоединился Хрущёв) британцы с французами после справедливой победы 56-го г. оставили Насеру Суэцкий канал, Израиль же — Синай.
    Деколонизация была в ХХ в. навязчивой идеей всей американской политики, как сейчас — демократизация (по американскому образцу), доведенная до идиотизма. (Исламист Мурси — действительно законно избранный президент влиятельнейшей арабской страны…)
    Вся послевоенная история — и не только Бл.Востока — повернулась бы, вероятно, по иному, не случись эта принципиальная глупость. Деколонизация могла бы пройти гораздо мягче — с меньшим числом войн и жертв.

  7. Игорь,
    немного перфразируя Б. Тененбаума – приятно послушать человека, который говорит в спокойном тоне и со знанием дела.
    Спасибо — очень интересная статья и прекрасное дополнение к Вашей книге

    1. Борис Дынин15 Ноябрь 2013 at 17:01
      Браво, Игорь!

      00000000000000

      Сквозь чугунные перила ножку дивную продень!

  8. Игорь! Вы не назвали имени, но в том, кого вы назвали «гостем», трудно ошибиться. Формальное отсутствие имени дает возможность промолчать. С другой стороны, вы такого наваляли по поводу написанного мной, что провоцируете ответ. Вы же понимаете, что восторгов БМТ и ЭМР я не разделяю. Напротив, я понимаю эти восторги как их косвенную оценку (отрицательную) моих статей, на которые впрямую не отозвались ни тот, ни другой, как и вы тоже, заметим. Такой путь может объясняться двояко: или нежеланием обижать автора (во что поверить нелегко, имея опыт), или неспособность критиковать по существу, потому что за душой имеются только такие аргументы, как «я знаю Америку!» или «не ндравится!»
    Ну что ж, вы сами напросились. Ждите ответа, но не ждите пощады. Отвечу вам в блоге. Следите за рекламой.

    1. «… понимаю эти восторги как их косвенную оценку (отрицательную) моих статей, на которые впрямую не отозвались ни тот, ни другой, как и вы тоже, заметим. Такой путь может объясняться двояко: или нежеланием обижать автора …»

      Глубокоуважаемый Евгений Михайлович, не берусь говорить за Элиэзера, но в моем случае вы поняли все совершенно правильно — мне не хочется обижать автора. И затевать ссору тоже не хочется. Но я бы сказал, что в ваших работах по рузвельтовским временам имеется полный игнор контекста.

      Причин такой зашоренности понять не могу. Ну, разве что вашим пером водила страсть, а не холодный разум.

      1. >не берусь говорить за Элиэзера

        Мне еще не случилось прочитать — очень занят, но знаю, что статьи г-на Майбурда могут быть интересными, независимо от прочих аспектов. И каждый имеет право на свое НАУЧНОЕ мнение, т.е. на мнение, основанное на фактах и выраженное языком уважения собеседника.

        1. Элиэзер М. Рабинович15 Ноябрь 2013 at 21:03

          Ну что же, реб Элиэзер, спасибо за взвешенное послание. Если у вас когда-нибудь руки дойдут, будет интересно узнать ваши впечатления.

  9. Игорь,
    Начну с искреннейшей признательности — приятно послушать человека, который говорит о Рузвельте (или о Вильсоне) в спокойном тоне и со знанием дела.
    P.S. Если позволите — мелкая шпилька: вы обращаетесь к широкой аудитории, которая может и не знать, что ТР — это Теодор Рузвельт, дальний родственник ФДР — Франклина Делано Рузвельта 🙂

  10. Дорогой Игорь,
    Спасибо за интересную заметку.

    Недавно в Гостевой портала «Заметки по еврейской истории» возник интересный спор. Говоря о предвзятости исторических исследовований, один из «гостей» заметил, что факты, которые сами по себе часто не подлежат сомнению, могут интерпретироваться историками или людьми, пишущими на исторические темы, совершенно по-разному, в зависимости от главенствующей идеологии в сознании историка.

    Конечно, американская публика и историки лучше понимают свою историю, чем даже коллективная мудрость нашей Гостевой, в которой нередко факты подгоняются под «главенствующую идеологию в сознании». Мне был интересен рейтинг и других президентов, которых я рассматриваю как лучших в 20-м веке. Оказалось, что очень важно, чтобы прошло поколение или два. Трумен ушел с репутацией плохого президента (великий, на мой вззгляд), а сегодня у него довольно узкий промежуток от 5 до 9. А вот интервал для Рональда Рейгана — от 6 до 26-го места — репутация еще не устоялась.

    1. «… Мне был интересен рейтинг и других президентов, которых я рассматриваю как лучших в 20-м веке. Оказалось, что очень важно, чтобы прошло поколение или два. Трумен ушел с репутацией плохого президента (великий, на мой вззгляд), а сегодня у него довольно узкий промежуток от 5 до 9….»

      Интересно, куда в конце концов попадет Никсон. Он был крупным человеком, куда крупнее Кеннеди. Ну, или мне так кажется сейчас, из 21-го века …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *